Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Народа душа родниковая (часть III)

Народа душа родниковая (часть III)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 06:47  03-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 842]
Часть I
Часть II

ВАНЯТКА: Пока сознательная часть семейства во второй раз за сезон собирает урожай картошки, а несознательная – прохлаждает горло огонь-водой, расскажу, что привело наше семейство в большой город.

В центральной части сцены – затемнение.
Свет – на левую часть сцены. Там – стол, табуретки. За столом сидят Паша, Яна, Вова (без наушников). Нина – на ногах, накрывает на стол.

ЯНА: Опять эта картоха, гнусная картоха! Я уже не могу ее есть.

ПАША (ложкой об стол): Жри давай!

ЯНА (вскакивает): А я не хочу, не хочу, не хочу жрать углеводы! Вы хотите, чтобы я стала толстухой, да? Бесформенной теткой, как все в этом драном колхозе?

ПАША: Дожились, мать. Вот чтоб в старые времена так сказали – не хочу! Чтобы так вот хвостом вертели!

Нина упирает руки в боки, тяжело упирает руки в боки.

НИНА: Так, что за бунт на корабле?

ЯНА: Я не хочу разжиреть, мама! Я, в конце концов, хочу сохранить изящную фигуру! Я не хочу стать расплывшейся коровой!

ВОВА (дразнясь): А то Андрю-у-у-ушенька любимый смотреть не будет.

ЯНА: А ты вообще молчи, отродье прыщавое. На тебя-то – никто не смотрит. Даже козы со свиньями шарахаются!

ВОВА: А я зато в олигофренов не влюбляюсь!

ЯНА: Да я тебе!

Яна пытается наброситься на Вову. Но на пути возникает мама.

НИНА: Села, быстро!

ЯНА: Я расплывусь, мама! (в слезах)

ВОВА: Толстушкой-то у тебя – больше шансов.

ЯНА: Я его прибью!

НИНА: А ну, села! Села!

ЯНА: Мама, ну, что ты, как в школе?

ВОВА: А давайте родителей вызовем?

Паша в это время сохраняет индифферентное выражение лица, бесстрастно извлекает откуда-то из-под мышки чекушку, показывает кулак заметившему манипуляции Вове.

НИНА: Кто-то сейчас дошутится.

ВОВА: А я – что? Я картошку ем.

ПАША (предварительно спрятав чекушку): Когда я ем, я глух и нем.

НИНА: Так, Янка. Быстро села, съела, пошла.

ЯНА (максимально ядовито): Мамуля! Я эти у-гле-во-ды есть не буду. Я разжирею. Я стану коровой, я…

НИНА (ложкой по столу): Хватит! Кто тебе это сказал? Как зовут эту дрянь?

ЯНА: Мама! Эту дрянь – никак не зовут. Я прочитала об этом в журнале. Умные люди пишут! От картохи – жиреют!

НИНА: Что за журнал?

ЯНА: «Космо»!

НИНА: Так, Вова! Быстро неси мне эти «космы» сюда.

Вова и рад стараться, хихикая, выбегает.

ЯНА: Вот ты сейчас, мамуль, сама прочитаешь, и все поймешь!

НИНА: Ах, значит, я прочитаю? Значит, по-твоему, я, бабка твоя, прабабка – они все неправильно питались?

ЯНА: Да!

НИНА: А ты тут пришла такая умная, сопля малолетняя, и всем объяснила: «Жрете, мол, неправильно!» Да?

ЯНА: Но, мамуль!

НИНА: Не мамулькай! Выходит, что мы все – дураки и дуры, а ты – умная, да?

ЯНА: Ничо не умная!

НИНА: Во-от!

ЯНА: Просто толстой быть не хочу.

НИНА: А я, значит, по-твоему, толстая?

ЯНА: Ты… ты не толстая… ты – упитанная…

НИНА: Паша, я толстая?

ПАША: Ты прелесть!

НИНА: Не паясничай! Толстая?

ПАША: Смотря, сколько выпить. Со ста грамм полноватая. С трехсот – уже ягодка.

Нина хватает полотенце и лупит Пашу по мордасам.

НИНА: Алкаш! Пьяндышка! Бестолочь! Я те дам сто грамм!

Яна бесшумно переводит дыхание, озирается, пытается уйти, но в дверях сталкивается с Вовой.

ВОВА: Мамуль! Я журнал нашел (размахивает)

ЯНА: Козлина! (пытается уйти)

НИНА (перегораживает Яне дорогу): Ну, и? Где эта заметка?

Паша, пользуясь передышкой, лезет за чекушкой.

ЯНА (вырывает у Вовы журнал): Вот, мамуль! Почитай, про безуглеродную диету.

НИНА: Ну-ка! (забирает журнал) Вот эта заметка, да?

ЯНА: Да, мамуль, почитай!

НИНА: А сейчас я почитаю! Ох, как я сейчас почитаю! (вырывает из журнала страницу с заметкой, комкает) Открыла рот!

ЯНА: Мама! (вырывается)

НИНА: Вова, держи ее! Паш, а ты чо сачкуешь?

Паша и Вова держат Яну за руки, Нина разжимает ей челюсти и вталкивает туда скомканную бумагу.

ЯНА (отчаянно): М-м-м! Ухрр! Гллл-бррр! Тьфу!

НИНА: Жри!

Паша умудряется, улучив момент, отхлебнуть из чекушки.

ВАНЯТКА: В общем, в нашем семействе происходило то, что примерно и всегда. Каждое утро мама кого-нибудь чмырит. Если не Яну, то Вову. Если не детей, то папу. Меня она не трогает. Но даже я на всякий случай по утрам держусь от нее подальше. События того судьбоносного дня разворачивались по сравнительно однотипному ежеутреннему сценарию, как вдруг в дверь постучало…

Левая сторона сцены. Продолжается «чмырение» Яны. Стук в дверь. Немая сцена.

ВАНЯТКА: Ну, будем думать, что постучало все-таки счастье. Счастье имело вид обычного шоферюги…

На левую сторону сцены входит ВОДИТЕЛЬ (тот же актер, что и в маршрутке).

ВОДИТЕЛЬ: День добрый, хозяева.

Водитель ненадолго застывает при виде немой сцены, сам становясь ее частью. Через несколько секунд композиция распадается – Паша выпускает Яну и прячет чекушку, Нина роняет недоеденную бумажку на пол, Яна освобождается от Вовы (единственного человека, который ее еще держит) и отбегает подальше от Нины.

НИНА (с неожиданным смущением): Ой, здрасьте! Кто вы?

ВОДИТЕЛЬ (заходит, оглядывает «интерьер»): Небогато живете, хозяева.

ПАША: Зато честно!

Нина внушительно кладет ладонь ему на плечо. Паша опускается на ближайшую табуретку.

ВОДИТЕЛЬ: Ну, ладно. Не мое это дело. Мне нужен (достает бумажку) Хоботов Павел Геннадьевич. (смотрит на Вову, на Пашу, выбирает Пашу) Это – вы?

ПАША (ерзая): Н-ну, допустим…

НИНА: Он что-то натворил?

ВОДИТЕЛЬ (усмехаясь): Нет. Но его ждут. В городе. Андрей Сергеевич Боборыкин – слышали про такого?

НИНА и ПАША: Нет.

ВОДИТЕЛЬ: Ну, неважно. Он за Павлом Геннадьевичем автомобиль прислал. Собирайтесь.

НИНА: Подождите! Что за машина? (несется к окну) Вот эта?!!! Джип?

ВОДИТЕЛЬ: Ну, да.

Вова, Яна, Паша – все у окна.

НИНА: Подождите, он… спер что-то? (Паше) Ну, что молчишь-то?

ПАША (вяло и неубедительно) Ничего я не пер.

НИНА: Гад! Гнус! Гнус! (лупит Пашу полотенцем)

ВОДИТЕЛЬ: Подождите, женщина! Андрей Сергеевич не имеет к вашему мужу никаких претензий.

НИНА: Хм! (останавливается) А что тогда?

ВОДИТЕЛЬ: Андрей Сергеевич приглашает Павла Геннадьевича к себе в офис.

НИНА: Это зачем еще?

ВОДИТЕЛЬ: Я не знаю. Меня просили передать, что прозвучит выгодное инвестиционное предложение. Я передаю. Больше я не знаю ничего.

ПАША: А по-русски?

НИНА: Это мы платить за что-то должны?

ВОДИТЕЛЬ: Нет-нет. Слова «инвестиционное предложение» означают, что Андрей Сергеевич одобрил капитоловложения в бизнес вашего мужа. Он ведь – ваш муж?

НИНА: Объелся груш. Так и что? Денег дадут?

ВОДИТЕЛЬ: Судя по всему, да. Но я не могу расписываться за начальство.

НИНА: Так да или нет?

ВОДИТЕЛЬ: Положа руку на сердце, я вашему мужу не доверил бы и ста рублей. Но Андрею Сергеевичу виднее. Не зря журнал «Форбс» признал его финансовым гением.

НИНА: Но… подождите! Во что у нас вкладывать? Вон в тот сарай? Или в кучу мусорную?

ВОВА: Элементарно! У нас на огороде нашли нефть!

НИНА: Ты там картоху нормальную попробуй найди. А кстати… (тяжелый взгляд на водителя) Кстати, действительно… Почему это у нас картоха на огороде вся кривая да глазастая? Уж не от нефти ли?

ВОДИТЕЛЬ: Я не знаю.

ПАША: А то и от урана!

ВОДИТЕЛЬ: Так едете?

НИНА: Стоп! Никуда он без меня не поедет!

ВОДИТЕЛЬ: Это ваше условие?

НИНА: Да.

ВОДИТЕЛЬ: Хорошо (достает мобильный, набирает номер, в трубку) Пал Артемович… Да, все в порядке… С женой приедет… Бумаги подготовьте…

ВОВА (Яне, завороженно): Зычь, мобила какая!

ЯНА (позабыв обиды): Ага.

ВОДИТЕЛЬ: Так едем?

НИНА: Нет!

ВОДИТЕЛЬ: Что теперь не так, женщина?

НИНА: А все! Все не так!

ВОДИТЕЛЬ: А поконкретнее?

НИНА: Нам надо подумать.

ВОДИТЕЛЬ: Но вы же не знаете условий сделки?

НИНА: Тем более надо.

ВОДИТЕЛЬ: Я с вами с ума сойду. Бумаги уже готовят!

НИНА: Ну, и ничего!

ВОДИТЕЛЬ: Так мне вас ждать?

НИНА: Нет. Езжайте. Мы сами. Сами. На электричечке. Мы не гордые.

ВОДИТЕЛЬ: Но время… Поймите…

НИНА: До свидания! (выразительный жест)

ВОДИТЕЛЬ (пожимая плечами): Да до свидания, конечно, ради бога! А! Номер телефона запишите. 8-916… (выходит)

Нина вбивает номер себе в телефон. Когда водитель уходит, хватается за полотенце и охаживает Пашу.

НИНА: Ах ты, гнус такой? Во что снова вляпался?

ПАША: Ни во что, Нина! Вот ни во что! Гадом буду!

НИНА: Гад ты и есть. Ну, и что все это значит? Что хочет от тебя этот неведомый Андрей Сергеевич? У нас на огороде действительно – завелась нефть? Или что?

ПАША: Это – черные риэлторы!

НИНА: Ну-ка, ну-ка?

ПАША: Ну, находят одиноких, пьющих…

НИНА: Ну, ты не одинок. Не надейся. Короче, едем с тобой.

ЯНА: Мама! А могли бы на джипе!

НИНА: Доченька! Во-первых, мы не нищеброды, на чужих машинах ездить. А, во-вторых, может, он бы нас там по дороге как-нибудь зомбировал, а? Что по телеку показывают? Посмотрел тебе в глаза и все, привет – поплыла. Так, давайте, дети, собирайте картоху в дорогу!

ПАША: Так я что, миллионер, что ли? (достает чекушку) Ну, давай, мать!

Удар полотенцем.

НИНА: Я тебе дам миллионерствовать. Миллионер, блин, из трущоб. (отбирает чекушку)

Свет на левой стороне гаснет. Освещена только правая сторона сцены.

ВАНЯТКА: И вот так мы и отправились в дорогу. Хотелось бы верить, что за лучшей жизнью.

Центр сцены. Маршрутка.
Оживляется гопник, шарит по карманам, достает мобильный, нажимает кнопки.

ГОПНИК (горько): Ну, ё-моё! Ё-моё!

Все смотрят на него.

ГОПНИК (с надрывом): Труба разрядилась, граждане, дайте позвонить!

Хипстер немедленно утыкается в книжку.

ГОПНИК (девушке): Дай позвонить! Мне срочно. Ну!

ДЕВУШКА (не поднимая глаз): Денег на счету нет.

ГОПНИК: Аййй! (Нине) Дай хоть ты, мамулечка! Хоть ты дай позвонить! Пропадаю!

НИНА (не колеблясь, достает телефон): На, сынок!

ГОПНИК: Спасибо, мать, спасибо! От души! Эй, водитель! Здесь останови! Да останавливай ты!

НИНА (опомнившись): Э, а ну, стой!

Но гопник выскакивает из салона.

ГОЛОС ГОПНИКА: Спасибо, мамуль! Ха-ха!

НИНА (вскакивает): Нет, ну, городские! Ни стыда, ни совести! Останови, немедленно! Эй, водитель!

ВОДИТЕЛЬ: Да где я остановлю? Светофор проехали уже!

НИНА (орет): Так назад сдай!

ВОДИТЕЛЬ: Из-за вашего телефона?

НИНА: Да.

ВОДИТЕЛЬ: И я на такие деньги попаду, женщина!

НИНА: Да у вас в маршрутке телефоны воруют!

ВОДИТЕЛЬ: А мое какое дело? Мне главное – довезти.

НИНА: Нет, ну, ничего себе рассадники криминала! А ты, Паша, что сидел? А ты, Вова, что мух ловил?

Вова только сейчас понимает, что произошло ЧП. Приподнимает ухо наушника.

ВОВА: Что случилось, мам?

НИНА: Телефон! Телефон сперли!

ВОВА: И в нем все наши деньги?

НИНА: Да! Да! В нем тот номер, который мужик тот диктовал.

Тишина. Хипстер и девушка – оттенки сочувствия.

ВОДИТЕЛЬ (качает головой): Женщина, милая! Мне жаль! Но не могу я за всеми пассажирами уследить.

НИНА: Да ладно!

ПАША: Ну, что, домой?

НИНА (подзатыльник): Я те дам, фашисту, домой! Что делать-то будем? Думать что-то надо?


Теги:





-2


Комментарии

#0 21:56  04-05-2013Григорий Перельман    
"чмырение" Яны?

Лев. вы заигрываетесь, скоро начнёте писать как Стас Михайлов. или Михаил Круг.
#1 22:23  04-05-2013Илья ХУ4    
проходная часть просто.



Валерьич отвлекался на бацилистику )
#2 00:41  05-05-2013Jess    
Фамилия Хоботов - умилила. Сразу захотелось за уши притянуть аналогии, аки кроликов из шляпы)

Прочла сегодня все 3 части - первая кажется лучшей. Видимо потому, что больше интригует.

Очень жду продолжений.
#3 15:42  05-05-2013дважды Гумберт    
а мне показалось, что именно в третьей части драматургия разошлась. образ Нины, конечно, всех застит гг
#4 00:35  07-05-2013Лев Рыжков    
Григорий Перельман

А что плохого в слове "чмырение"? Упрек отметаю.



xy4

Не подпездывай, Илья, кудлатому завистнику. Свой моск должен быть.



Jess

Ага, спасибо.



дважды Гумберт

Да я и согласен так-то))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:15  24-11-2016
: [28] [Кино и театр]
Питерская коммуналка. Скажем, конец восьмидесятых.
За столом сидят двое – мать и дочь.
Обе в распахнутых пальто и зимних сапогах.
Они смеются и прямо пальцами вылавливают из скользкого кулька, лежащего тут же на столе, холодные солёные огурцы....
09:26  11-11-2016
: [17] [Кино и театр]
Шестирукая бабища с сиськами из силикона,
В стрингах из змеиной кожи и с ружьем наперевес,
След берет Иуды Кришны – всем известного гандона,
С рыжей и бесстыжей рожей,
Возбуждая интерес
У толпы многоголовой, многорукой, многоногой,
Именуемой кем надо - «потрясающий народ»,
А народ поверив снова жизни лучшей в жизни новой
Ждет, когда застрелит гада эта бестия вот-вот....
11:21  09-11-2016
: [4] [Кино и театр]
Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр....
13:14  07-11-2016
: [4] [Кино и театр]
ПОЭТ

По дороге на студию Вадим за баранкой был угрюм, на шутки товарищей не реагировал. Съемочная группа возвращалась с очередного редакционного задания – снимали сюжет на сахарном заводе....
20:59  01-11-2016
: [11] [Кино и театр]
"здесь и сейчас" - это тонкой иглы остриё.
или вниз со шпиля, или проткнут нАсквозь.
это фокус.., такой себе хитрый приём -
самого себя разглядеть под маской.
не такой, как все... таких, как ты сотни.
выпадаешь в осадок города, и где-то на самом дне
ставишь лета тавро, чтобы никто не отнял,
чтоб запомнить, как живое небо горело в огне....