Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - Особый отряд

Особый отряд

Автор: Giggs
   [ принято к публикации 10:12  09-11-2004 | Амиго | Просмотров: 880]
Красноармеец Трегубин, худощавый восемнадцатилетний юноша в буденовке и застиранной гимнастерке стоял на посту. Слегка опираясь на винтовку, он как идола разглядывал седовласого, но с молодым лицом командира отряда Сметанникова, дремавшего, прислонившись спиной к колесу тачанки. Иногда Сметанников открывал глаза и сосредоточенно вглядывался куда-то вдаль, и тогда Трегубину казалось, что из глаз командира исходят голубые лучи какой-то неведомой природы.
Солнце, покачиваясь, встало в зенит и бойцы, привыкшие к ночному образу жизни, стали укладываться спать. Легкий ветерок шевелил края черного знамени со странными символами, красное знамя на соседней крыше неистово било краями по ветру, словно отказываясь терпеть такое соседство. Начинался жаркий июньский день.
Под вечер Трегубин сдал пост и направился в штаб, чтобы узнать, когда командир обратится к бойцам с речью. На двери штаба было наклеено объявление, сообщавшее о времени собрания отряда. Оставалось еще полчаса и Трегубин решил побродить по окрестностям, чтобы размять затекшие ноги.
Трегубин в который раз думал о том же. Он никому не смел признаться в этих мыслях, но и отогнать тоже не мог. «Партии, конечно, виднее», - думал он, - «но как-то, все-таки, не по-людски это. Так нельзя, даже во имя счастья трудового народа. Я готов жертвовать собой, но…»
Мысли его прервал сигнал командира. Волна непонятной субстанции пощекотала корни волос на голове Трегубина и позвала его к штабу. Молодой боец знал, что противиться бесполезно и поспешил повиноваться сигналу, пока не пришла БОЛЬ.
На пороге хаты, служившей очередным штабом отряда стояла деревянная скамья. На нее уже встал командир, облаченный в черную сутану с капюшоном и творил обряд ОБРАЩЕНИЯ К СИЛЕ. Рядом стояла его любовница, жена подполковника Одоевского, семья которого – она и трое детей были захвачены отрядом месяц назад в одном из сел, из которых красноармейцы вычистили белогвардейскую скверну. На ней было нечто наподобие черной открытой туники с вырезами по бокам. Ее карие глаза матово поблескивали, большие ключицы неестественно натягивали кожу на плечах, и вся она напоминала чем-то большую хищную рептилию. Имени ее никто в отряде не знал и женщину было принято называть «любовницей командира». Такая же седовласая, как и Сметанников, она выглядела так, что невозможно было определить ее возраст. Если бы человек мог жить тысячу лет, вероятно, он выглядел бы так же как она, годам к пятистам.
Немного поодаль стояла ее белокурая шестилетняя дочь в белом платьице. Двое других ее детей понадобились для предыдущих обрядов перед серьезными боями.
- Товарищи бойцы! – обратился, наконец, командир к отряду, сняв капюшон:
- Настало время еще одного серьезного испытания для нас. Орды нечисти, окружают республику, стараясь покорить народ своей воле. Во многих селах и городах сейчас голод и тиф. Белогвардейские генералы окончательно отвернулись от народа и устроили пир во время чумы. Партия пролетариата возложила на нас ношу, которую мы все приняли добровольно – доказать их богу мечом свою правоту! Революция уже вскрыла сущность христианской «доброты» и ей они более не могут прикрываться! Мы все были свидетелями ужасных преступлений этих пережитков прошлого, именующих себя «голубой кровью». Да и кровь у них никакая не голубая, в чем мы с вами уже неоднократно убеждались.
С этими словами он подбежал к дочери своей любовницы и полоснул ей по груди кинжалом. На лице девочки было выражение удивления – она не успела почувствовать боли.
- Голубая кровь? – спросил он у бойцов, поворачивая к ним перепачканное кровью лицо.
- Никак нет! – хором выпалили тридцать молодых глоток.
- Мизик вобалд?
- Лигаз кул!
СИЛА стала входить в бойцов. Красноармейцы начали поспешно скидывать с себя одежду. Женщина плотоядно смотрела на мертвое тело своей дочери. Плоть женщины уже наполнилась СИЛОЙ и она начала меняться.
Сметанников, ловя момент, пока еще не стал ДРУГИМ, обрывками выкрикивал концовку речи:
- За этим леском расположено крупное село, набитое до отказа такой нужной сейчас республике пшеницей. Мы не можем оставить жителей в живых ради сохранения полной секретности отряда. В живых оставлять только детей. Они будут нужны… В этом селе довольно крупная церковь, так что бой предстоит тяжелый…
Дальше он уже не мог пользоваться человеческой речью из-за сильных анатомических изменений. Начавший покрываться серебристой шерстью Сметанников, скинув сутану, стал на четвереньки. Его голова уменьшилась, челюсти вытянулись вперед, из-под губ стали выдвигаться мощные клыки.
Отряд существ, напоминающих горилл во главе с огромным серебристым волком шурша травой, тихо двинулся в сторону леса.


Теги:





0


Комментарии

О, афтар шарит. я про такое люблю.

Пелевен-Сорокен наше всё.

Афтар расстрогал.

Риспект

#1 10:42  09-11-2004Aborigen!    
Ни че написанно, мне понравилось. Но! Развития особого не было. Антураж не проработанн. С тем же успехом можно было и так:


Маленькие грязные чурецкие дети собирались по ночам, на древних развалинах. В Советское Время здесь возводили Библеотеку им. Ленина, но ничего не вышло, проблемы с финансированием и Перестройка, погубили проект.


Один чурка вышел в центр и затянул древнее заклинание: "Люююююди дооообриеееее памаааагыыыытеее хрыстааа рааади, саааами мыыыы нееее местныееее"

#2 10:53  09-11-2004Sundown    
хуйня
#3 11:26  09-11-2004rak_rak    
сатана
#4 11:26  09-11-2004парилкин    
сандаун прав.
#5 11:30  09-11-2004X    
Увидев Сандауновский комент читать не стал.
#6 11:35  09-11-2004Gіggs    
Коммент Хербы убил. Ну и не читай, нужен ты мне на хуй, можно подумать:))
#7 11:59  09-11-2004Спиди-гонщик    
была у нас такая тема про ковпака - круче, но это тоже ничего.

долго ещё несуществующие воспоминания о смутных временах будут рождать чудовищ из глубин серого вещества

#8 11:59  09-11-2004МешокНоктей    
понравилось,хоть и готека.Мэйнстрим на Литпром.ру
#9 12:07  09-11-2004Gіggs    
Спиди, я тоже чувствую, что крео не совсем на уровне, но орать "хуйня!" по-моему слишком.
#10 15:24  09-11-2004aztek    
не хуйня... но хрень однозначно
#11 10:06  10-11-2004Khristoff    
Про вурдалакоф?
#12 12:18  10-11-2004В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
смесь чапаева, пустоты и расссказа пелевинского - где люди в волков превращались


учитывая то что пелевин УЖЕ вторичен сам по себе - выводы неутешительны


автор,пооригинальней постарайся че нить замутить

#13 12:32  10-11-2004Gіggs    
Не знаю, как насчет пелевенской вторичности, но до него нам всем еще дерьмом плыть не один год. Последний коммент счел за комплемент.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Отцветали гладиолусы в саду,
Любовались Вы закатным небосклоном.
-Покажите мне, пожалуйста, пизду, –
Обратился я к Вам вежливо с поклоном.

Нацепив высокомерия броню,
Проскрипели, мол, вали отсюда, умник.
Дивно как-то… Вон другая, догоню....
14:35  08-01-2020
: [27] [Литература]

Эпоха? Нет сейчас застоя.
Вот крыса на стеклянной кружке.
Томится кроличье жаркое
под соусом из шпанской мушки.

А вы, живые, все сюда!
(Хотя всё это очень странно).
Замёрзнет падшая вода.
Но есть горячая из крана

персты споласкивать ко дню
живой звезды в ладье Харона....
16:22  02-01-2020
: [7] [Литература]
Теоретический разум не может успокоиться до тех пор,
пока не убедит всех, что он диктует законы природе,
практический разум природу оставляет в покое,
но его воля к власти требует господства над людьми

Лев Шестов, Афины и Иерусалим



ВИТЁК

Александр Николаевич сказал, что мне позвонят и сообщат решение....
17:22  30-12-2019
: [15] [Литература]
О глубоком противоречии между первоначальным впечатлением
от общего неказистого дизайна себя в формате спонтанных встреч
и последующим искренним очарованием от созерцания глубоко скрытых
нутряных качеств визави на этапе скоропостижных досвиданий....

...Уж после, залпом стопку выпив,
Отведав с грядки огурца,
Поэт усядется под липой,
Запустит меткого словца
В блокнот потрёпанный, походный
И сдвинет кепку набекрень,
Красивый, пьяный и свободный
Вкушая сладостную лень,
Что хорошо вот так лениво
Лежать в благоухании трав,
Поссать на ветре тёплом криво,
Природы чистоту поправ,
Курить и слепнуть в солнца
бликах,
Прохладой вечера дышать,
И вот уже Маруся с Викой
С поэтом валятся в кровать
Из сена свеж...