Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - выдох

выдох

Автор: александр махнёв
   [ принято к публикации 11:24  06-05-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 627]
Противный мелкий дождик поливал третий час. Полотняный лозунг, растянутый между прохудившейся трубой парового отопления и покосившимся забором, естественно обещающий всем гражданам великое будущее, совершенно промок и провис. «Охотно поменял бы великое будущее на сносное настоящее» — подумал он, проходя под ним. Перешагнул поваленную решетку и увидел освещённое крыльцо с навесом. Одноэтажное, длинное здание незапамятной постройки, из грязно жёлтого кирпича. С торца застеклённая дверь и фонарь над ней. Поднялся на крыльцо и провёл рукой по мокрым волосам. Потом расстегнул куртку, вынул из внутреннего кармана сигареты и закурил.

- Что вы здесь делаете?
Обернулся – с внутренней стороны двери стояла женщина.
-Для этого может быть множество причин. Например, укрываюсь от дождя… Надеюсь, такая очаровательная дама не станет выгонять под ливень, такого в меру интересного мужчину? «Дама» слегка смешалась…
- Да, в общем, стойте … просто непонятно, как вы сюда попали. Это охраняемая зона.
- Что вы говорите! Простите, вопрос конечно идиотский, но всё же, что скрывается в вашей охраняемой зоне?
Она опять смутилась, но через секунду рассмеялась:
- Честно говоря, я и сама не знаю.
- Может впустите, раз уж мы всё равно разговариваем?
Его визави колебалась, но неожиданный собеседник смотрел прямо, улыбался широко, и… она открыла.


- У вас приятный голос — сказал нежданный гость, едва переступив порог — через стекло слышно не очень хорошо.
Женщина заперла дверь и пригласила следовать за ней. Он, конечно, не упустил возможности оценить фигуру незнакомки. Фигура была недурна. В конце длинного, тёмного коридора мимо открытой двери струился свет. Он вошёл в маленькую комнатку. Осмотрелся. Справа диван, слева два кресла, шкаф в углу. Рабочий стол у окна. На маленьком столике перед диваном электрический чайник, две чашки и коробка сахара рафинада.
-Сергей – представился он и протянул руку. Хозяйка впервые откровенно оглядела его и протянула руку навстречу:
- Алёна.… Вам, пожалуй, стоит просушить куртку; повесьте, там, у батареи. Я схожу за водой? Чай вскипятить.
Когда она вернулась, Сергей сидел на диване, перелистывая какой-то рекламный буклет. Воды в чайник и, включив его, присела в кресло напротив. Погодя гость отложил чтиво и спросил, как будто даже слегка укоризненно:
— Почему вы меня впустили?
- Не знаю … У вас лицо интеллигентное.
- Мило. Вы полагаете, у серийного убийцы непременно должна быть внешность вурдалака?
Беспокойство мелькнуло в её глазах. Он заметил и, рассмеявшись, добавил:
-Нет, нет. Я не маньяк. В том смысле… я не склонен к расчленению тел. — и сразу посерьёзнев — Скорее к расчленению душ.
Спохватившись что, опять сказал что-то загадочно-тревожное, торопливо пояснил:
- Хотелось бы думать, что я литератор.
- Что значит, хотелось бы думать?

-Здесь трудно быть убеждённым до конца. Сложно определить грань между литературой и графоманией. Это что-то вроде грани между эротикой и порнографией.
В принципе каждый человек в состоянии написать что-нибудь стоящее. В единственном экземпляре. Хотя бы афоризм. Просто мы не берём на себя труд следить за собственными мыслями.
Алёна посмотрела на ночного визитёра с интересом:
- Как вы думаете почему?
- Это сильно утомляет – ответил он, и явно что бы сменить тему, продолжил: Между прочим! Что делает одинокая женщина в пустом административном здании?
- Дежурит. Что-то вроде ночного сторожа… Кстати… чайник уже вскипел.
- Чай я не пью.
- Извините кофе мне не по карману.
- Да в общем кофе я тоже не жалую. Водка, коньяк. И, скорее утвердительно, но всё же с лёгким оттенком вопросительности, добавил:
- У вас их наверняка нет.

Они обменялись ещё десятком фраз, сопровождавшимися длинными паузами.
Наконец воцарилось молчание, которое принято называть «неловким» и просто что бы нарушить его он сказал:
- Странная всё же штука – жизнь. Выдумай я подобную встречу – никто бы мне не поверил.
Она отреагировала без всякой связи с предыдущим:
- Уже половина второго. Ваша куртка, кажется, подсохла?
- Это звучит, как предложение уйти?
У моего любимого писателя одна повесть заканчивается фразой: «И он вышел под дождь». Впрочем, он её позаимствовал, кажется у Фолкнера. Так что это давно не оригинально. Позвольте мне остаться?
- И что мы будем делать?
- Ничего. Разговаривать.
- Тогда расскажите о себе.
- По-моему это глупо.
- Что?
- Ну, если я стану вам рассказывать о себе. Будет похоже на нытьё в жилетку. Кстати, относительно моей догадки — насчёт выпивки? Вы её никак не прокомментировали.
-Что тут комментировать. Вы не угадали. У меня есть водка.
И как бы оправдываясь, пояснила:
- У сотрудницы вчера был день рожденья, осталось немного. Принести? Не дожидаясь ответа, вышла. Сергей достал сигареты, зажёг спичку, но прикуривать не стал. Хозяйка вернулась.
- Вот, полбутылки. Правда, из закуски только кусок торта.
- Несущественно…. Вы позволите закурить?
- Было бы странно отказывать незнакомому мужчине, которого я впустила среди ночи в пустое здание, в такой мелочи.
Он закурил, выпустил струю дыма, и, характерным движением размяв мышцы, сказал, с интонацией даже несколько задиристой:
- Вообще-то не такой уж я и незнакомый. Вы знаете, как меня зовут, и чем я занимаюсь. Я знаю о вас несколько меньше. Не хотите восполнить пробел?
- Нет, не хочу.
- Тогда давайте выпьем?
Кивком согласилась, он разлил водку в чашки.
- Предлагаю выпить за ненавязчивое знакомство.
Выпили.
Сергей чуть потянулся и откинулся на спинку дивана.
- Вы, кажется, начинаете осваиваться?
- Это упрёк?
- Скорее некоторое опасение.
- Не волнуйтесь Алёна, я безобиден как морская свинка. Просто немного устал. – и, задумчиво продолжил -мне почему-то кажется, что вам знакомо чувство одиночества?
Она ответили через длинную паузу:
- Может… поэтому я и открыла вам дверь. Иногда ОНО страшнее полночного незнакомца. Давайте, как это называется, «хлопнем ещё», по чуть-чуть.
Он приподнял брови и скользнул по её лицу стремительным взглядом. Молча плеснул водки в чашки, и только подавая Алёне её порцию, поинтересовался:
- За что будем пить?
- Скорее — для чего. Не знаю как вы, а я по-прежнему чувствую себя неловко. И теперь уже сама себе задаю вопрос: почему же я всё-таки вас впустила.
- У меня интеллигентное лицо – сказал он, они вместе рассмеялись — и добавил – много смеёмся, говорят это не к добру.
- А вы Серёжа довольно мрачный тип, как я погляжу.
- Будешь тут мрачным.
- О себе вы рассказывать не хотите, ну развлекайте меня как-то. В конце концов, это вы свалились ко мне «как снег на голову». Расскажите, что вы пишете? Роман, наверное?
- Ну, что бы писать роман, нужна какая-то грандиозная идея. Как у Толстого или Достоевского. Моя задача куда проще. Я пытаюсь разобраться в текущей жизни с помощью её литературного осмысления.
- И как? Получается?
- Честно говоря, не очень. Кстати, это вторая причина, по которой я оказался на вашей «охраняемой территории». Дезориентация…
- Беспризорный гений?
- Да нет. В самом деле — я не кокетничаю. Трезво оцениваю свои способности и на звание гения отнюдь не претендую. Просто жизнь какая–то… пустая. Бессюжетная, я бы сказал.
- Кризис жанра?
- Именно. Кризис жанра под названием: «Искусство жить в удовольствие». Нет, нет я не настолько глуп, чтобы требовать от жизни очевидного смысла, но минимальной целесообразности хотелось бы… Между прочим, что всё-таки вы в вашей зоне охраняете?
- Да теперь уже ничего. Раньше выпускали что-то для военных. А теперь охраняют так, по инерции. Вы собственно сами убедились как.
Она вздохнула и тут же вернулась к прерванной теме.
- А как же будущие поколения? Дети?
- Помилуйте. Единственная реальная вещь, которую мы можем передать своим детям – наш опыт. Да и тот обычно не лучший образец, для подражания. Мы его и передаём-то может, единственно потому, что нам самим он не пригодился.
- Принц датский, да и только.
- И, кажется, я всё-таки омочил вашу жилетку своими слезами.

Они опять надолго замолчали. «Надолго» разумеется, относительно беседы. Ведь короткая пауза, прерывающая никчёмный разговор может показаться длительной и мучительной. А наоборот длинная, занятая обдумыванием прежде произнесённого – совсем незаметной. Наверное, потому что скорость мысли быстрее даже скорости света? Ну, уж скорости звука то точно быстрее.

Сергей вертел в руках спичечный коробок, Алёна производя некие непонятные и ей самой, может быть тантрические движения кистями рук, одновременно наблюдала за пляской спичечной коробки в руках собеседника.
Но первой продолжила всё-таки она:
- Может это просто рефлексия, бесплодное умствование?
- Браво! Психопатом и графоманом одновременно меня ещё никто не называл. – облегчённо отозвался Сергей. Впрочем, ещё помолчал немного, достал очередную сигарету, и добавил: Хотя это именно один из тех вопросов, на который я хотел бы получить ответ.
- Жизнь слишком коротка для ответов. Дай Бог хоть вопросы успеть сформулировать.
- Ещё раз браво Алёна! Хорошо сказано. Но достаточно пессимистично. Вам, наверное, тоже есть, о чём поплакаться?
- Полное удовлетворение и амёбам вряд ли ведомо. Впрочем… Когда вы появились я как раз прогуливалась по коридору – туда-сюда… И мне почему-то было ужасно обидно. Темнота, тишина и тоска. Я подумала, что жизнь чем-то похожа на этот длинный тёмный коридор с маленькой освещённой дверью в глубине… Дойдёшь до неё, заглянешь внутрь — ничего интересного и опять возвращаешься в темноту.
- Ну, вот мы с вами и добрались до одного из самых бессмысленных занятий – разговора о смысле жизни.
- Положим, вы первый начали.
- Знаете… последнее время я всё чего-то жду. Становлюсь похожим на женщину. Ведь это ваш удел ожидание. Предназначение мужчины поиск, движение.
Он поднялся, так резко, что собеседница вздрогнула от неожиданности:
- А я теперь похож на кролика, который застыл перед гигантским удавом… И знаю: вот-вот проглотят, а с места сдвинуться не могу. Последнюю фразу он едва не прокричал.
Алёна даже вздрогнула от неожиданности, но, несколько помедлив, явно что-то обдумав, продолжила: А вы уверены, что именно «движение»? Движение — значит активное действие. А всегда ли оно необходимо?
- Поясните.
- Ну скажем так: условно разделим людей на «деятелей» и «наблюдателей». «Деятель» всю жизнь «роет землю», активно окапывается, стараясь благоустроить как-то окружающий мир, а «наблюдатель», он…
- …сидя на бруствере не им вырытого окопа печально удивляется соседствующей суете? – смеясь, продолжил Сергей.
- Ну, в принципе можно и так сказать. Ведь жил же Диоген в бочке, разве нет?
- Тут одна проблема, кто-то ведь ему бочку сделал?! Иначе где бы он жил… А сделал, наверное, кто-то из «деятелей».
- Каждому своё. Схимники во все времена были. Люди намеренно удаляясь от мира, избегали внешнего воздействия, что бы активизировать движение внутреннее.
- А как с графом Алексеем Булановым не выйдет? Ильфопетровский гусар-схимник, помните?
- Всё шутите?
-А как же, это, пожалуй, единственное, что не позволяет сойти с ума.
Алёна встала и подошла к окну. Где-то вдали раздался гудок и лязг стальных суставов железнодорожного состава.
- Может быть это просто выдох?
Она произнесла это мягко, почти нежно и он, смутившись своей излишней порывистости сел, и не зная куда деть руки и глаза, потянулся к сигаретам. Помолчал ещё немного и переспросил:
- Что значит выдох?
Она отошла от окна и присела на кончик стола, скрестив руки на груди.
- Как вам сказать… Наша жизнь состоит из вдохов и выдохов. Вдох – это жизнь. Выдох – это маленькая смерть. Но она не то что бы нужна, даже обязательна… Как пауза между двумя вдохами. Ритмически необходимый перерыв в звучании. Обязательная составляющая гармонии.
Он посмотрел на неё пристально, но и она не стала отводить глаз.
- Может быть… Только вот затянулся этот мой выдох, и взглянув в сторону окна, встряхнувшись, добавил — уже светает, теперь мне пожалуй действительно пора.

Она проводила его до входной двери, отперла, и немного помедлив, спросила, то ли у него, то ли у самой себя:
-Может, увидимся когда-нибудь ещё?
- Вряд ли. Вы ведь наверняка «счастливы замужем»?
- Странно обычно в подобной ситуации мужчины задают этот вопрос в начале.
- Благодарю за комплимент Алёна. И за гостеприимство.
Он закурил и вышел.
Дождь уже кончился.


Теги:





2


Комментарии

#0 18:26  07-05-2013александр махнёв    
да "хай его знаить" я сам не знаю зачем. тут что-то есть. а может и нету. в графоманию впихнули... наверное правильно. короче извиняйте те кому не угодил.
#1 18:29  07-05-2013Голем    
перелитературил ты санчо

заприлагателился

афигенно рад тебя видеть
#2 00:05  08-05-2013Ева    
Прочитала внимательно и с удовольствием
#3 01:44  08-05-2013basic&column    
Ночное рандеву. Прелестно.+
#4 16:49  21-07-2013александр махнёв    
салам голем! я тоже рад тебя видеть на связи. ну а за текстуху извиняй. валим кулём там авось разберём)))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...