Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Грех

Грех

Автор: Виктория Торр
   [ принято к публикации 06:06  14-01-2013 | Na | Просмотров: 617]
Грех — что-то страшное, запрещенное, нежеланное, но, тем не менее неизменно манящее. У каждого из нас есть свои грехи большие и маленькие, страшные и не очень, что-то постыдное или откровенно жестокое.
Никто не знает, что, порядочный и во всех отношениях примерный отец семейства любит совсем юных, молодых, неопытных самок.
Холодными, ненастными, неуютными и неприветливыми вечерами он подолгу колесит на своей, в высшей степени шикарной машине по злачным районам города. Он не просто катается, он ищет, ищет свою следующую жертву, то самое, единственное средство, которое поможет ему забыть о всех ненавистных проблемах, остудит пылающие чресла и зарядит азартом.
Он охотник.
Вот она, тоненькая, худенькая фигурка в старом, паршивеньком полушубке, стоит на остановке в ожидании дежурного трамвая, ветра треплют ее длинные, слегка грязноватые и неопрятные волосы, она втягивает голову в плечи и дрожит.
Он чувствует, как где-то внутри уже рождается знакомое предчувствие, как огонь загорается, он рад.
Девочке не остановке всего 16, ей холодно и неуютно, хочется поскорее домой, но трамвай не торопится. Остановившаяся рядом красивая, несомненно дорогая машина — словно сказочная карета, подаренная когда-то Золушке самой доброй Феей. Сидящий за рулем мужчина, еще не стар, вполне симпатичен, веселым, доброжелательным голосом он спрашивает:
- Чего мерзнешь, красавица? Кавалер на свидание не пришел? — она улыбается и неловко кивает головой.
Диалог длится всего несколько минут, охотник знает, что делать, знает как убедить, как стать эдаким милым дядюшкой, всю дорогу они беспечно и мило болтают, глупая и наивная жертва даже не замечает, как вместо хорошо знакомого района оказывается на пустыре.
Дальше все просто: всхлипы, плач, боль, унижение. Желание все больше и больше, он ее не слушает и не слышит, он даже не помнит, как ее зовут, да и зачем ему имя этой букашки. Сильные мужские руки с остервенением терзают худое, изнеможенное, слабое и хрупкое тело. От его пальцев остаются синяки, его зубы ставят свои кровавые отметины, он дергает ее за волосы, вонзается в девичью плоть своим орудием беспощадно и грубо, но даже этого мало. Удар еще, еще и еще один. Почки, легкие, лицо, по всему телу, на белой, практически алебастровой коже вырастают синие, красные или багровые цветы. Проходит немного времени и то, что когда-то было девичьим телом превращается в сплошную кроваво-скулящую массу. Еще немного и жизнь покинет эту изломанную и искореженную куклу, но он останавливается, выбрасывает ее из машины, вслед летят и ее вещи, он уезжает… Он не переступил черту, по-крайней мере в этот раз.
Вечером охотник снова натянет на себя маску примерного семьянина, поцелует перед сном детей, будет нежен с постели с супругой, мил с соседями. Но, его грех останется с ним, и снова и снова будет требовать нового выхода и совершенно неясно, сможет ли в следующий раз он остановится вовремя.



А вот идеальная женщина: красива, умна, обеспечена, молода, у нее есть все. Замечательная и любимая работа, собственное уютное жилье, неперспективный кавалер, она во всех смыслах идеальна, очень редко употребляет спиртное, не курит, страстна и чувственна в постели.
Ее ценят коллеги, друзья, родственники, даже соседи (что удивительно) в восторге от нее.
Но и за этой, восхитительной оболочкой есть свой собственный маленький грешок, совсем маленький, но совершенно реальный: она — воровка. Да, да, да именно так. Будучи маленькой девочкой, она имела самые красивые платьица, самые новые игрушки, самые вкусные конфеты, родители души не чаяли в своей единственной крошке.
Но, ей этого было мало, она всегда хотела чужого и пусть это чужое было несоразмеримо хуже, чем то, чем обладала она, она все равно его желала. В детском саду, она таскала из шкафчиков своих же подруг (товарок) приятные детскому сердцу мелочи, причем, подобно заядлому фетишисту, она хранила плоды своих похождений, хранила и ценила, восторгалась ими, любила их.
В школе, она повадилась воровать более приметные и яркие вещи, красочные пеналы, красивые заколки, первые помады и тени. Что, самое интересное, никто даже не предполагал о ее тайном увлечении, ни разу на нее не упала тень столь постыдного занятия.
Сейчас, будучи взрослой женщиной, она ворует чужое счастье, разрушает браки, дружбу, бизнес и договоренности, после каждой своей победы, она добавляет в свою коллекцию очередной символ своего счастья и удовлетворенно вздыхает.
Мелкие и крупные интриги, разврат, страсть, пошлость, подкупы, продажи. обманы — все это постоянные средства в арсенале этой идеальной и восхитительной девушки, которую обожают окружающие, зачастую, даже те, кто стал жертвой ее греховного пристрастия.
Но, отточив свое мастерство, превратив его в безупречно отлаженный механизм, даже рефлекс, она понимает, что выросла из таких простых задач, ей хочется большего и однажды, она решает украсть жизнь.....



А вот этот милый старичок, стоит заметить, одинокий сторож церковно-приходской школы, слишком «любит» совсем юных, похожих на херувимов мальчиков.
Мало кто знает, что когда-то у этого дряхлого старика с проницательными блекло-голубыми глазами была жена и двое очаровательных сыновей. причем супруга в нем души не чаяла, конечно, кто бы взял ее в супруги, безработную, не самую красивую разведенку да еще и с трехлетним сыном, хулиганом и сорвиголовой уже тогда.
Муж сокровище, все в семью, свое жилье, дом полная чаша, вот только сынок не радовал, при супруге, как с цепи срывался, баловался, все норовил отца приемного ударить укусить, толкнуть.
Как только выяснилось, что второй ребенок в семье ожидается, хотела мамаша сына к своим родителям в далекую деревеньку отправить, дабы уклад идеальной жизни не портить, но муж сразу, словно взбеленился, даже ударил, почитай первый раз в жизни. Мол, не дело это, чтоб ребенок не в семье рос.
Младшего сыночка, старик, который тогда еще был относительно молод, боготворил: любил его наряжать, кудри светлые и мягкие в руках подолгу перебирал, любовался красивым детским лицом и улыбался.
Потом, много лет спустя, уже будучи подростком, старший, приемный сын, которого «папаша» «пользовал» долгие десять лет, нашел в себе силы рассказать обо всем, причем не матери и не кому-то из старших, а своей первой, любимой девочке. Девчушка оказалась не по годам бедовой, не зря же она первая поцеловала мальчика когда-то давно.
Да и родители девчонки любили скромного, вежливого паренька, который уже в 14 вовсю подрабатывал в выходные и каникулы.
Короче, когда, все выяснилось, супруга, ранее обожавшая своего мужа, быстренько сориентировалась и выжав из него все, что можно (квартиру, дачу, резервный счет и так далее) не придала ситуацию огласке, а просто развелась и укатила вместе с красавчиками-сыновьями в неизвестном направлении.
Старик слыхал, что его старшенький, гаденыш, все-таки женился на той бойкой девчонке и уехал куда-то далеко, а вот о жене и своем любимце, ничего не знал.
Устроившись сторожем в эту школу и получив в качестве места обитания небольшую каморку, каждую зарплату, свою мизерную и ничтожную зарплату, этот старый развратник тратил на сладости или игрушки, а затем… Доверчивые малыши, легко шли на контакт с добрым старичком, чьи голубые глаза выражали только ласку, он сажал их на колени, гладил волосы, заглядывал в глаза. Проходило немного времени и узкие, узловатые пальцы становились все смелее и смелее, желание пробуждалось в немощном теле и требовало выхода, да, старик любит красивых, совсем маленьких мальчиков.

Все мы грешны, у всех у нас есть свои постыдные секреты, маленькие тайны, желания. И я, я тоже грешна.
Ты — мои персональный грех, самое сладкое и желанное грехопадение. Рядом с тобой я забываю обо всем и обо всех, о том, что где-то есть мир, есть люди, есть обязанности и обязательства.
Я, та, которая всегда помнит о том, что необходимо сделать, я — та, кто лучше всех знает о своих обязанностях и обязательствах, просто выбрасывает все это, как ненужную шелуху.
Ты, мне нужен, как вода, как воздух, как тепло холодной и морозной зимней ночью.
Глядя в твои глаза, я вижу в них весь мир, все то, что мне было необходимо когда-то и будет нужно в будущем, все мечты и стремления лишь в одном взгляде.
Когда ты рядом, мне плевать на всех, на мир, на общество, на вселенную. Я ненавижу все и всех, все те обстоятельства, которые иногда забирают тебя, всех тех людей, которые воруют у меня частички твоего внимания, общения. Иногда мне хочется закричать: «Это мое, мое, мое!»
Иногда, моя ненависть растет, к ней присоединяется злость, я знаю, что рано или поздно, они прорастут во мне подобно ядовитым цветам и тогда, я преступлю все границы и условности, я не смогу больше терпеть даже несколько секунд без тебя....
Я боюсь этого, но, знаю, что рано или поздно, моя, практически маниакальная привязанность к тебе примет самый неожиданный оборот. Я боюсь и одновременно упиваюсь этим чувством, растущим внутри, неизведанным доселе ощущением, ведь это мой, мой собственный персональный грех, который живет в каждой клеточке и каждом вздохе и как знать, возможно я — твое грехопадение, то самое, которое, невозможно забыть или остановить.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:28  14-01-2013allo    
ишь ты грешники попёрли

что интересно в этом крео, так это яркая половая дскриминация по глубине мерзопакостности описанных персонажей, ггг
#1 10:44  14-01-2013Ева    
Мне понравилось,вызывает эмоции
#2 13:37  14-01-2013Швейк ™    
Тетенька морализатр
#3 19:08  14-01-2013Лев Рыжков    
Грехи чота не впечатлили. Первый - неоправданно кровав. Второй - мелок, третий - невнятен. Ну, а заключительный - производит впечатление чего-то нарочитого и пустословного. Нет в нем пикантности.

Так шта ловите, афтырьша, минус))
#4 21:40  14-01-2013Илья ХУ4    
аж согрешить расхотелось

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:49  09-12-2016
: [1] [За жизнь]
Говорим мы со Смертью шутя,
Как с подругою близкою.
Нашим с ней параллельным путям
Рок - сойтись обелисками.

Наши с ней целованья взасос -
Это злое предчувствие.
Строго чётным количеством роз
Свит венок крепких уз её.

Високосный закончит свой бег,
Но начнётся ли счастие,
Если верит в Неё человек,
Как в святое причастие?...
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....