Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Публицистика:: - Деревенский калейдоскоп. (На конкурс)

Деревенский калейдоскоп. (На конкурс)

Автор: Vlad_Gr
   [ принято к публикации 17:08  27-11-2013 | Евгений Морызев | Просмотров: 1061]
Заскрипели колеса останавливающейся электрички.
Я выхожу на платформу из прокуренного тамбура и наконец, вдыхаю свежий сельский воздух.
Здесь начинается моя малая родина. До ближайшего автобуса еще больше часа и бомбил, обыкновенно роящихся возле станции, что-то не видно, поэтому я решаю пройти без малого семь километров до родного дома пешком. Прошагав совсем немого по трассе, идущей параллельно железной дороге, я сворачиваю в сторону своей деревни. Минула заградительная лесополоса и перед моим взором предстала удивительная, почти забытая со времен самого раннего детства картина пшеничного поля, уходящего от дороги до самой реки. В мои школьные годы здесь произрастал только борщевик. Распространение этого страшного среднеазиатского растения, кажущегося пришельцем с другой планеты, в Центральной России было одним из многих сомнительных подарков, преподнесенных нашему народу Никитой Сергеевичем Хрущевым. Считалось, что из него получается хороший силос, но коровы его ели плохо и скоро от затеи отказались. Пока был Союз, с ним еще как-то боролись, но в девяностые, когда возделывание полей прекратилось, он за несколько лет захватил все пустующие площади. Токсичный сок борщевика очень опасен для людей и домашних животных. Помню, еще до того, как рынок наводнили дешевые китайские пистолетики с маленькими пластмассовыми пульками, мой друг «догадался» сделать из этого растения дудку для стрельбы рябиной. Половину того лета он провел в больнице с химическими ожогами полости рта, и вот теперь- пшеница.

Я двигаюсь вдоль поля и любуюсь тем, как играют на летнем ветру волны колосьев. Ближе к концу посевов, там, где они вплотную подходят к поселку, я замечаю в пшенице двух резвящихся девушек. Блондинки в пшенице, есть в этой красоте что-то такое сакральное и русское-русское, что даже не повернется язык назвать это опошленным импортным словом «сексуально». Наверно и двести лет назад местный помещик наблюдал за тем, как играют в поле крестьянские девки, вот как я сейчас. Но одна из девушек достает смартфон, и они начинают фотографироваться, сакральная идиллия разрушается, а коварный мозг подбрасывает недобрые мысли: «А не на Мамбу ли пойдут эти фотографии? А не купит ли какой жирный турок одну из этих блондинок вместе с этой пшеницей и куском моей малой родины в придачу?» Я вздыхаю и иду дальше.

Поселок миновал, и впереди показались дачные товарищества. Я останавливаюсь, открываю сумку, досылаю патрон в патронник травматического пистолет и перекладываю его в карман. Здесь всякое может быть. Помню, в самом раннем детстве, мы с матерью выходили за сарай, я смотрел и всё вокруг, покуда хватало глаз, всё это было моим: мой лес, моя река, моё поле, моё бескрайнее голубое небо… А потом пришли они — пьяные безумные московские скоты, дачники, собственники. Пейзаж начал портиться сначала сомнительного вида скворечниками с проволочными изгородями, а потом бездушными коробками с глухими металлическими заборами. Но это еще можно было пережить, если бы не те люди, что живут за этими заборами. Всякий раз, по выходным они нажераются до безумия, и стремятся показать себя хозяевами жизни. «Чего вы здесь ходите, гопота сельская»,- кричат они людям, идущим не по их участкам, а по дороге между ними и хлопают пьяными зеньками. Да откуда ж ты вылез, червь столичный, да по этой дороге еще мой прадед ездил…

А был и вовсе вопиющий случай. Я шел со своим псом по этой же проселочной дороге, как вдруг меня обогнала машина, из её окна высунулся мужик и потребовал взять собаку на поводок. «У моей собаки нет поводка»,- ответил я. «Тогда я её застрелю»,-заявил он. На это я послал его на три буквы и продолжил свой путь. Когда мы с Султаном, так звали моего пса, поравнялись с его участком, он уже стоял на крыльце с двустволкой и целился в нас… Выстрелить, правда, так и не решился… Собственнички, странные люди, ничего не боятся и не понимают. Зимой-то ты уедешь, а что мне стоит метнуть коктейль Молотова в твой скворечник? Как дети.

За этими мыслями я и не заметил, как преодолел садовое товарищество, на этот раз без инцидентов. За ним начинается небольшой участок разнотравья, а дальше деревенское кладбище. Здесь, в тени вековых берез, спит вечным сном мой дед. Я ломаю пару веток иван-чая и решаю проведать его могилку. Помню, каждый раз, как шли военные фильмы, он начинал плакать… Жаль, что я был тогда слишком мал, чтобы как следует его расспросить о той войне, а тем более понять сказанное. Знаю только, что встретил он удар под Гродно, на самом западном краю вновь приобретенных советских территорий. Знаю, что перед самой войной винтовки вывезли на склад, с пушек сняли затворы и заперли, поэтому немцев дед встретил в одних кальсонах, был ранен штыком и попал в плен. Потом три с половиной года лагерей с работой в каменоломнях и похлебкой из картофельных очисток… «Да, дед, почитал бы ты в Интернете, сколько ты оказывается тысяч поляков расстрелял и миллионов немок изнасиловал, не раз бы наверно в гробу перевернулся. Может и хорошо, что не дожил...»-пробубнил я, положил цветы и двинулся дальше.

За перелеском, на пригорке, должны скоро показаться руины фермы…
Ах, ферма, ферма, сколько всего с тобой связано. Помню, на закате Союза бабка моя работала здесь дояркой, а я приходил к ней и играл в красном уголке с котятами. Потом, за один год всё поголовье коров порезали, а ферму закрыли, не выгодно стало, надвигался рынок… Сразу растащили почти весь металл, затем все стекала, дерево и вообще всё, что можно было отковырять и унести, кроме кирпичного остова. Да и к нему, бывал, подойдет иной дед с кувалдой и алюминиевым тазом на колесиках от детской коляски, да настучит себе кирпичей с цементом на дорожку в саду или чтобы печку поправить… Так ферма стала напоминать декорацию из фильмов про оборону Сталинграда. Сколько таких ферм и предприятий, вряд ли кто подсчитает. А войны вроде как и не было, а руины, как от настоящих бомбежек- вот они. Здесь, на останках империи, стали в середине девяностых собираться и мы, те, кого предыдущее поколение, то, которое предало своих отцов-победителей и поменяло страну на спирт «Рояль», сигареты в твердой пачке и журнал «Огонек», по какому-то одному им понятному праву презрительно называло «поколением «Пепси»». Тут мы разводили костры, прямо внутри разрушенных стен, пили дешевое крепленое пиво из огромных коричневых бутылок и димедрольный самогон, курили марихуану. В другом углу того де здания блевали и гадили. Здесь, на руинах красного уголка, где когда-то играл с котятами, пятнадцать лет назад я стал мужчиной…
Но что это? Я не верю своим глазам! Ферма обнесена железным забором, виднеется новая кладка, а над ней возвышается стрела крана «Ивановец». Я смотрю, и на глазах наворачиваются слезы, наверное, так смотрели апостолы на воскресшего Христа. Пережили, воспрянули… Помню в 1997 году мы классику, «Жигули», взяли, 1983 года выпуска, и я хвастался в школе, что у нас не было машины, а теперь есть… Сегодня у самого распоследнего лентяя есть возможность заработать на «Солярис» или «Фокус». На мой первый компьютер в 2000 году семья копила несколько месяцев, а сейчас любой может за одну зарплату взять два компа, еще и останется. Я всё это воспринимал, как должное, не замечал очевидного, но погружался меж тем в чтение статей о том, как всё разворовали, всё пропало и что дальше будет только хуже, и, к своему стыду, верил этим статьям. А теперь я смотрю на ферму и верю, что всё у нас получится, да глубочайшие шрамы на теле нашего общества еще долго будут напоминать о себе, но мы выстояли, мы сможем, мы еще обязательно выиграем…
Я еще намного посмотрел на ферму и двинулся дальше, впереди показалась крыша родного дома.


Теги:





15


Комментарии

#0 14:42  02-08-2013basic&column    
Как свидетельство времени, летопись или "крик души селянина", - это сохранится.

Прозвучало приветствие, что все будет хорошо, но выход не определен, неясен.



Я прихожу к выводу, что Герман Стерлигов, один знает, что делать в аграрной сфере.

Народ всхомянется, только, когда однажды проснется проданным вместе с землей и дедовским домом.
#1 14:56  02-08-2013Стерто Имя    
"здесь произрастал только борщевик.

Распространение этого страшного среднеазиатского растения.."



не.. я ботанику не люблю
#2 15:02  02-08-2013Стерто Имя    
страшный среднеазиатский борЬщевик,

оккупирует территорию России и близлежащих стран
#3 17:55  02-08-2013Дмитрий Перов    
"...как всё разворовали, всё пропало и что дальше будет только хуже, и, к своему стыду, верил этим статьям. А теперь я смотрю на ферму и верю, что всё у нас получится" (с) - скоро её достроят, завезут гастарбайтеров; те будут ебашить круглосуточно, выращивая ацки удобренные овощи, такой же "удобренный" скот, и всё у нас будет ЗАЕБИСЬ

аминь
#4 19:54  02-08-2013Vlad_Gr    
Здравствуйте, уважаемые читатели.



Стерлигов - фанатик и революционер. Мне правится белорусская концепция агрогородков, как путь развития сельского хозяйства. Она дает много продуктов достаточно высокого качества. Таких, как Герман должно тоже становиться больше, но они производят значительно более дорогую продукцию.



Борщевик очень крутое слово, полностью согласен. Его очень приятно произносить, его грозные раскаты по нёбу поднимают уровень тестостерона. Борщевик,борщевик...



Нужно быть оптимистом.
#5 20:09  02-08-2013Стерто Имя    
#4

может быть..

но тогда нужно знать, что он произрастает в умеренных областях,

и что даже в Казахстане растет борщевик сибирский,

а не Ферганский какой нибудь или Багдадский...

там если и "растет" что то отдаленно похожее, так это соломка маковая
#6 23:28  03-08-2013депутата Ебалтики    
позабавило....что за пасторальные картинки? особо улыбнуло про вопиющий случай. автор, води собаку на поводке. я б тоже прицелилась, было бы ружье. а новая ферма чья? колхозная? вспомнился Путин: а в вашем колхозе знают, что Ленин умер?.
#7 16:22  04-08-2013Vlad_Gr    
"автор, води собаку на поводке. " как всё запущено... Сельские собаки не ходят на поводке, не входят в дом и не спят в постелях с людьми. А на ночь их принято спускать, чтобы они бегали вокруг избы и хозяйственных построек.



Колхоз, как форма организации труда- это история, агрокомбинат, разумеется.
#8 13:19  23-10-2013Vlad_Gr    
Проспал я результаты или не было еще?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:17  10-05-2016
: [11] [Публицистика]
Еще один День… Семьдесят первый День великой Победы! Обычно в этот день – самый священный в России и в Севастополе – принято поздравлять ветеранов, дарить им цветы, юбилейные медали, детские рисунки, угощать солдатской кашей и фронтовыми ста граммами....
14:17  03-01-2016
: [16] [Публицистика]


Самый эффективный способ оценить свой прожитый день, месяц, год, жизнь – чистый лист бумаги, разделенный пополам. Слева записываем все, плохое, произошедшее с нами, ну, а справа, соответственно – все хорошее. Главное – не перепутать! Затем подсчитываем количество пунктов слева и справа – выносим вердикт....
В 2015 году на московском оппозиционном небосклоне начала восходить новая звезда. Зовут ее Алла Викторовна Мамонтова. Она организует митинги за отставку правительства Москвы, записывает видеообращения и бодро, без малейшей запинки, произносит в микрофон зажигательные речи....
09:53  22-08-2015
: [65] [Публицистика]
В принципе, этот материал можно было бы и не писать – за меня это сделал великий русский поэт в позапрошлом веке. А все великие поэты умеют предвидеть будущее. Сейчас мы в этом убедимся.

Интересно, в Севастополе есть улица Некрасова?! Оказывается: да....
10:55  05-01-2015
: [5] [Публицистика]
Лично я отсчитываю не то, что бы дни – часы до полного и безоговорочного окончания Года Лошади, ибо по гороскопу я – Крыса (рожденные под этим знаком, уверен, разделяют мои чувства). Для любой Крысы год Лошади равносилен ежедневной ходьбе по минному полю с завязанными глазами в поисках того, чего может и не быть....