Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Пропуск в большую литературу

Пропуск в большую литературу

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 00:19  26-07-2013 | Саша Штирлиц | Просмотров: 292]
«А теперь давайте разберем недостатки, — деловитым тоном сказал я и посмотрел на собеседницу.


Передо мной на стуле сидела хорошенькая барышня.


В руках я держал рукопись, ее рукопись. Помнится, в ней меня заворожили следующие слова: «он огляделся по сторонам и пополз по каменистому склону, помогая себе ногтями». Ну, с ногтями понятно. Это, разумеется, шедевр. Но вот «огляделся по сторонам» непросвещенный читатель может пропустить, ведь «огляделся» не требует «по сторонам», «огляделся» — это уже «посмотрел по сторонам».


– М-да, — продолжил я и слегка смутился. Вернее, даже не смутился, а задумался, притормозив речь перед атакой. А предстояло мне сказать барышне многое, словом, высказать всю правду, высказать честно… Но надо было высказать ее не впрямую, а как-то… помягче, что ли. Все-таки барышня старалась, писала какую-то муру, вот принесла метру на суд.


— Видите ли, милочка моя, — начал я елейным голоском. Я заметил, что собеседница напряглась. Ты смотри, соображает!.. – В вашем произведении хромает композиция, э-э-э, и с лексикой недурно было бы поосторожней… Тема, опять же… В пору моей, теперь уже, увы, — я пожевал губами, — увы, далекой, молодости было такое понятие: «мелкотемье». Это понятие в полной мере применимо к вашему творению…


Барышня открыла рот, вероятно, имея намерение возразить, но я предостерегающе поднял руку.


— Давайте непредвзято посмотрим на вашу героиню. Что она у вас делает каждое утро? А то и делает, что каждое утро встает и полчаса куда-то смотрит.


Барышня заморгала глазками. Я продолжил:


— Все это очень мило, но пишете вы об этом невыносимо длинно, с мельчайшими подробностями, на которых не стоит останавливать внимание читателя.


— Как это у вас там?.. – я заглядываю в рукопись.- «Долго смотрит в окно...», вот видите, долго… Потом полчаса с подругой говорит по телефону. О чем они говорят? Да о всякой ерунде… Но вы приводите разговор полностью, во всех подробностях, словно это не болтовня двух московских дур, а высокоумная беседа ученых мужей, размышляющих об эмпирической теории познания. Наконец, разговор завершен, читатель с облегчением может вздохнуть.


Вздохнул и я. И опять углубился в изучение рукописи.


— М-да, разговор окончен… Но не тут-то было! Она, эта ваша героиня, опять у вас принимается за старое, то есть опять таращится в окно. Таращится еще полчаса. Теперь вы приступаете к описанию того, что она видит за окном. И, действительно, что же она там видит? Да все те же серые тучки, по обыкновению летящие в чужедальние страны. И ни одной мысли! Подчеркиваю, ни одной!


Я укоризненно покачал головой. У меня страшно пересохло во рту, и душа властно требовала пива.


— Потом, — продолжал я зудеть, — она у вас начинает потягиваться. Потягивается, потягивается, потягивается… делает она это столь долго, что так и ждешь: она у вас или вывихнет себе тазобедренный сустав, или, не дай бог, издаст непристойный звук, то есть, пукнет, что, возможно, и будет соответствовать жизненной правде, но уж слишком будет отдавать натурализмом, которым, помнится, еще в девятнадцатом веке французы грешили.


Тут бы мне вспомнить, что передо мной сидит не биндюжник с Привоза, а хорошенькая девушка, но я, что называется, закусил удила и уже не мог остановиться.


— Каждый из нас утром, понимаете ли, встает, а иные действительно, что ж тут скрывать, иногда и пукают, и я не вижу в этом ничего предосудительного. Все мы люди. М-да! Но это не значит, что это как раз то, о чем мы должны во всеуслышание заявлять. Факт пуканья, как таковой, не есть предмет искусства. Всякая чушь или незначительная деталь, если она не является составной частью чего-то важного, не заслуживает того, чтобы о ней много говорили.


Мне пришлось взять короткую паузу, чтобы отдышаться.

— Вот… А теперь о главном… – я уже устал тянуть кота за хвост и чувствовал, что меня вот-вот прорвет, — с этого, наверно, надо было и начать, но я, видя такую красоту… — я посмотрел на собеседницу, барышня скромно поджала ножки и опустила глаза.


— М-да, видя такую красоту, — я крякнул и непроизвольно щелкнул в воздухе пальцами, — короче, я расслабился, и потом я сегодня вообще не в духе, после вчерашнего… Ах, знали бы вы, сколько было выпито! — я поморщился. — Впрочем, это к делу не относится. М-да, вы уж не обижайтесь, но, повторяю, с этого мне надо было начать. Слушайте внимательно! Слушайте и запоминайте.


Барышня навострила ушки.


— Итак! – я привстал и возвысил голос. — Вы, голубушка, дура! Самая обыкновенная классическая дура! И если вы, милочка моя, не осознАете этого прискорбного факта в полной мере, то есть не выхлебаете сию чашу до дна, вас ждет глубочайшее разочарование. Но если вы сейчас на меня не обидитесь и постараетесь извлечь из моих слов пользу, тогда еще не все потеряно… Вы еще сможете принести пользу отечеству, только вы должны избрать для себя, так сказать, иное поприще. Кстати, в этом я мог бы вам поспоспешествовать, мой добрый приятель держит кондитерскую на Тверской...


Последние слова я говорил в пустоту. Пока я разглагольствовал, барышни и след простыл.


…Истории этой без малого двадцать лет. Барышня давно превратилась в солидную красивую даму. Когда я изредка встречаю ее в редакционных или иных коридорах, она скользит по мне царственным взглядом и… проходит мимо».


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:05  27-05-2017
: [0] [Х (cenzored)]

Если лето станет жарко
Плавить плоскости земли,
Всех устроит в кочегарку
Не за длинные рубли.

Как одну оставить даму
В её светлый жизни час?
Пляшет пусть она упрямо
Для таких счастливых нас.

Что ещё собралось вскоре
Всех так ласково согреть?...
Тот, кто вырос неподалеку от леса, знает, что нет лучшего релакса, чем отправиться на прогулку среди мха и сосен. Лес умиротворяет. Только представь: ты присел на опушке, развел костерок. И все вокруг тебя живое. Каждое деревце, каждый кустик. Там бабочка пролетела, а тут паучок вьет свою паутину....
Дочка ждет того, что папа у нее во всем будет первой. Что говорить - папа это всегда пример. Он сильный, он должен защитить и хранить свою девочку в безопасности от лап хищников. Должен ее воспитать так, что не станет стыдно перед будущем зятем.

Потому что это зятю должно быть стыдно, надев кольцо совать свой грязный хуй в отцову малютку....

Рассказали преподавателю студенты, как просвиркой траванулись.
Как в древнем анекдоте про печенюшку, вот же как.
Дескать, извините, уважаемая, не пришёл на сдачу, - зашёл в церковь, к зачёту подготовиться, да причаститься, - ведь постился три дня, чтоб сложнейший ваш предмет хоть на троечку случилось отработать....
07:44  24-05-2017
: [7] [Х (cenzored)]
От чего ты трубку не берешь девочка,
Позабыла обо мне - милая.
И ведешь себя, как проституточка,
Лишь бы улыбаться кому было бы.

Выкинула мою фотографию,
Закопала ты все подарочки.
И спокойно бы уже без меня жила бы,
Только сердце твоё не тапочки....