Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Экскурсия в Ад. Главы 4-5.

Экскурсия в Ад. Главы 4-5.

Автор: Неверлен
   [ принято к публикации 14:48  02-01-2013 | Na | Просмотров: 438]
«Присмотрись, какого цвета асфальт»

— Чуваки, это было невероятно. Париж – это что-то безумное, я хочу остаться тут навсегда, — услышал я сквозь сон весёлый голос Джареда и на автомате открыл глаза.

Судя по свету, пробивающемуся в окно, было уже утро. Осознание того, что я ничерта не выспался, диких откатов и того, что сегодня у меня куча работы, я поморщился, застонал и снова уткнулся лицом в подушку.

— У кого-то видимо была веселая ночка, да Стэнли? – всё также весело парировал Джей, расхаживая по комнате.

— Твою мать, Джей. Ты можешь заткнуться? Ночка и вправду была не из лучших, дай мне хотя бы проснуться нормально, — сонной злобой пробурчал я.

— Нормально и покой это не про нас, Стэн. Проснись и пой. У нас работы сегодня куча. А с этим что? Обычно от каждого шороха просыпается, — немного умерев свой пыл, спросил «будильник».

Я повернулся на спину и уставился на Джарда.

— Я бы посмотрел на тебя, если бы ты сожрал восемь колёс валиума, запил их алкоголем и тебя пытались бы разбудить в такую рань, — недовольно, с язвой в голосе пробурчал я, поднимаясь с постели.

— Восемь штук? Совсем что ли головой двинулся.

— Ты бы ему хотя бы объяснил, что бывает от такой дозы, придурок, раз головой за него отвечаешь, — парировал я, рыская в сумке, в поисках нижнего белья.

— Блять, Стэн, не лечи меня. Сам-то давно научился дозу рассчитывать? – начал плеваться ядом Джей.

— Если ты припомнишь хоть один раз, когда я чуть не передознулся, можешь мне не платить за этого придурка.

Джаред съел это. Я действительно всегда знал свою меру, и никогда не было даже намёка на то, чтобы двинуть кони. Этому я научился у Старика Берроуза. Этот мужик долбил всю свою жизнь и пережил всех своих знакомых, уйдя на тот свет только на восемьдесят третьем году жизни. «Просто знай свою меру», — говорил он. И я следовал этому совету.

— Кстати об оплате. Когда думаешь, долги отдавать? – смотря ему в лицо с наглой ухмылкой, произнёс я.

— И всё ты помнишь, сучёныш. Слово я своё держу, ты знаешь. Вечером отдам тебе всё, — произнёс Джей и отправился к бару.

Слово он держать умел, и это был факт. Во-первых, Джей всегда помнил, что и кому обещал, а во-вторых, он сделает всё, что угодно, лишь бы его никто не назвал пустословом. Вот такой вот был упёртый, больной на голову, вечно обдолбаный, но в чём-то честный человек. Настоящего его знало очень мало людей, но я входил в их число. Неоднократно откачивая этого идиота, я узнал, что это за человек, когда снимает тысячи своих масок перед страхом смерти. В моей памяти по сей день осталась та ночь, когда он умирал у меня на руках, умоляя помочь ему, и постоянно твердя, как он не хочет умирать. Внутри него до сих пор сидел маленький мальчик, со своими страхами и переживаниями. Джей выбился не то, чтобы из среднего класса, а из нижнего. Его отца убили, за то, что он кому-то задолжал огромные деньги, а мать после этого спилась к чертям. Отчим Джареда постоянно что-то употреблял, а в порывах злости и наркотического дурмана избивал его и мать. Это мне рассказал он сам, когда-то давно, когда умерла его мать. Жалко было парня. Но после этого его будто подменили. Робкий мальчик сменился на кусок патетического дерьма, которого ничто не может ранить. Ну, по крайней мере, он себя таким показывал. Познакомились мы с ним почти сразу, как пришли в модельное агентство, а устроились мы в одно время. Это был тот самый мальчик, который стоял рядом со мной в очереди на собеседование и дико нервничал, вертя кольцо на пальце. Этот бизнес сожрал того самого мальчика. Да, он всех сожрал, если на то пошло. Элементарно вспомнить меня, каким я пришёл в это дело, и каким стал. Здесь нужно грызть глотки, чтобы её не перегрызли тебе. Огромная конкуренция, люди, от которых не знаешь чего ожидать, они улыбаются тебе в лицо, но постоянно выжидают момента вонзить нож в твою спину и прокрутить его в тебе пару раз. С Джаредом мы перестали общаться после очередной ссоры, но почве его постоянных глупых выходок, которые меня попросту достали. Так мы и разошлись по разным берегам. У каждого из нас были свои причины, чтобы начать работать в этом змеином логове. Джареду нужно было на что-то жить, так как мать его, уже совсем загибалась, а мне просто помогать родителям. Знаете, не будь я таким криворуким, я бы работал грузчиком или что-то вроде этого. Но у меня было только смазливое лицо, набор хронических заболеваний и ничего больше, никаких способностей. Учёбу мы бросили, родителей почти не видели, постоянно болели и всё это дерьмо заедали наркотой, потому что больше ничего не спасало. Примерно через три месяца работы, я уже не мог нормально питаться. Аппетит был сумасшедший, но что бы я ни ел, выблёвывал через минут двадцать-тридцать. Поход к врачу увенчался диагнозом «булимия». Знаете, когда нужно постоянно держать вес, соблюдать диету, а тебе грёбанных пятнадцать, у тебя растущий организм, постоянные стрессы и переходный возраст, когда всё это просто наваливается одним комом, руки сами тянутся к чему-то запретному. И вы не в праве нас осуждать. Вы все даже малейшего представления не имеете, что это всё такое, поэтому заткнитесь и живите своей замечательной жизнью, а мы поживем, совей «убогой».

До начала показа оставалось буквально несколько минут. За кулисами все носились сломя голову, что-то кричали и суетились. Я был уже полностью готов к выходу. Грим наложен, шмотки надеты, выход отрепетирован. Всегда не любил показы. На них приходится работать с публикой, чего не нужно делать на фотосессиях. Там ты работаешь на камеру, а люди только потом уже смотрят на тебя, на готовый продукт. А здесь всё проходит в режиме реального времени, где облажаться и сделать всё заново попросту нельзя. На меня нацепили какую-то совершенно неудобную обувь с высокой платформой.

— И кто это только купит, — подумал я, поглядывая на циферблат настенных часов.

Осталось две минуты. Музыка перестала играть, и зал погрузился в тишину. Рядом со мной стоял дизайнер всей этой херни, которую на меня нацепили и умолял, чтобы я не опозорился. Ответив, что и не в таком приходилось расхаживать, я подошёл к выходу на подиум. Руки немного потряхивало, и я лишний раз проклял себя за то, что пришёл сюда трезвый.

— Тридцать секунд до выхода, — прозвучал голос какой-то девушки, которая откуда-то появилась сбоку от меня.

— Хорошо, — ответил я, и уже настроился на выход, как меня кто-то схватил за плечи и прошептал на ухо:

— Не облажайся, Стэнли. Я верю в тебя, — это был Джаред.

Чёртов сукин сын, совсем сбил с настроя. Но табличка над моей головой загорелась красным, и я почувствовал толчок в спину. Первый шаг на подиум и чёртов свет будто полоснул лезвием по глазам, но щуриться было нельзя, поэтому я с огромными усилиями шёл дальше походкой «вразвалку» с наглой ухмылкой на губах. Зрители начали хлопать уже на половине пройденного мною подиума.

— Я взял их за яйца, — пронеслась мысль.

Ухмылка стала более наглой, а шаги увереннее. Дойдя до конца дорожки, я остановился на несколько секунд, повернулся и ушёл обратно. Зайдя за кулисы на меня, сразу же накинулись Джей с Джеком и дизайнер.

— Ты был крут, чувак, — с горящими глазами прокричал Джек.

— А, малой. Спасибо. Ну, как? Отошёл от вчерашнего? – с улыбкой ответил я.

— Мне все ещё хреново, — с той же улыбкой проговорил он и пошёл к выходу.

Джей проходя, мимо похлопал меня по щеке со словами:

— Я всегда знал, что ты кручи меня, Стэнли, — и был таков.

— Вали уже на подиум, придурок, — с улыбкой прокричал я ему вдогонку.

— Похоже, что старые приятели снова вместе. Как Бони и, мать его, Клайд прямо, — послышался чей-то голос с самими противными интонациями из-за спины.

Я неторопливо повернулся и увидел того самого ублюдка, который предлагал отсосать ему за дозу. Такой встречи я уж точно ожидать и не мог. Я даже немного опешил от неожиданности и не сразу нашёлся, что ответить. На его лице всё ещё виднелись следы от побоев.

— А ты что, на Джея глаз положил, пидорок? – с язвой ответил я.

— Надо же, какие мы грубые, — засмеялся тот.

— Похоже, что ты только со второго раза понимаешь всё, — отчеканил я, и отправился переодеваться, как тот схватил меня за руку и развернул к себе.

— Постой. Я не хотел снова обидеть, — немного виновато проговорил парень.

— Обидеть? Пхах. Ты слишком высокого о себе мнения, мальчик.

— Да хватит тебе. Я тут по одному делу. В общем, мне нужна твоя помощь.

От этой новости я просто охренел. Помощь? Моя? Этому ублюдку? Я, что, похож на центр помощи всем нуждающимся? Ну, уж нет.

— Ну, ты и чудик, конечно. А чего ты взял, что я буду тебе помогать?

— Я думаю, от лишних денег ты не откажешься, да и дело для тебя привычное.

— Что-то в последнее время все пытаются меня купить, — пронеслась мысль в голове, и я всё же решил выяснить, чего тот хочет, — Ладно, что за дело?

— Мне нужно пихнуть полкило кокаина.

— Да ты охуел! Сколько!? Полкило порошка? Ты совсем ёбнутый? – шёпотом прокричал я, оттаскивая его в сторону от лишних ушей, — Ты хоть примерно понимаешь, что огромный вес и деньги не менее огромные?

— Я всё прекрасно понимаю, именно поэтому и обратился к тебе. На самом деле, ещё понадобится помощь Джареда, у него тоже немало связей в этой сфере.

— То есть ты мне сейчас предлагаешь взять полкило кокаина, у человека, имени которого я даже не знаю, — прошипел я с такой интонацией, явно показывая, что он просто сумасшедший и предложение его безумное.

— Именно, — произнёс он, и тут к нам подлетел Джаред.

— Что за базар, мальчики? – весело произнёс он, увидев моё выражение лица.

— Джей, слышал, чего этот мальчик выдумал? Хочет, чтобы мы с тобой ненадолго вернулись к «делам», — насмешливо сказал я, и от усталости в ногах из-за обуви облокотился на плечо Джея.

— Опа, а это уже разговор. Сколько и чего нужно пихнуть? – присвистнув, протянул Джей.

— Полкило кокаина, прикинь? – не давая парню сказать, встрял я.

Глаза Джареда заметно округлились, и он тут же посмотрел на меня серьёзным взглядом. О, да. Я узнал этот взгляд сразу же. Так он смотрел, только когда дело касалось дела и больших денег. На бабки он был падок, с этим ничего не поделать.

— А срок, какой? Мы тут на неделю, трудно будет уложиться в это время, — переметнув взгляд на парня, спокойно, но с серьёзностью озвучил свою точку зрения Джей.

Ноги ныли так, что мне хотелось уже быстрее снять это хрень со своих конечностей и немного отдохнуть.

— Три дня, — в той же манере ответил парень.

Джаред закатился диким смехом, складываясь пополам.

— Стэн, твою мать, где ты находишь таких отмороженных придурков? – продолжая заливаться весельем, сквозь смех выжал из себя Джей.

— Да вы сами как липните, как шлюхи к обочине, — язвительно, но без злости ответил я, и начал хлопать его по спине, когда тот подавился собственной слюной. Парень стоял перед нами, с таким видом, будто его головой воткнули в кучу навоза. Надменной маски как будто и не было.

— Так вы берётесь или мне искать других людей? – деловито, но с еле заметной обидой в голосе отчеканил парень.

— Нет, ты серьёзно? – начал Джаред, — Ты хочешь, чтобы мы пихнули полкило коки за три дня? Хуй с ним, даже если это и возможно. Сколько процентов наши и что это вообще за товар?

Не нравилось мне то, что Джей начал узнавать о деталях дела. Это могло означать только одно. Сейчас он выбьет хороший процент и даст добро. Чёрта с два, я буду этим заниматься. Я ткнул его локтем в бок, но тот лишь шикнул на меня.

— Тридцать процентов ваши, а товар из Колумбии. Отличный.

— Сорок процентов, аванс в тридцать штук и мы берёмся за это дело, — со всей серьёзностью, что была в нём, произнёс Джаред и едва заметно подмигнул мне.

Судя по выражению лица, парень очень усердно обдумывал предложение и в итоге выдал:

— Тридцать пять процентов, аванс в пятьдесят штук и вы берётесь за дело?

— Согласны, — с улыбкой произнёс Джей, и пихнул парню свою визитку, — Вечером позвони мне, мы заберём товар и бабки.

— Хорошо, — выдавил из себя тот, и мы отправились в гримёрку.

По пути в комнату мы молчали, и я обдумывал, браться мне за это или нет. Деньги огромные, но что-то было здесь не так. Я нутром чуял тут какой-то прыщ на гладкой заднице. Зайдя в комнату, я сразу же начал делиться этими подозрениями с Джаредом:

— Джей, что-то не то в этом деле. Ещё можно отказаться пока товара на руках нет. Давай не будем, а? – взволновано трещал я, а Джей со спокойным видом и слабой улыбкой на губах разливал виски в два стакана.

— Стэнли, ты такой же, как и был. Ничего страшного не случится, сколько раз мы с тобой такое проворачивали и ничего, живы, — сказал Джей, и впихнул мне в руки стакан с пойлом, — Вздрогнем! Это отличное шанс срубить бабки, дружище. И мы снова в деле, причём вдвоём, как бы странно это не звучало, — произнёс он речь и отбил о мой стакан.

Я осушил сосуд и стал снимать с себя обувь. Чувство, что это какая-то «шляпа» меня не покидало, но я доверился Джареду, он уж точно рубил в этом лучше меня.

— Доверился снова. Снова зря, — провопил внутренний голос.

Но я отбросил все мысли и беспокойства в стороны, и просто наслаждался напитком, под радостное щебетание Джея.

«Что ты видишь, когда закрываешь глаза?»

Бежать, бежать, бежать. Быстрее, не оглядываясь, против ветра, платформы, вокзалы, корабли, аэропорты, автомобили, трассы, переулки, мосты, люди, люди, люди. Мы бежали уже третьи сутки. Силы и деньги были на исходе. Мы уехали настолько далеко, насколько только можно уехать от Парижа за три дня. Мы едем на трассе 84, по направлению в Нью Мехико.

Всё это «дело» оказалось большой подставой, организованной этим мелочным ублюдком. Сукин сын натравил на нас слишком серьёзных людей, чтобы от них можно было так просто отделаться. Первые кто хотел видеть наши тела обезглавленными, была мафия или что-то вроде этого. Люди влиятельные, они смогли бы найти нас в два счёта, если бы мы не среагировали так быстро. Вторые же копы. Наши рожи висели, чуть ли не на каждом столбу Парижа, так же их крутили по новостям. И я до сих пор не понимаю, как нам удалось пересечь границу Франции, оставаясь незамеченными. Товар, который он нам пихнул, оказался липовым, но это мы поняли только когда пошли его толкать. Но дело даже не в этом. Мы не успели даже до клуба доехать, как нас окружили несколько машин и людей с оружием. Они забрали товар, начали проверять и поворачивать всё таким образом, что казалось, будто мы подменили порошок и хотели их кинуть на бабки. Видимо кто-то из прохожих или ещё кто, увидел людей с оружием и вызвал полицейских, которые вскоре приехали. Началась перестрелка, а мы с Джеем кое-как выбрались из этого дерьма и сразу же сообразили, что нужно сваливать к чертям из этой страны, и желательно куда подальше. Джаред постоянно истерически орал, что нужно бежать быстрее, и что он кого-то там убил. Я не обращал внимания на его психи, мне самому было не сладко. От страха трясло так, что не одна ломка не сравниться с этим. Мы добежали до какого-то вокзала. Я ещё никогда в жизни не бегал так долго и так быстро. Ноги дико болели, лёгкие обещали вот-вот вырваться наружу, кружилась голова и меня очень сильно тошнило. Пока Джей покупал билеты на поезд, я просто замертво упал на асфальт и начал дико блевать желчью. Когда Джаред поднимал меня, то я не мог оторвать взгляда от асфальта, точнее от его цвета. В месте, где была моя рвота, цвет был каким-то странным, перламутровым что ли. Я спросил у Джея какого цвета асфальт, но ответил, что серого. «Видимо глюки от переутомления», — подумал я, и мы поковыляли к платформе. Как мы добрались до границы Франции, я не помню, потому что всё дорогу был в отключке. Добравшись до городка Ла-Боль, на окраине страны, мы, не теряя времени, пересели на теплоход. За половину суток мы добрались до города под названием Ла-Корунья, что находился на краю Испании. В этом городе мы быстро нашли аэропорт, купили билеты и принялись ждать. До посадки на самолёт было ещё два часа, и мы с Джаредом решили немного перекусить, потому что каждый из нас слышал, как урчит живот другого, да и сил уже совсем не осталось. По пути в кафе при аэропорте, я заметил маленький магазинчик с одеждой и потащил туда Джея. Сначала он начал сопративляться, говоря, что нам сейчас это совершенно не нужно, но когда я ему объяснил, что в ориентировках указано, во что мы одеты и как выглядим, он сразу же согласился со мной. Мы купили обычные туристические штаны, кроссовки, по паре маек и кепки с козырьками. Набив животы в кафе, и обсудив, что мы будем делать дальше, когда приедем в Америку, отправились на регистрацию. Джей обожал, самолёты и всегда засыпал в них, как младенец, чего нельзя было сказать обо мне. Весь перелёт я только и делал, что напивался не самым лучшим виски и пытался уснуть. Ничего не выходило. Приземлившись в штате Алабама, город Хантсвилл, мы угнали тачку и уже почти сутки ехали, ехали, ехали. Была глубокая ночь и Джаред уже изрядно измотавшийся почти засыпал за рулём.

— Джей, давай я поведу, ты уже отключаешься, — предложил я, всматриваясь сквозь темноту в его лицо.

— Ни за что, Стэн. Я не дам тебе вести машину ночью. У меня нога до сих пор болит от той аварии, — сонно, с наигранной бодростью сказал он.

Да, история была и вправду смешная. Как-то давно мы с Джаредом настолько сильно обдалбались, особенно он, что машину пришлось вести мне, а он только сидел, кривляясь на соседнем сидении и дико ржал. Но веселье продлилось недолго. Я отвлёкся на его слова, тоже начал дико угорать и не заметил, как мы выехали на встречную. Мы толком ничего понять не успели. Удар. Темнота. Больница. Джей потом месяц ходил с гипсом на ноге и проклинал меня. Весёлое было время, чёрт возьми.

— Да, ты прав. Но я уже стал водить намного лучше, — с улыбкой заметил я.

— Стэнли, ты всегда водил как девчонка, которой вот-вот должны сорвать целку и лучше не будет никогда, уж поверь мне, — улыбаясь в свои тридцать два, подколол он меня.

— Сука ты Джей, не подъебёшь, не проживёшь, — беззлобно ответил я.

— Ну, в этом весь я, — сказал он, и как-то странно затих.

Это молчание и его хмурое выражение лица, меня начало напрягать.

— Джей, что случилось?

— Сколько нам придётся так скрываться? – сквозь зубы процедил он, — Мы всю жизнь будем с тобой вот так кататься по семи кругам ада? Я уже насмотрелся на всё это дерьмо, Стэн. Я просто хочу элементарного покоя. Давай уедем куда-нибудь в Мексику или Бразилию, купим дом на двоих где-нибудь у моря и просто не будем дальше бежать.

— Чувак, ты даже не представляешь, как это по-гейски сейчас прозвучало, — попытался отшутиться я, но Джей бросил на меня злой взгляд и снова уставился на дорогу.

— Я серьёзно Стэн. Тебе самому всё это еще не надоело?

Он был настроен поговорить серьезно, а это значило, что говорить придется, хотел я этого, или нет.

— Надоело, — устало ответил я, и уставился в окно.

— Ну, а в чём тогда дело? Это лучше, чем постоянные бега. Подумай над этим, Стэн.

Я прокручивал в голове его слова, вариант ведь был действительно неплохой. Перспектива постоянных побегов и попыток скрыться, меня совсем не впечатляла. Хотелось немного спокойной жизни, может даже жену, детей и этот чёртов домик у моря. Мои раздумья прервал увиденный мной в дали придорожный отель.

— Так, Джей, тормози у того отела. Переночуем там, а утром двинемся дальше. И не хочу слышать никаких возражений, я не собираюсь спать в машине, — уверенно, но с дикой усталостью в голосе, произнёс я, и продолжил смотреть в окно.

Джею ничего оставалось, как согласится и вскоре мы уже сидели в номере с двумя кроватями и выключенным светом. Горел только светильник на прикроватной тумбочке. Джаред купил в приотельном магазине бутылку виски, какой-то еды и сигарет.

— Ты же вроде бросил курить? – увидев две пачки Мальборо, удивлённо спросил я.

— Ну, во-первых, я и тебе купил, а во-вторых, похоже, что начал снова, — со слабой улыбкой произнёс он, и рухнулся в кресло, открывая бутылку.

Мы распили бутылку практически в тишине и улеглись спать. Джей сразу же отрубился. А я, выждав около часа, чтоб наверняка, и начал действовать по плану, который появился в моей голове ещё в самолёте. Так как вещей у меня с собой не было, я схватил пачку сигарет с зажигалкой со стола и вышел из номера. На стоянке около отеля, я начал выискивать самую неприметную машину. Шевралет Кавалиер девяностого года, вся дряхлая, оказалась даже без сигнализации. Осмотревшись по сторонам и убедившись, что рядом никого нет, я локтём выбил боковое стекло, со стороны пассажира, открыл изнутри дверь и забрался внутрь. Вырвав из под руля шнуры, я разорвал два провода зажигания и завёл машину. Этому меня давненько научил Джаред, когда мы пару раз вскрывали тачки от скуки.

— Надо же, Джей, где-то даже пригодились твои безумные выходки, — пробубнил я себе под нос и, вырулив с парковки, поехал вперёд по трассе.

Я не знал, куда еду. Просто /pнужно было бежать дальше, чтобы найти пристанище.

— Джаред будет в бешенстве, когда вместо меня обнаружит на кровати записку с прощаниями, — подумал я, и закурил сигарету.

Я знал, что он справится и без меня. Просто так было лучше, так было правильней.

Сейчас я живу в штате Техас, в маленьком городке Ларедо. У меня маленький дом, работаю я помощником на ранчо, хотя в последние дни на работу не выхожу из-за плохого самочувствия. Фамилию я сменил, а старые документы сжёг. С людьми почти не общаюсь, поэтому никто не задаёт вопросов о моём прошлом. О прошлом, которое я вспоминаю каждый день, я живу им. Даже спустя пять лет, воспоминания нисколько не потускнели. Я, наверное, уже буду заканчивать историю, очень сильно болит голова. У меня злокачественная опухоль мозга и если вы сейчас читаете это, то, скорее всего я уже лежу в могиле, и мной питаются черви. Я отказался от лечения, и мне осталось совсем недолго. Если вы кто-то из моих знакомых, то не грустите, я это заслужил. Если коп, то пошёл ты к чёрту, я надрал вам задницу. А если ты Джаред, на что надеяться просто глупо, то знай, чувак, ты был единственным моим другом. Я надеюсь, что с тобой всё хорошо и у тебя красивая жена, много детишек и домики у моря. Я люблю тебя, друг.

Я рассказал вам свою историю, показал вам свой ад, теперь пора и отчаливать. Прощайте.

Записи на этом заканчивались размытым почерком и следами влаги на бумаге. Детектив Донаван закрыл «исповедь». Положив её на стол, он прикурил две сигареты, открыл бутылку коньяка, и наполнил стакан. Стакан с напитком он поставил на дневник, а на рёбра сосуда одну зажженную сигарету.

— Покойся с миром, Стэнли Скит.


Теги:





0


Комментарии

#0 00:47  05-01-2013Лев Рыжков    
Да хорошо. Но концовка наиваня что пездетс.

Первый нах.
#1 13:50  05-01-2013Неверлен    
Будем работать над концовками. А так, спасибо)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:03  08-12-2016
: [10] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [7] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [107] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....