Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Скелет. (8)

Скелет. (8)

Автор: markin2wheels
   [ принято к публикации 14:24  21-03-2013 | Na | Просмотров: 507]


***

На второй год в Москве Жека встретил хоть и разношёрстных людей, но хороших. Две тысячи девятый понравился ему больше. Людей стало меньше, и все как бы стали дружнее, или просто он повзрослел. Заинтересовали его два Андрея. Ни один из них не работал в прошлом году, оба были новенькие. Один со Старого города, сорокалетний весёлый дядька; второй с Нового, двадцати девяти лет и с очень непростой судьбой. Начали они общаться в один вечер, после чего моментально и подружились. Андрей что младше, служил во вторую чеченскую кампанию. Об этом чуть позже. Так вот он как-то принёс интимных журналов в общагу и кинул в коридоре на лавку, сказав при этом – тренируйтесь кто хочет. Как-то вечером Жека сидел и смотрел один из этих журналов, запоминал изгибы женских половых губ, разглядывал их соски и жопы, чтобы потом по памяти порукоблудить в тубзике. Он научился сдерживать сексуальное напряжение, когда смотрел эти журналы, как будто в руках был журнал про садоводничество. Потом, в считанные секунды, дроча свою пипиську перед унитазом с поднятым стульчаком, как бы из глубин своей памяти поднимал образы голых тёлок и в считанные минуты кончал; быстротой этой он отгонял от себя подозрения в туалетном онанизме. Все конечно понимали, что без баб туго, но никто никого бы и не похвалил за такие увлечения. Так вот в тот вечер он сидел и листал один из этих журналов и остановился на странице, забитой всяческими резиновыми членами. Рядом сидел только старший Андрей. Жека начал громко читать:

-Фалоимитатор с трёх режимным вибратором и анальным стимулятором, — даже не смотря на Андрея, — вот это вещь!
-Сам не понимаю, как раньше без него жили...
Посредством этого короткого диалога два весельчака нашли друг друга. Жека на следующий день дал послушать Андрею Супер-героя Мошонку и ещё одну вещь, которую записал под акустическую гитару. Штука называлась “Заклин под аккомпанемент” и содержала в себе слова и про мошонку в том числе.
-Скажи пожалуйста, я что-то пропустил? Почему у тебя в каждой записи мошонка? Чего я не знаю? Почему ты её воспеваешь? А вообще конечно… ты ещё повеселишь этот мир. Буду в старости сидеть и внукам рассказывать, как с тобой вот тут сидел возле кухни и на равных общался. А они будут говорить – пиздишь, дед! А я рубаху на себе рвать и доказывать, что правду говорю.
С кухни кто-то позвал смотреть Букиных. Жека ответил:
-Нет, сериал этот конечно хороший, но не моё. Лично мне он не нравится.
-А я смотрю ты любишь себя. Ценишь. Ну и правильно. — И Андрей ехидно улыбнулся. — Какой-то ты слишком сложный, Женька.
-Нормальный я. Это другие чересчур просты.
Второй Андрей, будет в последствии называться Андрюхой для различия с первым. Так вот Андрюху подтянул в Москву Лёха. Алексей – это человек с неприлично детским лицом и дочкой второклассницей; ему тридцать лет. Любимая фраза Лёхи была – жизнь это не то, сколько ты прожил, а сколько тебя пёрло. Ещё в Волгодонске этот человек не брезговал ничем: торена, трава, водка и всё, всё, всё. Он рассказывал, что недалеко от его дачи росло несколько кустов дички, но дички до того сильной, что одну зиму все его друзья протусили у него в хате, выкурив чемодан той шмали. А когда она кончилась, то он поехал с корешем на то же место. Они с жадностью вырвали кусты, в надежде что хоть немного будут переть стебли. Набрав полный пакет, из которого за малым не торчали эти самые кусты, они поехали в город. Вышли на вокзале и пошли через двор, где находится ментовка. К ним подошёл мент. Много сил потратили друзья в тот момент, чтобы перебороть своё желание дать драпу от него. Лёха признался, что даже подумал будто бы их пасли от самых дач и решили взять только в двадцати метрах от мусарни. Но мент пригласил их быть на опознании среди подозреваемых; для проформы. Пакет этот они на время следственного эксперимента поставили в угол комнаты; а когда всё закончилось, забрали и ушли домой.

Андрюха служил в Дагестане и рассказывал, что когда ехал в колонне, им вслед кидали камни дагестанские мальчишки. Он постоянно бухал и курил; когда не было травы, бухал ещё сильнее. Много таких вояк раскидано по России. Жертвы прошедших войн; не важно сколько лет в их жизни была война – она сломала их навсегда. Андрюха иногда засыпал бухой прямо на лавочке в кухне, и просыпался только когда все с утра завтракали перед работой.
-Андрюха, ты бы сегодня в кровать лёг поспать, а? Её для этого придумали, честное слово. — как-то сказал проснувшийся Андрей.
Иногда Андрюха пьяный звонил бывшей жене и ругался с ней. Обзывал её нынешнего мужа, а потом запросто ласково спрашивал – ну как там сынишка? Повесив трубку долго ещё бегал по общаге, громко обзывая бывшую супругу самыми непристойными словами. Как-то на кухне сидели только двое: Жека и Андрюха.
-Ты когда-нибудь совершал в своей жизни поступок?
-Что ты имеешь ввиду?
-Не какое-нибудь обычное дерьмо. Я про другое; на поступок способен далеко не каждый. Вот я из-под своего подопечного гранату вытащил. Ты бы видел, насколько он был мне благодарен. Я спас Васька, он потом меня полгода кормил сушёными лещами. Он был с Астрахани; ему их мать присылала. Так вот кормил он меня этими лещами, пока один чичмек не проткнул ему живот. Я до сих пор помню как застрелил его после этого.
После этой фразы Андрюха отвернулся и тихонько заплакал. Он посидел немного, отдышался и повернувшись к Жеке крикнул:
-Всё! Ничего этого не было! Я пиздун. Ха-ха! Я вижу, что ты молодой – вот и решил приукрасить. Я в штабе просидел. — теперь он заплакал в голос. — Я сам туда пошёл.
Когда он немного успокоился, Жека спросил:

-Андрюха, почему ты выбрал именно войну? Один мой знакомый отслужил в Волгоградской области. Был помощником на кухне и на гитаре играть учился. Зачем ты выбрал войну?
-Я мстить шёл! У нас же дом взорвали. Я тогда жил на В16. У меня одногруппник погиб тогда.
Оба замолчали, в подобных ситуациях слова излишни. Жека допил чай и ушёл в комнату; Андрюха же остался ночевать.
Одним вечером субботы на кухне сидели почти все: кто играл в шахматы, кто в нарды, некоторые бухали и играли в карты. Работал телевизор, по которому показывали передачу про неравные по возрасту браки. Жека зашёл как раз в тот момент, когда показывали Бабкину и её метросексуального муженька, который младше её лет на тридцать. Жека встретился глазами с Андреем и понял, что только они двое сейчас видят телевизор.
-Что здесь? — спросил он как бы просто вслух, не обращаясь ни к кому конкретно.
-Да тут вот показывают, — отозвался Андрей, — как муж Бабкиной домой звонил плакался маме – мама, я так больше не могу, мне не нравится запах её пизды; я запарился ей пилотку шлифовать! Я так больше не могу! А она ему в ответ – терпи сынок, артистом будешь!
Заржали только они двое, в принципе ни на чью более реакцию они и не рассчитывали. Пока Жека хавал курицу гриль в лаваше и с кукурузой из банки(он часто так любил есть) по телевизору начали показывать передачу про Ленина. Как он в мавзолее лежит и всё иже с ним.

-Задрали этой куклой! Чё они с ним возятся? Деньги только тратят на содержание. Вынесли бы его в поле и отдали самым ярым последователям – хай скачут вокруг него, как чукчи вокруг костра. Нам то что мозги им забивать.
Однажды на обеде Андрей засыпал себе в рот аскорбинки. Жека увидел это и спросил:
-Что это?
-Как что? Колёса: чтобы тебя понимать. А ты думаешь почему тут только я реагирую на твои шутки? Я вот щас закинул два колёсика, они рассосутся – мы и поговорим. Я даже советую тебе с собой носить колёса, чтобы люди выходили на твою частоту. Дал пару колёсиков, подождал немного и говори потом сколь душе угодно. Ты понимаешь, простые люди и рады бы тебя понять – да это невозможно.
-Хорошая идея: два колеса и оба под язык. Андрей, а как ты относишься к своей жене?
-Женщину вообще нельзя воспринимать как равную по уму. Если её сделали из ребра, то зачем ждать от неё чего-то?
-Ты весёлый и хороший парень, но для своих сорока лет не особо много представляет из себя. У тебя, Андрей, жена на двенадцать лет младше, потому что ты не особо котируешься у сверстниц; а перед своей малой ходить грудь колесом ума много не надо. Вы живёте с ней в квартире её родителей, и ездите на Шохе.
-Больно ты умный, малой!
-Скорее до боли.


***

Когда друзьям было по восемнадцать лет, они решили подработать в одной сомнительной конторе. Работа эта заключалась в распространении книг. Им сказали, что независимо от продаж они будут получать зарплату. Это была ложь. Были самые жёсткие расценки с какой книги сколько денег можно взять себе. Получилось так, что в первый день они заработали: Sex – пятьдесят рублей; Жека – двенадцать и Умрёт два рубля. Когда вечером они обсуждали прошедший рабочий день, сидя у Пола дома, домой вернулся его старший брат – Димка. Все его называли Диман, или Димон, но между собой звали Димкой. Разница с младшим братом составляла четыре года. Вообще Димка по природе своей был жёстким человеком и превосходным уличным бойцом, но в иные моменты он удивлял своим умением отлично пошутить.

Однажды Жека звонил другу по домашнему телефону, и трубку поднял его старший брат, и нечаянно уронил её. Жека перезвонил и сказал – у тебя что руки из жопы растут? В ответ он ничего не услышал, а к телефону подошёл Пол. После он сказал другу, что Димка ему передал – если ещё раз Жека подобным образом пошутит над ним, то он просто даст ему пизды. Больше таких шуток не бывало. На проводах Sexa в армию его старший брат позвал своих друзей, одному из которых во время общего шествия от военкомата по Октябрьскому шоссе плюнули в спину. В толпе тогда громко себя вёл один паренёк с Нового города, он кричал: “нахуй мусоров!” и т.п. Не долго думая друг Димки подбежал к нему и заехал в челюсть, крикун так опешил, что ничего не смог предпринять первые пару ударов. Потом он рванул убегать, крича при этом ещё громче. Началась потасовка, но так как в толпе было и много родителей провожаемых, то они пытались угомонить молодёжь. Никто даже уже и не понимал с чего всё началось. Тем вечером двенадцать парней отгребли жёстких люлей от Димки и четверых его друзей. А самое забавное во всём этом это то, что Умрёт, в совершенно неадекватном состоянии, и плюнул тому парню на майку.
Теперь они сидели и обсуждали тяжесть сумок, набитых разной литературой и все невзгоды, посетившие их за тот злополучный день.

-Где вы сегодня работали?
-Да книги таскали. Впаривали. — сказал Жека.
-И заработали чё?
-Я двенадцать рублей, твой брат пятьдесят, а вот он – два. — на последнем слове Жека хихикнул.
Димка повернулся к самому не успешному из троицы торговому агенту и спросил серьёзным голосом:
-И тебе их все отдали?
В комнате на долго воцарился ржач. Ржал даже Умрёт. На такие шутки не обижаются.
-Ну круто, чё. — продолжал Димка. — Ты теперь можешь купить… жевачку.
И снова все разоржались, причём Димка смеялся меньше остальных.
-Не, пацаны, вы конечно молодцы, пробуйте. А я спокойно у себя получаю по сто семьдесят в день, и никуда рыпаться не буду.
Все ещё раз хихикнули и друзья ушли в парк. Умрёт знал Пола на несколько лет дольше Жеки и ещё с детства зависал у них дома, и играл в приставку с Димкой; Жека тоже очень уважал старшего брата друга. Когда Sex был в армии, то он приходил в гости к Димке и вместе они слушали альбом “13” группы Six Feet Under, который пришёл по почте через неделю после проводов.

***

-Друзья, у меня есть что вам рассказать. Весьма пикантная история.
-Я уже боюсь, а ты?
-Напрягся слегка. Расскажи. — обратил Умрёт последнюю фразу Полу, который сидел на кресле с очень довольной миной.
-Короче мамка говорит вчера – сходи мол за картошкой в гараж; он у меня, если вы помните, недалеко от конечной остановки двадцать второго автобуса. Подхожу я к гаражам значит, а там бомжиха: прикольная такая.
-О-о, теперь и я начинаю бояться.
-А я случай вспомнил: мы с Костиком как-то шли недалеко от станции Молодёжной, а там тоже бездомная спала на лужке. Я ещё тогда сообразил, что значит спальный район; и ещё про то, что благодаря лужку и есть столько бомжей.

-Да заткнитесь, дайте расскажу. Видно, что она раньше была красивая, ну щас ей лет… за пятьдесят, а может и сорок. Все они от такой жизни выглядят не лучшим образом. У меня не было ещё взрослых женщин, тридцать шесть вроде самая старшая. Пьяная она смотрю – в дрова. Хоть еби, ха-ха. Попытался поговорить с ней, контакт не легко проходит сквозь её колпак. Ну я её и притащил под руки в гараж. Получается хорошо, что у нас полгода назад “Днепр” украли из гаража, иначе где б я её пёхнул. Притащил её, раздел и не пойму: она загорелая, или грязная так равномерно. Разбираться не стал.
Друзья сидели и спокойно слушали. Лица их, правда, выражали немалую долю омерзения.
-В рот я ей давать не захотел – зубы гнилые такие, фу! Пизду потрогал, а она в какой-то слизи. Думал полизать, но побрезговал тоже. Правда завёлся. Думаю завёлся от того, что она такая склизкая.
-Ты смотри, он думать начал...
-Она не особо реагировала, иногда только какие-то попытки слов вылетали из её гнилого рта. Я подстелил под неё старую болоневую куртку, ещё наверно восьмидесятых годов, голубая такая и на кнопках, вместо молнии.
-Щепетильное отношение к подробностям. — заметил Умрёт.
-Тихо. Я приспустил джинсы и засунул в неё.
-Без гандона?

-Без!
-Что за люди.
-Деру её; она немного начала оклёмываться, но самое смешное, что особых возражений я и не заметил. Она по началу была суховатая внутри, несмотря даже на ту слизь снаружи, туго шла, а хер у меня большой как вы знаете.
-Все знают.
-Трахаю значит, до сисек лезть не стал; да и кофта, некогда белая, была чуть светлее грязи. Кончил в неё. И тут...(тут он остановился, как будто в нерешимости)… смотрю сперма вытекает. Я и подлизал.
-Фу-у! Бля-а-ть! Ну и человек! — кричал Умрёт. Он бегал по комнате и плевал с разбегу в раскрытое окно. — Я блевану; заткнись, эротоман сраный!
Жека только ржал, его хватило только на вопрос:
-А дальше то что?
-Ну воняло сильно. Даже чуть не блеванул. Я дома перед выходом яичницу поел, и почти почувствовал её уже в горле; во рту такая желчь выступила. Я пошёл в погреб и достал алычовый компот; открыл и выпил из банки. Она уже немного очнулась. Кстати, когда я лизал ей – она пыталась оттолкнуть мою голову от своей промежности. В СССР выросла. Я нашёл какую-то кружку и налил ей компота. Мне не хотелось, чтобы она пила с банки.
-Какой брезгливый! — крикнул из кухни Умрёт. Он отплёвывался в раковину.
-Сил у меня было много, я уже дня два никого не трахал и дрочил всего раза по три на день.
-А обычно по сколько дрочишь?

-Ну шесть, семь раз. Не больше. Короче смотрю – член опять стоит. Я её перевернул, под живот подложил подушку; как хорошо, что у русских людей в гараже всякого говна всегда полно. Раздвинул ей ноги, и засадил промеж булок.
-А перед этим плюнул чтобы смазать. — подсказал Умрёт.
- Не гони на меня. Я современный человек: анал-гель ношу с собой. Деру значит, она кряхтит. Больно говорит. Впервые внятно произнесла бедолага. Думаю щас высуну и ещё смажу немного. Вытащил, а на уздечке такая жидковатая какашка светло-коричневая.
-Ну за что нам это! — кричал уже из туалета Умрёт. — Завали ебало. Пожалуйста.
-Да ладно тебе. Я как увидел этот маленький катяшок – так завёлся. Ух! У меня хуй как камень стал, ещё немного смазал и опять вдул. И кончил очень быстро, потому что было… эротично.
-Заткнись уже! А потом ты ей на грудь насрал, да?
-Нет. Что я, извращенец какой что ли? Дал ей немного картошки, компота баллон. Мамка наливку делала сливовую в этом году – и наливки бутылку; куртку даже ей отдал.
-Это ты молодец, что благотворительностью занимаешься. Сними ещё сюжет про это. На ВТВ покажут. Там вечно такого уровня перлы.

-Вот такой опыт у меня был. Вы первые узнали о нём.
-Но далеко не последние, как я подозреваю. Друзья, я думал вам сегодня кое-что рассказать. Но теперь ещё раз подумаю.
-Рассказывай, чё. Мы всё поймём. Только я немного ещё скажу, пока не забыл. Помнится мы говорили о религии. Типа религия в России пережила всех и вся: все правительства и общественные устои. Но самая настоящая религия по мне так это секс. Он был и до Руси и будет после России. Причём был и будет повсеместно. Через него роднятся те же короли или правительства. Ему реально поклоняются. Человек может не молиться, не звонить родителям; не заниматься же сексом мало кто согласится, и будет всячески пытаться вступить в половую связь.
-Да-а. Ещё что-нибудь перед тем, как я начну?
-Да. Пошёл я вчера поссать на работе. Стоял и задумался, и пытался напором мочи отмыть присохшее говно, но оно оказалось неприступнее, чем мне показалось изначально – пришлось ёршиком оттереть.

-Ну, в принципе все истории на одном уровне. Sex, спасибо, без тебя мы были бы намного темнее. Жека, то что я сейчас скажу я думал рассказать тебе ещё тогда один на один; но или побоялся, или решил, что лучше вам обоим расскажу.
-Слышь, Пол, он говорил, что всех ненавидит и нас в том числе.
-Обидно если честно. — удивил всех своей фразой Пол.
-Помните я вам рассказал как трахнул ту тёлочку… ха, бля… так трудно. Короче: раз… два… я решил себя убить.
Жека в секунду подлетел с дивана и со всего размаху заехал Умрёт в челюсть.
-Заткнись сука! — кричал он сквозь выступившие слёзы. — Я тебя здесь сам сейчас заебашу, гандон! Я рассказывал Полу как бежал, когда к вам ехал из Москвы. Как боялся после гибели брата не увидеть вас. Сука! Я тебя щас убью тут нахуй!
Sex подбежал и успел заломать Жеку. Всё-таки он был сильнее и тяжелее. Жека злобно кричал из под туши друга:
-Пусти меня. Слезь! Я его уничтожу! Не зря ты тогда испугался, пидарас! Я бы тебя загасил уже, если б не он!
-Жека успокойся; успокойся. — говорил Пол(у него тоже были слёзы). — Успокойся, Жек.
-Историю он придумал о парне на мотоцикле; гандон!
Умрёт вернулся с кухни, он умылся и держал полотенце у разбитой губы. Он не был испуган, скорее выглядел вызывающе. Он показал Полу жестом, чтобы тот отпустил друга. И сказал:
-Вот и доехал автобус.

После этой фразы его глаза намокли. Жека наконец-то понял, что не бывает дыма без огня и ослабил напор, дав понять Sexy, что он уже остыл. Оба встали и сели на прежние места. Умрёт стоял в дверях в другую комнату. Оба смотрели на него вопрошающе.
-Наверно и правду говорят, что мысли материальны и всю эту чепуху. Я был в венеричке на Пионерской; анализы сдал на ВИЧ. Они положительны.
-Пиздишь! — крикнул Жека и кинулся в сторону двери. Пол не успел бы его перехватить, и Жека мог бы опять приложить Умрёт, но в последний момент остановился. Он не сразу, но всё-таки понял суть происходящего. Умрёт уже даже приготовился к удару, закрыв глаза. Потом робко открыл: глаза Жеки смотрели в его с расстояния нескольких сантиметров. Во взгляде уже не было места агрессии. Большую часть их уже занимал вопрос.
-Это правда? — спросил он прищурив глаза.
-Да. Вот результаты. — и Умрёт протянул ему бумажку.
Жека выхватил её и силился читать, но текст расплывался. Пол тихо плакал сидя на своём месте. Жека со злостью отшвырнул в сторону бумажку и что было мочи обнял друга. Он начал плакать навзрыд и просил прощения: просил прощения за то, что ударил его, за то что ноет сейчас, за то что бессилен. Он обнимал его так сильно, что казалось хотел просто вдавить его душу в своё тело. Да, тело умрёт; жаль конечно, но пусть; в его теле можно будет поместиться и двоим. Причём Жека хотел в тот момент самые радостные чувства и моменту отдать другу для переживаний, а самому вылазить во время болезней и т.п. Всё, что он смог сказать в тот момент, это:

-Ёбаный бог! Зачем ты отбираешь самых дорогих нам людей? Для чего играешь с нами?
Пол тоже подошёл и обнял их обоих. Так они простояли некоторое время.
-Хули слёзы то лить. — весь в слезах сказал Умрёт. — Давайте похаваем что ли? Я пока что жив и очень голоден!
Все немного усмехнулись, насколько смогли. Жека наконец-то совместил в голове обе части сказанного.
-Постой! Что ты грузишь: люди живут годами с этим. Какое убьёшь себя? Живи и лечись.
-А смысл?
-Ой заткнись. Иначе опять получишь. Тем более я слышал что в нашей бесплатной медицине часто случаются ошибки. Я бы предложил им такой лозунг – да здравствует бесплатная медицина и доступные кладбища!
Все улыбнулись. Sex со своей стороны добавил:
-Кто делали анализы? Врачи? Да это же больные люди.
-Короче не парь нам мозги! И обещай сейчас нам обоим, что пойдёшь и сдашь кровь ещё раз. Я по телику видел: тётке поставили такой же диагноз, она неделю ходила не спала, уже похоронила себя, дура; а пошла пересдала – и ей ничего не показало. Даже прощения не попросили за ошибку. Короче ты пересдашь этот анализ. Иначе не обессудь.


Теги:





2


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [10] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....