Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Крах операции

Крах операции

Автор: Сёма Вафлин
   [ принято к публикации 19:19  14-02-2013 | Na | Просмотров: 1003]
Произошла эта незатейливая история на одной из северных «командировок», в небольшой, ничем не примечательной колонии усиленного режима, коих было довольно много в те годы. Зона эта пользовалась неплохой славой у сидельцев, потому что была, как тогда говорили, «черной», то есть внутренний порядок там поддерживали не «комсомольцы» во главе с оперчастью, а так называемые порядочные арестанты. Жили там «по понятиям».
Конечно, все в этом мире, как и в том, относительно, тем более порядок. Но особых волнений в зоне не возникало, план (а в описываемое время это было основным показателем), выполнялся всегда с лихвой, поэтому гонений и репрессий руководство колонии не предпринимало. Все катилось по наезженной колее.

Промзона была там богатой, имелись свои цеха по выпуску мебели, геологических домиков-вагончиков, камнецех выпускал приличную плитку из природного материала. В общем, зажиточная была зона, чего уж там. «Хозяин» и питание старался наладить в меру возможностей своих, разведя небольшое подсобное хозяйство. Там выращивали поросят для нужд колонии, и был даже маленький тепличный комплекс. Конечно, огурцы и помидоры до стола простых зэков чаще всего не доходили, но на праздники порой случалось полакомиться и им. Но вот зелень (или, как правильнее — ботва?) поставлялась «баландерам» исправно.

Как говорилось выше, режим был усиленный, поэтому основную массу на зоне составляли «тяжеловесы», то есть люди, осужденные по серьезным статьям на солидные сроки, но впервые попавшие в «места не столь отдаленные». Было и такое в то время, да.
Ну и как всегда и везде, в пеницитарной системе арестанты были разделены по группам и группкам. Я не говорю о так называемых семьях, эти объединения на почве землячества, взаимных интересов и прочего — тема совершенно отдельная. Здесь речь о разделении по «мастям». То есть существует верхушка из «бродяг и авторитетов», были «мужики», на которых, собственно, и держится любая зона, так как они и есть работяги. Были «опущенные», кто это, теперь знают все. Имелись и просто так называемые чушкИ. Сразу, чтобы не вводить в ненужные размышления неискушенного читателя, постараюсь объяснить, что из себя представляет такой «чушОк».

Это когда человек в условиях изоляции перестает элементарно следить за собой, внешним видом, как говорят, «зачуханивается». И основной целью в жизни для таких людей служит добыча еды, курева и чая, причем желательно «на халяву», так как работнички из них тоже, прямо скажем, не очень. В основном они перебиваются уборкой, услужениями и всякой не очень престижной и чистой работой. Так примерно. Относятся к ним «никак». Стараются по возможности держать дистанцию, так как неопрятный человек поневоле вызывает чувство отторжения. Поэтому у них свои «семьи».

О двух представителях этого семейства человекообразных и пойдет у нас речь. Отбывали срок в одном из отрядов два здоровущих (в смысле массы тела) парня. Одного звали Вован. Он прибыл в колонию из далекого Чукотского поселка, осужденный за нанесение тяжких телесных повреждений. В прошлом парень занимался вольной борьбой, потом, как водится, забухал, забросил спорт и, пользуясь тем, что имел очень внушительную фигуру, да и силенкой Бог не обидел, пустился во все тяжкие. Мышечную массу он быстро потерял, осталось просто сало, много сала, что уж тут. О том, как по пьяни он совершил преступление, рассказывать не буду, банальная история. А еще на тюрьме этот здоровяк впал в депрессию, стал пугливым и заискивающим. Уголовники — ребята хваткие и, несмотря на внушительный внешний вид новичка, сразу определили, что перед ними слабый духом человек, и относились к нему соответственно. К тому же родной поселок Вована находился далеко, да и успел он, видимо, здорово насолить родным и близким, потому как передач и посылок практически не получал. Вот и перебивался мелкой суетой, несмотря на большое тело.

В этом же отряде находился второй толстячок по прозвищу Пузырь. В неволе он находился давно, срок у него был вроде как «пятнашка». Может, за забором он и был страшным убивцем, но на зоне таких ухарей хватало, поэтому здесь он был никем и весь свой срок был занят добыванием еды для прокорма объемистого, рыхлого тела. На этой почве парни и сдружились. Зэки их прозвали «два толстяка» и ждали, когда же этап подгонит третьего. Для комплектации.
Занималась эта «семейка» тем, что убирали цеха на промзоне. Работа не то чтобы тяжелая, но грязная и непрестижная. Впрочем, им на это было плевать, свою заварку чая и пачку сигарет они зарабатывали еще и тем, что вязали сетки под картошку, мастерство это не требовало ни умственных, ни физических усилий. Сидели, как два паучка, где-нибудь в уголке, и плели свою бесконечную паутину.

А еще был в этой колонии хороший ларек. Начальство старалось без особой нужды отоварок не лишать, тем более таких вот страдальцев «без флага, без Родины». Как-то раз в этот тюремный магазинчик завезли яблочное повидло. Если кто помнит, было когда-то такое, в жестяных больших банках, килограмма, наверное, по три. Врать не буду, точно не помню, но банка большая. Сладкое в зоне всегда идет «на ура». Это простейший способ насытиться — навернуть горбушку черняшки, щедро намазанную таким вот повидлом. Ну а что? Кушать-то хочется. И нашлись же где-то в недрах мехмастерской народные таланты, способные на выдумку. Эх, щедра же земля российская находчивыми людьми! Не знаю, какому самородку пришла в голову эта идея, но сделал он вот что.

Аккуратно отклеив этикетку с нарисованным огромным яблоком, этот Кулибин просверлил два небольших отверстия по пайке, сбоку тары. Вверху и внизу. Потом, разогрев содержимое в горячей воде, он приставил к верхней дырочке шланг компрессора и преспокойно выдул все содержимое в другую емкость. Но на этом гений не остановился! Подогнав верхнее отверстие под размер головки шприца, которым загоняют смазку в подшипники механизмов, он, недолго думая, наполнил банку качественным солидолом. Потом, запаяв отверстия и вернув на место этикетку,
этот самоучка, положив «куклу» в сумку, отправился в ларек на очередную отоварку. Первым делом он попросил у продавца, ну да, конечно, вы угадали, банку повидла. Потом принялся набирать курево, чай, ну, там какую еще прочую консерву… Естественно, сумма набранного превысила тогдашние рабочие семь рублей, разрешенных к трате. О чем ему и сообщила ларечница. Почесав в досаде репу, он сказал: «Да ну его нафик, это повидло! Дайте лучше мне вместо него, пряников», — и вернул ей, конечно же, уже «заряженную» банку. А настоящее повидло унес с собой для того, чтобы продолжить этот приятный «повидловорот».

На зоне трудно что-либо утаить, и поэтому, заметив, что слесаря нещадно уничтожают сладкую массу безо всяких видимых ограничений, к ним потянулись люди. Тайна перестала быть тайной для многих. Процесс замены банок набирал обороты. Конечно, случалось и такое, что вместо качественного повидла хитрецы получали обратно все тот же солидол, ну тут уж, как говорится, так карта легла. На следующий месяц попытка могла стать успешной.

Наконец, счастливый день отоварки настал и для наших героев, отоваривавшихся обычно вместе. Так как план покупок был составлен задолго до этого счастливого момента, особых причин набирать деликатесы у них не было. Поэтому, быстро выбрав лимит, по обоюдному согласию, в самом конце шопинга они, радостно облизнувшись, попросили… ну да, конечно же, банку повидла. Кстати, ларечница, жалостливая женская российская душа, относилась к этим безобидным на вид увальням даже с долей симпатии.
Устроить «праздник живота» ребята решили в рабочей зоне, там у них был укромный уголок, за штабелем досок, вблизи пилорамы. Слышать постоянный визг циркулярной пилы находилось мало желающих, а их вполне устраивало такое одиночество. Вован, как пользующийся бОльшим авторитетом в связи со своим спортивным прошлым, сумел всеми правдами и неправдами выдурить у хлебореза две буханки хлеба. Протащив все это добро на «промку», они чинно уселись в тени штабеля и неторопливо закурили в предвкушении пира. Потом Вован сказал:
— Пузырь, короче так, давай по-честному. Режем хлеб большими кусками и накладываем ложкой поровну, сколько съедим, столько и съедим. Ладно?
— Конечно, Вован, какой базар. Да и что тут есть-то? Может, за раз и уговорим все? А на обед можно и не ходить, что нам эта баланда, — тоном знатока-гурмана, плотоядно облизываясь, важно ответил толстяк.
Быстро накромсав огромные куски хлеба, Вован вскрыл банку и под пристальным взором Пузыря принялся накладывать «повидло» на свой кусок. Поместилось пять полных ложек. Хлеба почти и не видно было под толстым слоем тягучей массы. Аналогичную операцию, но уже под наблюдением Вована, проделал и Пузырь.

Вован откусил первый кусок и принялся неторопливо его пережевывать. Пузырь, не желая отставать от товарища, тоже впился в свой бутерброд зубами. Но потом поднял недоуменно глаза на методично жующего Вована… Пожевал еще без азарта, потом растерянно спросил:
— Слушай, а что это повидло какое-то несладкое? И керосином воняет.
— Ну, есть немножко запашок… А что ты хочешь, чтобы в зону гнали качественный продукт? Может, сахар сэкономили. Или еще какая байда. Не нравится, не ешь, — и Вован продолжал поглощать свой бутерброд.

Я так думаю, что в процессе выдувания повидла в банке все-таки оставалась его небольшое количество по краям. Отверстия-то сверлили не у самого днища, а чуть выше. Вовану досталось, хоть и подпорченное основательно солидолом, но все же повидло. Поэтому он и ел. Пузырь же намазал себе на хлеб практически чистый солидол, потому и возмущался. Но глядя на то, с какой скоростью уничтожает свой бутерброд его товарищ, тоже откусывал маленькие кусочки и жевал. Ну а как же? «Друг ест, значит, все в порядке. Просто повидло такое, несладкое. А не есть нельзя, все тогда Вовану достанется. Это несправедливо»…

Не знаю, такие ли мысли бродили в голове Пузыря, но он тоже отрешенно жевал свою пайку, смаргивая наворачивающиеся на глаза слезы сожаления о том, что повидло такое невкусное. Но он ел! Расправившись с первым бутербродом, Вован не мешкая соорудил второй. Но, уже откусив первый кусок, понял — это не повидло! Он уже готов был выплюнуть невкусную смазку, но глядя на то, как задумчиво и уверенно жует его товарищ, тоже решил, что продукт некачественный, но раз Пузырь ест, то, наверное, это съедобно. А Пузырю было уже все равно. Привыкнув к противному вкусу, он механически жевал и глотал, не сводя с Вована печальных, подернутых влагой больших глаз.

Так они питались, глядя друг на друга и не понимая, что происходит. И только когда доели первую буханку хлеба и слегка, если можно так сказать, насытились, Вован сделал вывод:
— Пузырек, а ведь, гадом буду, солидол это. Точно тебе говорю! Я же автослесарем работал, недолго, правда, но вот эту мазуту, на нюх чую.
— А я тебе что говорил, дружбан? — чуть не плача ответил ему Пузырь. — Говорил же, несладкое! А ты в ответ — не ешь и все тут! Как же «не ешь»? Ты-то вон как жрал!
— Так оно у меня сначала сладкое было! Что за хрень? Бери-ка банку с собой, после съема будем разбираться, что это за кидалово? Честных зэков солидолом кормить! Да я к «хозяйке» пойду с этой банкой, пусть ответит! — сплевывая смазку, кипятился Вован.

Так, плюясь и ругаясь, они двинулись на разборки к начальнику колонии. Хорошо, что кто-то из мужиков увидал двух толстяков, выходящих из-за пилорамы. Узнав, в чем дело, мужик чуть не помер от хохота, как и многие другие, он был «в теме».
— И что, много сожрали? — поинтересовался он, не в силах сдержать смех.
— Да как много сожрешь-то дерьма этого? Полбанки и то не осилили! Нет, мы идем на вахту! Сейчас этой сучке из ларька устроим прожарку! — воинственно размахивал полупустой банкой Вован.
Ему в тон кипятился и Пузырь:
— Обнаглела совсем!
— Подождите-ка ребята, тут разобраться надо, пойдемте в мехцех, покурим, спокойно все решим, — сделал попытку как-то исправить положение соучастник «баночного заговора».
Но не тут-то было! Разъяренные толстячки, сметая все на своем пути, двинулись в сторону КПП. Там осоловевший от долгого сидения в помещении прапорщик никак не мог понять, чего от него хотят эти два жиртреста и зачем ему настойчиво предлагают пробовать на вкус солидол? Потом до него дошло, и ржал уже весь собравшийся вокруг них войсковой наряд! Никто не мог поверить, что можно съесть столько солидола. Но вот же — банка перед ними!.. И все снова лежали впокат, уже плача от смеха.

На шум прибежал и ДПНК (дежурный помощник начальника колонии), он тоже долго не мог осознать, как такое могло произойти? По привычке искал подвох, но видел только полупустую банку с солидолом и ржущих, как кони, прапоров. Виновники же веселья искренне не понимали, что в этом смешного. Не могли же они просто выбросить самую что ни на есть настоящую банку с взаправдашним повидлом.
На вахту уже прибежали те умельцы из мехцеха, где и изготовлялись эти «заряженные» банки. Пытались перевести все в шутку, но не тут-то было, история уже пошла в народ. Кончилось все тем, что оставшиеся на складе банки, половина из которых уже точно была не с повидлом, были переданы в бригаду мехцеха. За их деньги, конечно. А сами они, в полном составе, на три месяца были лишены ларька. К тому же еще и продавец долго не могла простить этим самоучкам такого обидного для нее «развода».

Наши же герои с тех пор получили новые кликухи. Циатим — это Вован, как более благородный и больше съевший, а Солидол — он же бывший Пузырь. Странно, но они потом даже гордились этим выпавшим на их долю испытанием. Вот, собственно, и все.



Теги:





7


Комментарии

Блять. Нахуя мне рассказы как правильно жить на зоне? В "Воркутинский гудок" перешли.
#1 21:19  14-02-2013Гусар    
Хороший рассказ, жизненный. Посмеялся. Армию вспомнил.

У нас были подобные типки. Один до самого дембеля жрал из помойки. Жутко опустился человек. Он из Москвы был, на 2 года старше меня, я его недолго застал. А на гражданке богатым человеком стал по слухам.

Второй, тоже москвич, моего призыва, постоянно не наедался. Однажды на кухне сожрал пол-поддона жареной муки. А еще как-то заспорили с ним, что сожрет 3 кило сливочного масла. Сдался только на финише второго килограмма. Ну и неряшлив тоже был как чорт.
#2 22:37  14-02-2013пупО4ек    
достал всех блять со своим солидолом

хуёвый рассказ

пишы про то каг путёвые потсаны срок тянут и из карцеров не вылазят.нахуй тут про разных чумориков...
#3 22:37  14-02-2013пупО4ек    
*чухомориков
#4 00:13  15-02-2013СОФР    
КИЧАПОВ!!!
#5 00:21  15-02-2013Илья ХУ4    
ну и чё вовану отверстие просверлили?
#6 00:23  15-02-2013Илья ХУ4    
в лагере любом всегда какието собачьи расклаы. под крышей почище канеш, но один хуй грязь.
#7 00:27  15-02-2013Илья ХУ4    
Кичапов, ты сам в массе был вообще? )
Вы блин, уродцы, у Ахто Леви предисловие к "Запискам серого волка" почитайте. Тема закрыта давно и навсегда.
#9 00:42  15-02-2013Голем    
очень плохо

словно сидишь на нарах без сна и жуёшь эту историю как жвачку
#10 00:48  15-02-2013Сёма Вафлин    
mayor1 - не все ж твое про ментов и армию читать..)А "записки серова"- это вааще жвачка литовская)

голем- а ты ляжь)))чо сидишь то?

Просила Инна веселенькое.-.вот залуДил..)))))

Мож потом чо интересней найду.....

До встречи!
#11 00:54  15-02-2013Швейк ™    
xy4, ты с Кичаповым поосторожней. Он опасный. Его тут все малость ссут
#12 03:28  15-02-2013Петя Шнякин     
Чо, разбанели Кичапыча?

Прально! Только сильно не наежжайте, а то он сорвацца может..
#13 07:50  15-02-2013Сёма Вафлин    
#12 Петя Шнякин - ога Петь...амнистия типо.

Привет!
Ну ты эта, прасти тоже.
#15 15:12  15-02-2013Евгений Пачанго    
плёхо
#16 15:17  15-02-2013Файк    
А, может быть, это гавно было?
#17 15:18  15-02-2013Файк    
Это было оно.
#18 15:22  15-02-2013Евгений Пачанго    
Такие рассказы это абсолютно пустая трата времени для того, кто их пишет, но, что гораздо важнее, для тех кто их читает. Почему-то любой, даже самый последний сиделец, искренне считает, что должен раскрыть миру тюремную тему.
#19 15:24  15-02-2013Дмитрий Перов    
хорошо
#20 16:15  15-02-2013MAXXIM    
сказ о том, как один мужи двух других солидолом накормил.

мне понравилось. люблю байки.
#21 22:19  15-02-2013Сёма Вафлин    
#16 Файк -Каждый выбирает по себе..)

Евгений Пачанго - Ну, ты же прочел? А тебе есть что раскрыть? Или тока кансерву?..))))

Всех благодарю! Значит еще четают маленько,надо поставить чо нить реабилитирующее)))Подумаю..ага.

Удач вам и добра!
#22 22:31  15-02-2013Ванчестер    
Похожую историю рассказывают про водку. Типа парень приносит в сумке бутылку с водой вместо водки, набирает всего, потом денег не хватает, возвращает бутылку воды вместо водки и т. д. Не оригинально, господин Кичапов.
#23 22:43  15-02-2013Сёма Вафлин    
господин Ванчестер, а и не было желания пооригинальничать. тут таких и без меня валом.Нет?
#24 05:23  16-02-2013шмель    
чумаходево очередное...

кичапов по чем рыжий ув степях?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:03  08-12-2016
: [0] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [0] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [102] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....