Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Снобизм:: - Там, где почти не осталось меня

Там, где почти не осталось меня

Автор: Безнадёгин
   [ принято к публикации 10:48  05-02-2013 | Na | Просмотров: 835]
Я смертельно ранен тобой. Ранен навылет, в грудь, в солнечное сплетение. Жить мне осталось недолго- примерно целую жизнь. Из рваной раны, тобой оставленной, в зимний туман сочиться кровь. Не черная тягучая и вязкая, как беспамятство, а чуть красная, похожая на эти красные огоньки, на башнях огромных железных машин, разбросанных тут и там в микрорайоне, где не ступала твоя изящная ножка.
Но не волнуйся. И до встречи с тобой я был не жилец. В спину мою вонзались ножами рассветы, что встречал я рядом с прохладным, уставшим от людей морем, ноги мои, избитые о пороги церквей и публичных домов, несли меня неизвестно куда, то ли к обрыву, то ли к болоту, то ли к исповедальне. Редко я открывал глаза на этом пути, а когда открывал, в них врезалась колючая жестокая снежная крупа, или горячий и безликий песок крымской степи.
Ты смотришь в сторону. Я смотрю на тебя. Никогда ничего и ни с кем. Звенящая пустота как предупредительный выстрел. Тепло как защитная реакция против этого разъедающего февраля.
Зачем мы встретились?
Как тебя занесло сюда?
- Ангелы, надсмотрщики за небесным порядком, прошу вас, вырвете меня из круговорота часов, дайте свободу шагнуть назад, снимите решетки с камеры реальности, постойте за дверью пока я буду резать и жечь пленки старых выцветших фильмов, пока буду закрашивать мутно-зеленой краской цвета больничных стен картины эпохи расцвета, полотна эпохи упадка, отвлекитесь на пение птиц, пока я, спятивший и счастливый, буду глушить нестерпимо звучащую чистую музыку звоном бокалов пивных Дайте мне шанс не узнать красоты. Разучите меня сгорать.
Молчание.
Только молчание и твой взгляд поверх.
Душный салон междугороднего автобуса, рядом со мной женщина, закутанная в пошлую яркую дрянь, впереди меня небо, от которого пахнет копченостями, позади мир, треснувший, как вареное яйцо. И откуда здесь ты? Убегай. Тут остались лишь соляные столпы
Даже мыслью боюсь я испачкать лицо твое. Единственно живое в этом потоке несчастных запуганных слов. Я не умею писать, символы врезаются в слепое бельмо монитора, вторым, таким же отвратительным невидящим глазом, он будет пялиться в тебя сквозь сеть, полную пустоты. Текст капиллярами разрывает белки маленького уродца. Чувства мчаться куда-то мимо, падают в молоко, и ни всплеска ни шума, только тупая беззубая неизвестность.
Кто мы такие чтоб нарушать этот покой? Что я могу, что позволено мне, чего стоят все детские письма, восторг всех открытий, боль всех утрат? Ничего. Все смолкает. Вместе со снегом медленно падают птицы, сквозь мягкую тьму фонарей и задернутых штор я смотрю, замерев, как танцуешь ты на мокром песке возле выброшенных на сушу звезд и уставших, замерзших штормов. Танцуешь под что-то глупое, под простую матросскую песенку, и пальчики ног твоих выводят слова, поняв которые, камни сходят с ума.
И как я посмел войти в этот мир? Что мне придется отдать, чтобы на парус секунд задержаться, толкаясь в дверях, споря с той силой, что заставляет меня плестись по земле, мимо домов без людей, мимо глазниц без глаз, мимо тяжелых ветров, что бьют меня в спину, швыряя в толпу задыхающихся от тоски будущих мертвецов.
Я, наверно, готов на все. Как смешно звучат эти слова мальчишки. Глупо. Смешно. Обернись. Я все еще тут. Когда ты исчезаешь, когда твое лицо растворяется среди граней реального мира, я пытаюсь сбежать.
Остановка. Несколько человек. Жирные серые хлопья мокрого зимнего дождя. Все сливается в одну большую бензиновую лужу на поверхности Стикса. Безумный Харон прячет в карман железные деньги. Люди набиваются в лодку. Отдают последнее. Спешат в свои маленькие и огромные филиалы извечной тьмы. Они называю это работой, домом, семьей, социальным положением, заботой о будущем, которое кончится трупным окоченением, серьезным подходом к проблемам, которые невозможно решить.
Я не могу сосредоточиться, мне хочется обнять самого грязного из них, хочется набросить удавку на самого счастливого, и вырвать сердце самому обыкновенному, самому серому человеку, так похожему на меня. Я не могу объяснить себе все это. Я больше не понимаю себя. Я не могу привыкнуть к моментам, когда из меня исчезаешь ты.
Я ныряю в память свою, ищу в ней улыбки тех, кто когда-то умел заставлять меня жить. Но что-то выталкивает меня из некрополя лиц, неведомая сила выбрасывает тело мое над водой прошлого, я в ужасе осматриваюсь и понимаю, больше нет ничего. Никаких волн и радужных брызг. Я стою, по горло, по макушку, выше своего роста, в сладковатой паутине бессмыслицы. Она расступается передо мной и смыкается над головой, стоит мне протянуть руку к очередному портрету женщины, запечатленной спиной. Мне больше не место здесь.
Больше не место.
А где оно?
Где найдется несколько квадратных сантиметров материи, чтобы я смог уместить на них свои стопы, и, балансируя над обрывами ненависти, гордыми, злобы, уныния и отчаяния, над ледяными ущельями жадности, зависти и похоти, на миг застыть. Застыть. И смотреть на тебя. Пока ты, немного отвернув голову, будешь смотреть куда-то поверх, в пустоту, сквозь тот туман, в который сочится моя ярко- красная кровь, сквозь то море, к которому я возвращаюсь каждый раз, когда стрелки часов упираются в вечность, сквозь то единственное чувство, которое может оправдать бессмысленную авантюру бытия. Сквозь любовь, от которой почти не осталось меня.


Теги:





0


Комментарии

#0 12:05  05-02-2013Ева    
Знакомая глубина.Нравится.
#1 21:31  05-02-2013kirdos    
Понравился ритм и слог.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:02  16-08-2017
: [5] [Снобизм]
Плыл серп луны, и облака просели,
качалась сонно, колыхалась зелень -
тысячеглазо наблюдает Аргус
за внешним проявленьем жизни. Август,
днём налитой от солнечного света,
к серпу ночной серебряной вендетты
стремится, открывая двери в осень,
и мы за ним, сомнения отбросив,
как сношенную за сезон одежду -
паденья и подъёмы неизбежны....
Я – практически «пушкин»,
но только
нас
целое стадо.
Устарели слова
да и рифмы …
унынье и скука.
Ну, пишу и пишу,
загоняя судьбу
до упада,
раскурив анашу
эфемерного счастья
и звука.
Обрываюсь в полёт
по просёлку
изьезженной дали,
а вокруг – тишина,
только лица
натужных «творил»....
13:49  06-08-2017
: [24] [Снобизм]
С моим приятелем спорить трудно. Он гнет свою линию до тех пор, пока она не выпрямится в тонкую острую шпагу, которой он тут же постарается вас проткнуть.

- Никакой красоты в мире нет, - говорит мой приятель прогуливаясь со мной по парку. - На вкус и цвет - фломастеры разные....
12:13  04-08-2017
: [13] [Снобизм]
мы несём своё знамя над городом дней,
огородом огней проходя наизусть -
с каждым сделанным шагом дорога длинней,
а на лицах вождей то ли страх, то ли грусть.

и уже не понять, что к чему и зачем
жадный хобот сосёт пепел наших идей -
мы устали идти, но от сладких речей
нам идётся легко....
Кулуары. Будуары.
Кулинары. Гулливеры.
Глотки. Вены. Глотки пены.
Кардиналы. Трибуналы.
Биеннале. Карнавалы.

Заебало?
Заебало.
Заебало...
Заебало!

Черви, дамы, карты, граммы — копошатся под ногами;
Монотонны, полигамны, допотопны, словом — звери....