Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Народа душа родниковая (часть III)

Народа душа родниковая (часть III)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 06:47  03-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 878]
Часть I
Часть II

ВАНЯТКА: Пока сознательная часть семейства во второй раз за сезон собирает урожай картошки, а несознательная – прохлаждает горло огонь-водой, расскажу, что привело наше семейство в большой город.

В центральной части сцены – затемнение.
Свет – на левую часть сцены. Там – стол, табуретки. За столом сидят Паша, Яна, Вова (без наушников). Нина – на ногах, накрывает на стол.

ЯНА: Опять эта картоха, гнусная картоха! Я уже не могу ее есть.

ПАША (ложкой об стол): Жри давай!

ЯНА (вскакивает): А я не хочу, не хочу, не хочу жрать углеводы! Вы хотите, чтобы я стала толстухой, да? Бесформенной теткой, как все в этом драном колхозе?

ПАША: Дожились, мать. Вот чтоб в старые времена так сказали – не хочу! Чтобы так вот хвостом вертели!

Нина упирает руки в боки, тяжело упирает руки в боки.

НИНА: Так, что за бунт на корабле?

ЯНА: Я не хочу разжиреть, мама! Я, в конце концов, хочу сохранить изящную фигуру! Я не хочу стать расплывшейся коровой!

ВОВА (дразнясь): А то Андрю-у-у-ушенька любимый смотреть не будет.

ЯНА: А ты вообще молчи, отродье прыщавое. На тебя-то – никто не смотрит. Даже козы со свиньями шарахаются!

ВОВА: А я зато в олигофренов не влюбляюсь!

ЯНА: Да я тебе!

Яна пытается наброситься на Вову. Но на пути возникает мама.

НИНА: Села, быстро!

ЯНА: Я расплывусь, мама! (в слезах)

ВОВА: Толстушкой-то у тебя – больше шансов.

ЯНА: Я его прибью!

НИНА: А ну, села! Села!

ЯНА: Мама, ну, что ты, как в школе?

ВОВА: А давайте родителей вызовем?

Паша в это время сохраняет индифферентное выражение лица, бесстрастно извлекает откуда-то из-под мышки чекушку, показывает кулак заметившему манипуляции Вове.

НИНА: Кто-то сейчас дошутится.

ВОВА: А я – что? Я картошку ем.

ПАША (предварительно спрятав чекушку): Когда я ем, я глух и нем.

НИНА: Так, Янка. Быстро села, съела, пошла.

ЯНА (максимально ядовито): Мамуля! Я эти у-гле-во-ды есть не буду. Я разжирею. Я стану коровой, я…

НИНА (ложкой по столу): Хватит! Кто тебе это сказал? Как зовут эту дрянь?

ЯНА: Мама! Эту дрянь – никак не зовут. Я прочитала об этом в журнале. Умные люди пишут! От картохи – жиреют!

НИНА: Что за журнал?

ЯНА: «Космо»!

НИНА: Так, Вова! Быстро неси мне эти «космы» сюда.

Вова и рад стараться, хихикая, выбегает.

ЯНА: Вот ты сейчас, мамуль, сама прочитаешь, и все поймешь!

НИНА: Ах, значит, я прочитаю? Значит, по-твоему, я, бабка твоя, прабабка – они все неправильно питались?

ЯНА: Да!

НИНА: А ты тут пришла такая умная, сопля малолетняя, и всем объяснила: «Жрете, мол, неправильно!» Да?

ЯНА: Но, мамуль!

НИНА: Не мамулькай! Выходит, что мы все – дураки и дуры, а ты – умная, да?

ЯНА: Ничо не умная!

НИНА: Во-от!

ЯНА: Просто толстой быть не хочу.

НИНА: А я, значит, по-твоему, толстая?

ЯНА: Ты… ты не толстая… ты – упитанная…

НИНА: Паша, я толстая?

ПАША: Ты прелесть!

НИНА: Не паясничай! Толстая?

ПАША: Смотря, сколько выпить. Со ста грамм полноватая. С трехсот – уже ягодка.

Нина хватает полотенце и лупит Пашу по мордасам.

НИНА: Алкаш! Пьяндышка! Бестолочь! Я те дам сто грамм!

Яна бесшумно переводит дыхание, озирается, пытается уйти, но в дверях сталкивается с Вовой.

ВОВА: Мамуль! Я журнал нашел (размахивает)

ЯНА: Козлина! (пытается уйти)

НИНА (перегораживает Яне дорогу): Ну, и? Где эта заметка?

Паша, пользуясь передышкой, лезет за чекушкой.

ЯНА (вырывает у Вовы журнал): Вот, мамуль! Почитай, про безуглеродную диету.

НИНА: Ну-ка! (забирает журнал) Вот эта заметка, да?

ЯНА: Да, мамуль, почитай!

НИНА: А сейчас я почитаю! Ох, как я сейчас почитаю! (вырывает из журнала страницу с заметкой, комкает) Открыла рот!

ЯНА: Мама! (вырывается)

НИНА: Вова, держи ее! Паш, а ты чо сачкуешь?

Паша и Вова держат Яну за руки, Нина разжимает ей челюсти и вталкивает туда скомканную бумагу.

ЯНА (отчаянно): М-м-м! Ухрр! Гллл-бррр! Тьфу!

НИНА: Жри!

Паша умудряется, улучив момент, отхлебнуть из чекушки.

ВАНЯТКА: В общем, в нашем семействе происходило то, что примерно и всегда. Каждое утро мама кого-нибудь чмырит. Если не Яну, то Вову. Если не детей, то папу. Меня она не трогает. Но даже я на всякий случай по утрам держусь от нее подальше. События того судьбоносного дня разворачивались по сравнительно однотипному ежеутреннему сценарию, как вдруг в дверь постучало…

Левая сторона сцены. Продолжается «чмырение» Яны. Стук в дверь. Немая сцена.

ВАНЯТКА: Ну, будем думать, что постучало все-таки счастье. Счастье имело вид обычного шоферюги…

На левую сторону сцены входит ВОДИТЕЛЬ (тот же актер, что и в маршрутке).

ВОДИТЕЛЬ: День добрый, хозяева.

Водитель ненадолго застывает при виде немой сцены, сам становясь ее частью. Через несколько секунд композиция распадается – Паша выпускает Яну и прячет чекушку, Нина роняет недоеденную бумажку на пол, Яна освобождается от Вовы (единственного человека, который ее еще держит) и отбегает подальше от Нины.

НИНА (с неожиданным смущением): Ой, здрасьте! Кто вы?

ВОДИТЕЛЬ (заходит, оглядывает «интерьер»): Небогато живете, хозяева.

ПАША: Зато честно!

Нина внушительно кладет ладонь ему на плечо. Паша опускается на ближайшую табуретку.

ВОДИТЕЛЬ: Ну, ладно. Не мое это дело. Мне нужен (достает бумажку) Хоботов Павел Геннадьевич. (смотрит на Вову, на Пашу, выбирает Пашу) Это – вы?

ПАША (ерзая): Н-ну, допустим…

НИНА: Он что-то натворил?

ВОДИТЕЛЬ (усмехаясь): Нет. Но его ждут. В городе. Андрей Сергеевич Боборыкин – слышали про такого?

НИНА и ПАША: Нет.

ВОДИТЕЛЬ: Ну, неважно. Он за Павлом Геннадьевичем автомобиль прислал. Собирайтесь.

НИНА: Подождите! Что за машина? (несется к окну) Вот эта?!!! Джип?

ВОДИТЕЛЬ: Ну, да.

Вова, Яна, Паша – все у окна.

НИНА: Подождите, он… спер что-то? (Паше) Ну, что молчишь-то?

ПАША (вяло и неубедительно) Ничего я не пер.

НИНА: Гад! Гнус! Гнус! (лупит Пашу полотенцем)

ВОДИТЕЛЬ: Подождите, женщина! Андрей Сергеевич не имеет к вашему мужу никаких претензий.

НИНА: Хм! (останавливается) А что тогда?

ВОДИТЕЛЬ: Андрей Сергеевич приглашает Павла Геннадьевича к себе в офис.

НИНА: Это зачем еще?

ВОДИТЕЛЬ: Я не знаю. Меня просили передать, что прозвучит выгодное инвестиционное предложение. Я передаю. Больше я не знаю ничего.

ПАША: А по-русски?

НИНА: Это мы платить за что-то должны?

ВОДИТЕЛЬ: Нет-нет. Слова «инвестиционное предложение» означают, что Андрей Сергеевич одобрил капитоловложения в бизнес вашего мужа. Он ведь – ваш муж?

НИНА: Объелся груш. Так и что? Денег дадут?

ВОДИТЕЛЬ: Судя по всему, да. Но я не могу расписываться за начальство.

НИНА: Так да или нет?

ВОДИТЕЛЬ: Положа руку на сердце, я вашему мужу не доверил бы и ста рублей. Но Андрею Сергеевичу виднее. Не зря журнал «Форбс» признал его финансовым гением.

НИНА: Но… подождите! Во что у нас вкладывать? Вон в тот сарай? Или в кучу мусорную?

ВОВА: Элементарно! У нас на огороде нашли нефть!

НИНА: Ты там картоху нормальную попробуй найди. А кстати… (тяжелый взгляд на водителя) Кстати, действительно… Почему это у нас картоха на огороде вся кривая да глазастая? Уж не от нефти ли?

ВОДИТЕЛЬ: Я не знаю.

ПАША: А то и от урана!

ВОДИТЕЛЬ: Так едете?

НИНА: Стоп! Никуда он без меня не поедет!

ВОДИТЕЛЬ: Это ваше условие?

НИНА: Да.

ВОДИТЕЛЬ: Хорошо (достает мобильный, набирает номер, в трубку) Пал Артемович… Да, все в порядке… С женой приедет… Бумаги подготовьте…

ВОВА (Яне, завороженно): Зычь, мобила какая!

ЯНА (позабыв обиды): Ага.

ВОДИТЕЛЬ: Так едем?

НИНА: Нет!

ВОДИТЕЛЬ: Что теперь не так, женщина?

НИНА: А все! Все не так!

ВОДИТЕЛЬ: А поконкретнее?

НИНА: Нам надо подумать.

ВОДИТЕЛЬ: Но вы же не знаете условий сделки?

НИНА: Тем более надо.

ВОДИТЕЛЬ: Я с вами с ума сойду. Бумаги уже готовят!

НИНА: Ну, и ничего!

ВОДИТЕЛЬ: Так мне вас ждать?

НИНА: Нет. Езжайте. Мы сами. Сами. На электричечке. Мы не гордые.

ВОДИТЕЛЬ: Но время… Поймите…

НИНА: До свидания! (выразительный жест)

ВОДИТЕЛЬ (пожимая плечами): Да до свидания, конечно, ради бога! А! Номер телефона запишите. 8-916… (выходит)

Нина вбивает номер себе в телефон. Когда водитель уходит, хватается за полотенце и охаживает Пашу.

НИНА: Ах ты, гнус такой? Во что снова вляпался?

ПАША: Ни во что, Нина! Вот ни во что! Гадом буду!

НИНА: Гад ты и есть. Ну, и что все это значит? Что хочет от тебя этот неведомый Андрей Сергеевич? У нас на огороде действительно – завелась нефть? Или что?

ПАША: Это – черные риэлторы!

НИНА: Ну-ка, ну-ка?

ПАША: Ну, находят одиноких, пьющих…

НИНА: Ну, ты не одинок. Не надейся. Короче, едем с тобой.

ЯНА: Мама! А могли бы на джипе!

НИНА: Доченька! Во-первых, мы не нищеброды, на чужих машинах ездить. А, во-вторых, может, он бы нас там по дороге как-нибудь зомбировал, а? Что по телеку показывают? Посмотрел тебе в глаза и все, привет – поплыла. Так, давайте, дети, собирайте картоху в дорогу!

ПАША: Так я что, миллионер, что ли? (достает чекушку) Ну, давай, мать!

Удар полотенцем.

НИНА: Я тебе дам миллионерствовать. Миллионер, блин, из трущоб. (отбирает чекушку)

Свет на левой стороне гаснет. Освещена только правая сторона сцены.

ВАНЯТКА: И вот так мы и отправились в дорогу. Хотелось бы верить, что за лучшей жизнью.

Центр сцены. Маршрутка.
Оживляется гопник, шарит по карманам, достает мобильный, нажимает кнопки.

ГОПНИК (горько): Ну, ё-моё! Ё-моё!

Все смотрят на него.

ГОПНИК (с надрывом): Труба разрядилась, граждане, дайте позвонить!

Хипстер немедленно утыкается в книжку.

ГОПНИК (девушке): Дай позвонить! Мне срочно. Ну!

ДЕВУШКА (не поднимая глаз): Денег на счету нет.

ГОПНИК: Аййй! (Нине) Дай хоть ты, мамулечка! Хоть ты дай позвонить! Пропадаю!

НИНА (не колеблясь, достает телефон): На, сынок!

ГОПНИК: Спасибо, мать, спасибо! От души! Эй, водитель! Здесь останови! Да останавливай ты!

НИНА (опомнившись): Э, а ну, стой!

Но гопник выскакивает из салона.

ГОЛОС ГОПНИКА: Спасибо, мамуль! Ха-ха!

НИНА (вскакивает): Нет, ну, городские! Ни стыда, ни совести! Останови, немедленно! Эй, водитель!

ВОДИТЕЛЬ: Да где я остановлю? Светофор проехали уже!

НИНА (орет): Так назад сдай!

ВОДИТЕЛЬ: Из-за вашего телефона?

НИНА: Да.

ВОДИТЕЛЬ: И я на такие деньги попаду, женщина!

НИНА: Да у вас в маршрутке телефоны воруют!

ВОДИТЕЛЬ: А мое какое дело? Мне главное – довезти.

НИНА: Нет, ну, ничего себе рассадники криминала! А ты, Паша, что сидел? А ты, Вова, что мух ловил?

Вова только сейчас понимает, что произошло ЧП. Приподнимает ухо наушника.

ВОВА: Что случилось, мам?

НИНА: Телефон! Телефон сперли!

ВОВА: И в нем все наши деньги?

НИНА: Да! Да! В нем тот номер, который мужик тот диктовал.

Тишина. Хипстер и девушка – оттенки сочувствия.

ВОДИТЕЛЬ (качает головой): Женщина, милая! Мне жаль! Но не могу я за всеми пассажирами уследить.

НИНА: Да ладно!

ПАША: Ну, что, домой?

НИНА (подзатыльник): Я те дам, фашисту, домой! Что делать-то будем? Думать что-то надо?


Теги:





-2


Комментарии

#0 21:56  04-05-2013Григорий Перельман    
"чмырение" Яны?

Лев. вы заигрываетесь, скоро начнёте писать как Стас Михайлов. или Михаил Круг.
#1 22:23  04-05-2013Илья ХУ4    
проходная часть просто.



Валерьич отвлекался на бацилистику )
#2 00:41  05-05-2013Jess    
Фамилия Хоботов - умилила. Сразу захотелось за уши притянуть аналогии, аки кроликов из шляпы)

Прочла сегодня все 3 части - первая кажется лучшей. Видимо потому, что больше интригует.

Очень жду продолжений.
#3 15:42  05-05-2013дважды Гумберт    
а мне показалось, что именно в третьей части драматургия разошлась. образ Нины, конечно, всех застит гг
#4 00:35  07-05-2013Лев Рыжков    
Григорий Перельман

А что плохого в слове "чмырение"? Упрек отметаю.



xy4

Не подпездывай, Илья, кудлатому завистнику. Свой моск должен быть.



Jess

Ага, спасибо.



дважды Гумберт

Да я и согласен так-то))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:08  26-02-2017
: [4] [Кино и театр]
* * *
Может быть, это правда… может быть, ахинея:
Вольнодумец Пиноккьо пересёк Пиренеи!
В плен к истоме жестокой сонный вечер был забран,
К рыбам в горном потоке с опахалами в жабрах.
.
Захватив в путь далёкий соль, лепёшку да воду,
Вольнодумец Пиноккьо под уздцы вёл свободу,
Из Сицилии в греки, а оттуда к испанцам,
То болтался в спардеке, то скитался по шканцам....
21:32  23-02-2017
: [8] [Кино и театр]
Вот и у меня была нездоровая любовь как в фильме. Конечно, всё не так дико, но тоже с огоньком. Да, и я обошелся без частей тела отдельно от самого тела. А так было много общего. А потом я всё забыл. Амнезия. Причем вынужденная. Иначе было нельзя. Иначе я бы завяз в этом болоте....
11:23  21-02-2017
: [11] [Кино и театр]
* * *
Толпа ревёт
У театрального подъезда,
Она идёт, как
К алтарю идёт невеста,
И, наслаждаясь
Впечатлением мужчин,
Она блестит, как
Ювелирный магазин.
Свет рампы гаснет,
Но она ещё зевает,
Кораллы губ
Улыбки жемчуг прикрывают,
Она следит, как припоздавший
Фраерок
Берёт для дамы в гардеробе
Номерок....
15:27  13-02-2017
: [5] [Кино и театр]
* * *
Вы нелюдимы? Ха!
Да что вы знаете о мизантропии?!
Почти не вижу людей. Иногда брожу по улицам ночью, пересчитывая фонари и далёкие звезды. По стенам домов сияют туманно-светлые окна.
Они горят, как глупые светлячки, неосознанно привлекая моё внимание....
09:19  10-02-2017
: [10] [Кино и театр]

Голос за кадром: Все началось с того, что мне позвонил Томер, мой бывший одноклассник и большой балбес. Томер наговорил кучу несуразностей, в разговор то и дело вклинивались чужие голоса, и я послал его куда подальше так как был уверен, что он или пьян, или потерял телефон и разговор ведёт незнакомый мне человек....