Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Не ступай на тропу, что ведет к попу

Не ступай на тропу, что ведет к попу

Автор: Чхеидзе Заза
   [ принято к публикации 10:55  04-11-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 913]
Электрик Пармен Самушия чувствовал себя слегка утомленным. Румянец на его лице был как выцветший красный цвет его рюкзачка с мексиканским орнаментом.
«… Не жизнь, а словно сон наяву: земли в трех селах — как у фермера, покои – что твой новогрузинский особняк,- живи себе не горюй да поглаживай крутой как колесо живот. Ни тебе хлопот, ни забот. Люди все привезут, принесут, люди все сделают на поле, и возле дома. Вот уж и впрямь на всем готовом! Не глупец выдумал, что и сытый поп хуже голодного волка. Разве не правда? Строитель или полицейский в городе получит раз в месяц свое жалованье — и жди снова тридцатого числа. А ему что ни день откуда-нибудь нисчаки, не за то, так за это… Родятся люди в приходе — несут ему, женятся – несут ему, умирают — тоже; несут испокон веков. Кому свадьба иль мертвец, а попу — деньги в ларец, как поговорка гласит…»
Пармен и рад был думать о другом, так как грешно честить «слугу Божьего», — но мысли сами лезли в голову. Вот задержал взгляд на словацком электрощите; белые, глянцевые турецкие розетки в столовой находились на высоте тридцать сантиметров от пола, а выключатели около метра.
«Тут даже балык с хашламой, сациви да плов из полиэтиленовых боксов, явно что от заупокойной службы, вкушают,- откинувшийся на сиденьях, молча смотрел он как кухарка Марфа промывает полнехонькое сито риса. – А простой служивый целый год кусочка семги под рюмку не видал… Да где уж электрику шестого разряда лакомиться ,- у работяги и малое дитя говяжьих котлет по месяцам не видит! Как на рождество попробует, так до другого рождества ждет. Какие уж у электрика Мурманские колбасы и копченный сулгуни, когда ему даром и талона на бензин для выезда на неисправный объект не дадут, когда и тормозные колодки-то с развальными втулками на копейке сменить не на что… А тут людским трудом на Рэндж нескромные туманки и лампочки по 130 вт втыкают, а в штатные туманки ксенон тюнингуют! Верно, чтоб красивей было да покруче… Вот как на свете бывает!»
Молча хлопотавшая, и до сих пор смотревшая только на позванивавшие в руках сверкающие вилки да ножи, точь в точь похожая на матрешку Марфа вдруг взглянула на него. А Пармену и скучно и надоело уже ждать, опустивши подбородок в ладони. На дворе-то вёдро, сотрудники все на выездах, — как раз у кого-то «Фотон» 61 ТЦ испортился! Так надрываешься на сей работе, что потом от усталости и собственным телевизором не можешь насладиться, как следует. Осень зиме сваха. Ежели теперь не заработаешь, братья Асканели на предпразничье семь шкур с тебя сдерут за бочонок Оджалеши. А тут сиди — ручки по барски!...
«…Гм, и что эти попы делают в покоях целыми днями?- думал Пармен, ожидая и поглядывая на часы которые не шли, — Полдня человека на кухне держат. Спит где-нибудь наверно беспечально и сладко… И ночью спит, и по утряне спит, и пополудни спит, — спит – хоть из пушек пали… Попьет доброго красного, забот никаких, — недопьет так доспит! И живет вволю, и спит боле! Пару раз в неделю сходит в храм, либо привезут с бодуна его, отгнудосит себе, пошатываясь, обедню…»
В высокую дверь, ведущую из кухни в покои, кто-то легко, размеренно постучал. Марфа торопливо вытерла фартуком руки и вставив ноги в шлепанцы убежала. Пармен внимательно прислушался, даже заложил волосы под подвязанный до бровей кабалах. Но в кухне ничего не было слышно.
Через минуту кухарка отворила высокие двери, бросая полушепотом:
-Батюшка вас кличут… Идите!
Проситель кое-как пригладил пальцами рубашку, и взявшись за массивную, латунную в виде львиной головы ручку, со страхом вошел в амбразуру двери.
- Слава тебе Господи!- произнёс он уже за дверями.
-Слава навеки! – четко ответил откуда-то отец Афанас.
Комната с мраморным камином, была обита узкими светлыми рейками. Взглянув в выходящее в большой сад окно, Пармен увидел как вода уже бежит и несется ручьями к углублениям арыков. На окнах длинные кактусы. Стена была обвешана старинными саблями, кинжалами, чучелами птиц и портретами патриархов. Отовсюду полез на Пармена «гламур». С боку сквозь прорехи траченных временем сандалий, ноги щекотал ворсистый ковер: кажется, что наступил на мягкого котенка, даже пошевелиться страшно. И если бы выпрыгнул он сейчас в окно и стал бы корчиться в судорогах на мокрой траве, то все равно бы не внес смуты в это мирное счастье.
А отец Афанас стоял у стола с книгами. Молодой, гладкий, кругленький, как грейпфрут, что на веточке в саду за окном. Стоит прямо, улыбчивый и благодушный, как святые на блестящих софринских киотах. Кажется, стоит ему вознести молитву — ты и глазом не моргнешь, как поднимется он парашютиком одуванчика в синее небо.
-Подойдите, подойдите поближе, Пармен,- Поспешил заговорить, священник чтобы подавить зевоту.
Проситель торопливо подошел и сухими губами почтительно поцеловал белую пухлую руку.
-Садитесь,- отец Афанас подвинул от стола высокое кресло и показал на него гостю. – Садитесь, садитесь,- пригласил он еще раз, опускаясь сам в бежевое кожаное кресло.
Пармен волей-неволей присел на краешек. Ему и странно, и неудобно сидеть в дорогом кресле. И двинуться-то боязно, да и огромные полубосые ноги некуда девать на полу, хоть пропадай… Сидишь как на рожне либо на куче щебня высокой, людям на смех.
-Ну, так с чем же вас, любезный Бог привел? – вежливо спросил Афанас.
- Пришел, прошу отца духовного … кгм! Младенца вот надо крестить,- краснеет Пармен смущенно.
-Ага… Девочку дал Бог или мальчика?
- Да мальчонку, мальчонку, отче, на наши -то доходы убогие...
-Благодарите Бога, сын мой, что жена благополучно разрешилась. Будет вам утеха на старость, а дал Господь детей — даст и на детей.
- Ой, какая уж там утеха! — вздохнул Пармен тоскливо.- Шевельнул бедром, а за душой — ни бом -бом… Времена теперь такие, что как раз детей только и недостает! Опять вроде власть меняется, что и говорить!
- Печется Всевышний о птицах малых, и о наших детках не позабудет… Молим только, грешные, о милости Его небесной…
-После женитьбы электрику уже ничего не светит. Ну, однако… — мнется Пармен.- Скажите отче: сколько вам на крестины?
Молчание… рабочий, в ожидании, похлопывает кошельком по ладони, а поп с озабоченной миной перекладывает на столе книги. Наконец он ласково говорит:
- За крестины… гм!.. Как обычно… Что люди платят, то и с вас. Полтораста, — заканчивает он как бы нехотя.
Проситель глубоко вздохнул и вытянувшись осторожно встал с кресла.
- А я просил бы вас, отче — говорит он, и голос его дрожит, обрываясь,- просил бы вас, отче благочестивый, уступить хоть малость… Время тяжелое, что хоть – пропади, не вырвешь нигде лари…
Афанас с помутневшими глазами только развел руками:
-Не могу, мил человек, вах не могу… И у меня тоже есть дети, мне тоже не легко…
- Хоть пару десятков лари, отче! Десятку нынче никак в районе не добудешь! На площадях демонстрации, зарплаты задерживают.
-Всем теперь тяжко, родненький… Одному то допекает, другому — это. И не о ларах я говорю кацо, а о долларах.
- Нет уж, какие там доллары, отче, и цвета они какого не знаю. — Сказал Пармен, упершись взглядом в портрет Святейшего и Блаженнейшего Мелхисадека,- Не уйду отсюда, пока не уступите хоть малость нужды моей ради…
- Ну что мне с вами делать! Разводит руками отец Афанас.- Что, говорю делать, раз…раз уж…
Не завершив, он порывисто встал.
- Ну, дадите, Пармен, семьдесят — и делу аминь,- решительно махнул он рукой. – Только, того… доллары, так и знайте. Никому ни гу-гу, — это я только для вас делаю.
- Ладно, – Заметно взбодрился Пармен,- Ладно…
Он, смущенно, напряженно вынул дрожащими пальцами хрустящую купюру с портретом У. Гранта на лицевой стороне и осторожно положил в раскрытый требник.
- А двадцатку я уж после получки отдам вам, отче,- проговорил он озабоченно.
- Вот теж на! — Раздраженно всплеснул руками поп. – Ну что мне, Бога ради, делать с вами?
Пармен виновато молчал и с грустью смотрел в сад.
- Ну, будь по-твоему, — наконец сочувственно склонился Афанас захлопнув требник. – Сигнализацию установишь у меня в дальнем флигеле, а то бродяги самогонный аппарат увели намедни и седло английское. Все амнистии у них нынче…
- Спасибо вам, батюшка, — он еще раз чмокнул мягкую поповскую руку.- Будьте здоровы!
- Идите с Богом… А ребенка завтра к двум часам приносите в церковь. Полотенце новое и свечи приобретите!
Пармен выскочил из комнаты, как из парной бани. Схватил с толи лавки, толи топчана рюкзачок с инструментами и взяв более быстрый темп вышел во двор. Надо было еще поспеть на сельский микроавтобус.
« Когда ж я все это отработаю, горе ты мое! — думал он дорогой. – Вечно так, получка расходиться, прежде чем выдадут, а себе так и не накопишь ни гроша…
На прошлой неделе обуял дух расточительства и вот,- Юсуфу хинкальщику за кутеж должен, Ашот карбюраторщик вчера про долг напомнил, да проценты в банк хоть сгинь, а внеси, да с Афанасом новое дело выискалось. Воистину сказано: Не ступай на тропу, что ведет к попу… Хоть ты разорвись».
Пармена распирало от этих ни на что не направленных чувств,- они рвались наружу и увлекали его за собой. Маршрутное такси, плавно качаясь, мчало его сквозь раскинувшиеся вдоль проселочной дороги макушки лип.


Теги:





0


Комментарии

#0 15:24  04-11-2012Дмитрий Перов    
Нормально так
#1 16:04  05-11-2012Шева    
Чего-то не хватило.
#2 17:41  05-11-2012Чхеидзе Заза    
Чего? Моей благодарности Шева не хватило. И за прошлого креатива прочтение и за этого- всем осилившим спасибо !
#3 18:34  05-11-2012Шева    
Чхеидзе Заза: 17:41 05-11-2012: посмеялся.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....