Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Не вовремя

Не вовремя

Автор: 1spb
   [ принято к публикации 02:48  13-10-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 785]
Он смотрел на свое отражение в заплеванном отражении зеркала и не находил себе места. Тусклое освещение лифта придавало всей обстановке ещё большую нервозность. Этой встречей он жил весь сегодняшний день, но приближающийся момент истины пугал его до дрожи в коленях. Жвачка во рту уже потеряла свой вкус и давно превратилась в кусок ластика, который он со всей силой пытался перегрызть. Скулы напряглись так, что этого напряжения невозможно было скрыть. Двери лифта открылись на девятом этаже. Он вышел из лифта и подошел к изрядно пошарпанной деревянной двери. В одной руке дорожная сумка, в другой небольшой букет лилий. Выплюнув жвачку на бетонный пол, он нажал на звонок и стал ждать. Дверь открылась почти сразу. Она стояла на пороге и нежно улыбалась. Едва увидев этот взгляд и улыбку, нервозность пропала.
— Привет, дорогой — Она смотрела на него, а он замер, наслаждаясь моментом. На ней было красивое черное платье, чуть выше колена и домашние тапочки.
— Привет — Он протянул букет и сделал шаг навстречу. Она поцеловала его в щуке, чуть покраснев, и взяла букет в руку. Затем исчезла в комнате. Закрыв за собой, он снял пальто и туфли. Тапочек не оказалось. Он открыл сумку и достал оттуда небольшой подарочный пакет и недорогую бутылку Чилийского вина, купленного на вокзале. Свет в тесной семиметровой кухне был приглушен так, что он было не порвал свои брюки, зацепившись за край стола. Подавив желание выругаться, он поставил вино на середину стола и сел на табурет рядом. Она появилась в кухне очень скоро. Довольная, если не сказать счастливая, широко и искренне улыбаясь.
— Пойдем в комнату. Ты, наверное, голоден? — Она взяла его за руку.
— Подожди секундочку — Он протянул ей пакет — Это тебе… Только можешь его завтра открыть?
— Ты меня интригуешь, дорогой. Конечно же, завтра. Пойдем за стол, остынет.

Ужин, как всегда, был превосходным. Она приготовила его любимые отбивные из телятины. Кушали она молча, лишь изредка поглядывая друг на друга и обмениваясь неловкими улыбками. Фоном играл телевизор, озаряя комнату голубоватым светом. Вино же, которое он привез, оказалось не таким вкусным, каким расхваливал его продавец в алкогольной лавке. Но это не имело значения. Ничего не имело значения в этот вечер. Лишь две пары глаз, изредка встречающиеся друг с другом. Когда с ужином было покончено, они сели на диван, по-семейному обнялись и смотрели «Унесенные ветром». Это был один из тех фильмов, что они постоянно смотрели. В его объятиях она чувствовала себя, как в раю. Казалось, это могло продолжаться бесконечно. Но фильм непременно сменялся поцелуем главных героев и надписью THE END посередине экрана. Так же, как вечер за окно менялся глубокой ночью. В этот момент они всегда подолгу смотрели друг на друга, перед тем, как дикая страсть охватывала их...

Она лежала рядом и гладила его по спине. Он не спал, но его лица не было видно. А она продолжала гладить его просто так, ни о чем не думая, а наслаждаясь тем, что он рядом. И она знала, что утром она его накормит завтраком, после чего он поцелует её, очень крепко и незабываемо, после чего снова пропадет. Но это будет завтра.
Он же, размышлял, не в силах уснуть. Его обуревали сомнения, с которыми он был не в силах справиться. Все было решено, что ещё больше заставляло его задуматься...

Утром, как обычно, она встала раньше и приготовила оладьи. Затем разбудила его и пригласила к столу. Он ел молча, стараясь не смотреть ей в глаза. Она же не сводила с него глаз. Он не знал, с чего начать разговор, заметно нервничал.
— Я поговорить хотел — Набравшись мужества, он заглянул в её зеленовато-серые глаза, которые были ему дороже всего на свете.
— Говори, дорогой — Спокойным, ровным и нежным голосом ответила она, понимая, о чем сейчас будет разговор.
— Мы больше не сможем видеться — Он потупил взгляд, уставившись на чайную ложку, лежащую рядом — Дело в том, что моя компания разорвала контракт с вашим представительством… Меня больше не будут отправлять сюда на аудит.
Она молчала и, отвернувшись, смотрела в окно. А за окном начинался новый день. Такой же, как и все предыдущие, но он не сулил ничего хорошего.
— Ты пойми, родная, я ничего не могу с этим поделать, ты знаешь. У меня дома жена, дети… Я не могу все бросить, как сильно бы мне этого не хотелось...
— Я все понимаю — Она не сводила глаз с окна и открывающегося пейзажа утреннего города.
— Я очень люблю тебя. И я не хочу тебя потерять.
— Не говори о любви, я прошу тебя — Перебила она его — Не нужно.
Он продолжал смотреть на неё, а она не могла показать своих глаз, полных слез.

Затем он собрался, оделся и прошел в прихожую. Она перевела дух, вытерла слезы и прошла следом. Он надел пальто, туфли и встал перед дверью в ожидании последнего поцелуя. Она лишь подставила щеку. Когда дверь захлопнулась, она села на стульчик у двери и в голос зарыдала. Рядом стоял тот пакет, в котором было красивое ожерелье и письмо, его последнее письмо, в котором было столько лестных и приятных слов, что лучше бы она его не читала. Это письмо ещё больше усиливало ту боль, что она переживала. А ведь она искренне любила этого человека всем сердцем, как, впрочем, и он… Но не то время, не то место.
Они познакомились шесть лет назад, когда он впервые был в этом городе. Случайное знакомство переросло в случайную связь, затем в небольшой роман. А через год все стало рутиной. Приятной, очень эмоциональной, но все же рутиной. Они виделись лишь несколько раз в год. Он жил в Москве, она в Екатеринбурге. У него была жена, с которой он прожил уже не один десяток лет, она же была одинока. Ему 43, ей 32, но лишь с ним она чувствовала себя особенной, лишь он мог разбудить в ней тот огонь чувств и эмоций, который был спрятан ото всех. Но всему приходит конец.
Не то время, не то место...

Прошло 7 месяцев.
Он, как и прежде, с дорожной сумкой в одной руке, с букетом лилий в другой, поднимался в лифте до боли знакомого и такого же чужого дома, смотрясь в помутневшее от времени зеркало. Но сейчас он уже не был таким нервным, как в прошлый раз. Наоборот, улыбка не сходила с его гладко выбритого лица. Он светился от счастья. Этого момента он ждал, как никогда. Выйдя из лифта, он прокашлялся и позвонил в звонок. Она открыла дверь и обомлела, увидев его.
— Привет, это я — Он улыбнулся и протянул букет — Это тебе.
— С-спасибо — Она явно не ожидала и выглядела неловко.
— Я ушел от жены, все бросил, представляешь? — Улыбка не сходила с его лица и говорил он, будто задыхаясь. Ему так много хотелось сказать — Я понял, что для меня есть только одна женщина, это ты. Только тебя я по настоящему любил и буду всегда любить. Прости меня, я был таким кретином, что не сделал этого раньше. Все время думал о тебе, но не решался никак. Но теперь все это в прошлом!
— Ты не вовремя, прости — Она смотрела на него и печально качала головой — Давай чуть позже встретимся где-нибудь в городе и поговорим?
— Кто это, милая? — послышался мужской голос из комнаты.
— Уже уходят, ошиблись квартирой — Она впихнула ему обратно букет — Ступай, а то он жутко ревнивый, я тебя умоляю...
Затем дверь захлопнулась перед лицом, едва не прищемив ему руку, которой он опирался о косяк. Так он и остался стоять перед закрытой дверью, с букетом лилий в одной руке, с дорожной сумкой в другой.
А она зашла в комнату и села рядом, на диван. Он обнял её и поцеловал в волосы.
— Кто это был-то?
— Уже не важно — Она улыбнулась и прижалась к нему посильней. Лишь слеза, предательски скатившаяся по её щеке, могла выдать её. К счастью, он ничего не заметил.





Теги:





1


Комментарии

#0 03:27  13-10-2012Лев Рыжков    
"Он смотрел на свое отражение в заплеванном отражении зеркала" - это вот начяло. Оно должно настраивать на восприятие текста. Ну, и настраивает.

Тут дальше такое, шта только держись.

"Она поцеловала его в щуке, чуть покраснев..." - страшусь предположить, чо это за "щуке", бялть.

"Закрыв за собой, он снял пальто и туфли" - читается, как "смыв за собой". Потому что закрывают обычно - дверь.

Но тут чуть раньше выясняем, что дверь - занята. А чем? А вот:

"Дверь открылась почти сразу. Она стояла на пороге и нежно улыбалась"

То есть дверь стояла и улыбалась.

Вот на полтора абзаца меня хватило.

Лида невероятно добра.
#1 03:34  13-10-20121spb    
Есть у меня такая охуительная черта - не перечитывать то, что написано (во всяком случае, что касается коротких текстов). Да и написан этот текст был хрен знает когда, так что вэлкам, можно расчленять его, как вздумается:)
#2 03:38  13-10-2012Лев Рыжков    
Да что ты)) Надо перечитывать. Вот в привычку должно войти, как зубы утром чистить.
#3 03:44  13-10-20121spb    
Есть, мэм!) Начну со следующего же текста (не уснуть бы, пока перечитывать буду).
#4 03:45  13-10-2012Лев Рыжков    
Ты мне не мэмкай, йопт, гг.
#5 04:20  13-10-20121spb    
Пардон) Некрасиво вышло.
#6 09:40  13-10-2012евгений борзенков    
"Едва увидев этот взгляд и улыбку, нервозность пропала."



"Фоном играл телевизор, озаряя комнату голубоватым светом."



"Лишь две пары глаз, изредка встречающиеся друг с другом."



"А она зашла в комнату и села рядом, на диван. Он обнял её и поцеловал в волосы." - кто обнял, голос?



короче, внезапный высер, как есть.
#7 15:04  14-10-2012Дмитрий Перов    
да ну фпеслу
#8 15:05  14-10-2012Дмитрий Перов    
*фпесду, конечно же
#9 07:29  15-10-2012Дмитрий Перов    
всё же осилил с утра. великое множество феерических моментов и банальный предсказуемый конец

но ты пиши ещё, да

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....