Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Шторм (One Way Ticket)

Шторм (One Way Ticket)

Автор: Johnnie G.
   [ принято к публикации 07:01  31-08-2012 | Лев Рыжков | Просмотров: 1238]
Шторм (One Way Ticket)

Седьмого июля мы лихо врезались форштевнем в прозрачную хлябь меж греческими островками. Когда смуглые матросы смотали канаты, и яхта отчалила от пирса, нельзя было с уверенностью сказать, что выбор даты окажется неудачным.

Опоенные солнцем греческие воды лукаво манили романтикой морской прогулки и першили амброй осьминожьих потрошков, а соленый ветер чертил суровые морщинки на рыхлых лицах пассажиров. Разъедутся они опосля круиза по разные стороны рухнувшей берлинской стены, соберут вокруг себя статичный хоровод таких же пузатых гансов и будут корчить прожженных морских волков, тщательно запивая вымыслы пенным баварским.

Но здесь нам всем — и офицерам, и матросам, и обслуживающему персоналу, следует посмотреть правде в глаза и признать – всем и каждому было сугубо наплевать:

Капитан Димитрис, курчавая копия льва Бонифация, стремился на остров Самос к юной албанке-любовнице. Теперь Димитрис часто курил крепкие Assos и подолгу щурился вдаль, где его ждала прелестная беженка из Тираны.

Смазливый помощник капитана Христо мысленно плясал сиртаки в обществе потных сластолюбцев. Ему грезился остров Миконос — колыбель чудного люда с альтернативными половыми взглядами.

Наплевать было и матросам-арабам. Они тщательно готовились к Рамадану, мирское их не волновало.

За десять минут до отхода яхты приехал веселый боцман Янис в больших черных очках и стал здороваться со всеми:

- Ясу, ясу, ясу.

Торопливо пробежался по всем присутствовавшим в крюмессе, пожамкал потные ладошки и зашел на второй круг:

- Ясу, ясу, ясу.

После третьего приветствия мы почуяли не доброе. Боцман снял очки. Под ними обнаружилась выпуклая пустота зрачков. Оказалось, что намедни боцман переборщил с нюхательными порошками.

Позже его спишут и, крепко взяв под волосатые микитки, препроводят в казенные пенаты для больных зависимостями.

Мы же крайней ночью крепко нарушили общественный порядок пляжа, употребляя греческий Кабернет Совиньон. Я приволок со стора чудесный картонный пак емкостью в десять литров. Чуть за полночь мы фальшиво затянули «За тех, кто в море», сорвали туники и омыли срам в молочном прибое.

Жар тел не остудился, и мы морально разложились на уютных телах стюардесс. Томные девичьи вздохи, песок меж юрких ягодиц да завистливые глаза греков. Весь сей разврат под дивными и яркими созвездиями. Что может быть прекрасней?

Теперь мы томились справедливым похмельем и усталостью красных глаз.

Неудивительно, что никто не обратил внимания на то, как волна покатывалась драматически, заставляя чаек гадить жидким пометом, как тучи завоевывали по тихому небесное пространство, и солнце пряталось за их хищными спинами.

Меж нами по-птичьи снует отель-менеджер с семитским профилем. Паникует, словцом крепким греческим не брезгует. Еще бы, ведь через пару часов должны были приехать туристы, а мы уставшие.

- Янис, говорит Вадим, донт ворри, еврисин гона би оллрайт.

И украдкой запивает трамадол Оранжатом. Две синички стюардессы Иришка и Маришка отчаянно борются с головной болью, созерцая томатный сок. Официантка спит, подперев лапками развратный подбородок. Лишь Татьяна, безликий обитатель подпалубной прачечной, преисполнена мрачной решительности. Ее приземистое лошадиное тело готово к любой работе: грузить провизию ящиками; таскать багаж чемоданами; расслаблять офицеров оральными. Усердное рвение, знаете ли, не шутка, а средство передвижения по карьерной лестнице.

Таня предусмотрительно не приняла участия в наших ночных оргиях и глядела на нас теперь с усмешкой.

Да плевали мы на ехидцу разнорабочих!

Отель-менеджера, как и боцмана, зовут Янис (за глаза мы называем его – Деятелем). Что не удивительно — каждый третий грек Димитрис, каждый второй Янис. Закажите густую арабику в прибрежной кафешке и громко окликните:

- Димитрис? Янис?

Добрая половина посетителей кафе характерно оглянется.

Пройдитесь по вечерним афинским улицам и познакомьтесь со встречными гречанками. Абсолютно точно — одна из них окажется Димитрисом, две — Янисом. В Греции плодотворно заколосились ростки проклюнувшейся толерантности. Двадцать лет уже как потомки Демокрита — члены Евросоюза.

- Простите вы член ЕС?

- Член, член...




Покончив с формальностями, Янис скрылся за чертогами ресепшена, где удачно заснул.

Делать нечего – я пересчитал моих подчиненных, отдал беспрекословные приказы. Они меня рассеяно выслушали, неблагодарно послали наяривать половой хобот и разбрелись по яхте.

Мое поприще – руководитель ресторанного дела и по совместительству бармен ночного подиума со стойкой на верхней палубе. Работа не пыльная, но вредная. Шутка ли, каждое утро сосредоточенно копошиться в особенностях греческой кухни, снимать пробы, едва главный кок Маки с вечной губной сигареткой отвернется к жаровням.
Так же на кухне имеется расторопный ложкомой Михалис. Он тщательно контролирует блюда, выгадывает себе деликатесы, снабжает растущий организм витаминами.

Ежевечерне я проверял крепость градуса из ювелирной тары в баре. Сурово избавлялся от неподобных напитков, предварительно дезинфицируя их колой.

Еще одна приятная обязанность — следить за работой стюардесс в каютах, где я их невозбранно тискал, а иногда и того боле.

Приехали туристы из немецких весей, проснулся Деятель и мы встретили дорогих гостей разудалым welcome-party. Согласно договору «Посейдон» обязан был развернуть белесые холсты парусов. Надо – значит надо. И мы зашелестели по водным колдобинам, под громкий хруст балунов.

Некоторое время я бессмысленно курсировал меж кухней и каютой и тайно воровал вино со склада. Работал!

С открытой палубы доносился стрекот фотографических машинок фирмы Canon. Гансы в забавных шортах на подтяжках старательно фиксировали каждый наш пройденный метр в высоком фотографическом разрешении.

Через час чайки осмелели, оккупировали такелаж и принялись метко стрелять за крахмальные воротнички офицеров.

Первый раз яхту взболтнуло яхту в аккурат с исчезновением пернатой своры. Непрывыкшие к стихии гансы подернулись зеленцой, метнулись прочь с открытых палуб и прочно заполнили питейное заведение. Трепеща от возбуждения, залопотали что-то на своем, вражьем. Пришлось отпаивать их шнапсом.

С теплотой и любовью поглядывая на престарелых выпивох, я трудолюбиво выписывал чеки. Когда неспокойная арья требуха остудилась высокоградусным успокоительным, я позволил себе живительный коктейль. Достал сопутствующее и украдкой наполнил емкость.

- Ясу…

Тихо зашуршал вкрадчивый голос, с ноткой очереденого ворнинга за моей спиной.

Я испуганно звякнул ободком об горло стеклянной емкости.

- Да, Сотона!

Еще одно такое предупреждение и я мог окончтально собирать чемодан перед финальным самолетом на родину.

- Вот а ю дуинг, спрашивает голос, хиар?

За спиной стоял деятель и зло щурился.

- Да вот, говорю, коктейль колдую. Кто заказывал ром колу? (громко).

Немцы изогнули безымянные лица вопросительным знаком.

- А-а, никто, говорю, ошибка вышла, шеф.

Стою каюсь, Янис таращится с подозрением, недоброе мыслит.

- Иди-ка ты, говорит, отдыхать. Скоро ужин, апперитивы оливками в сухом мартини, дегустация.

Как будто, думаю, бюргерам интересен ваш кисляк. А вслух:

- Вас, понял! Удаляюсь.

Заглянул в бар, оставил на барном столе извещение:

«Извините, вы можете найти бармена в ресторане»

Спустился в ресторан, оставил на барном столе извещение:

«Извините, вы можете найти бармена в баре»

Во время предыдущего круиза это алогичная конструкция произвела фурор и кипение американских мозгов.

После сытных осьминогов и баночки пива, захотелось подымить самокруточкой задумчиво в опоясывающие яхту ветра на палубе да перекумарить ломки сна полуторачасовым забытьем.

Недолгий путь к целебной каюте лежал через ресторан. В ресторане мне попался говорливый Вадим. Я задержался и решил обсудить с ним последнюю новость:

Участница американского общества солдатских матерей в ответ на предложение российского врача — попытаться совместно попытатся сообразить мир в Ливии ответила:

«Уважаемый мистер Прохоров, мы рвали и будем рвать Ливию. А вас мы будем иметь в сгибы локтей и уничтожать физически. Такие народы, народы как ваши не имеют права жить на одном шарике с американской нацией.

С уважанием Сарра Коннор, мать Джона Коннора, и внештатная любовница металлического чурбана Терминатор. Господи храни америку.»

Стоим, перебрасываемся высокими политическими терминами, благословляем Америку. Солидная интеллектуальная беседа двух господ
Деятель заливается отчаянным храпом, стюардессы украдкой ,

Неожиданно стихли звуки, стало весьма неуютно. Промеж нас с Вадимом упала печенюха, неспешно перекатилась ребристыми боками и замерла в полуметре. Мы проводили ее ленивыми взглядами.

В какие-то пару мгновений лакированный пол рокируется с крепким верхом.

В запотевшие иллюминаторы отчаянно щемится огромное количество соленых брызг.

Бокалы сыпятся с рампы на голову.

Два громадных грилля извергают из ребристых недр аппетитные кусочки кальмарьих щупалец и опрокидыватся

Усердно поливает пространство кофейной мочей кофе.


Качая маятник (спасибо тебе мой лысый дядшка тренер!) я уворачиваюсь от двух стульев маятником, но пропускаю коварный удар столика.

В образовавшемся затем водовороте сервиза, столовых режущих предметов и рукодельных скатертей я немного замешкался.

Тощее, героиновое тело Вадима захлебнулось сухофруктами, его ухо настойчиво домогалась фруктовая ваза. Внезапный порыв прийти на помощь неумехе сорвался. Я поскользнулся на аккуратной лужице мочи неизвестного автора.

Вольно раскинувшись на спине, я ощутил как на меня набросились фужеры. Перебив и передушив дерзкий хрусталь, я стал трудно карабкаться через завалы, форсируя раскрытую дверьми наготу мебели.


- ААА Малакииияяяя

В опасной близости пролетел Деятель, хлопая ноздрями и подпуская жидким на пол ( так вот кто наделал лужу!)

Я вяло окликнул Вадима заплетающимся языком:

- Лови шефа!
- Да пошел он на…

Янис ловко остановил покатым лбом стену, взорвал резкий салют звездами из глаз и собрал внезапно возникших чертиков кастрюльку со словами:

- Знатный будет супчик с чертятинки!
Но морок завершился, Деятель ошалело оглядел ресторацию и завопил.
Кричит, безумствует:

- Рятуйте китайский сервис и залупу Аполлона, бляди!!!
Затем и вовсе перешел на греческий бессвязный, стал грести под себя развалины посудной Помпеи:

- Моя прелесть, вааай.....

Тусу емся немного погодя мы с вениками. Вадим усердно хохочет и запивает трамадол.
Очередной рвотный приступ моря бьет в покатые бока яхты. Нелепые взмахи и открытые позы с растаращенными руками.

I Believe I Can Fly

Без лишних понуканий в голову прокралась мысль – Remy Maritn!

Я же надежно спрятал его в стеклянных закромах бара…

Нелепое сальто мортале и я в своем баре. Но что я вижу – коньяк на месте, а кресла пусты…

Волны заливают палубу, троса неистово лупят по корме, яхта мастурбирует
и среди етой вакханалии маршируют мои гансы со словами:

- Я воль, я воль…




Теги:





0


Комментарии

#0 09:09  31-08-2012Лев Рыжков    
"Лужица мочи неизвестного автора" решила. Так-то шероховатости есть, но лови авансом, хер с тобой, аффтырь.
#1 09:16  31-08-2012Дмитрий Перов    
Лев добр.

Но, Лев, нельзя (глубоко имхо) авторов хороших называть афтырями. Не, тех кто в Х или ГиХ конечно. Но вот в Л-ре нет.
С уважением.
#2 09:24  31-08-2012Григорий Перельман    
да ну Лев, это ж графо чистое
#3 09:29  31-08-2012Лев Рыжков    
Да конечно)) Но светлый разум в голове автора есть. Надо поощрять.
#4 09:36  31-08-2012Дмитрий Перов    
короче, Льва решения я одобряю
а советы некоего алкоголика, вернувшегося из тайги, насчёт «не менее литра» не одобряю. Потому что вчера последовал им.
хехе
#5 09:40  31-08-2012Лев Рыжков    
Плюс моральное разложение)) Сейчас так-то литература отошла на периферию медиа-внимания. Остается только морально разлагаться. И автор это кристально так чувствует.
#6 09:45  31-08-2012Григорий Перельман    
Перов, ты непиздика бля. Вот.
#7 10:26  31-08-2012Дмитрий Перов    
сам ты вот.
#8 10:26  31-08-2012Дмитрий Перов    
вот
#9 12:16  31-08-2012Johnnie G.    
о как… Приятственно увидеть свой отрывок из книги в разделе Литература.

Шукран, эфхаристо, мучачос грациас, благодарствую.

Сейчас перечитал — куча опечаток, пропавшие куски повторяющиеся существительные и определения…

Оформлял в пять утра, слепыми глазами)
#10 12:19  31-08-2012Инна Ковалец    
у автора ничошная фантазия, но количество ошибок всегда удручает.
#11 13:31  31-08-2012Johnnie G.    
буду работать над етим
#12 13:42  31-08-2012ДэдМазай    
я тоже скоро навалю много. тока малыми дозами. а то таг читать не можу
#13 17:14  31-08-2012Шева    
Ни шторма, ни литературы.
#14 18:21  31-08-2012СИБ    
начало бодрое, а потом как-то скучновато…
#15 21:26  01-09-2012Сальвадор Мнацаканов    
Занятное чтиво.
#16 00:25  06-09-2012Рыбий Глаз    
Не шероховатый, шершавый прям текст.
Обороты же у афтыря классные, особенно пассаж про встречных гречанок доставил.
#17 00:56  06-09-2012Петя Шнякин     
 А теперь дискотека! Мать моя, женщина, мне же тогда и тридцати не было!
Бля. Как же давно… Только две первые ходки в дурдом...http://www.youtube.com/watch?v=g_jUtiKSf1Y&feature=related
#18 00:57  06-09-2012White Russian    
«Пройдитесь по вечерним афинским улицам и познакомьтесь со встречными гречанками. Абсолютно точно — одна из них окажется Димитрисом, две — Янисом»
гречанка никак не может оказаться Димитрисом, Димитрой — вполне возможно, с Янисом — аналогичная ситуация.
#19 00:58  06-09-2012Петя Шнякин     
 Негритоски казались красивыми, коммунизм ненавидел…
#20 01:00  06-09-2012Петя Шнякин     
 Комсомольский билет вместе с дипломатом таксист украл, гнида…
#21 01:02  06-09-2012Петя Шнякин     
 Ну нахуй ему мой комсомольский билет?
#22 01:09  06-09-2012Петя Шнякин     
 А затем, двадцать лет спустя, гулял я по улицам Парижа, такого незнакомого и близкого, но не было пока, сцуко денег, зайти в приличный кабак и заказать мечту — устриц. Потом-то я блевал с них жутко…
#23 01:16  06-09-2012Петя Шнякин     
 И никогда не думал я, что по проспектам Москвы я больше не буду никогда ходить пешком..
Люди другие… дома другие… только тачка.
One Way Ticket…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....