Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Бытие и Кремль

Бытие и Кремль

Автор: Дядя_Яша
   [ принято к публикации 11:04  01-11-2012 | norpo | Просмотров: 386]
«Мы живем в удивительное время. Сколько же нового оно нам принесет. Правда в этом не только его прелесть, но и беда. Никто точно не знает, что будет дальше и куда предпринятый сегодня шаг, заведёт нас завтра. Что будет со мной, что будет со страной, что будет со всеми нами…»
Борис Ельцин – Исповедь на заданную тему, 1990 г.

1.
-… ну а кто еще, кроме Ходора? Только он и сможет после бархатной революции победить, — засыпая Яков, по обыкновению, думал о судьбе России. — Трагизм у нас любят. Да хотя бы чисто по иронии судьбы изберут...
Яков заснул.

2.
По ночной Москве, среди грубых и серьезных немецких, дерзких британских, вульгарных французских и итальянских, скромных шведских, практичных американских и максималистских азиатских машин, а также остальных недомашин и различных бунтарских джипах, ехала серебристая Ауди. Скользившие блики огней по её элегантно — утонченному экстерьеру, плавно переходившему в еле уловимое женское обаяние, создавали неповторимое ощущение игравшей гармонии, источаемую седаном.
В машине сидело двое; оба молодых человека были мужского пола и сдержанно — хипстерского вида. Всё было бы ничего и даже гармонично, как эмблема бренда везущей их серебристой Ауди, но игравшее в салоне авто радио Шансон, удивительно диссонировало окружающую обстановку.
- Бля, Лёх, нахуя ты этот кал включил? — недоуменно — раздраженно спросил у водителя, сидевший на переднем пассажирском сидении человек.
- С народом на одной волне побыть хочу… — философски произнес Леха, задумчиво вглядываясь на дорогу.
- Какой в пизду, народ? Быдло-музыка, для быдло-слушателей, — не унимался пассажир. — Включи Максимум.
В этот момент по радио заиграла песня Шафутинского, «Соло». В ней, Михаил Натанович, неспешным и харизматичным голосом, старого мудрого еврея, пел жизненную притчу:

Крутит судьба тот же мотив
Но только ты всё еще жив
И говорить рано прощай
Ты музыкант дальше играй
Это твое соло...

- Вот это я понимаю, настоящий экзистенциализм! Народный, Сева, народный! — радостно воскликнул Алексей. — А не каких-то там косоглазых, снобистских интеллектуалов.
Но Сева, почему — то не спешил разделить восторг, нахлынувший на друга.
Закурив сигаретку, он с презрительно — циничным взглядом затянувшись, и цинично — умным выдохнув, сказал:
- Ты думаешь, эти муркопевы, знают это слово? Я уже не говорю, об их поклонниках… Ты понимаешь, какой это уровень мышления?
- Ну и что, что не знают. Главное это правильное мироощущение, а не слова. И попрошу не мазать всех одной краской. Миша Шафутинский это тебе не какой-нибудь приблатнённый Михайлов.
- Да какая разница? Говно, оно и есть говно. И неважно каких сортов.
- Сева, ты прав и неправ. Если так рассуждать то всё тогда говно: говнострана, говноклимат, говнонаселение, говножизнь… И что получится? Нужно немедленно покончить собой, что бы спастись из этого тотального говна, свалив в нежное небытие. А это и есть экзистенциализм.
- Ну, ты и демагог, конечно, блядь, — сказал Сева, натужено рассмеявшись, и посмотрел на проплывающий за окном Кремль.

3.
Тихий осенний лес западного Подмосковья, окутала влажная ночь. Небо мерцало маленькими огоньками звезд, а Луна отражала желтым цветом Солнце, освещавшее Южное полушарие Земли. Погода будто выпила 250 грамм хорошего коньяка и размякла в вязко — приятном покое.
В это же время в одной из дач, находившегося здесь элитного поселка, два человека пили элитный алкоголь. За столом сидели они уже не один час, и опьянение уже отяжеляло телеса. Вернее в такой степени тяжести состоянии, в каком хорошо идут серьезные разговоры о судьбах отечества.
- Да, хорошо же мы в нулевые подмяли под себя всех, Рома, — сладко — ностальгически, начал джентльмен лет пятидесяти, с усами и красным лицом. — А всё благодаря нему.
Он почтительно показал на портрет президента, висевший на стене.
Лик висевшего смотрел в даль (русскую), с пронизанным тупой болью взглядом, одновременно подсвечиваемый тусклой надеждой. Фото было очевидно сделано в период его первого срока исполнения президентских обязанностей.
- Ну и что, что подмяли? Нулевые-то закончились, — ответил Рома, молодой парень лет двадцати пяти. — Надо дальше уже думать, Кондратыч.
- Это ты о чем?
- О сегодняшнем. Сколько еще режиму осталось жить?
Кондратыч бросил хмурый взгляд на Романа.
- Ну, лет 12 еще это минимум. А дальше, посмотрим, — уверенно предположил он.
- Кондратыч, какие нахуй 12 лет? Дай бог до следующих выборов дотянет. Ты что не видеш, что народ негодует? — возмутился Рома. — Если сейчас цены на нефть ёбнуца — всё пиздец...
- Не ёбнуца. Пока Путин у власти, не ёбнуца.
- Это почему?
- А потому, Рома, что Путин это талисман России. Вот почему думаешь, когда в 90ые либералы страной рулили, нищета была? А как наш человек к власти пришел, сразу всё котировки взлетели. Вот-вот. Путин нам Богом послан.
- Бля, ну че за хуйню ты говоришь? Ну, просто повезло парню. А сейчас везти уже перестало и нужен новый парень, смекаешь?
- Путина сдать? Никогда, — сурово отрезал Кондратыч. — Это как говорили у нас во дворе: не по-пацански. Вам молодняку не понять, что это значит.
- Ну, вот придет, Лешка Навальный к власти, тогда узнаем, — ехидно сказал Рома.
- Кто? Навальный? Насмешил ежа голой жопой. Сейчас получит две четвертушечки и поминай, как звали, — вернул остроту Кондратыч.
Закурив сигарету, он решил сменить разговор в более глубокое русло:
- На самом деле всё эти Навальные — либеральные, они нахуй вообще не нужны. Я имею в виду так называемое гражданское общество. Эти всё европейские игрушки чужды России. Есть власть, есть элиты и есть народ. Всё, больше ничего ненужно.
Рома рассмеялся.
- Кондратыч, ты понимаешь, что это сорокинщина уже? Ну, пиздец насмешил, — вытирая слезы, сказал он.
- А че. Мне его книжка про опричников очень понравилась. Вот только гомосятина в конце всё портит.
Тут Кондратыч схватил стоявшую на столе бутылку, отхлебнув немного из горла, крикнул «гойда!» и диким голосом запел: «Россия любимая наша держава, Россия любимая наша страна...»

4.
Здравствуйте, это «Другое радио», я Татьяна Фельманд и в прямом эфире программа «Большое сомненье». У нас сегодня в гостях писатель — публицист, журналист и политолог, мыслитель Тарас Паршендгауэрц. Здравствуйте Тарас.
Паршендгауэрц: Приветствую Вас.
Фельманд: И так первый вопрос. Что Вы думаете о последних событиях в России.
П: Ничего удивительного в них не вижу. События развиваются логично замкнутой системе. Другими словами это завершение путинского режима.
Ф: Можете поподробнее рассказать об этом?
П: Режим полностью исчерпал себя. Поэтому импровизационные действия власти больше не работают. В обществе запрос на фундаментальные изменения.
Ф: Вы думаете, власть понимает это?
П: Вернее догадывается, но верит в удачу Путина.
Ф: Ну а чем же всё закончится, интересно?
П: По сути всё уже закончилось. Бархатная революция не за горами.
Ф: Интересно, интересно. А вот, Путин, он чего вообще хочет?
П: Путин вообще ничего уже не хочет.
Ф: Почему же он тогда не уйдет из политики?
П: Путин в этом смысле не свободный человек. У него есть огромное количество обязательств перед разными группами элит. Взять и нарушить просто так этот контракт смерти подобно.
Ф: Тарас, а если посмотреть на эту ситуацию взглядом не аналитика, а писателя или философа. В чем на самом деле истинная проблема России? Почему нам так сложно поступить демократию, ведь это по сути же всего лиш технический вопрос.
П: Да, технический. Но демократия она в головах. Нельзя назвавшись демократом, превратится в него. Чтобы стать демократом, нужно мыслить демократически. А это очень тонкая работа. Выросшие в тоталитарных системах люди, не способны перестроится на другой лад. Ну, возможно за редким исключением.
Ф: Вы хотите сказать, нужны люди другого поколения?
П: Абсолютно. Путин простой советский человек, не лучше и не хуже. Родившейся в СССР, созревший, выросший и можно сказать постаревший. Чистокровный продукт системы.
Ф: Хорошо, давайте тогда поговорим о будущем. Какова на Ваш взгляд будет постпутинская Российская Федерация?
П: Она исчезнет.
Ф: Как это?
П: Так. Ведь Путин хоть и не Сократ, но довольно не глупый и проницательный человек. Его слова, о том, что главный мотив борьбы оппозиции это «разрушить государственность», являются абсолютной правдой. С его уходом, уйдет и Федерация.
Ф: А что придет?
П: Российская Конфедерация.
Ф: Ух, ты. Да, ну что ж… Последний вопрос. Как Вам кажется, кто победит, Ромни или Обама?
П: Митти.
Ф: Это был Тарас Паршендгауэрц. Удачи.
***

Выйдя из студии Тарас набрал набрал мобильник.
- Алло, Борян. Идешь сегодня бухать в Жан-Жак? Нет? А кто пойдет? Брыков, Вася… Ну, нормально. Давай, тогда.
Завершив телефонный разговор с Боряном, он направил свои стопы в туалет.
Проникнув внутрь общественного помещения, Тарас подошел к писсуару и, приготовившись уже облегчиться, вдруг заметил краем глаза интересную картину… На стенке рядом висел плакат с фотографией в полный рост президента и его свиты на заднем плане. У всех были напряженно — сосредоточенные лица с прямыми изучающими взглядами. Из далека всё это больше напоминало постер какого-нибудь голивудского криминального боевика среднего пошиба. Но «название фильма» раскрывало суть креатива.
- KGB: Место преступления сортир, — прочитал Тарас. Натужившись, он приготовился к мочеиспусканию, но оно отчего-то не приходило...
Тарас отвернулся от фото президента. Постаравшись, расслабится, он закрыл глаза, но даже это не помогло. Образ холодно смотрящего на него северного типа финна — угорца, ни как не хотел выходить у него из головы. Нараставшая еще больше с закрытыми глазами тревога, уже исключала возможность совершить физиологический акт.
- Блядь, так же можно до хронического парурезиса довести! — в отчаянии воскликнул про себя Тарас застегнув молнию джинс, а затем направился в кабинку с надеждой уединиться.

5.
Яков проснулся в отличном расположении духа. Отчего-то в это утро ему была особенно уютна его экзистенция. Сердце буквально ёкало, от накатывающих на него теплых волн радости. Жизнь казалась разумной, похорошевшей и которую не хотелось покидать.
- Как же хорошо! — подумал про себя, Яков потягиваясь в постели. — Так бы жил и жил...



Теги:





0


Комментарии

#0 16:50  01-11-2012Дмитрий Перов    
ну, не знаю... негавно это. нет.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...
21:14  22-04-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Синоптики вновь напиздели
Что вскорости будет зима
Что хлынут дожди и метели
Наступит война и чума
Синоптики - умные черти,
И глаз их остёр как клинок
Хоть верьте вы им хоть не верьте,
Они... ну, такие как Бог!
Им души подвластны и тени,
Меж пальцами сыпля песок,
Они все глаза проглядели -
Ни как-нибудь, а между строк
Им видится дно океана
Им птицы и рыбы друзья
У них ни копейки в карманах,
И нет у них даже ружья
Подвластно зато Мирозданье
Оно их направило ...
Случается и так, что сметана из дыры твоей самки превращается в спиногрыза, который через 15 лет будет воровать твои деньги, а в 30 отбирать стакан воды. Жить с рожавшей бабой - это само по себе мещанство. Ну а терпеть еще животное, вылезшее из ее пизды и требующее отдельной жилплодащи....
Какой такой хахель
Здесь не ел вафель?
Впрочем это еще пустяк:
А так,
Ешь вафли, главное не у вафли.

Если баба сосет - ей только в рот давать
В пизду совать и в очко подбабахивать.
Но не целовать!
Иначе ты
Горделивый любитель вафель
Получишь прозвище ВАФЕЛ!...
14:22  18-04-2017
: [4] [Х (cenzored)]
Сальникову всегда не хватало денег.
Он часто пытался разбогатеть, но безуспешно.
Порой денег было так мало, что Сальникову приходилось даже держать пиво во рту чтобы продлить удовольствие. А девок ему приходилось приводить самых низких пород. Однажды он приводил даже девушку без рук....