Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Глава из книги Алекса Гоя

Глава из книги Алекса Гоя

Автор: Алекс Гой
   [ принято к публикации 11:35  07-08-2012 | Х | Просмотров: 777]
Заказ на «коня» пришел неожиданно. Не потому, что застал кого-то врасплох, а потому что в целом не каждый день снимаешь секс с конем, а уж впервые так и вообще – туши свет. В который раз уже надо отдать должное моему энтузиазму, которому мог бы позавидовать террорист-смертник, благо последствия обычно разгребает не он, а эксперты-криминалисты. За что я люблю идею «бабла», так это за то, что когда за него приходится умирать, то делают это, как правило, наемные работники, и чаще всего – абсолютно бесплатно. Впрочем, я не стремлюсь к таким крайностям, и даже слегка их презираю, т.к. искренне ценю жизнь. Совокупление с конем – вот мой трудный, но более благородный и честный путь к баблу.
Представителем такого совокупления со стороны homo erectus мог стать только Михаил. Ничья другая задница не выдержала бы подобной экзекуции даже при условии полного отсутствия в ней мозгов. Михаил, ищущий, как вы помните, просветления через собственную жопу, явно не упустил бы такой возможности самореализации. Так что хотя бы этот момент был ясен.
С конем, меж тем, дело обстояло загадочно. До этого момента, большинство коней, виденных мною, либо болталось между ног у телевизионных мушкетеров, либо напоминало о себе смрадными островками навоза на Невском, вызывавшими ассоциации с деревней и парным молоком. Миша с молоком и сельской местностью увязывался в моей голове довольно сумбурно, и я решил двинуться по пути логики и здравого смысла, как бы ни чудовищно это звучало в ситуации подготовки съемок совокупления мужика с конем.
Где у нас есть ближайшие кони, да так чтобы не отнимать их у инфантильных девочек посреди города? Правильно, они есть в пригородных конюшнях. Туда мы и отправились, собрав все манатки, съемочную группу и изнывающего Мишу с гигантским тюбиком смазки, соответствующим нарисованному нашим воспаленным воображением размеру конских «причиндалов».

***

Сразу скажу, что ожидаемая «полоса препятствий» в лицах администрации, конюхов и самих коней, оказалась для меня полосой озарений и откровений. И сейчас я постепенно расскажу почему.
Конюшня, сошедшая прямо с лубочных картинок, встретила нас приветливо распахнутыми резными воротами, отбеленными свежими срубами стойл и административных зданий. Повсюду лежали ароматные охапки сена, по стенам были развешены различные конезаводские атрибуты, блестевшие дорогой кожей и кованой медью. Все было очень сусально, солидно, дорого и ощутимо источало дух богатого помещичества, круто замешанный на стиле «а ля Рюсс». Для полной аутентичности не хватало только крепостных девок, весело шныряющих с хлебом-солью и валяющихся в пышных скирдах с барчуками.
Отловив выглядевшего наиболее солидно конюха, я начал плести вокруг него изощренную сеть иносказаний и намеков на то, что нам бы неплохо снять, как конь присовывает мужику в задницу. Чтобы понять мое состояние, вы можете проэкспериментировать со смотрителем Чертового Колеса – объясните ему, что нужно остановить «колесико» на пять минуток, потому что вам с подругой приспичило перепихнуться в его апогее. Уверен, что это вопрос суммы, но вот решитесь ли Вы на это?
Какое-то время конюх строил из себя блаженного идиота, наслаждаясь ситуацией. Когда я иссяк и открыто высказал наши пожелания к коню, он даже не выдал коронного «так что же вы сразу не сказали!». Видимо, конюх не знал о Станиславском, поскольку безо всякой драматической паузы он перешел к лекции. И вот это стало первым откровением. Некоторое время мы тихо впитывали нехитрую науку профессиональной ебли с конями. Фразы «берем лошадку, ножки привязываем вот к этой балке, смазываем член выделениями течной кобылы» звучали так, как будто пионерский отряд знакомился с азами спортивного животноводства под руководством бригадира-ударника. Сейчас я Вас тоже слегка посвящу, просто на всякий случай, в те тонкости, которые запомнил.
Итак, берем лошадку. Лошадка – молодой конь небольшого размера («на первый-то раз, а то мало ли…»), еще не познавший кобылы – ставится в один из загонов, вдоль которых пролегает специальная балка, где-то на уровне человеческого роста. Передние копыта коня кладутся на эту балку и аккуратно привязываются специальной гладкой веревкой. Таким образом, коня ограничивают в свободе движений, чтобы он не мог причинить вреда ни себе, ни «принимающей стороне» в лице трепещущего Михаила. Все манипуляции совершаются с большим вниманием к животному.
Когда конь «закреплен», его член смазывают теми самыми «выделениями течной кобылы». Сразу же после этого конь превращается в суровое орудие ебли. Его глаза выкатываются из орбит, он ржет и переступает с ноги на ногу, размахивая своим пенисом такого размера, что я на мгновение усомнился в моральной и физической готовности Миши к бою. В этот самый момент и нужно пристроиться под коня, и заправить его член в желаемое отверстие.

***

Следующим культурным шоком стал прайс-лист на сексуальные услуги лошадок, предъявленный нам конюхом. В тот момент я осознал, что секс с лошадьми – это индустрия, еще и почище нашей. Услуги животных стоят немало, и поставить их на регулярную основу могут только люди очень состоятельные. Привет тебе, питерская Рублевка!
Разговорив конюха, я узнал много интересных подробностей, начиная с «тот не конюх, кто кобылу не имел», и заканчивая тем, что состоятельные господа и дамы имеют своих любимчиков из конской братии, которых посещают часто и с охотой. Гривастые «партнеры» узнают их, и испытывают к ним откровенную симпатию, выражающуюся в пост-коитальных ласках!
Учтите, ребята, занимающиеся конным спортом, что после дневного катания вы целуете морду коня, который ночью, с большой вероятностью, мог вылизывать вагину престарелой миллионерши, только что «выдранной» его некислым шлангом.
Дело это поставлено на вполне обыденный поток, как, например, элитная проституция или продажа дорогих катеров. И я-то, после этого, аморален? Да я всего лишь честен, любознателен и трудолюбив.

***

Последней духовной драмой для меня стала непосредственно съемка. Как ни готовься к такому зрелищу – в первый раз никогда не готов.
Итак, конюх привязал конские ноги к балке и принес банку тех самых выделений течной кобылы, которые приводили коня в «рабочее» состояние. Дав коню понюхать выделения, он взял его член в руки, и начал обильно его умащать. Член зашевелился и начал увеличиваться в размерах практически мгновенно. Я с интересом наблюдал за выражением лица Михаила, изменявшимся под воздействием зрелища этой невероятной эрекции. Полагаю, что и моя собственная физиономия заслуживала внимания, поскольку эмоции я испытывал сильные и противоречивые.
Возбужденный конь стал совершать активные телодвижения. Съемочная группа, включая меня, была довольно растеряна, и только конюх сосредоточенно и умело делал свое дело, попутно раздавая указания.
Мы подстелили охапку сена в место предполагаемой дислокации Михаила, изначально решив, что он встанет туда в классической позе «рачком», держась за перекладину. Первой же мощной фрикцией жеребец разбил наши иллюзии вдребезги – ракообразного Михаила бы просто отфутболило. Наиболее вероятной представлялась рекомендованная конюхом поясносогбенная позиция. Из-за небольшого роста коня, при попытке вывести свою задницу на нужный уровень, у Миши стали разъезжаться ноги, и двоим помощникам пришлось держать его за руки, не попадая в кадр. Оба они были в откровенном ужасе от того, что делали – им предстояло держать живого человека, которого сейчас выебет конь. Лубочная конюшня превратилась для них в застенок из детгизовских рассказов о рыжих эсэсовцах, причем эсэсовцами здесь были именно они.
Миша с разъезжающимися ногами, помощники в предобморочном состоянии, суетливо-сосредоточенный конюх и напористо фрикционирующий конь посередине — вся подготовительная свистопляска в лучах софитов выглядела умопомрачительным бредом, который нужно было превратить в отличную видеопродукцию. Я гордо возвышался с камерой в руках над этими суровыми мужскими буднями, облаченный в защитную одежду, кепку и плексигласовую маску-очки, поскольку именно мне предстояло залезть в самый очаг «поражения» чуть ли не носом. Ловцы крабов, говорите? Канадские лесорубы? Опасная профессия? Fuck off and die!
Глядя на мечущееся в сантиметрах от Мишиной задницы генитальное чудовище длиной в добрых сорок сантиметров, я предложил нашей звезде выдавить на оба элемента будущего соития весь наш тюбик лубриканта. Михаил ответил вполне в своем духе, абсолютно охренительной фразой:
- Нет, Адя. Все должно быть натурально.
Натурально, так натурально. Михаил получил то, чего хотел, пойдя «посуху» с одними лишь течными выделениями. Он, наконец, отловил бесцельно тыкающийся в пустоту конский хуй, крепко ухватил его, пронзительно посмотрел на меня и выдал следующую охренительную фразу:
- Ну что, с Богом?
Вы считаете это богохульством? Да и чихать на Вас – не Вы стояли там, на краю пропасти, наедине с матерью-природой, бешено всхрапывающей за спиною, и готовой отодрать Вас просто потому, что вы здесь. Никому не дано судить Михаила.
- Давай, – скомандовал я.
Он направил коня в себя, промахнулся, и мощная фрикция, попав в ягодицу, к чертовой матери снесла голого Мишу вместе с обоими сомлевшими помощниками.
Растащив образовавшуюся кучу-малу, мы учли горький опыт, и снова бросились на штурм копытного хуя. На этот раз я и конюх дополнительно иммобилизовали коня, упершись в его бедра с обеих сторон, чтобы временно снизить амплитуду атаки на Мишину задницу и помочь ему попасть «в десятку». Попыток двадцать мы провели в сосредоточенном пыхтении, сопровождаемом конским топотом и тихими матюгами. Наконец Михаил замер, выпучил глазищи и сдавленно произнес:
- Да-а-а-а…
Момент истины настал. Мы все еще продолжали удерживать коня, но наш герой так же сдавленно потребовал, чтобы мы «нахуй валили от коня», и нам ничего не оставалось, как отпрянуть, предоставив их своей судьбе.
Конь стал, в буквальном смысле, «долбить» Михаила так, что тот заорал, как умеют орать только мужики – искренне и сквернословно. Слезы выступили на его глазах. Все сорок конских сантиметров исчезали в его заднице, раз за разом вгоняемые туда пусть и одной, но, все же, лошадиной силой.
Мы заранее предупредили Мишу, чтобы он отходил сразу же, как только что-то пойдет не так, или слишком круто. Но он не просто не отошел, а стал остервенело наседать на конский хуй, как на оплот и символ саморазрушения. В тот момент, когда Миша кончил, как мне показалось, удивился даже сам конь…
Миша не подвел. Скажу прямо – ему было трудно, но это того стоило для всех участников. Я впервые услышал, как Михаил орал, и впервые увидел, как он эякулировал в считанные минуты, наспускав целую лужу. После этого Миша свалился на сено, и долгое время оставался без движения, видимо пребывая в крайне просветленном состоянии.
Надо сказать, что кобыльи выделения в качестве смазки – полная фигня. Несмотря на них и феноменальную пропускную способность Мишиного анального отверстия, он был буквально порван на тот самый британский флаг, о котором принято говорить в ироничном ключе. Засуетившаяся съемочная группа, однако, была блаженно послана подальше, и мы оставили Михаила в покое, переживать новые ощущения. Позже он признался, что это действительно было полнейшим откровением. Он никогда не повторял этого. Думаю, что он просто захотел оставить этот яркий миг нетускнеющим в своей памяти.
Все это мы снимали с двух камер, и основная сложность состояла в крупных планах. Предстояло лезть, как я уже говорил, буквально в ту самую задницу, которую терзал наш жеребчик. Воняло от коня – будь здоров, и если Вы когда-нибудь попробуете поснимать в пригородном автобусе, в воскресенье вечером несущемся по проселку от садоводства к электричке в город, то Вы сможете отчасти нас понять.
Камеры ужасно дрожали и художественной съемкой абсолютно не пахло. Я так же не успел снять Мишину эякуляцию, просто потому, что она случилась неожиданно, как извержение Везувия на Помпею. Я честно попытался это сделать, выдернув себя из-под коня, и бросившись в нужный ракурс, но поскользнулся на сене и запечатлел событие в падении, что никуда не годилось…
Однако крупные планы, Мишино лицо в момент оргазма, и то, как он рухнул в сено, сползя с хуя, с лихвой компенсировали все упущения. Материал, в плане «дрочибельности», вышел просто отменный. Было видно абсолютно все, что нужно и заказчик остался крайне доволен. Особого шика добавила та самая лубочность конюшни, ухоженность коня, его породистая физиономия, широкие ноздри и выпученные глаза. Позже, когда Миша пришел в себя, мы отсняли сцены, в которых он в щегольской жокейской форме скачет на коне схожей масти (наш был маловат для скачек), заводит его в конюшню, милуется с ним, а после соития нежно треплет его по холке и целует в физиономию. Просто идиллия.
У меня до сих пор где-то хранится замечательнейший «скриншот» — огромные темные конские яйца, вплотную прижатые к белым яичкам Миши, в момент максимального проникновения. Этакий апогей соития коня и человека, вакханалий, сатурналий и всех прочих задавленных мировоззрений, которые так и прут из эпохи Возрождения, маскируясь под обезличенные копии античности. Были в Эрмитаже, говорите? Ну-ну.
В ночь после съемок мне приснился Александр Невзоров, держащий под уздцы огромного жеребца, и глядящий на меня сквозь хитрый прищур. Он протягивал мне поводья, но когда я решился их принять – резко отдернул их за спину и медленно, внушительно погрозил мне пальцем. Пока я вникал в суть происходящего, огромный жеребец Невзорова вдруг стал невыносимо похож лицом на Михаила. У меня перехватило дыхание. Жеребец посмотрел на меня и произнес: «Задница болит…»
Я проснулся в поту и долго курил на кухне.

***

В завершение конской истории стоит сказать, что на протяжении всего процесса к животным относятся с большим вниманием и любовью. Вопреки естественной реакции особо чувствительных особ, в этом нет никаких элементов издевательства. Во всяком случае не больше, чем в принуждении их ко взятию барьеров на конкуре или беганию по кругу циркового манежа. Любые плевки в эту сторону вызваны исключительно ханжеством и двойной моралью. Почему? Потому что даже ночные посетители конюшен днем станут это осуждать. Так что это плевки в небо. Как пророчил литературный герой — обплюешь собственную персону.
Лично я бы охарактеризовал такое действо, как банальный обман. Мы возбудили коня, но вместо кобылы подсунули ему Мишу. Уверен, что конь не обиделся, как и тот кот, которого Вы кастрировали, чтобы он не доставал Вас своими воплями.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:53  07-08-2012X    
да ебись ты конём, мудак
#1 18:15  07-08-2012Шева    
Блевотина.
#2 18:46  07-08-2012Дмитрий Перов    
тьфу, сука! Пошёл нахуй, мудак сраный, пидармотины кусок

Не читайте этот кал, ну его нахуй этого чмыря
Вот ведь урод! Разозлил, падла

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:39  22-07-2017
: [2] [Х (cenzored)]
...
Я аспирантка
Ты милиционер
Я лаборантка
Ты коррупционер.

Я в санатории.
Лечусь тут по путевке
Ты в санатории
Сверкаешь взглядом ловко.

И моя жопа
В поле зрения твоем
И вот на танцы
Мы с тобой идем.

Ты говоришь мне
Наша служба так трудна
А я давно
Уже совсем одна....
10:05  22-07-2017
: [3] [Х (cenzored)]
Однажды одна очень большая-большая рыба проплывала в наших краях, вдруг она решила поспать и не проснулась. Из её плавников как раз и произошли горы. Сидели значит Бонч- Бруевич с Лениным во внутренностях этой рыбы, стало им скучно и вышли они вон - через задний проход....
10:04  22-07-2017
: [3] [Х (cenzored)]
Долбоёб Кеша однажды денежку нашёл. Точнее, нашёл-то он портмоне, случайно обронённое, видимо, таким же недалёким существом, а в портмоне – кэш на сумму, не соврать бы, около двадцати тысяч рубликов. Для долбоёба Кеши, кем, собственно, и являлся Кеша, подобная находка – сущий праздник....
09:58  22-07-2017
: [4] [Х (cenzored)]

Помни это, помни это
- Каплю жизни, каплю света...
"Донна Анна! Нет ответа.
Анна, Анна! Тишина".
Г. Иванов.

Часто немые глаза красноречивее уст.
«Наука любви».
Публий Овидий Назон


Студенты перешли во «французский зал» музея, где были выставлены картины Модильяни и Гогена....