Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Странная история

Странная история

Автор: Дмитрий С.
   [ принято к публикации 12:41  13-08-2013 | Na | Просмотров: 775]
Неподалеку от города, возле реки, богатые люди выкупили участки и cтали строить дома — двух или трехэтажные коттеджи. Въехали и зажили: утром на работу, вечером — обратно в поселок.

Кто-то ковырялся в земле, выращивая корнеплоды, кто-то играл с детьми или ссорился с женой, кто-то смотрел телевизор или читал книгу, некоторые кололись или курили траву, а рыбаки ходили на рыбалку — рыбой река была богата.

Так случилось, что у реки сошлись накоротко три сравнительно молодых, достаточно богатых мужчины, не обремененных семейными узами. Рыбалка, как и женщины — неисчерпаемая для бесед тема, поэтому Андрей, Денис и Вадим после вечерней зорьки, попивая пивко, развлекали друг друга рыбацкой брехней и курьезными случаями из своей половой жизни до глубокой ночи.

Однажды друзья основательно намокли во время грозы — уйти не было возможности, рыба клевала как сумасшедшая. Андрей имевший баньку предложил попариться, заодно обмыв удачный улов.

Когда в предбаннике он снял с себя одежду, то Денис и Вадим увидели, что его тело украшено немалым количеством достаточно неумелых татуировок — небольших, со спичечный коробок, изображений двуглавых орлов, украинских трезубцев, белорусских гербов, семитских звезд, и другими не менее идиотскими символами.

- Андрюх, а что эти наколки значат? — Андрей немного помолчал, как бы решаясь, а потом объяснил:

- У меня дед был летчиком-истребителем ( он назвал известную фамилию), может слышали? — Денис и Вадим закивали головами, — в детстве дед рассказывал о воздушных боях, о том как сбивал фашистов, я всегда хотел быть похожим на него, хотел совершать подвиги, воевать, — глаза у Андрея заблестели, — но в летное меня не взяли… Да что там летное… Даже в стройбат не взяли — диагноз психопатия. И я подумал вот что, ведь соблазнить женщину это тот же бой и ты победитель! Я стал пикапером, а каждую женщину, как дед рисовавший кресты на фюзеляже, я увековечиваю в виде символа на своем теле. Естественно тут только порядочные женщины, проституток не считал.

- У тебя и турчанки были я вижу… Ух ты! И японка! — Денис изучал символы на ребрах Андрея,- а серп и молот?
- Это Лидия Михайловна, член коммунистической партии.
- А вот этот якорь возле жопы, с надписью «Гамбург»?
Андрей густо покраснел и быстро ответил:
— Это просто так. Я море очень люблю.
- А бутылочки?
- Пьяные женщины, национальность выяснить не удалось.

Денис сказал:

- Удивительно, у меня примерно такая же история, но мой дед был снайпером (он назвал известную фамилию) и про женщин я решил: завалил — сделай зарубку на стволе. — С этими словами он продемонстрировал свой член. Вид члена был страшен — он был покрыт сетью небольших шрамов, старых, белых от времени, и более свежих, багровых. Один был еще рубцующимся, — Вот так я их отмечаю.

- Почему это шрам ломаный?
- Это дэцепешница, но очень темпераментная.
- Ничего себе! — Вадим с неодобрением смотрел на изуродованный рубцами член.

- А ты?- взоры Дениса и Андрея обратились на Вадима? — ты нам частенько хвастал своими успехами по женской части. Как ты их вспоминаешь? — Вадим, чье тело не имело никаких видимых дефектов, вздохнул, начал одеваться, — Я сейчас! — и вышел.

- За фотками наверное, — решили друзья, — сейчас посмотрим.

Вадим вернулся с большим рюкзаком. Расшнуровывая его он говорил:

- У меня дед был разведчиком, Иванов его фамилия. Ходил за линию фронта за языками. — Вадим достал из рюкзака стеклянную бутыль почти доверху заполненную заспиртованными языками. — Я как дед.

Заспиртованные женские языки выглядели неприятно. Среди них выделялся один — с сережкой, видимо принадлежавший неформалке.

- Ну в общем так,- нарушил молчание Андрей, — надо все татухи, шрамы и языки пересчитать. Потом будем хуи мерять в длину и в толщину. Где-то у меня быль штангельциркуль...

Над поселком сгустилась теплая ночь, запели соловьи, заухала выпь, заквакали лягушки. В эти естественные звуки природы, диссонансом вплетались приглушенные мужские голоса, считающие хором…


Теги:





1


Комментарии

#0 15:30  13-08-2013Na    
Анекдоты на Литпроме:)
#1 15:31  13-08-2013Григорий Перельман    
последние две строчки хорошие

остальное так себе
#2 15:34  13-08-2013Дмитрий С.     
Да Григорий, согласен. ради этих строчек и писалось все что выше.
#3 15:35  13-08-2013katarina    
про якорь понравилось))
#4 15:37  13-08-2013Григорий Перельман    
многоточки в конце произведения вредны(с) И. Бунин
#5 15:48  13-08-2013Дмитрий Перов    
исполнено неважно, а так - заебись
#6 15:50  13-08-2013Дмитрий С.     
Ваин, наоборот

#7 15:54  13-08-2013Дмитрий Перов    
я так вижу (с)
#8 16:01  13-08-2013Стерто Имя    
порадовало.. особо языки
#9 20:19  13-08-2013ZeRlie    
Якорь порадовал :)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:54  02-12-2016
: [0] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [13] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...
07:57  29-11-2016
: [4] [Графомания]
Сквер опустел. Тропинок нити
Ведут меж памятных скульптур.
Здесь бесшабашие в граните.
И в трещинах из гипса сюр..

Век дополняет постаменты.
И вот уже и он готов.
Сим восхитительным моментом
Был поражён без всяких слов..

....
18:45  27-11-2016
: [3] [Графомания]
В комнате пахло самогонкой, зелёным луком и салом. По радио, тягуче и надрывно, исполняли песню об беззаветной любви к родине. Тамара сидела напротив Александра и улыбаясь беззубым ртом слушала его бессвязный рассказ.
Неожиданно, с тягучим скрипом, отворилась дверь и в комнату вошёл Тимофеев....