Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Как мне делали татуировку

Как мне делали татуировку

Автор: Талалевна
   [ принято к публикации 17:12  11-04-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 875]
На окраине 11 микрорайона, где заканчивались жилые девятиэтажки и начиналась железная дорога, за гаражами, раскрашенными причудливыми граффити, собирались самые сливки продвинутой молодежи. Под звуки транса, трип-хопа или джангла из потертого кассетного бум-бокса, разговаривали, смеялись и делились опытом лучшие ди-джей, би-бои и графитчики города. Каждая тринадцатилетняя девушка мечтала оказаться именно тут. Ни одна ВИП-тусовка не вызывала у меня такого чувства восторга и собственной крутости. Я чувствовала себя невероятно крутой уже от того, что знакома с этими людьми. Часто на концерте, фестивале или в клубе ко мне подбегали девчонки и завистью спрашивали: «А ты что Его знаешь?» В такие моменты мою самооценку раздувало до вселенских масштабов. Спокойным, слегка удивленным тоном я отвечала: «Да», — взглядом как-бы говоря «само-собой! Атож! Это ж я!» Но то, что ребята показывали на концертах и конкурсах, было обычным выступлением, настоящая магия творилась за гаражами. Рус и Макс скатывались с гаражных крыш на скейт-бордах, выделывая невероятные трюки, Джон объяснял Маше технику флипа, два закадычных друга Женя Рыков и Женя Рыжкин устроили рэп-батл под бит-бокс Алекса. Рыков был агрессивно настроен и яростно доказывал свою точку зрения. Рыжкин просто стебался, ему нравилось дразнить друга.
Мы с Маринкой сидели на старой бетонной плите в компании Галогена и Формалина. Формалин только что рассказал анекдот про медведя, сгоревшего в машине. Марина истерически хохотала. Галоген рисовал на тетрадном листе мое имя, сотканное из витиеватых хитросплетений веточек и листочков. Я с любопытством наблюдала из-за его плеча за этим процессом. Через какое-то время эта надпись должна была украсить мою поясницу. У всех продвинутых девчонок были памятные татушки от Галогена, и я естественно, тоже мечтала о такой. Формалин привычным движением забивал косяк. Маринка уже почти успокоилась, но еще продолжала нервно гыгыкать. Галоген посмотрел на нее долгим взглядом, не выдержал и произнес «сгорел». Новая волна смеха охватила теперь уже всех нас. Марина свалилась на землю и беззвучно хохотала, лицо ее покраснело от нехватки воздуха, остальные смеялись скорее над ней, чем над медведем.
Спустя полчаса я лежала на той же бетонной плите лицом вниз с задранной футболкой и приспущенными штанами. У меня на спине сидела Маринка, а на лодыжках Формалин. Галоген переносил рисунок мне на спину шариковой ручкой. Было щекотно, поэтому я слегка подрагивала и тихо смеялась. «Перестань дергаться! У меня сейчас рука сорвется!.. А что ты будешь делать, когда я иглу возьму?.. Да хватит ржать!» — приговаривал Галоген. Когда он перестал водить ручкой по моей пояснице, Маринка и Формалин напряглись и навалились на меня сильнее, я сделала глубокий вдох. Сначала было легкое жжение, ничего страшного, но вскоре я почувствовала невыносимую боль, отчего пронзительно заорала и задергалась, но друзья крепко меня держали. Я ревела и умоляла это остановить, мне казалось, что меня режут пополам, боль была нестерпимой. Не знаю, как Тимати и прочие все это выдерживают. «Бля, все больше не могу!» — психанул Галоген, — «Отпускайте» Маринка и Формалин слезли с меня. Всхлипывая, я медленно поднялась и обнаружила, что все побросали свои дела и смотрят на нас. Воцарилась давящая тишина. В этот момент мне было ужасно стыдно. Никогда бы ни подумала, что я такой нытик. Галоген хмыкнул, закурил сигарету и обнял меня за плечи: «Ну, ты даешь! Будешь теперь ходить с буквой «Я» на спине!» Марина нервно засмеялась, а следом за ней и все присутствующие. Я смеялась громче всех, от страха и облегчения, спина все еще болела.
Вернувшись домой, я первым делом залезла в холодильник и приложила к своей многострадальной пояснице кусок замороженной баранины. Застукав меня за таким необычным занятием, мама, конечно же, заметила незаконченную татуировку. В тот вечер моя попа тоже пострадала и я долго не могла сидеть.


Теги:





-5


Комментарии

#0 10:59  12-04-2013MAXXIM    
???
#1 12:51  12-04-2013Швейк ™    
вот уж чепуха
#2 13:52  12-04-2013Парфёнъ Б.    
рассказ не впечатлил, совсем, напрочь, нихуя.

а вот наколочку не мешало бы предъявить почтенной публике.



#3 13:59  12-04-2013Березина Маша    
Сливки за гаражами)))

Минус
#4 14:05  12-04-2013КОЛХОЗ    
....
#5 16:11  12-04-2013Илья ХУ4    
пизди брэйкеров!)))
#6 16:14  12-04-2013Илья ХУ4    
последняя строчка про попу решила.



плюсую!
#7 16:17  12-04-2013Илья ХУ4    
у авторши на фотке в профайле, кстати, прокачанный бицепс ))
#8 16:29  12-04-2013тихийфон    
чо за би-бои, епта?
#9 16:30  12-04-2013тихийфон    
лучшеб в тот вечер тебя убили. попа бля.
#10 16:38  12-04-2013Илья ХУ4    
бибои я даже погуглил. сам думал пидоры какие. нет! это брэйкеры.
#11 20:46  12-04-2013Талалевна    
Жаль, что вам не понравилось... Прошу прощения. Ностальгия у меня что-то =)

Парфен, татуировка уничтожена, к сожалению.

Тихийфон, кому лучше?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [0] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [0] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [7] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [1] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....