Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сборник О,О,Б

Сборник О,О,Б

Автор: Богданушка Бауман
   [ принято к публикации 13:37  25-10-2012 | norpo | Просмотров: 824]
TRUE

Народу собралось много, у всех в руках были плакаты, флаги, и т.д.
На сцену один за другим выходили звезды масс медиа. Каждый говорил речь.
Очередь дошла до пожилого рок-исполнителя, он не любил как-то юлить и говорил, что думает, открыто и без прикрас.
- Много речей, было сказано, наверное, долго думали и писали, но все это – чушь, причем полнейшая!
Кто здесь собрался? Недовольные политикой правящего режима, как накручено-то, можно просто – Кухонные Че Гевары.
Почему?
Объясню, только поймете это вы или не поймете, не знаю.
Кто здесь собрался, опять вернемся к этому вопросу.
В большинстве средний класс, офисный планктон.
Я, конечно, не знаю, чего вы там пересмотрели или перечитали, что вдруг расправили свой хвост, на котором до этого сидели, и посвятили себя делам революции.
Это глупо, и выглядит это так же.
Я предскажу будущее, совсем не надо быть Вангой, для этого.
Вы немного побунтуете, а потом вновь вернетесь на свое рабочее место и будете работать, ваша участь терпеть и не возмущаться.
Если хотите сделать мир лучше, запишитесь в общество волонтеров или идите, садить цветы и деревья.
И под конец я над толпой возвышу средний палец – вот моя политика и гражданская позиция!


REBEL MUSIC


Под гнётом свинцового купола
В центре бессветного Урбана
Дорогой, которая выбрана
Туда где встретим последний рассвет

Под гнётом свинцового купола
На улицах Урбана
Под песню, что нами придумана
Туда, где встретим последний рассвет

Часть Первая

«Одним летним днем в обшарпанных коридорах родильного дома в три часа дня раздался крик, и одним человеком на Земле стало больше. Ребенка поднесли к матери, акушерка сказала – «Ну, вот это твоя мама, смотри и запоминай ее!». Дитя уставило на мать свои голубые глаза, и стало внимательно изучать ее.
Это был я. У меня был брат, который старше меня на 4 года. Росли мы безотцовщинами, отец нас бросил, как только я родился, причину своих действий он никому не объяснил, с тех пор о нем не было известий, неизвестно и по сей день, где он обитает. Мы жили, мягко говоря – бедно, хотя я даже не знаю, как такое существование назвать.
Порою, мама вечером давала нам покушать и осознавала, что завтра нам нечего будет есть…
Мы испытывали голод и холод тогда, как наши с братом ровесники вкусно ели и сладко спали.
Мама часто сама не ела, делила на нас свою порцию говоря – «Ешьте, ешьте сыночки, вам надо сил набираться, чтобы стать большими и сильными».
Когда я немножко подрос, мама пошла работать, она работала на нескольких работах, не жалея себя, и все это ради нас!
Видели мы ее только тогда, когда она возвращалась домой, смотря на нас усталыми глазами, она улыбалась и обнимала нас «Сыночки, когда же вы вырастите?!».
Когда мамы не было дома, мы с братом занимались делами по дому. Мы жили в самом бедном и криминальном районе города, этакое белое гетто, люди старались не попадать в этот район так, как оттуда можно было и не вернуться.
Мы росли. Пусть это звучит, как-то с оттенком пафоса, но нас воспитали улицы. Главное правило для нас звучало так – «Выживает сильнейший!» и надо было, во что бы то ни стало стать таковым, иначе тебя растопчут. Все жизненные перипетии лишь закалили стержень внутри нас.
Я пошел в школу, мне приходилось ходить в другой район, так как у нас ее закрыли из-за того, что учащиеся в нее просто не ходили. В моем классе учились детишки богатеев, но были и средники, которые плясали под дудку первых, стараясь им угодить. Они естественно меня ненавидели, обзывали и всячески старались принизить, порою избивали после школы толпой, очень добрые, а самое главное справедливые одноклассники, естественно – это сарказм.
Я не мог им дать сдачи, потому что понимал, что меня сразу же выгонят из школы, приходилось терпеть.
Время шло. Брат связался с не очень хорошей компанией, он неизвестно где пропадал, приходил иногда пьяный, хотя он был еще совсем юный, у него стали появляться деньги. Мне уже было около 12 лет и я тоже решил как-то заработать, облегчить мамину жизнь, так как сами знаете, чем становимся старше тем список того в чем мы нуждаемся лишь увеличивается, хоть я был очень экономным и знал чего стоят деньги.
Но и я порой в кое-чем нуждался, конечно, это не был какой-нибудь хлам, на который тратят деньги, а он потом мирно пылится на полке.
Я же нуждался в крайне необходимом, я понимал, нет денег и не говорил маме о том, что мне что-то нужно.
Я спросил у соседского парня, который был меня старше года на два, как можно заработать деньги, он сказал, что это очень легко, нужно толкать всем подряд пакетики со шмалью, но только если примут серые молчать, где взял груз, а мне как малолетки ничего не будет.
Я начал заниматься «тайной куплей-продажей». Дела мои шли хорошо, на моих книжках сидел практически весь район, при встрече спрашивали, есть ли почитать что.
Я был продавцом счастья, принимая наркотики люди, отвлекались от всей этой каждодневной суеты, их душа освобождалась, от цинизма и мелочности, и воспарялась куда-то ввысь, где нет всего этого дерьма, где нет разборок, нет корумпировановых чиновников, хозяев на которых ты горбатишься, а они платят тебе гроши. Нет этого сраного телевидения с кучей каналов, смотря, которые мозг превращался в каловую массу и люди деградировали. Нет проституток, которые готовы отдаться каждому встречному, она стала проституткой из-за того, что ее муж умер, на работу ее не брали, а дети пухли с голоду, и когда она возвращалась домой, они бежали к ней, сверкая грязными пятками, в своих рваных отрепьях, радостно кричали — « Мамочка, ты принесла нам что-нибудь покушать!?». Каждый раз когда кто-то пыхтел над ней получая животный оргазм, по ее щеке текли слезы, ей было стыдно, гадко, мерзко, но детей как-то надо было кормить.
В Мире Грез было то, что людям не хватало в реальной жизни.
А нужно ли это?...
Позже я начал продавать уже серьезные наркотики, с времен начала моей противозаконной деятельности я все чаще задумывался зачем я все это делаю, но по-другому жить уже не мог. Вы обзовете меня убийцей и еще целой кучей ругательных слов, но дело в том, что я никому ничего не навязывал, кто сам хотел тот и покупал, это уже были не люди, а так животные, которые жили от дозы до дозы.
Я просто продавал, никто не осуждает продавца алкогольной продукции, но, по сути, он делает тоже самое, что делал я, к тому же от алкоголя умирает больше людей. Если кто-то чего-то не хочет, он и не будет этого делать, а если все- таки хочет, то рано или поздно сделает этого, опять-таки выживает сильнейший, кто смог устоять и не опустился, не смотря не на что.
Да и если подумать, то кто был я? Так мелкая сошка, надо обвинять тех к стоит за всем этим и тех кто должен блюстить закон, а сам повелся на большие деньги и стал частью этих «темных схем» отличаясь от остальных тем, что на плечах погоны.
Я втянулся в игру, в которой можно лишиться жизни, в игру, где правят те, у кого есть деньги, оружие, наркотики, в игру, где каждый сам за себя.
Приходилось бывать на различных разборках и прочих подобного рода мероприятиях. Там бывал и мой брат, он тоже играл в эту игру…
В дождь, град и снег я стоял на одном и том же месте и травил за деньги население, получая за пакетики с ядом, грязные бумашки.
Когда видел, что на горизонте появлялись фуражки с кокардами, срабатывал инстинкт самосохранения, я несся от них, словно Усейн Болт.

Я бы и дальше так жил с каждым днем катясь неизвестно куда, все больше теряя себя и все сильнее превращаясь в кровожадное животное, которому нужны только деньги, для которого убить кого-то, как хлеба отрезать. Который сам конкретно повис на дерьме, которое продавал. Который принимает, чтобы забыться, не видеть, не слышать того, что происходит, всей этой жести.
Не видеть того, как половина друзей в подъездах пускает по своим дорогам смертоносные составы, они тоже не могли все это терпеть, а сейчас превратились в рабов, зависящих от ширева.
Многих уже положили в сырую, кладбища росли, огромный мертвый город, жители, которых когда-то мечтали о чем-то, чему-то радовались и улыбались, а сейчас, всего лишь погнутый крест на бугорке земли выцветшие венки с искусственными цветами, да оградка с облезлой краской. И неизвестно, кто виноват…
Другие пошли по другому пути, пистолеты, заточки, биты, кастеты, были главными предметами их обихода, еще совсем молодые, а уже почувствовали вкус крови, узнали, что такое убивать. Вся эта бравада доставляла им удовольствие, они заигрались, но не могли остановиться, было слишком поздно…
Многие из них часто пополняли мертвый город.
Порой мне казалось, что во всем виновато это чертово кладбище, оно как – будто специально строило различные козни людям, чтобы пожирать их, забирать их в свое сонное царство, может звучит, как бред, но когда такое творится, можно и в это поверить.

Я чудом вышел этого круговорота, говорят – без несчастья не было бы счастья, в моем случае это так, правда я не знаю, обрел я все-таки счастье или же нет.
На районе в очередной раз происходил раздел территории, между местными группировками. И две бригады не поделили точку, и моего брата ранило, когда я узнал об этом, со всех ног бежал туда. Положил его голову себе на колени, он истекал кровью, кровь от его дыхания потоки крови вырывались, из его ран пузырилась и брызгалась, быстрой змейкой текла по его одежде и падала на асфальт, смешиваясь с уличной грязью.
Он попросил меня бросить такую жизнь, начать новую, получить образование создать семью.
Приехавшая «скорая» констатировала смерть.
Он выбыл из игры…

Я понял, что не стало части меня, я вспоминал, как мы ждали маму с работы, как брат делился со мной всем…
Вспоминал и о том, как он сказал, что нужно начать новую жизнь.
Мне было трудно, но я перестал употреблять, я перестал общаться со всеми, и с головой ушел в учебу, как бы там, ни было, но я был не глупым созданием, и сумел наверстать упущенное самостоятельно.
Я переехал учиться в университет, там завел новые знакомства, я и до этого увлекался хип-хапом, но мне негде было делать биты, да и студий звукозаписи у нас на районе не было, все сочиненные текста я хранил в голове.
Мы долго работали и выпустили хороший материал.
Многим понравилось, и так мы начали развиваться, пришла слава, выступления, совместные треки с другими исполнителями и прочие, прямо верх мечтаний, даже порой не верится, что все это не сон.
В своих песнях я рассказываю о том, как жил, о том, что твориться на улицах.
Я исповедовался перед людьми.
Не в коем разе моя деятельность не носит коммерческий характер.
Я делаю свое дело, для тех, кто поймет и оценит.
Ну, наверное, и все. Да совсем забыл сказать, что совсем скоро мы едем с туром по стране, презентуем новый альбом. Идея альбома в том, чтобы люди поняли, что так жить невозможно, пора что-то менять, все знают, кто виноват, но бояться, это сказать, а мы не боимся никого, поэты всегда отличались смелостью и бесстрашием перед Системой.
Я все сказал!»
Журналистка нажала на кнопку своего диктофона, и запись прекратилась, за время беседы повествователь много раз задумывался и молчал, после чего начинал курить.
Он распрощался с журналисткой и ушел.
Через пару дней он уже был в первом городе, который открывал их тур по стране.
Концерт начался, он был, как – никогда веселый и радостный, подшучивал над всеми.
Было много народу, они подняли руки и качали ими в ритм бита.
Все было просто отлично, поначалу вспомнили старые песни, потом дело дошло, до первой песни «Народ» из нового альбома.
Он пел припев – « Народ, народ воспрянь ото сна. Народ, народ встань под знамя свободы. Народ, народ долой полицайский режим! Народ, народ я такой же, как и вы, такой же, как и вы все».
Раздались выстрелы и он упал. К нему подбежали, наклонились перед ним.
Он смотрел на небо, оно сегодня было ясным, его губы тихонько шептали-



«Я когда-то умру — мы когда-то всегда умираем,-
Как бы так угадать, чтоб не сам — чтобы в спину ножом:
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,-
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
И ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.»


Потом его взор потух, и глаза застекленели, может это какой-то злой рок, что он умер до приезда «скорой», как и брат, кто его знает.
Все решили, что убийство было заказное, и что заказчиками являются высокопоставленные люди, которым была не по нраву деятельность этого исполнителя.

Часть Вторая

Я решил записать мемуары, наверное, их не будут слушать, скажут на хрена нам откровения этого придурка, нам неинтересна его жизнь мы лучше пойдем на порносайтах позависаем или в ящик позалипаем, это ваше дело, что хотите то и делайте.
Я записываюсь на старый сраный диктофон, который ни хрена не работает, на нем я последнее время записываю свои песни, так как у меня нет студии. Я записываюсь в туалете, на диктофон получается полнейшее дерьмо, но я хочу писать песни, так как это единственное мое любимое занятие.
Как сейчас помню свое первое выступление. Было много народу, я был еще совсем молодой, с бородой, волосатый, в узких джинсах, клетчатой рубахе и кедах «Converse».
В кулисах мне пожелала удачи моя любимая девушка.
Я вышел из кулис подошел к стойке с микрофоном, в зале раздался ропот, мол, что это за задрот выполз на сцену, пусть дальше занимается дома онанизмом на сиськи Джессики Альбы и слушает, не идут — ли родители. Дослушав эти речи я пробурчал какую-то тухлую речь, наверное это было так же отстойно и неразборчиво, как звуки, которые издаются, из кабинок туалета, где засели те кого прохватил понос. Но мне было срать на это.
Барабанщик начал играть, потом подключился гитарист, я подождал такта, в котором должен вступить и начал петь, полностью забыл обо всем, что было вокруг.
Я пел, вкладывая все силы и душу, по моему лицу и телу текли ручьи пота, это было настоящее ебашилово, я разорвал на себе рубахе, и прыгал по сцене, крича слова песни – « Она долго терпела, она страстно стонала, пока рота солдата её зад штурмовала. Ей приключений было мало. Теперь нет шире в мире анала!».
В зале царила отличная атмосфера все мошились. Я прыгал в толпу, и в конце концерта мы разбили все инструменты на сцене.

После этого концерта нас стали приглашать еще на выступления, потом у нас появился менеджер, мы заключили контракты… короче было куча всякого официального дерьма.
Мы начали усиленно работать и писать все больше песен, начали употреблять кучу наркотиков, для вдохновения. Мы только и делали, что обсаживались, бухали и писали песни.
Мне нравилась такая жизнь, я постоянно выходил на сцену наглухо перекрытый, скакал по сцене, разрывал вещи на себе, оставался голый, я мог помочиться на толпу, но они были этому рады, наверное, потом будут внукам рассказывать, что я ссал им на лицо. Когда какая-нибудь бешеная фанатка пробиралась в гримерку, занимался с ней грязным сексом, который был полон полон разных извращений, после чего я голый выходил на сцену, и тряс своими гениталиями перед глазами нескольких сот людей.
Я был асоциален и песни мои были о такие же о том, что полнейшее дерьмо работать в офисе, носить пиджачки с галстуками, даже когда жара и задница потеет, что не круто каждый день терпеть своего начальника, который полнейший олень складывает на тебя всю работу, а сам только и делает, что потрахивает свою секретаршу.
Если с ним случится недотрах он выражает свое зло на тебе, такое ощущение, что он трахает тебя в задницу, а тебе больно, но ты терпишь молчишь и даже не стонешь.
Вся жизнь обывателей входит в тупые стандарты, но я не собираюсь быть замкнутым в какие-то рамки. В жопу эту херню, имел я систему и ее прихвостней.
Я сяду посреди холла большого бизнес центра и навалю огромную кучу. Потому что все они дерьмо и делают они тоже дерьмо.

Наша группа распалась, наш барабанщик, не было дня, чтобы он не был пьяным и под наркотиками, он был совсем обезбашенный, в общем, самый настоящий барабанщик, на одной из вписок, удолбившись в хлам почувствовал себя птицей и выпрыгнул из окна.
После его похорон я вмазался и сидел ловя трипы, но весь кайф обломал моя любимая.
-Надо поговорить!
-Что, что такое, что тебе надо не мешай мне!
-Послушай, мне кажется, тебе пора завязывать, посмотри, что случилось с твоим другом, это все до добра не доведет, вон и Алекс (гитарист) не употребляет, и ты сможешь, я уверена.
-Ты затрахала меня я уже взрослый, мне не нужна мамочка, которая будет бегать подтирать, мне задницу.
-Я ухожу от тебя, и вернусь только, если ты одумаешься и перестанешь- Она встала на колени и заплакала, ловила мои руки и целовала – Я прошу, я умоляю давай начнем новую жизнь.
-Ты говорила, что уходишь, так давай проваливай на хер отсюда, чтобы духу твоего не было.
Я встал, откинул ее от себя и стал медленно идти на нее, она выбежала из квартиры, хлопнув дверью.
Я кинул в закрывшуюся дверь бутылкой «The Hotel California».
-Сука, бутылку жалко!
Так началась моя новая жизнь меня, вышвырнули из шикарной квартиры, в которой я жил,
Я поселился у одного торчка с которым познакомился, однажды покупая дозняк, каждый день мы долбили по трассам, заряжали ружья и вперед.
Квартира, хотя это так не назовешь, была полнейшей свалкой, кучу всякого мусора, следы от блевотины растоптанные и размазанные по всей квартире, кое — где даже были кучи дерьма, наверное, кто не мог дойти, до сартира.
Я не знаю, сколько прошло времени, но однажды в нашу обитель постучали, мой друг владелец «квартиры» крикнул мне.
-Тут какая-то фифа тебя спрашивает.
Я вылез на порог, это оказалась, моя любимая, да давно я ее не видел, она стала еще лучше.
-Знаешь, я тебя еле нашла, а ты снова продолжаешь жить по-старому?
Я смотрел в пол мне, было как-то стыдно, чувствовал себя, как школьник, которого отчитывает за плохую оценку учитель перед всем классом. Я посмотрел на дорогу около тротуара стояла дорогая машина, в ней сидел мужчина, и курил, лица было не видно.
Она продолжала читать мораль.
-Это с тобой
Я кивнул головой на машину.
-Да это мой муж.
-Муж?
-У нас двое детей мальчик и девочка.
Тот, который сидел в машине понял, что про него говорят, и вышел из машины.
Я был в шоке.
-Алекс, твою же мать, не ты — ли это, ух ты, какой козырь зализан в костюмчике. Ты больше на пидорка похож, а не на семейного человека.
Он не смотрел на меня, ему было неловко.
Она начала заступаться за него мне это все изрядно надоело, я их послал куда подальше.
Они убрались, а я продолжил жить, как жил до этого визита.
Однажды возвращаясь с точки, куда ходил за мазью, подходя к дому,
увидел, что рядом стоят машины легавых, я притаился за углом и увидел, как всех выводили в наручниках и садили в машины, наверное, очередная зачистка территории района от притонов.
Я свалил оттуда по — быстрому, долго шатался и набрел на дом, в котором я сейчас живу, тут нашел гитару и диктофон с чистыми кассетами и занялся творчеством.
Прерываюсь я только, на поиски денег, чтобы купить пожрать и «Гостинец».
Как-то раз я тусовался около одно бара в надеже, что украду у какой-нибудь бабы сумку, но меня стал прогонять хозяин бара.
-Иди отсюда бомжара – потом он пригляделся – Это вы? Да я же ваш фанат, у меня все ваши пластинки есть и плакаты. Я даже могу спеть
Он начал петь, но лучше бы он не делал. Онпривел к себе домой и правда все было увешено нашими плакатами.
Накормил меня, я произвел все гигиенические процедуры и тут меня начало ломать, я попросил у него денег объяснил на что. Он сказал, что даст, но бросать надо, он сам очень сильно пил от него ушла жена из-за этого, а потом он записался в группу и бросил пить.
Он сказал, что мне непременно следует в них записаться.
Он меня кормил давал денег на дозняк, но взамен я должен был петь у него в баре и ходить, на эти вечера.
Если честно полнейшая херня, куча взрослых мужиков, которые рассказывают о своих проблемах и ревут, сборище неудачников.
На третий раз я решил, что больше не буду ходить на это дерьмо, и больше не появился там, а моему помощнику в делах отказа от наркотиков, я гнал, что хожу туда, иногда он спрашивал, что там рассказывают, так я такую херню емув ухо вкручивал, что сам удивился своей фантазии.
Вскоре меня и это существование надоело, я узнал, где хранятся у этого придурка деньги, украл их и с чистой совестью свалил, прихватив с собой гитрау и диктофон с кассетами.
Теперь я живу в очередном заброшенном доме, за то деньги есть всегда.
Сегодня опять купил порошок, вид у него дерьмовый, но барыга пуэрториканец утверждал, что первоклассный товар.
Ну что ж пойду попробую, и буду писать новую песню, я же решил записать новый альбом, в него войдут каверы старых песен и новые, все под акустику, прямо Джонни Кэш, мать его!

DREGS

В Дом Культуры меня приносили еще младенцем, с 3 лет я начал выходить на сцену и делаю это по сегодняшней день.
За это время многое происходило, но запомнился мне один случай и я его вам поведаю.
Дело обстояло так: надо было ехать на один фестиваль, события происходили летом и он проходил под открытым небом.
С самого начала мне все не понравилось, я пришел к назначенному времени, просидел полтора часа в ожидании пока все соберутся, потом все залезли в автобус, оказалось, что это еще не все и пришлось еще, около часа сидеть в душном автобусе, прислонившись к окну головой, от шторок ужасно пахло.
И вот, наконец опоздавшие явились, мне они не понравились с первого взгляда.
Наверное, когда всем раздавали человеколюбие, я стоял в очереди по выдаче гордости и высокомерия.
Два мужчины лет сорока, были полной противоположностью друг друга.
Первого звали Андрюха, у него не было передних зубов, он говорил быстро и неразборчиво, в итоге получался набор шипящих урчащих звуков, бит-бокс даб-степ, мать его!
Он был одет в безрукавку светло-болотного цвета, заправленную в синие джинсы, которые можно купить у добродушных киргизов на рынке, и большие черные ботинки с квадратными носами, если честно всегда мечтал о таких, интересно в них не тяжело, не жарко, надо как-нибудь задать эти вопросы обладателям, столь замечательной обуви.
Когда он поднимал руку то, можно было увидеть лес, который произрастал на территории его подмышечной впадины. На бицепсе его правой руки красовалось тату, ужасные сине-зеленые чернила, порою тату нормальные, но эти чернила все портят, складывается ощущение, что им кололи ее, где-то на пересадки. Тату немного расплылось, наверное, еще в молодости делал, но все, же можно было понять, что это изображение женщины.
Второй был не менее интересен. Звали его Олег, он был не сильно высок, обладал большим животом. Рубаха, обтягивая живот, уходила в спортивные штаны, и для завершения образа остроносые туфли, слегка запыленные. У него на руке была татуировка – «ВДВ»
Стиль этих мужчин можно охарактеризовать словосочетанием – Классика Жанра.
Таких динозавров можно до сих пор встретить на улицах городов, нашей необъятной страны.

Приведу примеры самых эпатажных нарядов, которые мне пришлось видеть.
Зимой я видел парня одетого в меховую шапку-ушанку, уши которой естественно были стоймя, в куртке с большим меховым воротником, классических джинсах заправленных в боты, я не знаю, как правильно это называется, представьте себе валенки, покрытые сверху плащевкой, обычно камуфляжной расцветки, и с резиновой подошвой.
Летом я видел парня одетого в борцовку Adidas, ну конечно далеко не фирменную, она была заправлена в клетчатые капри, из которых торчали завязки. Белые носки, черные тапки, очёчки, которые были одеты наоборот, клетчатая жиганочка.
Я как-то углубился не в те дебри, вернемся к нашим событиям.
Всю дорогу эти две личности распивали пиво, они сидели сзади меня, от запаха пива меня тянуло блевать, а их пьяные разговоры мешали, мне сосредоточится на чтении, из-за чего я бросил читать и стал слушать музыку, конечно, эти обстоятельства еще сильнее усугубили мою неприязнь к этим господам.
Приехав на место, они еще хорошенько «поддали» и стали вдвоем «ухаживать» за одной дамой, если честно эти пьяные любезности были так омерзительны, что меня опять тянуло блевать.
Олег купил даме мороженное, та в свою очередь сказала, что не хочет, ей видимо было противно.
Все время, что мы там находились судари еще изрядно «вливались».
Когда ехали обратно Андрюха сел напротив дамы и весь путь что-то говорил ей, сколько же у нее терпения, что умудрилась это выслушать.
Олег разделся, обнажив свой живот, и улегся спать, растянувшись на сидении.
Уже наступила ночь, когда мы въехали в город. Автобус всех развозил по домам, он остановился, чтобы вышли двое, так полюбившихся мне человека.
Андрюха пошел требушить своего товарища, но тот не вставал.
Тогда тот стал его щипать, Олег послал его куда подальше и еще добавил кучу нецензурностей.
Огромными усилиями он был поднят и вытащен из автобуса.

Не надо быть животным, всегда следует оставаться человеком и придерживаться каких-то моральных принципов.
Если пьешь, пей на квартире и там же оставайся ночевать, а не броди по городу, сбивая столбы на своем пути, хотя бы научись уважать себя.

Доброго всем времени суток, если вы это читаете, значит, я все-таки это дописал.
Кто я такой думаю, вы знаете и наверняка, раз я вам это дал почитать, что-то читали, из произведенного мною ранее.

Я пишу разные истории, кому-то нравится, кому-то нет, как известно всем не угодишь, но я, ни разу не поведал о процессе, когда строки начинают захватывать просторы листа, вытесняя буквами и знаками препинания пустоту. Когда из маленького ростка сюжета, растет большое дерево, обретающее все большее количество сюжетных ветвей.
Ты можешь мысленно перенестись куда захочешь, в любую точку Галактики, можешь создать свой мир. Можешь быть кем угодно.
Многие думают, что писательствовать просто сел взял ручку в руки поводил ей по бумаге и всё — 4 тома «Войны и Мира» готовы. Поспешу вас разубедить – это далеко не так!
Бывают творческие подъемы, я в таких случаях говорю – «Поймал вдохновение за хвост», когда ты пишешь, тебе хочется делать это еще и еще, еще и еще.
Мысли и идеи приходят сами собой, ты забываешь о сне и увлеченно записываешь все, что пришло на ум, так как не надо этого момента упускать, ведь он может повториться совсем не скоро.
Когда подъем закончился ты сидишь над начатым предложением, стараясь его закончить, но все попытки не заканчиваются успехом.
Ты хочешь все бросить, говоришь себе, что ты безталантище, а в состоянии полного отчаяния ты уничтожаешь все, что было наработано тобою в периоды твоего рассвета. Ты завидуешь сам себе, тому, что раньше мог без труда писать, простым понятным языком, который легко читался. Сейчас ты только выдаешь ужасно построенное предложение, читая которого не только язык сломаешь, но и утратишь мысль, которую оно несло.
В такие моменты лучше на время перестать работать, сходить развеяться и с новыми силами вновь приступить к тому, что раньше не давалось, вы увидите, как сразу же все изменится и ларчик, который ранее казалось, имеет безупречный замок, легко открылся от прикосновения руки.
Если вы хотите писать и вам есть, что рассказать, почему бы не попробовать?
Самое главное не зацикливаетесь, не расстраивайтесь, верьте в лучшее и у вас все обязательно получится.

FUCK THE WORLD

Прошел дождь, все промокло, погода пасмурная.
В такое время мало желающих, выйти на улицу.
Я надеваю удобную непромокаемую обувь, джинсы, футболку и заканчиваю свой гардероб курткой.
Вот уже август настал, август, как воскресение, понимаешь, что чуть-чуть и отдых закончится. Последнее лето детства, скоро стану еще старше на год.
Что будет через год – неизвестно. А доживу я до него? Может, загнусь от передоза или меня убьют и то, что от меня останется, будет обнаружено весной в жиже грязи.
Я пью, ругаюсь матом, принимаю кучу наркотических препаратов и я вполне доволен своей жизнью. Мне как-то все равно круто это или не круто, я живу, как живу.
Как назло осталась одна сигарета, покупать идти не хочется…
Опьяняющее состояние после того, как впускаешь в легкие дым, а потом выпускаешь изо рта, смотря по сторонам на ненавистную цивилизацию.
У моих ровесников другая жизнь, они не понимают меня, так как мы живем в разных мирах, они видят жизнь, какую хотят. Я вижу жизнь такую, какая она есть, со всем дерьмом, прилагающимся к ней.
Жизнь – это сука, и у нее опять течка…
Вы думаете убивать людей страшно? Нет, это даже приятно, когда на мушке держишь какую-нибудь мразь, он молит о пощаде у него текут сопли и слюни. Совсем недавно он строил из себя бесстрашного гангстера, а сейчас ест землю и лобызает тебе ноги, лишь бы остаться в живых, как противно-то.
Одно нажатие пальца и по сторонам разлетаются раздробленные кусочки кости и мозги.
Голова «славного воина» падает и потки крови, бегущие из дыры, впитаются в землю. Жил, как собака и умер так же.
Гомоцидомания всегда присутствовала во мне, но в один момент она вырвалась наружу и начала действовать.
Как муторно сидеть на лавке в больничном коридоре и ждать своей очереди, чтобы наконец зайти в кабинет к врачу и услышать там «У вас все хорошо!» или «Заметны улучшения».
Боль в плече ужасно мне досаждала, я был всем недоволен и зол, меня раздражала тетка, которая стоя напротив, тщательно изучала меня.
Еще чуть-чуть и я бы высказал, что думаю о ней, но кое — что другое заинтересовало мое внимание. Казалось бы, что интересного отец и сын, но тут было другое дело.
Отец был мужчина лет 40, но было видно, что он жутко пьёт.
А татуировки, которых, кстати, было много, говорили, что человек был «сидящий». И за убийство в том числе.
По сыну видно, что папка его частенько избивает, у мальчика была сломана рука, понятно кто тому был виной.
Мой объект за время наблюдения за ним вел себя крайне мерзко.
Я понял, что вот мой первый клиент.
Посмотрев фамилию и адрес на карточке мальчика, мысленно сказал – «Ну, что ж дружок, совсем скоро мы с тобой встретимся!».
Не досидев очереди, я ушел, радуясь своей находке.
Пошел этап подготовки, изучение местности, каждодневный маршрут объекта и т.д.
Я не ошибся в выборе жертвы, он пил каждый день, потом приходил домой избивал жену и сына.
Наступило время действовать.
Он шел, как всегда пьяно шатаясь, я стал его тенью и не отходил от него, вот подошел удобный момент, я приготовился напасть, но тут с проулка вывернул мужик.
Они постояли, поговорили, он продолжил свой путь.
Я крался и понял, что уже пора.
Один удар сзади и он повис на моих руках, как мешок с мукой.
Дотащил его до места «жертвоприношения», заранее все было приготовлено. На столе лежали и поблескивали мои инструменты.
Не сторонник я бесед, да и терпенье у меня не было ждать, пока это тело очнется, поэтому я сразу перешел к делу.
Холодный металл входил в мягкую плоть, лились теплые потоки крови, такое удовольствие получаешь от этого, как приятно осознавать, что одной мразью стало меньше.
Я удовлетворил своего «темного попутчика», но он хотел большего.
На остановке ко мне подошли двое уродов и начали говорить, что засунут в глотку мои красные шнурки, бритоголовые отбросы.
Женщина, которая стояла рядом отогнала их от меня, но я понял, что этим не кончиться и тут проснулся он.
Я стал отдаляться от остановки, они шли за мной.
Местность знакомая, а вот и заворот, за которым будет тупик.
-Где он?
-Эй, ты, где иди-ка к папочке.
-Да, вот я, суки!
Пара взмахов арматуры и мои обидчики лежали.
Тут он полностью завладел мною.
Когда я пришел в себя, увидел, что их головы превратились в кроваво-грязевую кашу, а тела напоминают отбивную, я стоял и улыбался, ощущая себя счастливым…

Зашел в супермаркет, в ушах наушники, я не слышу шума.
Сколько народу, странно вроде будний день, что им на работе не сидится?
Шатаешься среди полок товаров, смотришь на то, как люди суетятся, выбирают продукты.
А я бесцельно шатаюсь.

Представляете если в полном магазине людей, залезть на холодильник с морожеными курами и громко крикнуть.
- Всем мордой в пол у меня бомба, если кто-то посмеет двинуться к выходу я взорву тут все к чертям собачьим!
Они сразу испугаются, ужас отразится на их противных однотипных лицах.
Эти жалкие людишки боятся потерять свою никчемную жизнь.
Они покупают машины, квартиры, шкафы.
Зачем? Для чего?
Если вы им зададите этот вопрос, то не услышите вразумительного ответа.
Они все жополизы, их с детства приучают лизать задницы, учителям, знакомым, начальникам и т.д.
Меня раздражают дебилы, которые занимают какую-нибудь должность и ни черта не знают, только делают умный вид. Придешь к такому, начнешь что-нибудь спрашивать, он важно надуется, полезет перебирать свои бумажки и закончит свои действия речью, которая не только будет ужасно запутанна, но в ней не будет и слова сказано на тему заданного вопроса.
Как он оказался на этом месте?
Да очень просто, знакомые, которым он на протяжении долго времени полизывал попку, решили пристроить столь замечательного человека у хорошей кормушки.
Получается схема: дебилы -> устраивают дебилов -> которые в свою очередь заменяют других дебилов.
Это такой замкнутый круг.
Секретарши, которые во время и после работы занимаются оральным и анальным сексом со своим начальником.
Даже они чувствуют власть и сидят с умным взором тыкуют накладными ногтями в клавиши клавиатуры и говорят противным голосом.
-Петр Аристархович на совещании, и если бы он и не был на совещании, он бы все равно вас не принял.
Ничего куртизанка крашенная, когда-нибудь ты попадешь в мой мир, как изрядно отработанный материал.
Все пытаются прыгнуть выше потолка, показать свою крутость.
Зачем?
Потешить свое Эго.
Все-таки надо купить сигарет.
Пусть все идет к чертям.

ART

Наверное, каждый обыватель, вставая утром, благодарит Бога за работу, которую он ему дал. Но я этого не делаю. Я терпеть не могу свою работу, да и в Бога как-то последнее время не верую.
Я главный дизайнер крупной компании по производству йогуртов, я придумываю дизайн упаковки, который бы понравился домохозяйкам, которые считают, что могут есть кучу еды, а попив пару раз этот йогурт они сразу же похудеет на несколько килограмм.
Если бы, будучи юношей, я узнал, чем буду в будущем заниматься, я бы перестал себя уважать.
Всю жизнь мечтал быть художником, который будет не бояться высказывать свои мысли, будет погружен в свой мир, будет независимым от всего и от всех.
Я добился того, что для других мечта, но сам так и не приблизился к своей цели, наоборот ушел от нее вглубь материально-коммерческого мира.
Каждый день, я надевал костюм, который сковывал мои движения, затягивал, как петлю Линча, галстук на шее, и шел на свою «любимую работу».

Совещания, тупые шутки начальника отдела по маркетингу. Обсуждения, споры и все о чем? О том, что каким-то номерам 19 и 23 не понравилось, как открывается йогурт, просто какой-то бред.
На обеде приходилось, есть в ближайшем общепите, если бы я еще так питался, у меня был бы рак желудка. Как-то не люблю я общепиты, порции маленькие, персонал грубый, да и не сказал бы, что они соблюдают санитарные нормы.
Лучше бы поесть настоящий суп, приготовленный любимой женой, смачно приправленный перцем.
Но жены у меня нет, отсюда вывод, что готовить некому. Сам, когда прихожу домой ем, что приготовлю на скорую руку, всякие полуфабрикаты, пища быстрого приготовления.
Я питаюсь «ненастоящей едой» и кажется вся моя жизнь ненастоящая.
Возвращаясь домой я заметил, как какие-то молодые люди, хотя им наверное столько же лет сколько мне, расписывают стену граффити, получался яркий завораживающий психодел.
Если я начну вам описывать, вы не поймете всей красоты и глубины этого рисунка.
Сдвиньте в своем мозгу бегунок, около надписей фантазия воображение, на 100 % и попытайтесь это представить. Я буду называть предметы, а вы один за другим будете рисовать их на своем холсту, конечно не нарушая законов композиции.
Звезда Давида, глаз, каска, ружье, радуга, которая вытекает, да- да, именно вытекает и заворачивается в спираль.
Одеты эти уличные художники были так же странно, как и то, что они рисовали. Чувствовалось влияние гранжа. Клетчатые рубахи, рваные узкие джинсы, заправленные в кеды Converse, у парней были длинные волосы, которые лежали так же свободно и непринужденно, как у Курта Кобейна.
Весь их вид был протестом против стандартов и обыденности, их красочная одежда разбавляла серость буден. Они не подвергались диффузии оставались обособленным слоем, подобно слоям Shot Drinksа в стакакне, который сделал тебе добродушный bartender, который любит свою работу и завораживает посетителей своей обаятельностью и рабочим флейрингом, конечно не Кристиан Делпеш, но все же это выглядит феерично.
Я подошел к ним и стал наблюдать за их действиями, они увидели меня и спросили.
-Как тебе?
-По-моему замечательно, напоминает ранние работы Алекса Грея.
-Ух, ты, да ты никак коллега наш?
-Да я имею образование художественное, а работаю в компании по производству йогуртов, просто блеск!
-Да коллега, сейчас часто среди нас встречаются заблудшие, но ничего, это хорошо, что мы с тобой познакомились.
Они пригласили меня в гости, и я не раздумываю, пошел с ними.
Это мне напоминало сюжет книги Чака Паланика «Бойцовский Клуб», эти люди были моими Тайлерами Дерденами вытянувшими меня из болота ненастоящей жизни.
Как и в «Бойцовском Клубе» мои новые друзья жили в старом полуразрушенном доме, они тут и работали.
Зайдя в дом, я почувствовал, что попал в музей актуального искусства.
Здесь было много стилей и течений: Абстрактный экспрессионизм; Акционизм; Граффитизм; Постминимализм; Соц-Арт; Апт-Арт; Нео-Поп; Стрит-Арт .
Даже голова закружиться от такого разнообразия.
Этот вечер изменил мою жизнь, я не знаю, что было бы со мной если бы я возвращался домой чуть позже и не встретил их.
Я стал понимать, что хожу на работу, чтобы скоротать время и вечером, я спешил прийти в этот дом, сесть поудобнее в продавленное кресло и погрузиться в прекрасную атмосферу, царящую тут, наши встречи напоминали собрание дворянства 19 века, мы беседовали на тему искусства, литературы, политики и т.д.
В итоге я решил, что пора с этим кончать я уволился с работы, продал квартиру, перевел деньги на счета, прихватив собой пару необходимых вещей, я вступил на порог дома, который был ранее для меня гостеприимным, в надежде, что он меня приютит.
Жизнь здесь мне нравилась, все работали, никто никому не мешал, мне и раньше привлекал Джексон Поллок с его спонтанностью и хаотичностью в формах, я решил продолжить его дело и внести что-нибудь свое.
Мы часто бывали на выставках-аукционах, где продавались наши картины.
Там мы встречались с группами художников, которые жили так же, как мы.
Одна из таких групп предложила нам уехать подальше от города в какую-нибудь деревню на пленер, порисовать этюды, подумать над новыми картинами, да и в конце концов воздухом свежим подышать.
Там я и встретил ее. Нам ничего не надо было друг другу объяснять, мы поняли все сразу, без лишних слов.
Сейчас мы купили домик, на те деньги, что лежали на счетах, он находится далеко от цивилизации, и мы спокойно работаем, выезжаем из своего гнезда, за продуктами, да когда надо отвезти картины на продажу.
Я счастлив, скоро мы обзаведемся детьми и будем полноценной семьей.
Я был как пастух Сантьяго в романе Пауло Коэльо «Алхимик», я запутался и вот, наконец, обрел себя и живу своей жизнью, пройдя сквозь испытания, отыскав свое сокровище.

NOTE

Темнота поглощает большой город, свет в окнах небоскребов гаснет и служащие, заложники этих зданий, спешат домой их ждет семья, домашние животные, телевизор с кабельным телевидением (с множеством каналов по которым идут тупые сериалы), продукты купленные в супермаркете с 10% скидкой, благодаря карточки постоянного покупателя, заглядывая в холодильник в глазах пестреет от яркой упаковки и названий: Barilla; Pellini; Ponnath & Co; Al Fakher; Angus; Arla Foods; Asfa и т.д. На холодильнике магнитики с надписями стран (как же находясь в Англии не купить магнитик с надписью «England»!? Множество этих магнитиков повысит ваш престиж в глазах гостей, ведь если люди путешествуют, значит у них хорошее состояние), магнитики прижимают детские рисуночки при виде которых хочется воскликнуть – «О, Господи, какая прелесть! Это динозавр? Ах, это папа, у вашего ребенка явно есть талант! А это телевизор? Ах, это мама, я совсем не смыслю в живописи!» Фотографии с улыбающимися членами семьи. Бытовая техника: SAMSUNG, TEFAL, LG, PHILIPS, BBK, PANASONIC, BOSCH, BRAUN,
Мебель: диваны, кресла, столики, которые просто стоят и купленые лишь для того, чтобы повышать престиж хозяев, а не для того, чтобы выполнять свои функции. С одеждой тоже самое…
Все это стандарты современного общества, не имея этих вещей, ты неполноценный человек, как же скучно…
Стандартность, банальность, типичность, глупость, бла бла бла…
Когда эти люди возвращаются домой, я еду к себе в логово, на своей машине у меня черная BMW 780 LI ею управляет мой водитель, я сижу на заднем сидении и смотрю на людей, которые двигаются к своим семейным очагам, мне некуда спешить…
Какая-то грусть и тоска овладевает мной, хотя какая может быть тоска в 26 лет?
Наверное, поэтому я и решил завести этот дневник, думаю, мне станет легче, если буду выплескивать свои эмоции на его страницах. Ну что ж посмотрим.
И так первая запись, не знаю даже, как лучше начать…
Ладно, начну, как девочка-подросток.
Дорогой дневник, меня зовут… хотя мне кажется абсолютно неважно, как меня зовут, называйте меня мистером Х. Мне 26 лет, я владелец сети ресторанов, магазинов, кафе, кофейн и закусочных, я как паук окутал своими сетями всю страну, и сейчас планирую выход на мировую арену. Не буду называть названия моей компании, но готов поклясться, что кто-нибудь из вас обедал в моих «общепитах» или покупал что-нибудь в моих магазинах. Родился и рос я в провинциальном городке, я бы не сказал, что детство было у меня счастливым. Позже я переехал в столицу, где и по сей день живу, поначалу я жил у родственников. Я очень подружился со своей дальней сестрой, я ее называю «Солнышком», мы с ней лучшие друзья, она работает у меня в компании, мы часто ведем беседы на разные темы, она все пытается найти мне подругу, но пока у нее это не получилось.
Учась в университете, я смог обрести много полезных связей, многие кто учился вместе со мной, работают сейчас у меня. Я начал свое дело с пару киосков, было трудно, но мы начали развиваться и сейчас достигли того, что имеем. Я не стремился к тому, чтобы заработать много денег, я просто хотел развить и укрупнить свою компанию и все действия, которые я делал для этого, вызывали у меня интерес, азарт и удовлетворение, мне это напоминало «Монополию» для больших мальчиков.
Семьей я не обзавелся, сначала некогда было, а потом не захотел, меня раздражали все эти стандартные семьи с их дебильными праздниками и прочими странностями. Все у них выглядело как-то натянуто наигранно все эти счастливые улыбки, ласковые слова, сейчас, когда я это вспоминаю у меня проситься наружу мой завтрак.
Современные женщины, это моя любимая тема, я делю их на следующие категории:
1) «Мажорки»- дочки богатеньких папаш, которые сморят на всех свысока;
2) «Пижонки» — они не очень богаты, но строят из себя мажорок, ищут себе богатого кавалера, единственный волнующий их вопрос это –«А, тому ли я дала?»;
3) «Глупышки» — половина из них это спортсменки, другая просто глупые и все;
4) «ТП» — девушки ведущиеся на все, что модно, если сегодня модно быть ванилькой, они оденут футболку «I Love NY» и будут тихо попивая кофе на окне шептать милые фразы почерпнутые из социальной сети, так же не менее милую фразу они поставят в статус опять-таки в социальной сети, а на userpicture запилят фотографию на вытянутой руке, ведь это так мило. Если модно быть суровой девушкой слушающей Rock, они оденут клетчатые рубашки, на всех фотографиях будут показывать козу, будут цитировать Курта Кобейна, хотя большинство из них не будут знать кто это.
5) «Принцессы» — девушки, которые так и застряли в детстве, считают себя принцессоми и все ждут принца. Принц не приходит, поэтому они выходят замуж за первого попавшегося, он оказывается алкоголиком, она терпит скандалы и побои, работает на нескольких работах приходит домой, моет, стирает, убирает, с детьми уроки делает;
6) «Мама ама криминал» — с такими вообще опасно общаться, так как если им что-то не понравится, они с легкостью смогут тебя искалечить, они пьют пиво, на уровне мужчин, и курят;
7) «Нормальные» — их очень мало, и они все уже занятые.
Вот так, и не как иначе я классифицирую современных представительниц слабого пола.
Каждый день я работаю у себя в офисе и поздно возвращаюсь домой. Я живу в центре на 2ом этаже, у меня двухэтажная квартира, я выкупил квартиру над собой и присвоил ее к своим владениям. Первый этаж, на котором я обитаю, это одна сплошная комната, на второй этаж ведет лестница, но там еще пока не делал ремонта, думаю, что когда-нибудь женюсь и тогда эта площадь пригодиться, там будут жить дети. Заходя домой я сажусь на скамеечку снимаю ботинки(кстати от известной фирмы) подхожу к большому зеркальному шкафу, открываю его, здесь очень много фирменных вещей, раздеваюсь, одеваю шорты в которых хожу по дому подхожу к компьютеру включаю его иду на кухню достаю что-нибудь поесть, возвращаюсь с едой к компьютеру, ем и изучаю новости экономики, потом подхожу к полкам с книгами(полки находятся вдоль всей стены, я долго собирал эти книги) беру книгу, которую читаю и углубляюсь в чтение, потом возвращаю книгу на место и ложусь спать на черный диван, который стоит посредине комнаты. И так изо дня в день, иногда только я хожу с сестрой в ресторан или клуб, друзей у меня кроме нее нет.
В очередной из моих серых трудовых буден сестра сказала, что сегодня вечером мы пойдем в ресторан и там буде девушка, с которой она хочет меня познакомить, я сказал, что мне уже надоело то, что она пытается меня с кем-то свести, мне это абсолютно не нужно, у меня все есть что нужно человеку, и я практически доволен своей жизнью. Вечером мы поехали в ресторан было скучно, я сидел, молчал в основном говорила, та с которой мен хотели свести, она рассказывала истории, которые по ее мнению были забавные и сама же над ними смеялась, при чем смех ее был ужасен, возвращаясь, домой я сказал Солнышку
-Я дико устал, слушаю ту дребедень, которую говорила эта особа, и ты вот хотела, чтобы я с ней встречался, чтобы я потом на ней женился, у нас родились дети, и в один прекрасный момент я убил ее из-за того, что мне надоел ее смех!
-Я сама не ожидала, что она такая, на первый взгляд нормальная. Я хочу, чтобы ты нашел девушку подходящую тебе, как ты думаешь, есть вообще, такие или нет?
-Не знаю, есть ли сейчас, но, во всяком случае, была.
-Интересно, кто же эта незнакомка?
-Когда я еще не переехал сюда, была девушка, с которой мы были бы идеальной парой, но как-то так получилось, что мы перестали общаться, где она и что с ней стало, я не знаю.
-Может найти ее?
-Солнышко, ты с ума сошла мне, когда я последний раз ее видел было 17ть, сейчас мне 26ть, прошло 9 лет, за это время многое что могло случиться, вышла замуж, уехал жить в другую страну, умерла, в крайнем случае. Да и если я ее найду, что я скажу? Люди меняются со временем. Ладно, я пошел домой, мой водитель довезет тебя до дома, встретимся завтра на работе, сладких снов Солнышко.
-Спокойной Ночи Братишка.
Через несколько дней я улетел в другой город, по делам. Я сидел в окружении женатых деловых мужчин, с кольцами на безымянных пальцах, в костюмах и галстуках, которые, наверное, подбирали им жены. Уже наступил вечер, и встреча подошла к концу. Я распрощался со всеми. Решили, что я задержусь здесь еще на день. Допивая свой кофе, в задумчивости анализирую полученную информацию, я пролил его на себя, и залил весь костюм с рубашкой. У меня в сумке были только шорты, футболка, свитшот и беговые кроссовки Nike(у меня привычка бегать по утрам), я не думал, что задержусь и не взял запасные вещи, магазины были уже закрыты. Я одел то, что было. Меня хотели довести до гостиницы, но я решил прогуляться. Я узнал, как можно до нее добраться, и отправился.
Здесь люди тоже спешили после работы домой, только я теперь созерцал их не со стороны, а был в их потоке. Я дошел до станции метро, сел в вагон около выхода, я ехал, все еще думая о сегодняшней встречи, смотрел в пол, натянул на голову капюшон. Когда поезд останавливался я слушал, что за станция объявляют, чтобы не пропустить свою. Поезд в очередной раз остановился, все кто выходили ждали открытия дверей, но они не открывались, поезд дернуло куда-то вперед от чего все стоящие чуть не упали и только тогда двери открылись. Когда произошел этот «рывок» на меня упала девушка, которая стояла передо мной, она встала извинилась и когда я посмотрел на нее я почувствовал в чертах ее лица что-то знакомое, я не понял кто это. Пока я размышлял девушка уже успела выйти и я посмотрел ей вслед и потом обнаружил, что когда она упала она выронила какую-то книжечку, я схватил книжечку хотел догнать и отдать ей, но двери уже закрылись. Я решил открыть эту книжечку, это оказался паспорт. Когда я перелистнул страницу, я оторопел, так как там была написана информация о той самой девушке, о которой мы недавно говорили с Солнышком. Вглядевшись в фотографию, я понял, что это на самом деле она, просто она стала выглядеть взрослее и красивее, я так же открыл 14 страницу штапов не было, я почему то улыбнулся, на 16 с 17 тоже ничего не было написано. Я открыл 5 страницу и решил, что поеду сейчас по этому адресу и отдам ей паспорт. Я вышел на следующей станцией, выйдя на улицу я позвонил Солнышку, она взяла трубку и сонным голосом спросила.
-Ало, что такое что случилось?
-Солнышко прости что так поздно, просто сейчас я ехал в метро и на меня упала девушка, и оказалось что она выронила паспорт
-Сдай его в отделение милиции или еще куда-нибудь.
-Не все так просто, эта та самая девушка, которая была бы для меня идеальной парой, я же тебе недавно про нее рассказывал.
-А поняла, могу сказать одно, это судьба, давай действуй, разыщи ее.
-Спасибо, ты самая лучшая сестра, спокойной ночи.
-Спокойной.
Я нашел такси, сказал адрес, который был указан у нее в прописке, звали ее кстати София. Я приехал туда, позвонил ей по домофону, но ее не было дома. Я ждал, пока кто-нибудь придет с чипом от домофона или кто-нибудь будет выходить из подъезда, мне начало становиться холодно. Дверь, наконец открылась и вышла бабушка, подобные ей были кладезью информации они знали все про всех. Она была одета в старое пальто, на голове был повязан платок, в руках она держала кулек, наверное, хотела покормить бездомных кошечек и собак. Она подозрительно посмотрела на меня.
- Ходять тут всякие, а потом удивляемся, что в подъезде нассыто.
Ты к кому пожаловал сударь? Я сейчас милицию вызову!
-Вас как по имени отчеству?
Бабульке явно понравился этот вопрос, и она с гордостью ответила.
-Любовь Фоминична.
-Видите ли, Любовь Фоминична, я не всякие и ни как не собираюсь справлять нужду в вашем подъезде, так как считаю, что для это существуют туалеты. Подъезд — это общественное место, а за такие вульгарные действия садить этих тунеядцев надо.
Я сказал это абсолютно серьезно, но в душе мне было смешно, Любовь Фоминична прямо вся заулыбалась.
-Это ты касатик верно рассуждаешь.
-Я к Софии из 112 квартиры приехал, я ее старый друг, но ее что-то дома нет.
-Как же знаю такую, художница, которая хорошая девчушка, да только у нее ни ребенка ни котенка, одна она живет.
Я достал из кармана две 5000ые купюру и подал старушке.
-Вот это вам, на одну вы себе что-нибудь к чаю купите, а на вторую я бы вас попросил купить букеты роз большой красивый, я не знаю, где тут ближайший магазин цветочный, я вас пока в подъезде подожду.
-Ох, спасибо тебе родненький, я как тебя увидела, сразу поняла, что ты хороший человек, я сейчас мигом схожу.
Я зашел в подъезд и сел на лестничный пролет в ожидании. Я сидел и вспоминал о тех временах, когда мы общались с Софией, ведь мы вместе хотели открыть кофейню, и я после того как дело встало на ноги первым делом открыл ее, то есть исполнил нашу общую мечту. Она единственная кого я по-настоящему любил, кажется, я люблю ее, по сей день.
Любовь Фоминична вернулась, принесла шикарный букет роз, приглашал к себе в гости чай пить, но я отказался.
Я просидел на ступеньках, прижавшись к стене около часа, уже начал засыпать, когда услышал шаги и звон ключей, открыв глаза, увидел, что эта она.
-София!
Она повернулась.
-Мы знакомы?
-Сегодня в метро вы упали на меня и выронили паспорт, вот он, и вот этот букет тоже собственно вам.
-Спасибо, я все обыскала, ища паспорт, за цветы тоже спасибо.
-Кстати, на счет вопроса мы знакомы, мы с вами знакомы.
Она стала вглядываться ему в лицо.
-Ух, ты я последний раз тебя лет 9 назад видела, как ты изменился, я-то подумала еще в метро, кого мне напомнил этот молодой человек. Иди сюда я тебя обниму. Я очень рада тебя видеть, я часто вспоминала тебя. Проходи ко мне в дом
-Я тоже тебя рад видеть.
Мы говорили всю ночь, вспоминали прошлое, София рассказала, про свои жизненные мытарства. Я не рассказал ей, чем занимаюсь, она почему-то подумала, что я работаю в клубах конферансье, я на самом деле работал раньше им в самых лучших клубах столицы, но это было, когда я был студентом, потом я пару раз посещал эти заведения, но уже в виде посетителя. Уже наступило утро, и я предложил ей вечером встретиться около своего ресторана, конечно, я не сказал, что он мне принадлежит.
-Да, я знаю, где этот ресторан находится. У нас там собирается вся элита города здесь есть еще один такой же ресторан, говорят, что хозяин их столичный какой-то и что по всей стране они расположены. Я хотела устроиться туда, у меня же есть заочное экономическое образования, но меня не приняли. Но я очень бы хотела там работать.
Я улыбнулся.
-Знаешь, мечтам свойственно сбываться. Вечером поговорим на эту тему.
Я весь день был одухотворен встречей с Софией, позвонил и рассказал сестре, как все произошло, она сказала, чтобы я даже не думал и вез ее к нам. Наступил вечер. Я еще утром переоделся в костюм, меня привезли на роскошной машине к ресторану. Я вышел, обнял ее подарил цветы, она была в шоке от моего костюма и от машины, я ей предложил пойти поесть в ресторан, но она не захотела, сказала, что там, наверное, очень дорого.
-Я хочу у тебя спросить, ты можешь все бросить, что у тебя здесь есть и уехать со мной, у меня самолет улетает через час.
-Если честно мне бросать то здесь нечего, правда, только вот что с квартирой делать?
-Не бойся эту проблему я беру на себя, ну тогда поехали.
Мы прилетели в столицу, нас встретила сестра, они с Софией подружились и начали мило щебетать, как старые подружки. Мы сели в мою любимую BMW 780 LI и поехали, сестра вскоре вышла из машины и сказала, что ей еще надо на работу.
София опять не понимала, откуда машина с водителем и прочая роскошь. Я решил рассказать ей все. И привез ее в кофейню, в ту самую которую открыл самую первую.
Когда мы пришли, и сели за столик я ей сказал.
-Ты знаешь, что хозяин, этой кофейни является хозяином сети ресторанов, в которую ты хотела устроиться, у него еще целая куча всего.
-Я же здесь не живу, не знала, а вот что у него много всякой всячины это я слышала, наверное, у него много денег, вот повезло же кому-то. Зачем ты меня сюда привел?
-Посмотри вон туда, видишь надпись, читай ее.
-Там будет капучино и круасаны…хм… так эту же фразу я тебе когда-то сказала, когда мы мечтали открыть кофейню… подожди…так ты и есть хозяин всего этого!?
-Не хочется хвастаться, но это так.
-Ух, ты классно! Ты возьмешь меня к себе на работу?
-Конечно, возьму, я хотел тебе кое-что предложить.
-И что же?
-София выходи за меня замуж! Все эти 9 лет я любил тебя, ты единственный человек, который понимает меня, ведь если бы не ты у меня может, всего этого не было.
-Я согласно.
У нас была свадьба, София теперь работает в моей компании и мы сделали первый ресторан заграницей, мы сделали ремонт на втором этаже нашей квартиры, и скоро в нащей маленькой семье будет прибавление.
Темнота поглощает большой город, свет в окнах небоскребов гаснет, и служащие спешат домой, их ждет семья.
Когда эти люди возвращаются домой, я еду к себе в логово, на своей машине у меня черная BMW 780 LI ею управляет мой водитель, я сижу на заднем сидении и смотрю на людей, которые двигаются к своим семейным очагам. Рядом со мной моя любимая жена София, и мы нестандартная семья современного общества.
Дорогой дневник, прощай, спасибо, что ты терпел меня, но сейчас ты мне уже не нужен!

THE BABYLON

«Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным» (Откр. 17: 36)

«Лишь тот будет прощен, кто искренне раскатиться» Б.Б

Введение


Среди серых панельных пятиэтажек, построенных в 70ые годы, затесался двухэтажный каменный дом примерно начала 19го века. Он выглядит дряхлым осунувшимся стариком, на фоне других построек. Былая красота и помпезность поблекла. Территория вокруг дома огорожена двух метровой кованой оградой с огромными, опять-таки коваными, воротами. Войдя в ворота, вы пойдете по выложенной камнями дорожке, которую окружает хорошо подстриженный газон. По краям дорожки на пьедесталах стоят мраморные статуи мифологических героинь, которые застыли в своих позах и встречают вас холодным надменным взором. Дорожка заканчивается, и вы уже ступаете по большим широким ступеням из белого мрамора, которые ведут к дверям дома. Как было уже сказано, дом был двухэтажный, он имел три треугольные крыши, которые делили его на три части. Правое и левое крыло дома были идентичны, так что описывать мне будет легче. Три окна было на первом этаже и три на втором, две колонны в корифском стиле разделяли крыло на три части, в каждой части было два окна, одно сверху другое снизу. По краям крыши стояли мраморные статуи, только уже мифологических героев.
Крыша центральной части была выше других, и посередине ее красовалось маленькое круглое слуховое окно. Две больших колонны держали крышу. Большие двери делили центральную часть на две части, в обеих частях было по одному окну сверху и над самыми дверями было еще одно окно. Вот в него мы и заглянем.
Половина комнаты утопало в тени, другая половина была освещена лунным светом, который поникал сквозь стекло большого окна с потемневшими от старости рамами. На паркетный пол падала тень от человека, стоявшего у окна.
Интерьер комнаты был таков: стол, на котором лежало много бумаг, но все они были сложены в аккуратные стопки, на столе стоял стакан с остро отточенными карандашами, настольная лампа с зеленным абажуром, каменная подставка сделанная из змеевика, в которую были встроены часы, чернильница и «колпачок», в котором помещалась ручка. За столом стояло высокое викторианское кресло, в комнате было еще пару венских стульев. В дальнем углу стоял сейф. На одной из стен висела карта, на которой было много различных обозначений, рядом висела картина, у стены напротив, стоял книжный шкаф, в котором обрела себе пристанище богатейшая библиотека, здесь можно было найти книгу на любой вкус от Карла Маркса до Фомы Аквинского. Книги не были в пыли, что говорило о том, что их часто перечитывают. Огромные входные дубовые двери с затейливыми вензелями. Высокие потолки с лепниной по краям и огромная хрустальная люстра, дорогая обстановка комнаты говорила о том, что когда-то это был домашний кабинет какого-то знатного богатого человека.
Сейчас хозяином этой комнаты был парень, который стоял у окна. Ему на вид можно было дать лет 25, он был среднего роста с пропорциональной фигурой. Короткая стрижка, большой подбородок с ямочкой, широкие скулы, глубоко посаженные серые глаза, сосредоточенный взгляд, глаза дышали суровостью, но иногда в них пробегала искорка добра. Лоб, который, не смотря на молодость, пересекали две продольные морщины. Кожа его была бледна, под глазами темные круги. Он был одет в сидевший по фигуре черный костюм, в черной рубахе и темных удобных туфлях. В руках он задумчиво перебирал китайские шарики.
Сегодня его вновь посетили воспоминания…

Поехали!

Был чудесный летний день, подобных ему бывает крайне мало, так как не было жары и духоты, было тепло, прохладный ветерок приятно освежал. Здание университета было полно людьми, в основном это были абитуриенты, которые пришли смотреть списки поступивших. Одни отходил от списков радуясь и улыбаясь, от того что поступили туда, куда хотели, тем самым реализовав свою заветную мечту. Другие же наоборот были грустны, а некоторые даже плакали, так как их мечта, увы, не сбылась. Двери распахнулись, и из здания вышел парень, на вид лет 18-19 лет,
с необычной для обычных людей внешностью — что-то определённо привлекало в нём.
Он заглянул каждому в душу, пронзил их своим взглядом, но никто не ощутил какого-либо вредоносного проникновения.
Напротив, это был свет, исходящий из глубины души. Одет он был по-простому,
но в тоже время с некой своей «изюминкой»: простая клетчатая рубаха,
свободно пархающая поверх тёмно-синих джинс с причудливыми овальными прорехами,
на ногах его была удобная и в то же время современная, правда немного изношенная, обувь.
Всё в нём было просто и одновременно со своей сложностью. Пусть это можно было назвать простотой,
но тем самым он чем-то отличался от других, но особенно люди, вглядываясь в его лицо,
ощущали некий прилив силы и внутреннего вдохновения и убеждения, той самой уверенности,
что отражали его светло-зелёные глаза – зеркало души. Его угловатые черты лица вытесняли округлые черты чужих лиц,
они словно выделялись из толпы, и с первого взгляда на их острую форму невозможно было не сказать,
что именно они и придают этому человеку глубокий, сильный и смелый образ храброго воина,
не желающего отступать ни пере чем. На щеках его виднелся румянец. Напротив,
парниша ничуть не скромничал – этот румянец красил его, делал его живым; конопушки,
как зерно, посеянное и рассыпанное в области носовой перегородки придавали в то же время некий образ то ли
ребячливости (а может, это всего лишь устоявшиеся стереотипы),
а с другой стороны то ли это так и должно было быть – знак того, что он освещён светом. Его светло-каштановые волосы лежали сами по себе,
позволяя некоторую свободу действий, кудри и прочие завитушки смотрели в ту сторону, в которую,
как казалось, они и хотели смотреть. Завершая всю картину, нельзя не упоминуть его свободную,
независимую линию губ, то растягивающуюся в усмешке, то расплываясь в какой-то искренней и доброй улыбке,
то напротив: принимая серьёзное и суровое выражение лица,
а вместе с тем опуская уголки губ всё ниже и ниже по мере настроения. Его звали Давид.
Он подошел к парню одетому в черные узкие джинсы черные туфли и коричневую футболку с затейливым рисунком, парень сидел на скамейке. Давид посмотрел на него и сказал.
- Мы не поступили – парень был ошеломлен – Да ладно я пошутил, мы поступили! – сидящий на скамейке заулыбался — Вов, мы теперь переехали в большой город, будем учиться в университете, жить в одной квартире, наконец-то мы вырвались из той дыры, в которой мы жили. У меня кроме тебя нет больше близких людей … — при этих словах он замолчал и взгляд его немного помрачнел, но немного погодя он продолжил разговор — А квартиру мы с тобой хорошую нашли: дешевая однокомнатная, но просторная, и близко к университету находиться!
- Конечно, теперь мы здесь можем реализовать свои амбиции, ты только представь, чего мы сможем достигнуть через пару лет! Давай сначала осмотрим город.
Они встали и пошли. Сидевшего на скамейке звали Вова, он был лучшим другом Давида. Они приехали вместе поступать в университет из маленького захолустного городка.
Он был ровесник Давида, чуть повыше его ростом, с хорошей фигурой. Его белые волосы были красиво подстрижены, эта стрижка ему очень шла. В его внешности не было ничего особого, но многим девушкам он нравился.
Началась их «новая жизнь», они поселились в однокомнатной квартире (комната кухня и совмещенный санузел) имущество ее составляло диван, кровать, стол, электрическая плитка, микроволновка, холодильник, шкафы с посудой, обеденный стол и пару табуреток.

Все время друзей занимали учеба с работой, виделись только по вечерам, оба приходили уставшие, и до разговоров не было времени они ели и ложились спать. В итоге самая большая беседа, которая происходила между ними — обмен приветствиями при встрече. Так близкие друзья медленно отдалялись друг от друга.
Прошло около полугода, с момента на скамейке и незаметно подкралась зима. Одним холодным вечером, Давид увидел девушку, звали ее N, и сразу почувствовал в ней что-то близкое и родное. Она зашла с улицы в помещение и ее щеки с носом были покрыты легким румянцем, от мороза, светлые красивые волосы слегка покрылись инеем.
Она была подобна солнышку, ее улыбка и глаза излучали тепло и добро, которое грело душу. Ему понравилась ее ямочка на подбородке. Она была в фиолетовой шапке и в куртке фиолетового оттенка в синих джинсах, которые подчеркивали ее немногие широкие, но все, же изящные бедра, бежевые сапожки.
Ноги ее были немного косолапые, но это выглядело очень мило, и придавало какую-то особенность ее походке. Он подошел к ней и сказал.
- Привет, меня зовут Давид
Она улыбнулась.
-Привет, приятно познакомиться
С этого и началось их знакомство, они стали беседовать, говорили увлеченно, не переставая на совершенно разные темы.
Голос у N был очень красив.
Она постоянно улыбалась. Казалось, что они давно знали друг друга, но давно не виделись и сейчас делились пережитым и новостями. Они стали каждый день гулять и разговаривать. Вове про нее он ничего не сказал. Все было, как в сказке они друг другу нравились.
Однажды они шли, она прыгала на снежные глыбы, пытаясь их раздавить, на одной из глыб она подскользнулась и начала падать он поймал ее, но потерял равновесие и они оба упали в сугроб, долго смеялись, мимо проходившие люди улыбнулись, смотря на них и подумали – «Не перевились еще люди, которые способны по настоящему любить. Какие же они счастливые! ». Они любили помечтать, N хотела, когда станет совсем взрослой много путешествовать, даже составила список стран и сколько она хотела бы в них пожить, но потом оказалось что список очень большой, и ей пришлось его немного сократить. Они мечтали, что в будущем откроют свою кофейню, она нежно смотрела, на него улыбаясь, и по-детски важно говорила — «Там обязательно будут круасаны и капучино!».
Он понял, что она не просто ему нравится, он ее любит. Все что ему надо это видеть ее улыбку смотреть на то, как горят ее глаза, слушать, что она с большим восторгом рассказывает, прижаться, обнять ее, услышать биение ее сердца, и почувствовать тонкий приятный аромат ее волос!
Но вскоре он заболел, и только через 2 недели смог ее увидеть.
Но она изменилась, не обращала внимания на него, и даже перестала говорить с ним.
За ней начал «ухлестывать» некий Крысенко, который полностью соответствовал своей фамилии, у него был вытянутый нос, черненькие усики, модненькая стрижечка с челкой, которую он всегда движением головы закидывал на бок.
Крысенко всегда только и делал, что всех углах восхвалял себя, был он сущим самолюбом и эгоистом. Смотреть на то, как этот «Нарцисс местного разлива» «ухаживает» за N, нашему герою было больно, так как она была ему дорога, а «ухаживания» Крысенко были гадки, мерзки и вульгарны.
Еще больнее было видеть, как она кокетничала с ним. Давид решил признаться в любви, чего до этого не делал, надеясь, что это растопит ее сердце, и они вновь будут счастливы. Но этого не произошло, она надменно посмотрела на него, произнесла холодную речь, развернулась и ушла. Он остался, пытался вспомнить, что она сказала, но не мог в голове стоял какой-то шум, сердце начало что-то обволакивать внутри и он почувствовал боль, которую до этого не испытывал. Для него это было ударом он долго бродил по городу, в некоторых местах он останавливался и вспоминал, как они гуляли здесь, в голове его крутилось слайд-шоу, на всех фотографиях прежняя N с ее широкой улыбкой и с близорукими невинными глазами. Придя домой, он лег на диван прямо в одежде, что-то непонятное творилось в его душе, казалось, он потерял часть себя. Вовы дома не было, придя, он спросил «Что с тобой?», Давид нехотя пробубнил «Заболел» и отвернулся лицом к спинке дивана.
Крысенко стал встречаться с N и с каждым днем все сильнее затягивал ее в грязную порочную жизнь.
Давиду было очень трудно, он постоянно вспоминал ее, но в воспоминаниях была та настоящая N, которую он любил, рядом с которой ощущал себя счастливым.

«Ее глаза прекрасны и чисты
Я никогда не видел подобной красоты
В них столько заботы и доброты
Она подобно ангелу опустившемуся с небесной высоты

Она светилась, как солнышко
И излучала тепло
Находясь рядом с ней я был счастлив, мне было хорошо
Но видимо быть вместе нам не суждено

При встрече она опускала глаза и молчала
Я не понимал, что за черная кошка между нами пробежала
Где та, которая раньше понимала,
Походу ее Снежная Королева украла

Глаза померкли, улыбка сошла с губ
Из-за чего так можно измениться вдруг?
В глазах испуг
Почему же не расскажешь, я не враг твой, я друг!

Если обидел, прости,
Я не хотел, пойми,
Любимая, не молчи
Что произошло, расскажи

Вы думаете что все образумилось, близок хэппи энд,
Но жизнь не фильм, тут чаще печальный конец
Больше слез, разбитых судеб и сердец
Зачем придумал любовь творец?

Не понятная сила разлучает людей
Увеличивается количество смертей
И плачущих матерей
Хоронящих своих детей

Когда-нибудь это кончится, ты мне поверь
Не веришь, проверь
Мое сердце болит от потерь
Сейчас поведаю, что со мною теперь

Зависаю, дома пишу на бумаге слова
О том, чем заполнено мое сердце и моя голова,
Мечтаю, что делал бы сейчас, если бы была рядом она
Солнышко, мне нужна ты одна, я люблю, и буду любить тебя всегда

Если обидел, прости,
Я не хотел, пойми,
Любимая, не молчи
Что произошло, расскажи»
Писал он.
Жизнь его стала серой, и он нехотя жил день за днем.
Так эту историю Вова и не узнал. Так прошел год, у Вовы появилась девушка имя ее Z, Давид с ней подружился. Он был рад за них, они любили друг друга и светились, как два начищенных самовара.
Благодаря Z отношения между «старыми» друзьями наладились.
Вова и Z начали часто сориться, тем самым они утратили то, что являться фундаментом всех взаимоотношений — доверие.
Вова рассказал другу, что одна из подруг Z пытается «закадрить» его. Давид спросил « Ты расскажешь Z про это? По — моему надо.». Вова долго думал, что ему сделать и все же рассказал Z. Давид спросил у Z, что она сказала своей «подруге», после того как узнала про ее «подрывную деятельность».
-Ничего, я быстро привыкаю к людям, но я так, же быстро забываю их.
В отношения Вовы и Z вроде все наладилось, но тут произошло то, из-за чего многое изменилось в жизнях Вовы, Z и Давида.
Возвращаясь, домой Давид увидел, как Вова сидит на скамейке с «подругой», которая пыталась омрачить счастье Z. Давид удивился, но не показал виду подошел к ним, постоял ради приличия и пошел дальше. Он долго думал сказать Z или нет. Если сказать, то он подставит друга, если не расскажет, то он предаст ее, а она за это время стала ему близким другом. Он ждал того, что Вова сам все расскажет, но время шло и этого происходило. Все эти мысли о том, что делать ужасно тяготили его, Давид решил, что лучше всего оставить их, пусть сами между собою разбираются.
Видеть Вову он больше не мог, поэтому найдя квартиру, которая находилась практически на окраине города, и сразу же переехал туда. Ему не хватало Z, не с кем было поговорить и посоветоваться.
Его жизнь, которая, казалось бы, вышла из серости, вновь погрузилась в нее.
4 месяца Давид забывался, погружаясь с головой в свои дела и как-то случайно сблизился с одной особой — А. Ее шелковые волосы цвета осенней листвы воздушно ложились на плечи, создавая контраст с белой, как слоновая кость, кожей, ее черты лица были словно выточены каким-то талантливым ваятелем. Глаза, были прекрасны, в них было много теплоты. Она была: красива, мила, добра, заботлива, список ее хороших качеств достаточно обширен, а плохих не имелось. Ему не нравилось ее окружение, эти люди были подобны Крысенко, и он не понимал, что у нее может быть общего с ними. Они были очень «активны», могли идти и на всю улицу кричать что-нибудь или петь песни, так же могли танцевать посреди города, они не понимали, что выглядят дикарями. Они были представителями mainstream, а Давид был нонконформистом и считал, что лучше плавать в своей тихой гавани, чем плыть в общем течением, так как сохранишь данную тебе природой индивидуальность. Нужно быть самим собой, а не модно украшенной фальшивкой, которая не имеет своего мнения, и сыплет популярными цитатками.
Все чаще между А и Давидом возникали конфликты, его раздражало, что она не могла различить истины от фальши, искренности от напускного пафоса. Давид понял, что она так и не поймет его, пожелав ей удачи и счастья, навсегда исчез из ее жизни.
Через месяц в полной мере наступило лето, июнь в этом году был очень жарким. В один из июньских дней Давид наткнулся на Вову, был удивлен этой встречи, но не показал своего удивления.
-Добрый День — сказал он Вове, тот в свою очередь торопливо помахал головой и на ходу произнес – Здравствуй, Здравствуй — На этом «беседа» закончилась, они уже отошли друг от друга на приличное расстояние и тут Вова окликнул его.
-Постой! Завтра в 12 часов в этом районе будет митинг около памятника Ленину, ты знаешь, где это?
-Ну да, что от меня требуется?
-Ты сразу в бой рвешься, сначала дослушай, после митинга мы построимся в колонны и пойдем к зданию администрации протестовать.
-И чем же вы недовольны?
-Дело в том, что моих товарищей студентов выгнали из университета.
-Учиться надо было, поди, не учили и завалились на экзамене, вот и кукуют теперь!
-Нет, дело не в этом! Видишь ли, ребята эти, а они толковые, были как и я членами одной антиправительственной подпольной организации, и занимались пропагандой среди студентов, но походу кто-то сообщил о их деятельности куда надо, и с этого началось самое «интересное». Все как-то не так начали на них смотреть преподаватели, однокурсники. Как бы они не бились, они не смогли сдать ни единого экзамена, их отчислили, а когда они стали забирать свои вещи с общежития, то появились сотрудники внутренних дел и произвели обыск, в ходе которого у нескольких человек обнаружились наркотические вещества, а у других боеприпасы и ручные гранаты.
-Вот она современная демократия! Если нет статьи за инакомыслие, то с помощью ловкости рук служителей порядка, появляются «странные объекты» в разгаре обыска за которые можно привлечь к ответственности по всей строгости закона.
-Совершено, верно! Мы до этого были недовольны действиями властей, а после такого тем более озлоблены на них… Так ты придешь?
-Если смогу то да, но обещать ничего не могу. Прощай!
-До свиданья.
И оба дальше пошли туда, куда шли.
Сказанное Вовой долго не выходило из головы, Давид понимал, что на месте этих студентов мог оказаться каждый, кто хоть что- то сказал в осуждение действующему строю. Он глубоко вздохнул и сказал себе – «Ты Давид сам понимаешь, что выступать против правительства глупо, это преднамеренное самоубийство, так как смертоносная машина под названьем «Правительство» подомнет под себя и раздавит любую крамолу. У правительства есть армия, если она перейдет на сторону недовольных, можно воспользоваться армиями стран союзников, которые в случае восстаний с легкостью введут свои войска, а если и не введут, то, во всяком случае, будут оказывать помощь продовольствием и вооружением. К тому же, кто не доволен властью? Средний класс, а его нет так уж много, да и среди них есть, кто доволен жизнью и не собирается поддерживать восставших, так как они за стабильность, а восстание это более хаос, нежели стабильность. Богатых не много, но есть одно Но.
По-моему мнению, богатые люди, и люди управляющие страной одни и теже лица, а если и есть богатые, не относящиеся к политике, то они приближенны к таковым. Мы имеем в итоге небольшую группу людей, которая захватила власть, а так же все влиятельные компании, фирмы, предприятия, корпорации … — то есть весь экономический рынок. Они потихоньку начинают распродавать страну, сейчас пока полезные ископаемые, но, как известно все кончается, и когда они закончатся, дело дойдет до земли.
Сама большая группа в стратификации – это бедняки, но благодаря многим обстоятельствам эта масса не способна подняться и бороться за свои права, так как в большинстве своем — это люди которые деградировали до первой стадии эволюции, и все что им надо заключается в бутылке со спиртным. По-моему способствовало этому опять-таки правительство, ведь когда ты тупой проще управлять тобой, ты должен только знать, когда подъем, когда отбой. И с каждым годом количество деградантов растет, молодежь за которым будущее не имеет цели в жизни, не имеет интересов, и мы получаем из них наркоманов, алкоголиков и преступников. План господина Даллеса во всей его красе, а не заплатили — ли кто «Правительству» за его реализацию??? Я не удивлюсь, если это так! А эта мнимая оппозиция, просиживающая кресла в нижней палате парламента, сборище клоунов, которые только и делают, что кривляются и говорят высокопарные речи – и так, по их мнению, они решают проблемы граждан страны. На полках лежит товар, которые везут из-за границы, хотя мы могли сами все это производить, но все наши бывшие «предприятия-гиганты» не функционируют, а здания обветшают и приходят по немного в негодное состояние. Ладно, можно было бы молчать если бы товар, импортируемый, был бы хорошего качества, но это далеко не так! Мы едим «непонятные» фрукты и овощи, которые не только с содержанием ГМО, но и еще напичканы веществами, благодаря которым они успешно хранятся, на людей эта химия пагубно влияет, поэтому неудивительно, почему так возросла смертность, количество болеющих раком и другими неизлечимыми заболеваниями. Одежда, тоже не желает лучшего она даже ужасно пахнет, более или менее нормальная одежда в дорогих фирменных магазинах, но ее себе может позволить не каждый, так как большая часть жителей находиться за чертой бедности. Если бы эти же известные бренды создали бы у нас дочерние предприятия, то во — первых в казну бы платились налоги, во- вторых многие люди приобрели работу и, в-третьих, мы ходили бы в качественной хорошей одежде, и стоила она намного меньше, потому что не было бы накруток на цену. Можно долго еще говорить на эту тему, но время позднее пора спать.
Ему приснился странный сон: вид был от третьего лица, были видны спины девушки и парня, которые шли взявшись за руки по улице. У парня был атлетический склад тела, он был среднего роста, шея и остальные части тела, которые показывались из-под одежды были загорелы (наверное, много находился на улице) он был светловолос и у него была походка уверенного в себе человека. Одет он был в полосатое поло, зеленные бриджи и черные сандалии, одетые на босую ногу. Девушка обладала замечательной фигурой, белое платье обволакивало ее тело, его края беззаботно развевались по ветру, темноруссые волосы мило трепал ветер, она было воздушна, ее ноги, обутые в красивые сандалии, которые подчеркивали миниатюрность и прелесть ее стопы, словно парили над землей.
Улица, по которой они шли, напоминала виды Чернобыля. Дома были полуразрушены, как после артобстрела. Не было не единой души, было тихо и сумрачно и это навивало не очень радостные мысли. Все выглядело так, словно люди поголовно вымерли, а вещи, машины, дома остались. Много мусора валялось на тротуарах и проезжих частях. Витрины магазинов были разбиты, но пробоину заволокло паутиной. Вся поверхность не что иное, как большой слой пыли и когда пара наступала на землю то их ноги погружались в мягкую пыль и она небольшими струйками поднималась наверх. После них оставались, на пыли, следы, которые как- будто дымились. Небо было похоже на серый бетонный пол.
Сначала девушка с парнем шли медленно, изучаю местность, но потом они начали ускорять ход и вскоре побежали. Запинаясь о всякий хлам, они бежали дальше, ноги разъезжались, дыхание сбилось, но они продолжали свой путь. Когда они выбежали за пределы этого «мертвого города», они обернулись назад и увидели, что черная мгла окутала его, он начал проваливаться в землю и потом он совсем исчез, оставив после себя столб пыли, который напоминал Вавилонскую Башню, наверное и дальше были бы какие-то события, но Давид проснулся от зуммера будильника на нем стояла мелодия Генри Манчини – «Moon River» ( с этой мелодии начинался его день) он немного повалялся в своем ложе предаваясь воспоминаниям о N и невольно улыбнулся, эта была их любимая песня.
Он встал, поставил кипятить воду, пошел в ванную умылся, почистил зубы, вернулся на кухню и заварил Да Хун Пао, О эффекте Да Хун Пао в двух словах рассказать сложно, это и легкая эйфория, и тонко измененное состояние сознания. Концентрация внимания, успокоение бурного потока мыслей. Каждый раз эффект может быть разным, в зависимости от Вашего базового состояния. Несомненно, он может «работать» как природный антидепрессант, благодаря большому содержанию в нем L-теанина, который содержится только высокосортном чае, а в человеческом мозге продуцируется в гормон счастья и радости дофамин.
Буддийские монахи с древности пили чай в Уишани, и по одной из многочисленных легенд именно монах излечил императора чаем, который собрал с трех аутентичных кустов. Быть может, потому монахи в Уишани такие умиротворенные и буквально светятся счастьем. Монахи из Уи говорят, что чай помогает им сделать ум тихим, а себя спокойным и расслабленным. В нашем занятом мире, постоянного отвлечения от себя и сути, чай хороший способ, чтобы создать пространство спокойствия и релаксации. По мнению монахов, питие чая прекрасное средство, чтобы войти контакт с природой, собой, прошлым, настоящим и будущим, особенно если вам об этом известно.
Чем выше качество чая, тем более аромат преобладает над терпкостью, тем больше полезных веществ содержится в чае аккумулированных из почвы, и тем более выраженное психическое действие он оказывает.
Чай древнейший в мире напиток, он дарит ясность сознания, покой, сосредоточенность и гармонию. Это чудесный напиток позволит Вам сделать остановку в бесконечной мирской суете и направить свой вектор внимания с внешнего мира на внутренний
Он достал из шкафа свежую футболку производства знаменитого бренда «OBEY», натянул джинсы, которые висели на стуле, достал из ящика в шкафу носки сел на стул и стал их, медленно зевая, надевать, подойдя к столу он взял сумку(она была собранна еще с вечера) взял со стола ключи, посмотрел по сторонам думаю не забыл ли он чего, потом прошел в прихожую начал одевать на ноги высокие, красные с белым росчерком крыла Ники и зеленными шнурками Nike SB. Одев и завязав один кроссовок,
он вспомнил, что забыл кошелек и плеер. Он, прыгая на одной ноге, добрался до стола взял с него кошелек, на котором был вышит пацифик. Посмотрел вокруг в поисках плеера и потом нашел его лежащего возле стула, видимо, когда вешал джинсы он выпал из кармана, он поднял его, и поскакал назад. Доскакав он одел второй кроссовок, он продел через горло футболки Ipod с наушниками, вытащил из-под нее и засунул в карман одел наушники и включил музыку, воспроизвелся сингл Red Hot Chili Pepers – Californication, почему то всегда когда он слушал эту песню он задумывался о смысле жизни. (совершая действия, которые он проделывал практически ежедневно, он неизменно думал о вчерашнем приглашении на митинг и о сне, который ему приснился ночью) Он вышел из квартиры запер за собой дверь и весело побежал вниз по лестничным ступенькам (он жил на третьем этаже) нажав на кнопку, чтобы выйти услышал этот противный звук домофона, который он часто слышал ночью, когда неблагополучные соседи, живущие под ним, отправлялись за «топливом» для продолжения «банкета». Выйдя на улицу он вздохнул полной грудью свежий воздух, улыбнулся и подумал, что сегодня произойдет что-то, что изменит его жизнь. и пошел в университет, погода была удивительна солнце ярко светило, крыши домов были залиты этим светом, но прохожие были укрыты тенями, которые падали от домов, легкий ветерок приятно обдувал. Но вдалеке была видна иссиня- черная туча, которая медленно приближалась.
-Кажется, скоро будет дождь.
Сказал он, смотря на небо. Он дошел до остановки, которая была обклеена различными объявлениями, и сел на скамейку. Еще раз, взглянув на небо, он увидел, что оно изменилось и напоминало — небо в клипе к песни System Of A Down – «Sky is Оver».
Он повернул голову и увидел, что рядом с ним сидит девушка.
Она что-то сказала ему, он не услышал, потом вытащил наушники и спросил.
-Что?
-Небо сегодня удивительно красиво.
Сказала она улыбаясь.
-Я с вами согласен.
-Меня Таней зовут.
-Очень приятно, меня Давидом.
-Красивое имя, а вы местный?
-Нет, лимита, учиться приехал, второй курс заканчиваю.
-На каком факультете учитесь?
-На философском, политология и заочно на юридическом.
-Ух, ты!
-Да ничего особого.
-Сейчас редко встретишь мыслящих людей.
Было 8ой час и они проговорили до без пяти минут 12. Таня была интересным собеседником, он рассказал ей много того, чего не кому никогда не рассказывал.
Она сказала, что впервые в жизни общается с таким удивительным человеком. Они подружились. Давид посмотрел на часы, которые были у Тани на руке и сказал.
-Ничего себе уже столько много времени! Слушай, меня вчера пригласили к 12 часам на одно «мероприятие», думаю, будет занятно. Не составишь мне компанию?
-С радостью!
Она улыбнулась, и они пошли, направляясь к памятнику Ленину, где уже собралось много народу.
Но его воспоминания были нарушены стуком в дверь, он развернулся от окна и посмотрел на дверь.
-Войдите!
В комнату вошел человек лет 30и он был одет в униформу, черный френч с золотыми пуговицами, пагонов не было, но на рукаве был белый шеврон на котором был изображен остров, на котором стоит Вавилонская Башня., черные брюки и черные туфли. Лицо его было квадратной формы и не выражало абсолютно никаких чувств. Он был секретарем хозяина комнаты.
-Кесарь!
-Я слушаю вас Виктор.
-Он очнулся и хочет вас видеть.
-Так ведите его сюда, да и поставьте чайник кипятиться.
-Будет сделано Кесарь.
Он вышел. Хозяин комнаты, или как его назвал Виктор кесарь, подошел к столу собрал бумаги в одну стопку подошел к сейфу, который стоял в углу открыл его, вытащил оттуда поднос, на котором стояло все что может пригодиться для проведения чайной церемноии, поставил на стол, бумаги взял и отнес в сейф, после чего закрыл его. Он совершил приготовления, для того чтобы, когда ему принесут кипяток заварить чай. Дверь открылась, в комнату вошел молодой человек, по его виду можно было сказать, что он недавно очень сильно болел и все еще себя не очень хорошо чувствовал. Он был одет в халат, тапочки на босу ногу. Кожа на его лице была мраморно белая под глазами мешки, белые волосы были слегка взлохмоченны. Он пробежался по комнате глазами и остановился на лице Кесаря, глаза выражали страх и удивление. Он слабым голосом произнес.
-Это ты, это ты…
Кесарь поднял взгляд на него, немного посмотрел на него и сказал.
-Виктор, вы свободны, занесите только чайник.
-Будет сделано.
Виктор вышел. Человек, которого привели все так же стоял. Кесарь посмотрел на него и спокойно сказал.
-Ну, здравствуй Вова, вот как нас судьба свела! А ты не стой вон стул стоит, присаживайся, сейчас чай пить будем. ''Человек, не выпивший чаю, находится в разладе со вселенной.'' — Китайская пословица.Да Хун Пао самый настоящий у меня теперь много хорошего чая. Мои люди знают, что я люблю его, и частенько пополняют мои запасы, без чая я свою жизнь уже не представляю, это мой наркотик. – Он при этих словах улыбнулся. Вова же сел на стул, но все еще удивленно смотрел на Кесаря – Вот видишь фарфоровый чайный сервиз – он показал на подставку – Так его какой-то шнырь, украл из музея и продал. Но хорошо, что он в руки моих людей попал, а, то неизвестно чтобы с ним стало. Они мне и подарили его, а этот сервиз я тебе скажу не простой. Он является подарком, которой где-то в 18 веке Китайский Император подарил нашему какому-то Царю. Вот так вот.
Дверь открылась, зашел Виктор и принес чайник, который поставил на стол, а потом вышел. Кесарь начал заваривать чай, по его действиям и движениям можно было судить, о том, что в этом деле он достиг большого мастерства.
-Что-то Владимир ты не в духе сегодня разговаривать, или совсем одичал.
Вова немного помолчал, а потом с уверенностью в голосе сказал.
-Здравствуй – он немного подумал и сказал – Здравствуй-те Давид!
Кесарь немного удивился.
-Ну, надо же, что так официально?! Меня последнее время только один человек по имени называет. Все остальные кличут Кесарь Вавилонский. Ты отбрось эту официальность не к чему она. Просто Давид.
Он разлил чай и поставил один пиал напротив Вовы.
Вова спокойно сидел на стуле. Давид вздохнул и сказал.
-Давай рассказывай, как все это время жил.
-После того, как ты переехал, я остался один, я так и не признался Z, просто начал ее игнорировать, потому, что мне было стыдно смотреть ей в глаза. Я хотел погнаться за двумя зайцами, а в итоге остался без ничего. После этого я осознал, что я потерял тебя и ее — самых дорогих для меня людей и поэтому, чтобы забыться, я начал пить, меня чуть из-за этого не выгнали из университета, я очнулся и понял, что начал опускаться и взял себя в руки. Позже я познакомился со студентами, которые были недовольны политикой правящего режима, с их идеями я был согласен и вскоре влился в ряды их общества. Я немного поработал на них, и тут начались аресты членов общества. Потом я встретил тебя и сделал тебя приглашение. Может тебе показалось, что я при встрече с тобой был холоден, но на самом деле это не так, мне просто было очень стыдно и сейчас я хочу сказать то, чего давно не решаюсь … Прости меня!
Давид подошел к Вове и обнял его.
-Конечно, я тебя прощаю, ну что же ты раньше не пришел, все могло бы быть по-другому, и не было всего этого… Я тогда перед тем как идти на митинг познакомился с замечательной девушкой, и мы пошли туда и видели, что там творилось.
Дверь распахнулась и в комнату вошла легкой походкой девушка, она с порога стала кричать.
-Давид, мне сегодня приснился странный сон… — Она хотела что-то еще сказать, но ее глаза остановились на Вове, она смотрела на него и пятилась назад к выходу и виновато говорила – Я, наверное, потом зайду.
Вова в свою очередь тоже не мог отвести от нее глаз. Давид же встал, взял за руку девушку и посадил на стул.
-Знакомьтесь это Вова, это Таня.
Таня смотрела в пол, и немного приподняла на него глаза.
-Приятно познакомиться. Давид много рассказывал о вас.
Она немного покраснела. Вова улыбнулся и произнес.
-Мне тоже приятно. Так ты Татьяну встретил перед митингом?
-Да ее. Так что же тебе приснилось Таня?
-Я шла с молодым человеком – она немного подумала – Он был похож на Вову, поэтому я сейчас немного удивилась, увидев его. Мы шли по городу все здания были полуразрушены, грязно, пыльно. Эти здания похожи на те, которые тут рядом стоят. Мы начали бежать, а когда уже выбежали за пределы города, город провалился и появился знак похожий на те, что у нас на гербе и вот на этой картине.
Она показала пальцем на картину, которая висела рядом с картой. Давид прошелся в задумчивости по комнате.
-Очень интересно. Я сейчас вспомнил, то, что точно такой же сон мне приснился ночью перед тем, когда я встретил тебя и произошел митинг. И, тогда когда мы познакомились на остановке, я подумал, кого же ты мне напоминаешь…
Точно это была ты Таня, а парень получается это ты Вова. Но к этому мы вернемся позже, ты Вова остановил свой рассказ с событий накануне митинга.
-Да я помню. Когда я пришел, уже было много разношерстного народа, тут были и мои товарищи по антиправительственному обществу, однокурсники, молодые люди, люди среднего возраста и даже старики. У многих в руках были различные транспаранты, на которых были слова недовольства в адрес правительства. У одного старого хиппи в руках было белое знамя, на котором был большой пацифик. Митинг начался, различные ораторы говорили зажигательные речи, народ их поддерживал одобрительными возгласами. Решили двигаться к зданию администрации, довольно много пришлось бы идти, район, в котором происходили эти события, был практически на краю города, но это никого не смутило, а наоборот посчитали, что много людей притянуться к демонстрантам. Колонна начала движение, но тут появились сотрудники правоохранительных сил, они были одеты в бронежилеты каски у каждого в руках автомат, они перегородили дорогу колонне и начали окружать людей. Но мы двигались, кто-то начал петь старую революционную песню и тут произошли первые выстрелы. Кажется, что момент затишья после них длился вечность, те, кто стоял в первых линиях упали, раздались крики, кто-то, руководствуясь инстинктом самосохранения, пытался убежать, но их либо тут, же затаптывали, те, кто так же пытался спастись, либо они, достигнув «защитников режима» были расстреляны. Многие не поддались суматохе и продолжались двигаться вперед. Черные тучи заволокли небо, атмосфера была напряженной. Старый хиппи посмотрел на небо и сказал – «Даже Мать Природа нас поддерживает!». Он хотел что-то еще сказать, но пуля насквозь пробила его тело, на его белой рубахе появилось растущие пятно крови. Он упал, и сверху его накрыло знамя с пацификом, это был его саван. Я взял у него из руки знамя, в некоторых местах оно уже было пропитано кровью, и пошел на встрече тем людям, которые убивали себе подобных, среди которых могли оказаться их родственники и друзья, но они не жалели никого, а просто выполняли свой приказ. Я прошел совсем чуть-чуть и почувствовал, что меня что-то ужалило в грудь, я поднес к этому месту руку и почувствовал, что-то липкое и вязкое. Я поднес руку к глазам и увидел, что это кровь. Во рту возник неприятный вкус железа, голова закружилась. Я начал терять силы и падать, сознание начало меня подводить, глаза закрылись, и я только слышал крики, потом для меня наступила безмолвная тьма.
Очнулся я через несколько дней, мое ранение было не смертельным, пуля прошла на вылет, не задев костей и органов. Мне рассказали, что после того как я потерял сознание, «силовики» почему то стали отступать и вскоре исчезли. Те из демонстрантов, что остались живы, забрали с собой раненых, и направилось, в пригород, где в лесу организовали лагерь, все не понимали, почему нас не добили и отступили, наверное, что-то произошло, так как этим людям явно незнакомо милосердие. Так началась жизнь в лагере. Потом к нам пришло известие о том, из-за чего произошло отступление. Оказывается, произошла природная катастрофа, из-за которой погибло много людей, и все вокруг затопило водой, от Мира остался лишь небольшой клочок суши, самая окраина нашего города и не большая часть пригорода, в который мы обитали. Мы начали обустраиваться, в лесу построили домики, рядом обнаружили родник, из которого брали воду. Питались растительной пищей, не только потому, что у нас не было оружия, с помощью которого можно было заниматься охотой, но и потому, что мы не хотели доставить кому-то боль. К нам в лагерь забрело стадо коров, которое, наверное, в страхе убежало в лес, мы построили для них хлев, выделили пастбище, где они будут пастись. И теперь в нашем рационе появились молочные продукты. Рядом обнаружили поля на которых были посажены картошка, морковка, свекла. Нашлись люди, которые понимают в сельском хозяйстве и они занимались выращиванием овощей. Нашли поля с зерновыми культурами, собирать урожай приходилось в ручную, но в этом нам помогли орудия труда, которые лежали в ветхом сарайчике. Наш лагерь напоминал хиппи коммуну 60х. Каждый был свободен, но работали сообща, для общего, же блага, а не на какого-нибудь толстопуза. Так год за годом наш лагерь рос и развивался и мы решили сделать правительство и решили издать законы, которые немного бы ограничили абсолютную свободу жителей, так как последнее время из-за этой неограниченной свободы начался хаос. Мы хотели урегулировать ситуацию, но все это вызвало массу недовольств у наших жителей, многие людей покинули нас. Начали происходить убийства грабежи, полнейшее брожение в массах, наш лагерь превратился в пристанище разбойников, которые еще убивали, друг друга не поделив добычу. Среди людей стали ходить слухи о том, что мы не единственные оставшиеся в живых на этом «острове», что еще есть мини-государство, создателями его были оставшиеся в живых чиновники и преданные режиму «силовики», которую показали свою преданность на деле. Правительство этого государства восстановило все законы, которые были до катастрофы. Потом узнали о том, что у них произошел переворот и к власти пришел молодой правитель, который произвел радикальные изменения, и сделал все условия для того, чтобы люди хорошо жили. Количество людей в нашем лагере таяло с каждым днем, как сахар в чае. И привело это к тому, что я остался один. Я очень долго думал и на многое изменил свои взгляды. Мне еще сильнее не хватало тебя Давид и Z, меня мучила совесть, что я не извинился перед вами. Потом я заболел и очнулся только уже здесь.
Все немного помолчали, и Давид первый нарушил тишину .
-Помотало тебя судьба, нечего сказать, теперь моя очередь рассказать, что происходило со мной и Татьяной. Мы пришли на митинг, когда уже всех окружили и начали расстреливать, мы пытались проникнуть внутрь, но все попытки оказались тщетны. Тут «войско» начало отступать и затянуло нас в этот поток. Мы оказались в одном из зданий, в котором люди прятались от катастрофы. Вскоре стало известно, что произошло. Но жизнь продолжалась, вновь появилась «верхушка», которая правила, остальные ей подчинялись. Я умудрился попасть в «новое правительство» и занял пост премьер-министра, не зря учился на политолога и юриста. Я всем говорил, что Таня моя сестра и устроил ее своим секретарем. Среди людей появились недовольства причинной тому был рост переселенцев из твоего лагеря, они подстрекали наших граждан к очередному восстанию, но мы пресекли это. Через год умер президент, и началась борьба, за кресло президента я боролся с одним генералом, который честно говоря, ничего не соображал в политике. И даже демократию от теократии не отличал. Большинство было за меня так как, я был образован, молод, я решал насущные проблемы народа и всячески ему помогал, за это народ в свою очередь любил меня. После того как я пришел к власти я уничтожил всех сторонников генерала и всех кто был настроен против меня. У нас появились нмаленькие заводы, которые производили самое необходимое для жизни. Началось строительство новых и ремонт старых зданий. Я переселился вот сюда на окраину в этот дом, который окружает брошенные здания, я хотел их снести и построить дома, в которых бы жили люди. Ты думаешь, что все так прекрасно? Нет, конечно! Твои «лагерцы» все переселились сюда, и сразу возросла в несколько раз криминогенная обстановка. Практически все жители моего государство поддались на провокацию, и произошло восстание. В итоге произошло восстание. Я пытался построить общество, подобное швейной мастерской Кирсановой в произведении «Что делать?» Чернышевского кто хотел жить, тот хорошо работал, очень мало это понимали, и это меньшинство честных трудяг были на моей стороне. Восставших в конец опьянило чувство свободы, они начали грабить и убили то меньшинство, которое меня поддерживало. Они ничего не соображали, хотели обрести больше наживы, убивая кого-то, они получали удовольствие, они превратились в неконтролируемую стаю животных. И я решил, что пора действовать, из моей армии не один не перешел на сторону восставших все были преданы мне. Мы начали уничтожать их всех. Я понял одно, что управление людьми, похоже на управление лошадью, если чуть ослабить поводья у лошади, то она сразу начинает своевольничать и даже может сбросить седока, всегда надо держать поводья в натяжении, ослабилась власть, люди начинают бунтовать.
Видишь «Вавилонская башня» — известная картина художника Питера Брейгеля. В основу картины положен сюжет из Первой книги Моисея о строительстве Вавилонской башне, которая была замыслена людьми, чтобы достичь своей вершиной неба: «Построим себе город и башню высотою до небес». Чтобы усмирить их гордыню, Бог смешал их языки, так что они больше не могли понимать друг друга и рассеял их по всей земле, таким образом строительство не было завершено. Мораль сей картины — бренность всего земного и тщетность стремлений смертных сравниться с Господом.
Я назвал свое государство Вавилоном, потому что Вавилон внутри каждого из нас, это все плохое, что есть на свете, и каждому нужно его уничтожить путем самосовершенствование. Что произойдет, если не уничтожить я тебе объясню на примере пиала с чаем. Пиала с чаем будет душой человека, чай злом, нальем немного чая в пиалу, то есть в душе человека появилось зло, но даже если его совсем немного, то его количество будет увеличиваться. Поэтому льем не переставая, видишь, чай полился через край, то же самое будет и с человеком, в нем будет много зла и это зло уничтожит его. Человечества не раз было в состоянии, когда люди превращались в кровожадных животных, но всегда происходило, то, что давало людям понять, что они сбились с истинного пути. Пример тому может послужить строительство Вавилонской Башни, люди возгордились, начали ставить себя на одном уровне с Богом, за это они перестали понимать друг друга. Последние дни Римской империи, люди опять сбились и углубились в другую сторону от истинного пути. Римская Империя пала. Людям для того чтобы они не сбились было дано учение, о том как следует жить – христианство, но они его не правильно восприняли. Средние Века люди стали еще хуже, даже церковь и ее служители «зававилонились» продажа индульгенций, инквизиция, позже произошла массовая эпидемия чумы. 20 век начался с предупреждений революции, войны, извержения вулканов, но люди становились все хуже и ничего не понимали, они насквозь прогнили, произошла эта катастрофа, осталось в живых небольшое количество людей. Кажется, все люди поняли, и наконец-то будут жить, как надо, но не тут, то было. Я сказал, что объясню значение сна. По-моему сейчас настал момент, когда произойдет очередное предупреждение, государство Вавилон, которое состоит из людей в чьих душах поселилось зло, погрузиться навсегда во тьму. Но не все потерянно у человеческого рода есть надежда и это вы друзья мои. Татьяна у тебя светлая чистая душа, которая не была не чем запятнана. Ты Вова всего лишь один раз в жизни совершил неверный поступок, но ты искренне просил прощения, все эти годы, и ты прощен. Вы создадите новое общество, в котором не будет всей этой грязи. Вы другу другу нравитесь, я это сразу заметил, я уверен, что у вас все будет хорошо, что вы будете жить в любви и согласии и будете счастливы до скончания своих дней. Я же не могу быть вместе с вами, так как в моей душе есть, зло, и оно будет расти. В одной мудрой книге был написано следующие – « Мы должны жить по законам сострадания.
Мы также должны учиться принимать на себя бремя и обязанности.
Знание, как и мудрость, идёт непосредственно от сердца, и в сердце её вкладывает, не кто иной, как Бог.
То, что мы зовём судьбой или случаем, есть следствие вмешательства Бога в дела людей.
Однако то, как мы встречаем эти события, — наша личная судьба, свободная воля каждого человека.
Пусть ни один из вас не применяет друг к другу насилие. Никто не должен отбирать имущество у своего соседа.
Вы не должны оскорблять друг друга, не должны притеснять друг друга и ссориться друг с другом.
И если человек несёт тяжёлую ношу, вы не должны пройти мимо,
пока не поможете ему справиться с ней или облегчить её, ибо он ваш брат.
Вы не должны ущемлять права обездоленных.Вы не должны брать взятки,
чтобы низложить справедливого, и давать ложные показания.
Вы должны помнить, что ко всем тварям, как диким, так и домашним, нужно относиться с добротой, и тогда ваши дни будут долгими на земле.
И когда вы будете собирать урожай, не берите всё себе, но отдайте часть тем, кто страдает в ваших городах.
Вы не должны поощрять бесчестность и не должны судить с пристрастием и иметь дела друг с другом по закону силы.» соблюдайте эти правила.
Ибо закон Бога гласит, что проклятие падёт на тех, кто творит зло.
Я хочу только одного, чтобы Z простила меня, совесть мучает меня, потому что я бросил ее тогда, когда ей было очень трудно, я много раз хотел попросить у нее прощения, но боялся, что она не станет со мной разговаривать.
Прощайте друзья, вам надо спешить, скажу вам напоследок речь Маркус Гарви «Мы здесь для того, чтобы сделать мир лучше — музыкой и песнями, любовью и единением,
и мы будем творить все добро, какое только сможем… Когда все это свершится, мы сожжем все оружие, все орудия зла и вновь превратим землю в обитель мира, которой она была когда-то. И потоки радости и счастья, доброты, любви и единения потекут по вселенной, как воды, покрывающие море. Потому что мир и любовь должны покрыть землю, как воды покрывают моря.». Да будет Мир во всем Мире!
Они все обнялись
-Прощай Давид, ты настоящий друг.
-Прощай Давид, ты мне как брат.
Они выбежали из дома и побежали по улицам, все было так же, как во сне. Когда они убежали далеко загород то увидели тучу, которая встала над городом, город медленно проваливался сквозь землю, когда его не стало видно, остался лишь в небе Вавилонская Башня из поднявшейся пыли. Тучи сразу исчезли, появилось солнце, которое давно не было и все ожило, запели птицы, зашуршал ветер. Они еще немного постояли и посмотрели на место, где совсем недавно был город и Таня сказала.
-Мы не забудем правила Давид, ты будешь жить в наших сердцах.
Они взялись за руки и побрели, куда глаза глядят, гармония была восстановлена .…

Уничтожьте свой Вавилон!

HISTORY OF A LOVE

Каждое утро я шел на работу, уверенной походкой, глубоко погрузившись в свои мысли.
Я знал, сколько шагов от дома до работы, за какое время можно пройти это расстояние зимой, весной, летом и осенью.
Я был царем своего царства, мои владения лежали от двух бетонных стен граничащих с соседями, до стены, выходящей в подъезд и стены выходящей на улицу.
Как самый настоящий самодержавец я издавал законы, перечить которым нельзя было, сам же их и выполнял, так как я был единственным жителем своего царства, сам себе раб и господин.
Но все рухнуло в одну минуту мои порядки, мои правила, все, что я так долго с таким трудом творил!
Из-за чего?
Любовь явилась причиной этих разрушений, глобального масштаба.
Наши пути пересеклись, я шел своим обычным маршрутом, вот скоро закончится тропинка, образуя прямой угол, идет дорога, по правую руку помойки.
Вот уже помойки сбоку, но стоп, что это?
Небесный ангел проплыл вниз по дороге, не осталось и следов, лишь желтые осенние листья, которые еще хранили тепло ее ног, кружил ветер.
Стоя в смятении, что-то странное, до сегодняшнего дня незнакомое творилось в душе.
Как на видеомагнитофоне я мысленно перематывал и просматривал в замедленном действии этот момент. Я окончательно забыл куда шел.
Опомнившись с некой неохотой, уже не прежним уверенным шагом, а заплетающими ногами я поплелся на работу.
Весь рабочий день я только и думал о случившемся.
На следующее утро я пришел на то место заранее, и с нетерпением ждал ее появления.
Каждое утро теперь я ждал ее и наслаждался этими мгновениями, секундами.
Неизвестно сколько бы продолжалось мое тайное поклонение этой незнакомке, которая все время была погружена в себя и не смотрела по сторонам, в дело вмешался случай.
Все было как всегда, только в этот раз за ней шел парень. Он что-то кричал ей, по ее выражению лица было видно, что она не хочет это слушать. Он подбежал, схватил ее за руки и притянул к себе она начала отталкивать его. И тут в дело вмешался я.
-Отойди от девушки!
Он повернул голову на меня, смерил взглядом и отошел, наверное, у меня был очень устрашающий вид.
Я посмотрел на него исподлобья своим испепеляющим взглядом, ведь он посмел дотронуться до святыни.
-Ты не понял? Проваливай отсюда!
Он ушел.
-Спасибо большое, вы мне так помогли! Я ему нравлюсь, сначала он себя вел очень даже прилично, а сейчас как будто обезумел. Вы смелый человек в наши дни не каждый заступится за девушку.
Ради того, чтобы услышать ее голос, можно было сделать, что угодно.
Я стоял и смотрел и запоминал каждую деталь ее лица.
Она уже закончила говорить, а я все молчал.
Поняв, что пауза длится очень долго, набрался смелости и…
-Мне кажется, вы преувеличиваете мою заслугу, сделал то, что должен был. Любой на моем месте поступил бы так же.
-О, нет, я вас уверяю не каждый!
Она протянула свою руку.
-Меня зовут Стефани.
Я назвал ей свое имя.
-Может вечером, сходим куда-нибудь, отметим мое спасение и ваш геройский поступок?
Я не успел произнести и слова, она взяла ручку и написала мне на ладони свой адрес.
-Приходите к семи, я вас буду ждать.
Весь рабочий день я смотрел на эту запись, на витиеватые буквы и цифры, гелиевая паста кое-где размазалась. Я выучил ее и даже мог произнести написанное с конца, как на отражении в зеркале.
В семь я был уже на пороге этой квартиры, в руках у меня был букет, я не знал, какие она любит цветы, поэтому купил ромашки, не из-за низкой цены, просто мне показалось, что ромашки нравятся всем.
Мне открыла дверь Стефани, на ней было красивое платье, она выглядела в нем изумительно.
Она провела меня внутрь квартиры, в зале стоял накрытый стол, за ним сидели люди, их было мало.
-Мама, Папа познакомьтесь, этот тот самый молодой человек.
Женщина, на которую была похожа Стефании и добродушный мужчина подошли ко мне.
Они пожали мне руку.
-Мы вам благодарны, поймите это наша единственная дочь и сегодня у нее день рождения.
-Вы мне абсолютно ничего не говорили про день рождения, у меня даже подарка нет.
Она улыбнулась.
-Ничего, этот замечательный букет, можно считать за ваш подарок.
Все сели за стол, сама собой зародилась беседа.
Здесь собрались интересные умные люди, общаться с которыми было очень приятно.
Как мог я раньше жить в своем мирке, когда так весело можно проводить время.
Я был доволен всем.
Как и бывает, все закружилось, мы были рядом, и я понял, что это именно то, что мне надо, то, чего я так долго искал.
Я сделал ей предложение, она согласилась и мы стали мужем и женой.
Каждый день был для нас интересен и весел, мы не скучали и не надоедали друг другу.
Про нас говорил, что ты мы идеальная пара.
В один из теплых вечеров, Стефани сообщила, что скоро у нас будет ребенок, я был счастлив.
Ее увезли в больницу, роды были тяжелые, врачи боролись за жизнь матери и ребенка.
Стефани не стало…
Каждый вечер перед тем, как лечь спать я обнимаю нашу дочку Софию, которая похожа на свою маму, и думаю.

Мне не хватает тебя моя любимая Стефани, София нарисовала тебя недавно, она часто спрашивает, куда ты ушла, мне трудно объяснить ей, ведь она еще совсем маленькая.
Мы ходим с ней в зоопарк и цирк, я покупаю ей все, что она хочет, но вряд ли ей это заменит мать.

Накрываю ее одеялом, желаю сладких снов и выключаю свет.
Останавливаюсь в дверях, смотрю еще раз на ее детское личико, которое освещает лунный свет и выхожу.

Жить надо, ради нее. Чтобы никто не посмел обидеть ее.
Я буду всегда рядом с ней, я тебе обещаю Стефани.
LONELINESS

Я сижу у компьютера, смотрю в монитор. Открыто окно текстового редактора, медленно, нехотя, на виртуальном листе, одна за другой появляются строки.
Они выражают мои мысли, эмоции, чувства, переживания, страхи…
Это своего рода «отходы», которые производит человек.
Комнату окутала тьма и лишь, свет от монитора освещает небольшую ее площадь, мое напряженное лицо и руки, которые нажатием клавиш, переносят мои «отходы» в цифровой вариант.
Кто-то может это прочитает, но вряд ли он сумеет понять смысл написанного.
Я пью маленькими глотками Да Хун Пао, он уже остыл…
Разные мысли приходят, когда пьешь чай, становишься домашним философом, рассуждаешь, анализируешь.
Вообще надо ли это? Может, проще жить не рассуждая, а действуя, пускай тебя назовут безрассудным.
Я если честно еще не понял, а чтобы понять нужно, рассуждать, замкнутый круг.
Непонятно это меланхолия или хандра, а вообще между ними есть разница?
Думаю о том, что привело меня к такому состоянию.
Я один у меня всего лишь один друг, да и ему я не рассказываю всего, что со мной происходит, это не, потому что я ему не доверяю, нет! Просто мне как-то стыдно кому-то рассказывать о своих проблемах и переживаниях, может это всего лишь гордыня, пусть будет так.
Раньше больше людей меня окружало, они называли меня другом, мне это как-то не нравился, потому что я их не считал друзьями, но наверное из вежливости молчал. Особо мне не нравилось. Когда кто-то называл братом, меня прямо внутри всего передергивало.
Сейчас те времена позади, я дал понять тем людям, что они заблуждались.
Почему-то, в какой бы компании я не оказался я чувствую себя не уютно, ощущаю себя лишним, и как-то весь собираюсь в комок.
Чтобы этого не показывать, приходиться играть, так что многие могут принять маску безпредельщика и пошляка за меня настоящего, но это не так.
Вообще часто приходилось одевать маски и перевоплощаться, порой, как в шкафу я искал свое настоящее лицо, рагребая кучу ненужного трепья, оно оказывалось где-то в запылившемся углу и я удовлетворенно становился самим собой.
Это первый раз, когда я полностью высказываю, что накопилось во мне.
Еще я часто разочаровывался и разочаровываюсь в людях.
Все хорошо до тех пор, когда их обложка слезает, как дешевая краска, становится видна их сущность, которая разительно отличается от первоначальных впечатлениях об этом человеке.
Часто мне казалось, что я люблю, но разобравшись, оказывалось, что это не любовь и даже не влюбленность, а так самообман, которое сотворило воображение, для того чтобы дать того, чего не хватает мне.
Но любовь не обошла меня, я влюбился по настоящему, но понял лишь это спустя три томительных года, с момента, когда ее глаза пронзили мое сердце.
Три года я был рядом с ней не понимая того что люблю ее, как бы я хотел вернуться в те времена. Когда можно было смотреть на ее профиль, на то, как ветер раздувает ее волосы и укрывает ими ее лицо, а она, смеясь и улыбаясь, поправляет их своей изящной рукой.
Я бы многое отдал, чтобы вернуться туда и поговорить с ней.
Она была одним из немногих людей, которые меня понимали.
Но все эти фантазии, вернуться в прошлое мне не удастся.
И все что мне останется – это писать, чтобы я сделал.
Она тем временем будет жить своей жизнью, забыв меня и так ничего и не поняв.
Я хочу, чтобы она была счастлива, чтобы свершились все ее желания.
Если все-таки судьба нас с еще раз сведет, я обещаю, что больше не упущу ее.
Кажется, я закончил свой рассказ на позитивной ноте, поставил хорошую точку, удовлетворил желание читателей, считающих, что везде должен быть лишь «happy end».
Я, допивая чай и выключаю компьютер, зарываюсь в мягкое одеяло, и предаюсь сладостной дремоте наполненной красивыми грезами.

HITCHHIKER'S GUIDE TO THE EXPANSE OF LIFE

«Мы отправляемся в путь, потому что мы просто путешествуем» RHCP — «Look Around»

Кровать в моей комнате стоит по фен-шую, параллельно стене с окном и параллельно стене с дверным проемом. Фен-шуй – это мудрое учение, но люди относятся к нему предвзято, считают, что это полнейшая глупость.
Такое мнение бытует из-за того, что большинство «приверженцев» этого учения домохозяйки, которые нахватались по верхам, чтобы выделиться, и выглядеть умно на фоне остальных.
Они мало знают, а то, что знают еще — неправильно понимают и трактуют, получается какой-то дешевый балаган.
Сейчас со многим такое сотворили…
Такое расположение кровати, скажу вам, очень удобно.
Она стоит вплотную к стене с окном, и я, лёжа головой на подушке могу смотреть в окно, подоконник у меня превратился в книжную полку, я читаю, при наступлении темноты, водружаю на подоконник книги, потом просыпаюсь и вновь читаю, иногда у меня там, целая куча книг лежит.
Порой на меня находит уныние, и я не могу даже читать, все надоедает.
В такие времена я смотрю в окно, рано утром я наблюдаю, восход солнца, днем красивое, нежное небо, которое так любил Князь Болконский. Вечером заход солнца, ночью луну и далекие звезды.
Смотрю, наслаждаюсь природной красотой, думаю на разные темы.
Нужно как-то сменить обстановку, в этих четырех стенах можно сойти с ума, мой мозг от бездействия кис, как суп в кастрюле, стоящей жарким летним днем, вне холодильника.
В один такой день я встал с кровати и стал одеваться, я еще не знал куда направлюсь, но понимал, что это необходимо сейчас сделать.
Я долго шел, находясь в своих размышлениях, потом увидел, что нахожусь на большом расстоянии от дома.
Дело было раним утром, я сплю достаточно редко из-за постоянных головных болей, может боль и была причиной моего частого уныния и злости.
Я шел по краю дороги, одет был просто, шорты, футболка и черные тапочки, которые, кстати, купил по акции за 50 рублей.
Деньги я решил не брать с собой, так как не думал, что мое путешествие будет долгосрочным, да и зачем карманы захломлять. Телефон не взял, так как не хотел, чтобы кто-то нарушал мой покой своими настойчивыми звонками.
Я все шел, и тут почувствовал, что сзади едет машина, я обернулся и увидел, что это грузовая машина «Почта», они рано утром возят в Кемерово письма посылки и прочее.
Я решил поголосовать, на мое удивление машина остановилась, водитель с охотой меня взял, ничего не спросил, мы ехали, молча, в магнитоле играло радио, наверное, этот водитель, как и я не очень любит говорить по утрам, он молчал, а я не лез к нему с беседами.
Так началось мое путешествие, и были проедены первые 89 км.
Меня высадил в Кемерово, я решил, что на первой попутной грузовой машине поеду дальше и не важно, куда она едет, главное куда-нибудь ехать, движение – жизнь, как сказал один из мудрых.
Следующий водитель, чьим спутником я стал, был молчалив, как и первый, направлялся он в Мариинск.
Мы ехали чуть больше двух часов.
252 км.
Кстати, все сказанные мною данные о длинах пути верны, для того, чтобы не обманывать вас дорогие читатели я точно узнал все цифры, а вот насчет верности времени пути могут быть разногласия. Я не засекал, поэтому говорю примерное число, может вы, этот путь проезжали быстрее, много факторов на это влияет – машина, скорость, погода, да и настроение водителя, в конце концов.
День был в самом разгаре, когда я прогуливался по улицам Мариинска.
Я понял, что ехать нужно сугубо с дальнобойщиками, так как они больше вызывают доверие, мало ли кто ездит на легковой машине, сядешь тебя, погладят чем-нибудь тяжелым по голове, увезут в лес и закопают, вот и конец твоего путешествия автостопом.
Грузовых машин много там где магазины, базы продуктовые, стройки и т.д, значит нужно именно туда двигаться.
Я нашел машину, которая шла в Красноярск. За 2,5-3 часа пути, водитель, которого звали Андрей, рассказал всю свою жизнь, детство его прошло, как у всех, потом учился, женился, работал на каком-то предприятии, в 90е его закрыли, он пошел в дальнобойщики, к тому времени у него появились дети, их надо было чем-то кормить. Каждый раз, когда отправлялся в поездку, он боялся, что его убьют, в то лихое время сами знаете, дальнобойщики постоянно становились жертвами бандитов. За ними была открыта целая охота.
Андрей рассказал историю, когда его самого чуть не убили, он напрягал все свои и силы и выжимал всю мощь из машины, чтобы оторваться от погони, он хотел вновь увидеть и жену и детей, наверное, благодаря этому выжил.
604 км.
В Красноярске пришлось пару часов полазить по городу в поисках машин, я нашел закусочную у дороги. Там встретил следующего водителя, с которым предстояло дальше ехать.
Мы выехали где-то в 5 часов вечера в Братск, это где-то 12 – 13 часов, всю ночь ехали, я боялся, как бы водитель не уснул, а он совсем не хотел спать рассказывал разные веселые истории, анекдоты, мне кажется, что именно таким и должен быть настоящий водитель. Мелькали таблички с названиями населенных пунктов: Канск, Тайшет, Тулпун.
Мы приехали в Братск уже рано утром.
Я нормально себя чувствовал, хоть не спал всю ночь, но ужасно хотелось есть.
1485 км.
Братск – Биробиджан – самый длинный участок моего пути.
Ехали его где-то двое суток. Пересекли: Р. Бурятию, Забайкальский Край, Р. Саха, Амурскую область, Хабаровский край, Амурскую Область, Еврейский Автономный Округ.
Не думайте, я не описался, на самом деле Амурскую Область пересекали дважды.
В Северобайкальске мы останавливались, чтобы посмотреть на загадочное Озеро Байкал, оно мне понравилось, а потом вновь забегали придорожные столбы и таблички: Новый Уоян, Таксимо, Новая Чара, Хани, Мостовой, Чильчи, Тында, Сковородино, Тыгда, Шимановск, Свободный, Белогорск, Облучье и наконец появилась долгожданная табличка – Биробиджан.
В первый раз я нарушил свое правило не ездить на легковых машинах. Долго стоял у дороги, даже рука затекла, но никто не останавливался, уже опустил руку, но решил, что не надо сдаваться поднял руку, легковая машина остановилась, окно открылось.
- Тебе куда?
-А вы куда едите?
-В Биробиджан.
Я мысленно представил, где это находится, но вы, же помните мое правило ехать без маршрута, я сел в машину.
Водителя звали Сергей, ему не было еще 30, он самый лучший спутник за все мое путешествие, он дал мне поесть, мы останавливались в маленькой гостинице, чтобы немного поспать.
Сергей торопился в Биробиджан, у его дочки через несколько дней должно было быть день рождение.
Он женился на девушке, которую любил, у них родилась дочь, он подсел на наркотики.
Жена ушла от него, лишь потеряв семью, он понял, как дороги они для него, он сумел бросить.
Нашел жену, но она уже вышла замуж, и его родная дочь называла другого, чужого мужчину папой. С тех пор, он приезжал к дочери на праздники и одаривал ее подарками.
Вы бы видели, как светились его глаза, когда он рассказывал о дочери, он даже показал фотографию, дочь была похожа на него. Эта история напомнила мне сюжет книги «Тополёк мой в красной косынки» Чингиза Айтматова.
Мне кажется именно таким людям, как Сергей следует работать в центрах реабилитации наркозависящих, каждое его слово о том, как он существовал, западало глубоко в душу.
Я не захотел врать этому честному человеку, и сказал о том, что я сам не знаю куда еду, он немного подумал и сказал, что это путешествие мне поможет найти самого себя.
В этом человек было столько мудрости и духовного богатства, что мне было жаль с ним расставаться.
Он пожелал мне удачи в моем путешествии.
4536 км.
Биробиджан – Хабаровск.
2,5- 3 часа. Опять легковая машина за рулем девушка, ее родители живут в Биробиджане, она ездила их навестить, в Хабаровске она живет, работает и учится.
4712 км.
Хабаровск – Уссурийск
Попалась грузовая машина, водитель весь путь, а это где-то 10 часов молчал, у меня складывалось впечатление, что все водители дзен — буддисты какие-то, хотя, может это и хорошо, что они молчали, я даже поспал.
5376 км.
Уссурийск – Владивосток
1.5 – 2 часа. Легковая машина, дедушка с бабушкой ехали к своему сыну, они рассказывали о своих детях, они очень гордятся ими.
5474 км.
Меня поразил своей красотой Владивосток. Я долго бродил по городу.

Сев на скамейку задумался над целью своего путешествия. Владивосток – это конечная точка, хотя можно нелегально пересечь границу с Китаем и путешествовать по нему или переплыть Японское Море и попасть в Японию, согласитесь обе идеи немного бредовые, но это вполне можно сделать, но в следующий раз, а сейчас надо думать, как добраться до дома. Мне повезло с тем, что машины, на которых я ехал не ломались, и их не останавливали сотрудники ДПС. Ведь у меня даже паспорта с собой не было.
Люди попадались хорошие, если бы не это путешествие, так бы и думал, что они перевелись.
Я продолжал сидеть и размышлять и тут я услышал.
-Чувак, у тебя что-то случилось? Если да, то ты просто скажи, мы тебе поможем.
Подняв голову, увидел, что передо мной стоят два парня. Один в клетчатой рубашке, узкачах и кедах Adidas Originals. Он обладал приятной внешностью, черные волосы, трехдневная щетина. Второй был одет в шорты, футболку Bacardi и Nike SB Zoom Stefan Janocki он тоже был небрит.
Они вызвали у меня доверие, я почувствовал, что мы родственные души, такое часто бывает, встречаешь впервые человека и, кажется, что ты его уже лет сто знаешь.
Парня в клетчатой рубахе звали Димой, другого Мишей. Они работали в ночном клубе, который находился в пару шагах от места, где я сидел на скамейке. Дима был — Мс, ну а Миша, как вы уже догадались – Bartender.
Дима с Мишей позвали меня с собой, у них как раз скоро начиналась смена, Миша сказал, что накормит меня пирожками, которые есть в баре, которыми по его словам он насквозь пропах, и угостит стакашкей кофе. Дима сказал, что он что-нибудь придумает, насчет того, как мне вернутся домой.
Меня провели через охрану, никого еще не было, только работники клуба ходили из угла в угол, меня познакомили со всеми, достаточно круто было увидеть этот бэк – стейдж, танцовщиц гоу-гоу, которые жаловались всем, что в прошлый раз им мало заплатили. Администратор, которого все не любили, отчитывал Мишу.
-У тебя опять будет недостача!
-Все под контролем, клянусь памятью Джека Дениэлса, недостачи не будет.
Dj проверял свою аппаратуру.
Миша меня накормил. Дима подошел и спросил.
- Ты вёл когда-нибудь ivent.?
-Мне приходилось это делать.
Дима этому обрадовался.
-Сегодня будем работать в паре.
Я был просто счастлив.
Party началось мы говорили вдвоем с Димой шутили народу это нравилось и потом все пошло, как по маслу. Я мутил бит-бокс, в толпе качали руками и головами в ритм, ди-джей делал классные эффекты, царила отличная атмосфера.
Потом Дима сказал, что я могу отдохнуть, я направился за стойку к Мише.
-Миш, я занимался флейрингом в домашних условиях, уважаю барменов и даже готов им стать, хотя бы на час.
Мише явно это понравилось.
-Да в чем проблемы, ты мой падаван, сенсей Мишган научит тебя секретам этого искусства, главное бутылки не разбей, а если закажут коктейль, который ты не знаешь, спроси у меня, я покажу и объясню, как его делать.
Народ явно пришел в клуб, чтобы хорошенько влиться, я даже рабочий флейринг применял, но скоро поток людей увеличился, и стало не до флейринга, про многие коктейли я спрашивал у Мишгана, некоторые люди тогда смеялись.
-Что Мишань смену себе готовишь?
-Конечно, не век Мишане работать, вот женюсь на богатой и уеду в Амстердам.
Все опять веселились, коктейлей, которые мне не знакомы, заказывали все больше и больше, и тогда я решил не тревожить Мишу, я изготовил из подручных средств, то что, по моему мнению, очень вкусно и подал. Девушка с удивлением посмотрела на стакан.
-Это разве то, что я заказывала?
-Нет, мадам, но я вас уверяю, что попробовав это, вы снова и снова будет заказывать этот чудеснейший коктейль, дабы в этот коктейль я добавил все, солнечный свет, облачное небо, искрящиеся звезды и, конечно же, кусочек радуги, ну это так для игры аромата и вкуса.
Я говорил это широко улыбаясь. Она попробовала, не знаю, то, что я приготовил, было на самом деле вкусно, или я просто внушил это, но девушка была просто в восторге.
Так я начал выкручиваться и с остальными, и что самое классное — прокатывало.
Мы вылили на стойку немного Bacardi и подожгли, выглядело круто, потом Мишаня взял бутылки и начался флейринг с огнем.
Вот так весело прошла смена, мы выходили из здания клуба. Дима сказал, что он знает, как мне помочь, он позвонил своему другу и узнал, что его родственник сейчас во Владивостоке, а завтра он поедет прямо в Красноярск.
Было уже поздно и мы отправились домой к парням и легли спать, когда я проснулся, за мной уже приехали. Я попрощался с ребятами, сказал, что они самые крутые и веселые люди, которые были у меня в жизни. Миша даже хотел снять с себя футболку и подарить ее мне.
-Если еще будешь во Владивостоке приходи в клуб, работа у тебя точно будет, мы всегда поможем, мы же поможем Диман?
-Да, поможем.
Я начал садится в машину и тут Дима сунул мне в руку что-то, это была пятитысячная банкнота.
-Дим, не надо!
-Да ладно, ты заработал, ты в дальний путь едешь, деньги пригодятся.
Мы выехали из Владивостока и поехали в Красноярск.
Человек, с которым я ехал, уже не в первый раз покупал во Владивостоке машины, перегонял и продавал их, наверное, это очень выгодно, раз он этим занялся.
Он гнал машину, развивая предельную скорость, я в основном спал, иногда и ему хотелось спать, тогда он останавливал машину на обочине и спал. Мне не было резона жаловаться на его действия, так как он меня мог довести до самого Красноярска, да и мне было хорошо, если все ускорится, так что я молчал.
И так Красноярск.
4870 км.
Надо было найти машину, которая бы ехала в Кемеровскую Область, и конечно же потратить деньги во благо человечества.
Я разменял тысячными купюрами. Две бумажки я скинул в урну для пожертвований в помощь больным раком.
Прогуливаясь по улицам, встретил мальчишку, по — тому, как он подстрижен и одет я понял, что он из приюта, а по глазам и осанки понял, что он дико одинок, и скорее всего сбежал из приюта.
Я подошел к нему и познакомился, наверное, со стороны я мог быть похож на педофила.
Его звали Сашей, я купил ему булочки и йогурт, я никогда в своей жизни не видел, чтобы так жадно ели. Родители Саши погибли в автомобильной катастрофе, из родственников осталась только старенькая бабушка, которой не отдали внука. В приюте Сашу обижали, и он сбежал, он хотел идти к бабушке, но заблудился.
Хоть меня называют черствым, но мне стало жалко этого ребенка, в нем я видел себя, такого, же никому ненужного бродягу. Я решил сделать для него все, что смогу, мы сходили в магазин и приобрели обновку для него, я купил мозайку с пейзажом и шарик, смотря в его чистые голубые глаза, на то как он по-детски мило улыбается, я чуть не прослезился. Неизвестно, кем он вырастит, куда занесет его жизнь, но мне кажется, этот шарик и эту мозайку с домиком у реки он будет помнить всю жизнь.
Тяжело было расставаться с ним, но я более ничего для него мог сделать, а очень хотелось бы!
Мы подошли к ближайшему отделению полиции.
-Саша, нам пора прощаться, тебе надо будет зайти в то здание и сказать, что ты потерялся. Там тебе помогут, там работают Дяди Степы.
Лицо ребенка изменилось, вновь появилась грусть и тоска.
-Пойми, я тебя не бросаю, я буду всегда рядом с тобой, буду помогать тебе, только закрой глаза и я приду.
-Ты Ангел-Хранитель? Я слышал про них, у нас в приюте Степа рассказывал, он, когда жил дома в воскресную школу ходил.
-Да, я что-то похожее на него. Помни Саша, не все люди злые, есть и хорошие, но их очень мало. Деньги ничего не решают, сегодня они есть, завтра их нет, не гонись за ними — это всего лишь бумажки с краской и ничего больше. Действительное богатство это те, кого ты любишь, и те, кто любит тебя, не растеряй их. Богатство внутри тебя — твоя душа, не запятнай ее грязью, оставайся самим собой.
Он обнял меня и пошел к дверям отдела, подойдя к самым дверям, он обернулся, посмотрел на меня, по его щекам текли слезы. Из его рук выскользнула нитка с шаром, он проводил шар глазами, полными слез, и зашел в дверь. Я смотрел на шар, его уносил ветер в небеса. Вот так и нас с Сашкой бродяг никому ненужных, носит по свету, как этот шар, люди далеки от нас, а мы от них.
Зайдя в первую церковь, я купил свечку, подошел к бабушке прихожанке.
-Кто оберегает детей и путешественников?
-Николай Угодник.
Она показала, где он находится.
Я подошел к иконе с нее на меня смотрел седовласый старец, глаза его были печальны и добры.
-Я атеист, мне сюда вообще заходить нельзя, но я здесь не для себя, обереги его от всяческих угроз, прошу тебя!
Постояв еще немного у иконы, я вышел из церкви.
Я хотел отдать деньги церкви, но выходя из церкви, я увидел, как священник вылезает из Prado и понял, что тут без меня справятся.
Надо было как-то перестать думать о грустном.
Купив на все оставшиеся деньги цветов, я дарил их прохожим девушкам, они все улыбались, одна спросила.
-Что это за акция?
-Подари улыбку Миру.
-А кто проводит?
-О.О.Б-
-Это что?
-Общество Одиноких Бродяг.
-Впервые слышу о таком.
-Оно совсем недавно начало функционировать.
Нашел машину, которая ехала через Кемерово, водитель был не против меня подвести. Сначала он молчал, но потом его потянуло на разговоры.
-Не страшно одному так ездить? Ведь вон, сколько людей пропадает, девченок недавно изнасиловали, часто такое бывает сели в машину и не вернулись, потом весной растаивают, изнасилованные изуродованные, года два назад случай был, пропал парень спортсмен поехал к другу, нашли весной в лесу, его внутренние органы были вырезаны, при чем видна рука профессионала.
-Мне не страшно, в любом боевом искусстве самое главное перебороть страх, научившись смотреть в глаза страху, станешь непобедим. Чего бояться? Все равно рано или поздно умру, неважно будет мне 80 лет, и я умру от старости, или мне не будет и 20 и меня зверски убьют. Чему быть того не миновать! Я не собираюсь сидеть, поджав хвост и бояться, как бы со мной, чего не произошло.
-Ты в Бога веришь?
-Может что-то и существует, кто верит, пусть верит – это их дело. Я верю в себя и свои силы, я не буду сидеть просить Бога о чем-то, я пойду и сделаю это. Если не сделаю я, мне никто этого не сделает. Церковь, по-моему, вообще коммерческая организация и скоро придут времена, когда вновь начнется продажа мест в лики святости.
Вот не надо сейчас думать, что я разжигаю рознь против верующих и священнослужителей, среди них много хороших людей, но есть и другие, об этом не стоит забывать!
-Однако, у тебя достаточно странные мысли.
-Какие есть другими не обладаю.
Он хотел еще что-то спросить, но промолчал и так в тишине мы доехали до Кемерова.
Оставалось 89 км до дома.
Я знал, как можно без проблем добраться до моего города. Поэтому я стоял и ждал машины около киоска от мясокомбината.
Все 89 км я проспал, водитель разбудил меня, мы были уже в городе, я поблагодарил его и пошел домой.
Я пришел домой, лег на кровать и стал смотреть в окно.
Это путешествие изменило меня, обновило, очистило.
Путешествие автостопом по просторам жизни.
Итого – 10948 км.

***

Все к лучшему, совсем недавно понял я.
И неважно, что произошло.
Люди зацикливаются на том, что они потеряли, но не понимают, что они от этого многое приобрели. Как и у медали, везде есть две стороны.
Рассмотрим такую ситуацию – ты любил девушку, у вас с ней было все хорошо, но вдруг все изменилось и она в том числе.
Потом ты узнаешь, что она переезжает в другой город, начинаешь себя корить, что столько времени ты вел себя, как дурак и вот в результате потерял самого дорогого для тебя человека. Не знаешь, что делать, абсолютно случайно встречаешь ее, твое сердце при виде ее бьется ровно, спокойно, ничего не перевернулось внутри.
Но все, же потом остается, какой-то не очень приятый осадок, думаешь, может все-таки надо попытаться с ней поговорить, может все изменится?
Мой вам совет – отбросьте все сомнения, произошло то, что должно было. По-моему ваша встреча с ней еще раз доказала, что делать ничего не надо, нет смысла стучать в закрытую снаружи дверь и просить открыть.
Вы свободны, как ветер, вас ничего не отягощает, вы можете делать, что угодно.
Всю свою жизнь вам придется что-то терять, с кем-то расставаться, если вы по каждому случаю будете так убиваться, то можно умереть от сердечного приступа. Но вам это не надо, ведь вы, как и все хотите долго счастливо прожить.
Друзья мои идите только вперед к своей цели и никогда не оглядывайтесь назад.

КРЕСТ НА ГОРЕ ГОЛГОФЕ

Мы бежали с моим другом по широким школьным коридорам, люди двигались по ним, а где-то скапливались в небольшие кучки и что-то обсуждали, но нам было все равно, мы продолжали бежать и тут я ударился о дверь. Я остановился, потер лоб, мой друг брюнет с черными волосами тоже остановился и смотрел на меня. Тут вдалеке появилась учительница по истории и крикнула – «Вы мне сегодня стучали в дверь?», мы сказали, что не мы. Я немного оправился, и мы пошли дальше, спускаясь по лестнице. Мой друг спросил меня.
-Ты пойдешь на этот урок?
-Пойду.
-Я домой, до завтра.
Я зашел в класс, несколько линий парт делил комнату, я сел в середину и посмотрел вперед, в углу всегда стоял телевизор, теперь его переместили на середину, около него стояла женщина в рубахе с погонами, я так и не понял, какую структуру она представляет. Урок начался, что-то говорила эта женщина, но я ее не слушал.
Мне никогда не нравились подобного рода уроки, когда приходят какие-то люди что-то рассказывают, считают, что они такие умные, а мы тупые и должны их слушать. Обязательно в конце такого урока такой «умник» сладко ухмыльнувшись, спросит – «Вопросы будут?» и ждет, что конечно их не будет, но тут я становлюсь активным и выхожу из своего дзена, задаю вопрос, он все также улыбается, но уголки его губ обвисают и уже представляют собой злобный оскал. Он говорит, что ждет следующего вопроса (так как он не знает, что ответить на мой вопрос). Я не сдаюсь и просто закидываю его вопросами, учителя шипят на меня и шепотом говорят, чтобы я прекратил это, но мне как-то все равно на то, что они говорят, пусть их любимые отличники им подчиняются, я сам себе хозяин. В итоге этот «умник» уходит не очень довольным, сильно вспотевший от думок, тря своим широким, в клетку, платком лысину, потом снимает очки в роговой оправе и трет платком глаза, нервно озираясь по сторонам, стреляя в окружающих своими маленькими злыми глазами. Он целый час распинался, а я всего за несколько минут испортил все его труды. Пусть знает, что он не так уж крут, как ему диктует гордыня.
По телевизору показывалось что-то непонятное, то ли это был пожар, то ли еще что-то, хотя какая к черту разница. Женщина с погонами что-то вещала, но ее голос заглушала музыка, доносившаяся из колонок телевизора. Я выбрал точку в комнате, на которую решил смотреть, но тут я услышал рядом собой смех и повернул голову в сторону, откуда он раздавался.
По мою правую руку сидела девушка, на данный момент, отношения с ней были странные, раньше мы друг другу нравились и были хорошими друзьями, еще бы чуть-чуть и из нас получилась бы хорошая пара, но как-то мы отдалились друг от друга и даже перестали разговаривать.
Рядом с ней сидел парень, который постоянно меня раздражал. Он что-то говорил ей, и она смеялась, я смотрел на ее ангельское личико, и тут она повернулась, улыбнулась мне, она проникла ко мне в душу своими добрыми светящимися глазами. Тут мы с ней начали говорить, я не помню, о чем мы говорил, но нам было весело.
Потом мы оказались на улице, мы веселились с ней, она смеялась. Я взял ее на руки и кружил, но мы упали, и прокатились на моей спине. Я был доволен жизнью, меня прямо распирало от счастья. Она взяла меня за руку, мы пошли, смотря по сторонам, мы говорили, но я опять-таки не помню о чем. Тут мы увидели мужчину, который стоял посреди дороги и плакал. Я подбежал к нему, отвел на тротуар, у него упала книга, медленно, безумно листая страницы, смачно припорашивая их снегом, уносил книгу зимний ветер,
Мужчина бросил на снег мешок, который держал в руке, оттуда вывалились вещи.
Я спросил, что случилось, он по-прежнему ревел.
-У меня нет дома, они отобрали у меня квартиру, я не знаю, что мне делать.
Я сказал своей спутнице, чтобы она отошла.
-Послушайте, я как никто другой понимаю, что такое оказаться на улице, без крыши над головой. Меня с мамой выгнала зимой из квартиры родная бабушка, оказывается, она за нашими спинами проделывала махинации с документами на квартиру, как стало известно позже, она еще сумела обналичить все наши счета, как ей удалось, уму непостижимо, и это повторюсь, была родная бабушка.
В один прекрасный день мы обнаружили в двери письмо, в котором говорилось о том, что мы должны выметаться из ее квартиры.
Мы оказались на улице среди зимы, но мы не сдались.
Вы не должны расстраиваться и опускать руки, нужно продолжать жить. Нет безвыходных ситуаций, из всех найдется выход, помните об этом.
Он перестал реветь, немного подумал, сказал спасибо и пошел.
Я подошел к своей спутнице и рассказал, что этот мужчина лишился квартиры, а я его подбодрил. Я взял ее за руку и положил наши руки в карман, чтобы не было холодно.
Мы шли по улицам города, в домах уже включили свет, его лучи проникали сквозь шторы, заставляя играть искрами снег, лежащий под ногами.
Я вдохнул холодный воздух, от которого начало пощипывать в носу, посмотрел на луну, она была полная и светилась загадочным светом, который притягивал к себе, хотелось просто встать стоять и смотреть на нее, поглощая ее свет своими глазами.
Я посмотрел на нее, по ее глазам было видно, что она просто в восторге от всего.
Она, как ребенок, смотрела с восхищением на звезды.
-Смотри, какие звездочки!
-Когда я тебя первый раз увидел, мне захотелось подойти и обнять. Я недостоин тебя. Я люблю тебя, ты моя звездочка, которая своим светом указывает мне путь, когда ты со мной в моей душе происходит прилив радости и всего самого хорошего, спасибо за то, что ты есть, и спасибо за то, что ты рядом!
Дальше ничего не помню.
Я ехал в автобусе, закрыв глаза, дремал, находясь в прострации – это такое приятное ощущение ни о чем не думать. Моя голова была прислонена к запотевшему стеклу и когда на дороге попадались ямы, а они довольно часто попадались, ведь это далеко не хайвей, моя голова отсоединялась от окна на несколько сантиметров, потом ударялась о стекло.
Если бы так продолжали больше ехать, наверное, я от монотонности заснул, но автобус резко затормозил, меня под действием инерции прижало к переднему сидению.
Все пассажиры проснулись и начали разговаривать сонными голосами.
Я отодвинул шторку и увидел, что за окном много солдат, мы остановились около шлагбаума, там был сооружен, на скорую руку, блокпост.
Мы начали вылезать из автобуса, бродя рядом с ним, мы пытались выяснить, что же произошло, но никто ничего вразумительного не смог сказать.
Нам сказали, что до города мы будем добираться сами. Так как я молодой и без вредных привычек я уже спустя минут 15 добрался до города и обомлел…
Практически весь город был в руинах, я добрался, до дома в котором жил, от него остались лишь груда исковерканных стройматериалов.

В отчаяние я сел на ступеньки, которые вели в магазин, и задумался над тем, что с кем произошло.
Рядом бабульки, которые всегда здесь продавали цветы, продолжали свой бизнес, им как будто было все равно на то, что произошло.
К одной из бабок подошла девушка, и купила ярко желтые цветы, у меня возникло ощущение, что я ее знаю, только вот откуда, не помнил.
Разглядывая фотографии города, сделанные с вертолета после взрыва, мне показалось, что довольно странно были взорваны здания, я взял маркер и обвел, взорванные места, получился треугольник, сверху которого был крест.
И тут я вспомнил, такой же знак я видел на книге у мужчины, которого встречал зимой.
Он, кажется, говорил что-то про то, что у него отобрали квартиру, может это как-то связанно с взрывом?
Позже было установлено, бомбы были установлены не в подвалах зданий, а в квартирах.
Я понял, что это действует какая-то организация, только какая, каковы их цели, что за странный символ у них.
Началось мое расследование, нити запутывались, обрывались, но все-таки я нашел это общество.
И нашел егос помощью той самой девушке, которая тогда видел около бабулек.
Наконец вспомнил, кто она такая, она подруга моей девушки, моя девушка куда-то пропала, я занимался одновременно расследованием и ее поисками.
Подруга сама подошла ко мне и сказала, что знает, где моя девушка, мы пошли туда.
Темный грязный подвал одного из зданий.
-Это и есть то место?
-Сейчас.
Она провела рукой по стене, что-то заскрежетало и стена начала отодвигаться.
-Пошли.
Мы оказались в достаточно узком проходе, здесь не возможно было разойтись двум человекам. Паутины не было, видно тут ходят очень часто.
В конце пути появилась дверь, потом взгляду открылся огромный зал.
Посередине стены был нарисован огромный треугольник с крестом.
В людях, которые здесь присутствовали, я узнал весь цвет нашего города.
Они все смотрели на меня, потом один которого я не знал, вышел на середину зала.
-Добро пожаловать, в Крест на горе Голгофе. Вы так усилено нас искали, что мы решили вам помочь и привести вас к нам. Вам товарищ полковник надо таких людей брать к себе в полицию.
На самом деле здесь был и начальник полиции.
-Зачем вы взорвали город?
-Это было всего лишь предупреждение.
-Предупреждение, сколько людей погибло из-за вас!
-Жизни этих никчемных людишек ничто по сравнению с нашими целями.
-И каковы же ваши цели.
-Да вы уже изменили свой тон и даже стали интересоваться нашими целями.
-Я хочу понять кто вы вообще такие.
-Вы, наверное, слышали фразу – «Выживает сильнейший»?
-Да, слышал.
-Так вот сейчас не происходит, этого, шести месячных детей оставляют и выхаживают, хотя раньше они умирали, слабые теперь тоже выживают, они только и делают, что живут за счет нас сильных. Все эти инвалиды, которые получают пенсии из наших налогов, глухие, слепые, психи – все они слабые и они не нужны. Мы провозглашаем славу сильному человеку, нужно уничтожить всех червяков.
Это наш крест, который мы донесем до своей Голгофы и станем совершенными.
-По- вашему мнению, вы станете совершенными, убивая стариков и инвалидов?
-Именно так.
-А зачем вам я?
-Ты нас возглавишь, ты один из нас и в тебе силы и потенциала больше чем во всех нас, мы захватим много земель и будем царствовать.
-Вы ошиблись адресом, я не такой.
-Нет, ты именно такой, только все глубоко внутри тебя сидит, откройся и выпусти все, что есть в тебе. Ты часто замечаешь, что у тебя провалы в памяти. Так как это твое настоящее Я съедает все эти не нужные воспоминания. Твой дед был основателем нашего ордена. Мы все это время наращивали силы и крепли. Сейчас мы готовы нанести удар, который пошатнет все. Мы делали все, чтобы ты пришел к нам. Ты здесь, будь нашим властелином.
-А мою девушку, вы похитили, где она покажите мне ее?
-С ней все хорошо, пройдите сюда и посмотрите.
Подойдя к одной из дверей, взглянул в глазок, в комнате очень прилично обставленной сидела, она моя самая любимая, за которую я готов пойти на все.
-Я хочу, чтобы ее немедленно освободили, иначе я не стану вашим властелином.
-Будет исполнено, куда ее доставить.
Я назвал адрес, с ней явно было что-то не то.
-Что вы с ней сделали?
-Да ничего.
-Почему она такая странная?
-Просто она очень буйно себя вела, и мы были вынуждены ей дать успокоительное.
Меня отвели в комнату, сказали, что я здесь смогу отдохнуть и приготовиться к церемонии посвящения.
Надо было любым путем выбираться отсюда. Я не знал, что делать.
И тут я услышал, скрип двери, это была подруга моей девушки.
-Молчи, слушай меня, я знаю, что ты совсем не хочешь быть членом этой поганой секты.
Я знаю, как отсюда выбраться.
-Но постой, ты, же меня сюда привела, ты, же одна из них.
-Я была с ними, только для того, чтобы найти момент для мести, вот он настал, в одном из домов, который они взорвали, была моя семья, и их всех не стало. Привела тебя сюда, только потому, что ты сможешь все это остановить.
Она вывела меня, из подвала мы оказались наружи.
-Беги. Пока они тебя не хватились, уезжай с ней куда-нибудь подальше, а мне надо сделать свое дело.
Я бежал, через несколько минут раздался взрыв, который осветил улицы спящего города.

Залетел в квартиру, они не обманули, она сидела там, я подбежал к ней обнял ее, прижался, но она никак не отреагировала, я посмотрел в ее глаза. Зрачки были огромные, эти твари чем-то напичкали ее, она меня даже не узнала.
На вокзале я нашел знакомую, она согласилась взять с собой мою любимую, я сказал, что приеду позже и заберу ее.
В последний раз я ласкал ее своим взглядом, может, мы больше не увидимся никогда?
Они вдвоем залезли в вагон, я смотрел в окно их купе.
Она сидела, смотрела куда-то, потом повернула голову, из ее глаз текли слезы, она прижалась к окну и начала, что-то шептать.
Поезд тронулся, ускоряясь, он увозил ее от меня.
-Прощай, Настя! Элен Сейла Люменн Оменниэльво.

Идя от вокзала, я почувствовал, что несколько человек идут за мной.
Я прибавил шагу, они тоже. Я забежал в переулок. Но с другого края стали двигаться по направлению ко мне люди. Обернувшись назад, увидел, что мои преследователи уже здесь.
Меня окружили.
-Кто вы?
-Мы? Члены Креста на горе Голгофе.
-Как?
-Вы думали, уничтожил всех? Нет, уничтожили малую часть, на место которой придут еще больше людей, мы везде, мы повсюду. Идемте с нами властелин.

The end

Dear reader

Для полноценной картины не хватает пару заключительных мазков,
сейчас самое время твердой рукой, с решимостью сделать их.
Сборник писался в течение 3 месяцев, он бы написался быстрее.
Если бы автор не так халатно относился к своей деятельности,
не забрасывал, писать на несколько недель, но он, же начинающий,
что вы от него хотите.
Практически все это время автор был отгорожен от внешнего мира четырьмя стенами.
Паблики с всякой хренью, троллфейсы, демотиваторы, каналы на ютубе с дебильными видосами, цитаты из которых пополняют словарный запас школьников, ванильки, ТПшки, хипстеры, воркаутеры, загоны на тему спорта, православия и национализма, корявые понты,
как же все это достало!
Автор писал по ночам, когда все остальные спали, сидел, читал написанное, что – то по ходу исправлял, делая в паузах пару глотков чая.
Выходил на улицу, бродил по окрестностям думая, смотря на небо, пачка Marlboro быстро пустела, как хорошо ночью, что самое главное, как тихо и безлюдно!
В моменты, когда мысль застревала на одном месте и не хотела идти дальше, он садился на велосипед, сидя на нем, он был похож на циркового медведя, его колени торчали в стороны, катался по дому, пока не врезался во что-нибудь, мысль приходила, он шел работать дальше.
Многих героев он наполнил своими мыслями и чувствами, наверное, поэтому они выглядят правдоподобно.
В массы проникли слухи, что он умер, он не любит, когда пытаются лезть к нему в душу, поэтому он со всеми общается на расстоянии.
Скорее всего, он закончил свой сборник такими словами.
«Мирного неба над вашей головой, счастья, удачи – конечно, это пишется для учтивости, на самом деле как-то все равно на вас, как и на всех остальных. Мне все равно, что вы скажете про меня и мой сборник, дело ваше, только, пожалуйста, оставьте свои мысли при себе, мне как вы поняли, они безразличны.
Я живу своей жизнью, вы своей, наши пути пересеклись ненадолго, а теперь мне пора идти дальше».


Теги:





1


Комментарии

#0 13:48  25-10-2012norpo    
Автор, да же я этот талмуд не осилил, ты псих. Мы же в интернете, а не в библиотеке.
#1 14:20  25-10-2012Михал Мосальский    
Да это же бесконтрольный пиздец. Кто это прочитает?!
#2 14:27  25-10-2012Oneson    
можно попросить Михалыча, чтобы разобрался
#3 15:01  25-10-2012Гусар    
Нахуя так много-то, Богданушка? Кто ж это читать станет?
#4 15:58  25-10-2012Лев Рыжков    
Рассказы о деятелях искусства. Осилил первый - ничо не понял. Осилил второй - ну, ничо так, принципиальненько, по-молодежному.
#5 17:21  25-10-2012Юнона-на-Авось    
Может, действительно, надо было частями засылать? Когда первые же строки не цепляют - такой объём даже не пробуешь осилить.

Бывают исключения, когда большой текст - и на одном дыхании, но это редко..
#6 05:28  26-10-2012Владимир Павлов    
Герои картонные...читаю про взрыв, и возникает желание выпить кофе, чтобы не заснуть
#7 16:24  26-10-2012Шева    
Конечно же не осилил, но сдается мне, что эта фраза из концовки - синопсис - /Мирного неба над вашей головой, счастья, удачи – конечно, это пишется для учтивости, на самом деле как-то все равно на вас, как и на всех остальных. Мне все равно, что вы скажете про меня и мой сборник, дело ваше, только, пожалуйста, оставьте свои мысли при себе, мне как вы поняли, они безразличны/(с)

#8 09:58  28-10-2012топор Джыгли    
Рубрика. Асилил до хип ,ебать его, хапера со стержнем и истекающим братом, воспитанного улицами. Очень велика концентрация уныния. Ну хотя может дальше там всё исправилось, но я сомневаюсь

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....