Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Яков Есепкин На смерть Цины

Яков Есепкин На смерть Цины

Автор: silverpoetry
   [ принято к публикации 18:27  07-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 536]
Яков Есепкин

На смерть Цины

Четыреста шестьдесят седьмой опус

Меж созвездий лилеи цветут,
Взнимем лики в холодную млечность,
Аониды хотя ли почтут
Май пенатов и нашу увечность.

Се юдицы опять веселы
И о них злые вдовы мелятся,
И гнетет вековые столы
Желть цветков, и оне веселятся.

Здесь любили и мы пировать,
Сгнили яства и сад неутешен,
Хоть явимся еще — обрывать
Звездный цвет с мертвожелтых черешен.

Четыреста шестьдесят восьмой опус
.
Золотыя шары отисним
Тонкой нитью червовой ли, пудрой,
Спит Щелкунчик во мелах, а с ним
Легок Рании сон белокудрой.

Хвоя бледная, царственный мел,
Юность злая и где, от германок
Прочь, Гофман, сколь бояться умел,
Веселись над фольгою креманок.

Всё порфирные эти канвы
Ближе к утру меловницам снятся,
И герольды молчат, и главы
Нимф со хвоями кровью тиснятся.


Видео на youtube: Leda 684 «Космополис архаики» (новинка).


Теги:





1


Комментарии

#0 19:18  07-11-2013Лев Рыжков    
Прекрасно))
Хочу сказать два слова: Жопа, лом.
#2 19:44  07-11-2013Стерто Имя    
адскайя жопа
#3 20:06  07-11-2013Йенс Тилва    
Блин, и сидишь жеш, как зомби, и до конца жеш читаешь.
#4 20:29  07-11-2013Гриша Рубероид    
это по ходу какие-то секретные разработки спецслужб. типа сыворотки правды. я на себя прикинул. полагаю после пятого-шестого опуса расколюсь по полной. не дожидаясь 468-го.
#5 21:52  07-11-2013Vova Putler    
нет, я вовремя бросил читать сие...
#6 22:28  07-11-2013Наталья Туманцева    
Бга-га-га-га!

Отнимите кто-нить у автора словарь архаизмов!
#7 07:09  08-11-2013Иван Бездомный    
это просто какой-то пиздец....по моему автора надо тупо пиздить ногами по лицу....
#8 07:55  08-11-2013дядяКоля    
вдовы мелятся, веселятся

ближе к ночи герольды им снятся

и одна только мысль - поебаться.
#9 14:47  08-11-2013Chumadey    
не почту эту увечность, пожалуй
#10 14:51  08-11-2013Шева    
После /Взнимем лики в холодную млечность/ дальше не осилил. Взалкал.
#11 14:51  08-11-2013Шева    
А вои Цину искренне жаль.
#12 01:30  09-11-2013Зазер Ю    
он над нами издевался
#13 01:56  09-11-2013Милый Лунтик    
Я тэбэ непонимэ, или так, поэтичней, выскажусь стихотворением Зорина:



О вечная гордыня Вавилона!

Язык распался, как во время оно.

Лишь вспыхивает в рудиментах, в квантах,

в архаике толковых фолиантов.

И вот уж говорящие друг друга

не понимают. Напуская мрак,

шарахаются сами от испуга.
#14 02:03  09-11-2013Милый Лунтик    
Зачем нужна ты, Мнемозина,

Прекраснейшая средь сестер,

Свободна ты - освободи меня.

Чтоб камнем я тебя не стер.
#15 02:04  09-11-2013Милый Лунтик    
не туда

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:03  24-03-2017
: [4] [Графомания]
Хотелось выть как волки на луну,
Встречая чёрных кошечек повсюду.
Не зря я вспомнил женщину одну,
Рассеявшую мрак в одну минуту.

На сари свой сменила ширпотреб,
Когда удариться решила в йогу.
Вещала сокровенно,-Слушай,Глеб,
Осиль со мной ты верную дорогу....
03:03  24-03-2017
: [25] [Графомания]
Тепло в Москве. И все я ей прощаю.
Вон серой мышью прошмыгнул листок.
Теперь и мысли – про сирень, про щавель,
И про гулянье в парк через мосток.

О чем, о чем нашепчет старый город?
О том, что дев походка так легка,
И что речной поток уже распорот
Клинком зазубренного ледника....
11:35  22-03-2017
: [17] [Графомания]

Шёл напролом, плевав на все наветы,
Смеялся трудностям отчётливо в лицо,
Чихал озлобленно на добрые советы,
Ведь всё решил я, в принципе, давно.

Машина, правда, не хотела заводиться,
Но я, не я! Взял и её завёл,
Друзья, подруги отказались прицепиться,
Да, наплевать!...
11:33  22-03-2017
: [11] [Графомания]
Может позвонить один знакомый,
В час, когда я ужинаю дома,
Раз в полгода, может быть раз в год,
Попросить деньжат на бутерброд
С чёрную икрою, ведь негоже
Щучью жрать моей знакомой роже.
«Дай ещё, ведь мы же братаны,
Ведь с начальной школы дружим мы»....
11:32  22-03-2017
: [7] [Графомания]
Выйдя из длинного коридора напоминающего таксу,
поэт обезумел и перешёл улицу на прозу.
Там стоял Казимир Малевич и мазал небо чёрной ваксой,
поодаль флористы бились насмерть за рифму «розы».

Окружающие лица смотрели на поэта квадратом,
их овальные рты кричали: "Остерегайся!...