Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Формула действия. Глава 12.

Формула действия. Глава 12.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 22:02  14-04-2013 | Na | Просмотров: 437]
Сергей Ермолов

Формула действия

роман


12

Время настало. Вопрос был лишь в том, хватит ли у меня на эту попытку силы воли. Остановиться уже невозможно. Я справлюсь, я выдержу.
Я приближался к тому моменту, когда мой рассудок неожиданно рассыпался. Меня охватило ощущение нереальности происходящего.
Для того, чтобы прийти в себя, мне понадобилось всего несколько секунд. У меня не было выбора. Я знал, что должно произойти. Я все это уже пережил в своем воображении.
Меня раздражала собственная беспомощность. И я это понимал. Я должен что-то с этим делать. Я еще не сдался. Я не хотел впадать в панику. Это все нервы, все нервы. Я знал, что стоит мне заколебаться сейчас, и я уже никогда не решусь на это. Кому я могу пожаловаться на себя?

Весь этот день я находился в каком-то жутком промежуточном состоянии между тревожным сном и не менее тревожным бодрствованием. Когда я наблюдал за людьми, сновавшими взад и вперед по тротуару, у меня появилось ощущение, что время каким-то странным образом отклонилось от своего привычного ритма. Это сумасшествие? Возможно. Когда я говорю о своем сумасшествии, я становлюсь счастливее. Иногда мне кажется, что я казнил людей, которых создало мое воображение. Я выдумал все свои жертвоприношения.

Мало времени. Боже, его никогда не хватает. Я медлил очень долго, слишком долго.
Казалось, что от невыносимого напряжения у меня разорвется голова или лопнет сердце. Я почти не видел человека, на которого смотрел.
Он медленно повернулся и уставился на меня, облизывая языком губы. Он был так испуган, что мне стало жаль его.
Я старался избавиться от своих мучений, заставляя страдать жертвы.
Его боль была необходима мне. Я уже чувствовал желание коснуться его тела. У меня тряслись руки. Может быть, психопатия? Но в моей личности не было и следа психопатического поведения. Я даже слишком цивилизован.
Я сделал надрез. Всего лишь один. Очень осторожно.
Его тело содрогалось. Мне показалось, что он плачет. Но он задыхался от смеха. Я видел все это очень отчетливо. Я не увидел ничего необычного. Ничего такого, что могло бы послужить причиной почти гротескного выражения невыносимой боли.
Тело стремится к боли. Только боль позволяет ощутить реальность жизни. Мне показалось, что в этой идее есть смысл. Если вообще в чем-то сохранился смысл. Я не хотел продлевать его страдания. Если бы для этого не было причины. Как выяснилось, причина была. Какая-то часть меня радуется случившемуся – вырвалась на волю. Мой страх – скорее формальность.
Происходило что-то страшное. Очень долго после этой казни я не мог смотреть на красный цвет.
Мне все еще не удалось объяснить себе, зачем я это сделал. Я был неосторожен. Отрезанная голова.
Я был так силен, что впервые в жизни понял, какой бы я мог быть силой, если бы верил в себя так же, как святые и пророки.
Не смей, не смей, сказал я себе. Не подействовало. Я не знаю, кого хочу обмануть.
Но это была неплохая концовка. Очень даже неплохая.
У меня не было ощущения, что я делаю что-то нехорошее. Просто я получал удовольствие.
История эта простая. И не будем ее усложнять. Конечно, у меня есть свои развлечения.
Вся церемония длилась несколько минут. Я видел, как человек казнил человека. Общество мертвых почетнее общества живых.
Да, вышло великолепно. Я был доволен. Побеждает подготовленный.
Я очень интересный человек и веду не менее интересный образ жизни. Еще немного, и про меня услышат все.
Завершающий удар всегда важен. Его смерть застала меня врасплох. Я лежал, мотал головой из стороны в сторону, заткнув уши руками. Все во мне было напряжено до того, что я с трудом дышал. Нам обоим не повезло.
Мое лицо покрылось испариной. Я не понимал, что случилось. Я испугался и уже ничего не понимал.
А потом – тишина. Из-под его головы растекалась лужица крови. Все было кончено. И глазом не успел моргнуть. Даже быстрее.
Любой человек может вообразить: я знаю, чего хочу. Это была продуманная акция по замене одного ужаса другим. Я вовсе не чудовище. Среди людей вообще не существует чудовищ.
Мне никогда не избавиться от вопросов к самому себе. Я не смогу научиться избегать их. Мои чувства бесконечно сложнее, чем мысли. Я помню то, что хотел забыть. Скрывать правду от себя бесполезно. Я не хотел видеть себя неуверенным.
Я дышал осторожно, прерывисто, как умирающий. Было трудно поверить, что всего несколько мгновений назад мне казалось, что я полностью владею ситуацией. Не люблю оправдываться перед самим собой.
Я все тщательно продумал, но надо смотреть правде в глаза. Я стоял на коленях и беспрерывно шептал: «нет, нет, нет». Моя вина понятна только мне. Я выпустил ситуацию из-под контроля.
Лучше всего, просто краткое изложение фактов. Смерть – приз в моей игре. Смерть человека – неизбежность.
Казалось, что прошли часы, но прошло всего несколько минут. Внезапно я почувствовал, что с меня достаточно. Яснее я никак не могу описать. Но разве я осмелюсь утверждать, что мне это не понравилось? Рядом со смертью не возникает необходимости притворяться.
Я знаю, что смерть – реальность. Только принося в жертву другого человека, можно преодолеть страх перед собственной смертью. Я пережил еще одну смерть.
Конечно, все это просто рассуждения, но получается вполне логично. Каждому человеку необходимо защищать своего Бога.
Мне нравилось ощущать себя врагом жизни.
Я почувствовал легкую грусть. И больше ничего. Совсем ничего. Я был серьезен больше, чем необходимо. Желание убить не менее естественно в человеке, чем желание жить. Моя религия – смерть. Не то, чтобы я удивился. Нет. Но холодок пробежался по спине. Меня интересовало лишь моя собственная реакция на то, что произошло.
Я не мог быть только добрым или только злым.
Раньше я думал, что не способен на такое. Ну и ну, как много крови. Не надо быть таким впечатлительным, говорил я себе. Вдруг оказалось, что я не боюсь. Убийство лишь требует соответствующего настроения.
Испугавшись, я бы вел себя иначе. Я был уверен, что нашел единственно верное решение. У меня в голове не было ни одной мысли, кроме одной: я предпочел остаться в живых. Так все и должно было быть.
Подражать мне не сложно. Я знаю, что приношения жертв смерти будет продолжаться. Каждый человек может воспользоваться моим опытом. Мои признания опаснее моих казней. Я ничего не скрываю. Жизнь, подумал я, полна неожиданностей. Вот и все. Для меня ничего нового.
И мне хочется знать, чтобы вы знали. Такие вещи случаются. Человек может понять только того человека, который похож на него.

Смотрю на людей. Много ли им еще жить?


Теги:





-1


Комментарии

#0 00:04  15-04-2013Голем    
отдать борзенкову на экзекуцию.

или на препарацию, как пойдёт.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [6] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....