Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Пустите даму!:: - Один день из жизни младшего рекрутера (Часть 3)

Один день из жизни младшего рекрутера (Часть 3)

Автор: Косовская Мария
   [ принято к публикации 13:28  13-10-2013 | Гудвин | Просмотров: 811]
14-00

После того, как я пережила выволочку, унижение и одновременное повышение, самым правильным было бы позволить себе короткий отдых, чтобы перевести дух. Пора прерваться и покушать.
Нашу столовку недавно переименовали в ресторан, теперь над входом висит вывеска «La Roma», между столами стоят искусственные елки, и только меню остается прежним. Но мне нравится огромное пространство зала, в котором расставлены квадратные столы с сиреневыми скатерками, он без потолка. Только на самой крыше синий купол, а второй, третий и четвертые этажи опоясывают по кругу балконы.
Я сижу за угловым столиком и ковыряю вилкой картофельную запеканку. Не воздушный пудинг, конечно, но съедобно. Я не привереда в еде.
Полно народу из нашего агентства. Еще бы, компания занимает весь четвертый этаж. Вон необъятная, всегда румяная Катя – главный бухгалтер со свитой помощниц. Они так часто сменяются, что я не различаю их. Катя громко смеется и посылает одну из девочек принести компот. Хорошо, что с ней у меня никаких пересечений, поговаривают, она кидается в подчиненных степлерами, которых на ее столе штук шесть.
Вон Игорь из event-отдела с новой секретаршей. Похож на гусара, только без усов, а она — на школьницу. Игорь ни одной нимфетки не пропускает. И чем он их берет? Может быть, они рассчитывают на карьерный рост? Наивные! Он только кажется таким важным, в действительности не решает ничего. К тому же его жена недавно родила двойню.
Вон Марина из маркетингового отдела, а с ней какая-то новенькая, не знаю ее. Такие опрятные в брючных костюмчиках, блузочках, туфельках. Они косятся на мои джинсы, клетчатую рубаху, лица кривятся, будто их тошнит от меня.
Есть и другие, не известные по именам, но примелькавшиеся лица. Все они давно знакомые и одинаковые, с одним и тем же выражением на них – серьезной озабоченности и некоторого облегчения от возможности прервать рабочую тягомотину обедом.
От касс идет вдоль рядов Аня Нагибова из отдела маркетинга. Она так несет свой поднос, как будто руки ее вот-вот ослабнут и опустятся, ноги подкосятся, и она упадет. Аня ищет кого-то глазами, но Марину и новенькую почему-то минует. Пустых столов нет. Ее растерянные круглые глаза скользят по мне, и я не выдерживаю, машу ей рукой.
В нашей фирме не просто завести друзей, даже приятельских отношений за два месяца у меня как-то не сложилось. Но я – это я. Аня — совсем другой человек, милая, безотказная, старающаяся всем понравиться. Странно, что она пришла обедать одна.
Аня ставит на стол поднос и садится напротив, натянуто улыбается, начинает аккуратно, как бы украдкой есть. Она монотонно зачерпывает суп, кончиком ложки подносит его ко рту и медленно втягивает в себя, как уточка клювом. Мы долго молчим, наконец, я, не в силах переносить напряженность, спрашиваю:
- У тебя грустный вид. Что-то случилось?
- Да нет, нет, что ты. С чего вдруг. Просто… День какой-то…
Она грустно улыбается и смотрит вверх, где вдоль перил второго и третьего этажа недавно появились искусственные деревья в кадках. Я поднимаю голову и думаю: «Как на дне колодца. Можно плюнуть кому-нибудь в суп».
- Не плюй в колодец! – шепотом говорю я и усмехаюсь.
- Что, что? – спрашивает Аня.
- Так, ничего. А меня сегодня, типа, повысили, — хвастаюсь я.
- Поздравляю! До какой должности?
- Да не… Не настолько. Пока только дали шанс.
- Шанс – это хорошо.
Я презрительно хмыкаю. Рядом с Нагибовой мне как-то особенно сильно хочется быть хулиганкой.
- Мне это фиолетово, – говорю я. — Если по-чесноку, для меня работа — каторга.
- Правда? – она смотрит на меня своими круглыми глазами отличницы, которой только что сказали, что можно учиться на тройки.
- Я от нее тупею, — еще более вызывающе говорю я.
- Это только в начале. Вот увидишь, потом станет интересно.
- Ты это серьезно? Тебе интересно?
- Ну, в моей работе есть креатив, есть… — она запинается, и у нее дрожат губы. — В любом случае, у нас очень перспективная в карьерном смысле компания. Ты же знаешь, все начинают с низов…
- Да, да, американская мечта – я помню.
Я смотрю, как Аня, сдерживая слезы и аккуратно выверяя каждый жест, доедает суп, промакивает губы салфеткой, принимается за бифштекс. «Это все – поза, хорошая мина при плохой игре?» — спрашиваю я себя.
Аня была в нашей компании «поднявшейся», из такого же младшего рекрутера, как я, в личные помощники директора по маркетингу. Но чего ей это стоит! Она задерживается на работе до полуночи, ее вызывают по выходным, слышала, она даже сняла квартиру в соседнем доме, чтобы жить ближе к работе.
Я презирала ее за старанья. Чего ради так гробить себя? За бабло?
Когда за неведомые нам, простым смертным, заслуги, на должность начальника отдела назначили Ларису, а Аню перевели в личные помощники Альберта Семеновича, жирного папенькиного сынка кого-то из учредителей, я злорадствовала. Нет в жизни справедливости. Но сейчас мне почему-то жалко ее.
- Ты такая наивная, — говорю я. Вид у нее действительно наивный: круглое розовое лицо с белыми ресницами и высоко поднятыми бровями, круглые глаза, маленький ротик, волосы, собранные в тонкий хвостик, и, несмотря на свою довольно хорошо подобранную одежду (серая юбка, черная блуза, жилетка в тон, на шее — дизайнерский кулон, зайка со стразами), казалась деревенской дурочкой, которую обидели злые люди.
Она опустила голову и яростно разделывает свой бифштекс. Я замечаю, как капнула одна, а потом вторая и третья слезинки, и у нее часто и судорожно задергались плечи.
- Ты чего! Ты плачешь? – я тянусь к ней, но не решаюсь дотронуться. – Что случилось?
- Ничего, — сдавленно произносит она и трясется еще сильней.
- Не могу же я сидеть и смотреть, как ты плачешь. Парень, что ли, бросил?
- Откуда у меня парень?
Я пересаживаюсь на стул рядом с ней и осторожно глажу ее плечо.
- Не обращай внимания, просто депрессия, — продолжает отмазываться она. – Устала. А у меня столько работы! Я не могу расклеиваться сейчас.
- Да что случилось-то?
- В том то и дело, что ничего. Ничего конкретного. Альберт Семенович попросил вчера сделать срочный отчет.
- И что?
- А на меня как-то навалилось все: презентация, сверки с клиентами, новые договора. Сидела до полуночи. Навстречу выпускников не пошла. И вот стою я ночью, смотрю из окна офиса на улицу: люди ходят, в рестораны, из ресторанов. Парами, компаниями. А я одна в большом пустом здании. И у меня такое чувство, будто что-то интересное, чудесное происходит там, на улице, на встрече выпускников. А я сижу и делаю ненавистный отчет. Жизнь проходит мимо.
Аня замолчала и смотрит на меня:
- Альберт Семенович перенес встречу, — губы ее затряслись, скривились и она снова плачет. — Ну почему так? Зря я всю ночь работала? Зря пропустила встречу выпускников? Не могу больше, сил нет. Хочу все бросить и уехать. Но куда? С кем?
Я поглаживаю ее по плечу и молчу. А что я еще могу сделать?
- Так иногда хочется с кем-то поговорить, — продолжает она. — И не с кем. Даже маме неинтересно. Она вообще сложный человек, ей начнешь рассказывать, а она как-то по своему все выворачивает. Это ее идея, что нужно сначала карьеру сделать, а потом семью заводить, друзей. Хотя я и сама… — она убирает за ухо прядь волос. — Надо мной постоянно нависает какой-то выбор: карьера или семья, работа или друзья, «как хочется» или «как надо». Я иногда задумываюсь, а почему собственно нужно выбирать? Ну выбираю я то, что «надо», жду какой-то награды. А ее нет! И возможно никогда не будет!
Она смотрит на меня, подняв свое детские брови, и спрашивает:
- Знаешь, сколько людей каждый месяц проходят собеседование только в нашем отделе?
Я мотаю отрицательно головой.
- Около трех тысяч! Ты можешь себе представить эту толпу людей? Я с ними разговариваю, записываю фамилии в отчеты, превращаю из живых, настоящих людей в цифры, в бумажки, в статистику, я каждого пропускаю сквозь себя и обезличиваю. Мне иногда снится, что они все собрались вот здесь, на первом этаже, в столовой, а я сверху стою и пересчитываю их, но никак не пересчитаю. Кто-то из них постоянно теряется, и конечная цифра не бьет. Я кричу им, но меня никто не слышит. Может, они сговорились меня не замечать, а, может, я действительно растворилась, стала невидимая для них, такая же строка в отчете. И я вдруг осознаю, что именно тот, кого я недосчитываюсь – это и есть моя родственная душа!
Аня вздыхает.
- Все наладится, — говорю я глупые и пустые слова.
- Да, наладится, — вздыхает она. — Ты так говоришь, потому что не знаешь, какая я на самом деле. Работа – это бегство от себя. Да, у меня нет личной жизни, да, я одинока, но я и не умею по-другому жить, не умею жить свободно…
Я обнимаю ее, слегка прижимая к себе.
- Может, тебе нужен психолог?
- Поможет?
- Не знаю. По-крайней мере, выслушает, — произношу я и сразу же жалею о сказанном. Какая я бессердечная!
- Ты права, – она отстраняется. — Но я думаю, есть более верный способ. Ладно, пора идти. Альберт Семенович попросил подготовить к презентации видео-материалы.


14-45

Я стою в курилке, дымлю. Паршиво после аниных откровений. Тяжело, когда кто-то открылся тебе, а ты ничем не можешь помочь, даже сочувствовать толком не умеешь. Чем я могла бы утешить ее? «Не отчаивайся, у тебя все еще будет?» Что будет? Дети, семья? Да нафиг семья, если сама не знаешь, для чего жить.
А я то думала, что Аня совсем другая, из мира упорных, успешных, ей открыты двери. И вот – хнычет в истерике, несчастлива, одинока. Если уж она не получает удовлетворения от жизни, на что рассчитывать мне?
- Есть зажигалка? – раздается у меня за спиной. Оборачиваюсь. Передо мной стоит Леана – белобрысая красавица из отдела мерчендайзинга.
- Пожалуйста, – я чиркаю перед ней дешевой зажигой.
Она прикуривает, улыбается дежурной улыбочкой, которая означает «я тебя раньше не замечала», и переводит отсутствующий взгляд на напольную пепельницу, размышляя о чем-то своем, печальном и важном. Это видно по ее одухотворенному лицу. Она задумчиво курит, выпуская дым сквозь алые губы вверх, временами разглядывая, как он змеится в воздухе и тает. Я рассматриваю ее и замечаю множество изъянов: морщинка справа над верхней губой, слишком пухлые губы, узловатые пальцы, широкие щиколотки и запястья, тяжелые бедра, большая грудь – нет, мне не нравится ее красота, слишком выпуклая, показная. Я люблю, чтобы человек был неприметен, проявлял свою исключительность в жестах, мимике, в движениях тела. «В общем, такой, как я сама», — думаю я и усмехаюсь. Хотя имя у нее и впрямь дурацкое – Леана, на ум сразу приходят джунгли и бандерлоги.
Бог мой, да я же завидую! То-то у меня во рту эта горечь, словно я курю не тонкие дамские сигареты, а какой-нибудь «Беломор». Фи, как противно!
- Сколько будет шестьдесят четыре вычесть семь? – сделав ленивое движение в пол-оборота ко мне, спрашивает она.
- Что?
- Шестьдесят четыре минус семь! Не могу посчитать без калькулятора.
- Э… Пятьдесят семь?
- Точно? Спасибо, — она отворачивается и продолжает курить.
- А тебе зачем? – не могу я сдержать свое любопытство.
- Да так… — меланхолично говорит она.
- Считаешь, сколько получишь, если вычесть штраф? — невесело шучу я, вспоминая про свои обычные расчёты.
- Нет! – она улыбается, поворачивается ко мне. — Хочу сесть на диету, обещают, что за неделю сброшу семь килограмм. Считаю, сколько буду весить.
- Мммм, — мычу я, не зная, что сказать. Надо же, я удивлена.
- Как ты думаешь, я толстая? – вдруг спрашивает меня Леана.
Нашла у кого спросить! Я ей подруга, что ли? Я рассматриваю ее, затягиваясь сигаретой.
- А! Мазафака, — выругиваюсь вместо ответа, дым попал в глаза. — Прости, это я не тебе. Ты? Нет! Ты совсем не толстая!
- А по-моему, толстая, – убежденно говорит она, делает глубокую затяжку, выдыхает дым. — Что я уже что только ни делала, чтобы похудеть. Однажды пять дней голодала.
- И что?
- Сбросила три, потом набрала шесть.
- Я вообще на диетах не сижу.
- Тебе и незачем. Завидую.
- Ты мне завидуешь? – я не могу сдержать свое удивление. — Издеваешься надо мной?
- Нет, серьезно.
- Тебя же все мужики хотят. А я, посмотри на меня. Меня даже не замечают.
- А что мне мужики, если я сама себе не нравлюсь? Будь он хоть Бред Питт — если я стесняюсь своего тела, не чувствую себя хорошо.
- Ну, не знаю, — я действительно не знаю, что сказать.
- О! Какие люди и без охраны, — раздается клейкий приторный голос Виталика. Он спускается по лестнице вальяжной походочкой, широко улыбаясь и разведя руки, будто собирается кого-то обнять. Смотрит он, конечно же, на Леану.
- Привет, девочки. Скучаем?
- Уж точно не по тебе, – Леана напрягается, мельком зыркает на него и отворачивается.
- Леаночка, а почему мы такие буки? Опять ПМС? Ты же знаешь, что я могу помочь тебе снять стресс?
Виталик подходит к ней вплотную, подкрадывается, кладет ей на талию ладони. Леана выдувает ему в лицо струйку дыма и низким голосом говорит:
- Руки убери, кобель!
«Так, так, так, что же это все значит?» — думаю я. Леана тем временем тушит сигарету, сильно, со злостью вдавив ее в пепельницу, и уходит, почти бежит из курилки.
- Что, Виталя, опять обломали? – усмехаюсь я.
- Эта депрессивная сука? – показывает он пальцев в сторону ушедшей Леаны. -Старый трофей.
- Фу! До чего же ты мерзкий.
- Да ладно тебе, — он делает шаг в мою сторону и плотоядно улыбается. — Хочешь новый каламбур?
- Давай.
- «Трудовые будни» много раз повторяй.
- Трудовые будни, трудовые будни, трудовые будни. И че?
- Че-че, трудо-выедубни через плечо! – он хохочет и как бы невзначай дотрагивается до моей груди. Я отталкиваю руку.
- Вот дебил! Отвянь от меня со своими приколами.
- Очень надо! – отпрянул он. — Ты ж не Леана, на тебя не нужно пытаться залезть!
И уходит вниз по лестнице, похабно хихикая. Кем он себя возомнил? Аленом Делоном? Дрыщ прыщавый!


15-15

Когда я замечаю на часах симметричные цифры, то всегда отмечаю про себя мысль, которую думаю – по закону знаков она верная. Я задавалась вопросом: «Может мне уволиться?», когда заметила в углу монитора: 15-15. «Значит – уволиться? — спрашиваю я вслух, обращаясь к той неведомой и таинственной силе, которая подает знаки. – А потом? Чем заниматься? Где брать деньги?» Я замолкаю и прислушиваюсь. В офисе стоит обычный монотонный гул работающего улья. До меня долетают обрывки фраз, сказанные где-то там, за стеной моего загона: «Факс прошел? Спасибо!», «Отксерь это, пожалуйста», «Что слышно по акции водки «Смирная»? Будем пролонгировать договор?», «Павел Анатольевич, здравствуйте. У меня к вам вопрос по сверке»… И так далее. Целый ворох бессмысленной шелухи из сухих канцелярских слов. Ничего такого, что могло бы сойти за подобие ответа на мой вопрос. Придется самой разбираться.
«Зачем я работаю?» — задаю я себе вопрос.
Потому что не работать – страшно. «Надо же что-то делать! – говорит чей-то истеричный голос внутри меня, — чем-то себя занять». Да-да, от работы возникает ощущение «я нужен», чувство важности, своего места в мире. Но… Кому-то удается обманывать себя, притворяясь полезным там, где явно приносишь вред, мне — нет. Я-то знаю, что помогаю наживаться единицам, обманывая миллионы.
«Работаю ради денег», — самый простой ответ. Но сколько бы я ни работала, как бы не старалась — вечное и тотальное безденежье, сколько помню себя. Вот и получается, нахрена мне деньги? Не в деньгах смысл. А в моем ощущении безденежья и страха!
Я работаю ради того, чтобы покупать. Я – потребитель. А если не покупать? Можно ли не работать? Нет потребителя – нет работодателя. Эх! Легко сказать… И потом, это уже даже не модно, устарело, все эти хипповые штучки и лозунги «Захвати Уолл-стрит». Это не сделает меня счастливой.
О, точняк! Я работаю потому, что хочу быть счастливой. Работа что-то должна дать мне для счастья, потому что все делают так. «Потом и кровью» и все такое. Но я почему-то все несчастнее день ото дня? Стану ли я счастливее, если уволюсь? Или буду выть от тоски, биться от безделья головой о стену и винить саму себя за свое неуклюжее несчастье?
Может покончить с собой? Смотрю на часы – 15-21. Нет, самоубийство не выход.

(продолжение следует)


Теги:





2


Комментарии

#0 14:25  13-10-2013Vova Putler    
достали бытовухой... ещё и продолжение
#1 15:53  13-10-2013Виноградная улитка    


скучно до ужоса. автор, зачем эта постная каша на воде?
#2 15:58  13-10-2013Косовская Мария    
Как освежает, а!!



Улитка, там есть идея. Главное, доползти...
#3 16:04  13-10-2013Виноградная улитка    


Постараюсь. Но если обманули!!!
#4 17:47  13-10-2013Швейк ™    
А можно вкратце идею?
#5 18:09  13-10-2013Гельмут    
От касс идет вдоль рядов Аня Нагибова из отдела маркетинга.(с) идёт лешгко, поочерёдно вынося вперёд левую или правую ногу, постепенно перенося вес тела на ту которая становится опорной. это происходит практически синхронно с лёгким разгибанием ноги в коленном суставе и переводом стопы с пятки на носок. при изменении направления движения корпус Ани немного отклоняется влево или вправо. в зависимости от того, в какую сторону изменяется направление движения аниного тела от первоначального курса соответственно. удерживающие поднос руки при этом прижаты к корпусу и согнуты под прямым углом в локтях.....блять. Действие какое-нибудь начнётся наконец или эта музыка будет вечной?

хорошо, что авторша не работает на стройке. возведение кирпичной кладки она могла бы расписывать до плюс бесконечности. Косовская, если четвёртая часть в том же темпе - предупреди пожалуйста. я лично тогда сразу пас.
#6 18:12  13-10-2013Швейк ™    
Наверняка она и в сексе так же обстоятельна. Это неплохо, если подумать
#7 18:13  13-10-2013Швейк ™    
Поставлю ко я плюсик
#8 18:15  13-10-2013Косовская Мария    
см. эпиграф

#9 18:21  13-10-2013Швейк ™    
А ты не охуела приказывать?!
#10 18:27  13-10-2013Гельмут    
Эпиграф.

Давно, усталый раб, замыслил я побег

А.С. Пушкин



Маша, да уволься ты и весь хуй до копейки. забухай, пойди по рукам, сделай аборт непонятно от кого, ходи на выставки, ляг в КВД на стационар, таджиков в квартиру засели, в горы уйди жить. ёпт. что-то из перечисленного должно встряхнуть. ну если совсем так уж тяжко.
#11 18:30  13-10-2013Григорий Перельман    
вопрос к автору: нахуя это мелочное бытописательство? смысл написания каков? допускаю, что описание может быть самосодержательно,но тут стилем чота не особо
#12 18:32  13-10-2013Григорий Перельман    
собственно идея тоже доволно ясная, незатейливая, но вопрос тогда к форме - это же тупое вышивание, нахуя?
#13 18:33  13-10-2013Григорий Перельман    
я как бы не хочу обидеть, хочу понять мотивы авторские.
#14 18:34  13-10-2013Швейк ™    
Я думаю, она обескуражена рутиной бытия и хочет махнуть в Питер
#15 18:35  13-10-2013Швейк ™    
А текст - результат сублимации
#16 18:38  13-10-2013Григорий Перельман    
я как бы не хочу обидеть, хочу понять мотивы авторские.
#17 18:42  13-10-2013Швейк ™    
Ты замечал, что курица при хождении дергает головой вперед-назад? Я тоже не нахожу этому объяснения.
#18 18:43  13-10-2013Григорий Перельман    
ты, жопа усатая, опять всё праибал. мы вчера с медвежутем пили гггг
#19 18:44  13-10-2013Швейк ™    
А меня набрать пальцы свело?
#20 18:52  13-10-2013Григорий Перельман    
да хуй бы ты поехал в купчино
#21 18:53  13-10-2013Швейк ™    
А почему в Купчино то?
#22 18:55  13-10-2013Григорий Перельман    
да хуй бы ты поехал в купчино
#23 18:56  13-10-2013Швейк ™    
А почему в Купчино то?
#24 18:56  13-10-2013Григорий Перельман    
Жуть там живёт, а я ебусь и пью ггг
#25 18:58  13-10-2013Швейк ™    
Как-то нехорошо получается...
#26 19:00  13-10-2013Григорий Перельман    
ну мне то довольно хорошо.....
#27 19:00  13-10-2013Швейк ™    
А Медвежутю???(((((
#28 19:06  13-10-2013Григорий Перельман    
он вчера повёл cебя странно - вскочил и убежал, стряхивая невидимых блох uuu

мы с барышней от удивления выпили литр водки
#29 19:07  13-10-2013Швейк ™    
Ты поосторожней там. Жуть хуйни не сделает ггг
#30 19:10  13-10-2013Григорий Перельман    
да нормально, я вчера встретил героя своего "Склада" в этом шалмане. с утра уже звонил предлагал наркотиков ггг
#31 19:11  13-10-2013Швейк ™    
Герои наркотики не предлагают....
#32 19:11  13-10-2013Григорий Перельман    
но я пил и ебал, пил и ебал, пил и ебал....
#33 19:13  13-10-2013Швейк ™    
За что???
#34 19:15  13-10-2013Vova Putler    
Пью водку "журавли", люксовый спирт, не "альфа" не говно, пойдет для похмелья

Сука, на правах рекламы
#35 19:16  13-10-2013Гельмут    
Перельман как не перед добром с цепи сорвался.
#36 19:18  13-10-2013Григорий Перельман    
смешно, но именно журавлей я и хуярил ночью. после зелёной марки.
#37 19:37  13-10-2013Vova Putler    
водка с серебром, зелёная марка на кедровых орешках тоже катит
#38 20:09  13-10-2013Зазер Ю    
Ни хуя ваша рассейская водка не катит. Пьёте суррогат на кедровых орешках, а потом хуйню всяческую пишете
#39 20:55  13-10-2013Ванчестер    
А вот эта часть поинтереснее. Можно читать.
#40 10:23  14-10-2013Косовская Мария    
Господа, спасибо за комменты! Славно оттролили. Читайте четвертую часть :)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:03  08-12-2016
: [0] [Пустите даму!]
##Я не буду железной дверью
Я не стану тяжёлым засовом
Я жизнь
Я любовь
Я чудесный огонь
Я поляна цветов и над ней мотыльки
Я живая вода
Я костёр у реки
Я убогая правда с разбитым лицом
Я роман ты и я со счастливым концом
Я прощаю обиду
Я не дам в ответ сдачи
Я вдруг стала как дети
Я не тётя
Я плачу

Rain & Rainbow....
09:15  06-12-2016
: [38] [Пустите даму!]
Караваны облаков ломились с лева на права,
В сторону светлого будущего,
Там где подстригут их и смоют лишнее,
О чем не хотелось бы и вспоминать….
Пискаревское море… расстелившись ковром,
Лишь завидовало… Ведь ему отсюда не убежать…
Как и многому, вросшему в эту землю длинными корнями…
И в этой мясорубке многого затерялся и я…....
09:45  02-12-2016
: [11] [Пустите даму!]
—Сонька, спасибо!!! — кричу в трубку, — ты первая!!!
У меня днюха. Я валяюсь в постели и радуюсь, что мне никуда не надо идти. На работе взяла выходной, решив, что ничего не будет плохого, если эту днюху я встречу трезвой.
День рождения… Это как Новый год… Его важно встретить в тишине, чистоте и гармонии....
07:57  29-11-2016
: [5] [Пустите даму!]
- Кума, привет! Жарь картошку, скоро с бутылкой придем!- новоиспеченная кума Танька многообещающе кричала в трубку.

Танька, Танюха- Кипиш, как называем мы ее между собой с друзьями -тридцати пяти летняя женщина с очень вспыльчивым характером и ну, очень кипишная....
09:30  21-11-2016
: [25] [Пустите даму!]
Оказалось совсем не просто - быть не вместе, а только рядом.
Делать вид, что совсем чужая, проклиная себя за это.
По ночам, обнимая небо в многоточиях звездопада,
Как и раньше, под песни ветра, ожидать от тебя привета.

Страшно слышать, как очень нежно не мое произносишь имя,
Пробуждая слепую ревность- /больно бьет, да с безмерной силой,
обрывая поток фантазий/ - я смешна, я не- вы- но- си- ма....