Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Голодные стены (Продолжение)

Голодные стены (Продолжение)

Автор: Владимир Павлов
   [ принято к публикации 10:14  18-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 700]
Стало темнеть. Стремительно проносившиеся облака принимали форму знакомых предметов и тут же меняли очертания, представляясь чем-то необычным, сказочным. Внезапно на заросшей тропинке показалась она. Он радостно поднялся ей навстречу.
– Я прошу простить, что заставила себя так долго ждать, – сказала она, встречаясь с ним глазами, и на ее красивом, строгом лице на миг просияла радостная улыбка.
– Такую девушку можно ждать всю жизнь, – улыбнулся он в ответ и тут же испугался смелости своих слов.
В ее оживленной улыбке, в глазах, вспыхивавших огнем интереса, в нетерпеливой истоме тела выражался избыток жизненной энергии, всегда волновавший его, когда он ее видел. Она что-то говорила, а он не понимал смысла слов и лишь кивал, не переставая на нее смотреть. Под ее черной, плотно прилегавшей кофточкой красиво выдавалась грудь сильной молодой девушки. Переход от узкой талии к бедрам, в сидячем положении натягивавшим до треска синтепоновую юбку, сводил его с ума.
– Приезжает эта француженка, – вставая и оправляя смявшуюся юбку, заканчивала она историю про одну ночлежку, где директором была ее знакомая. – А Марьяна нарядила всех медсестер в лохмотья и сказала, чтобы больше жаловались на бедность. Выходит к француженке Наташа, молодая, красивая медсестра, и начинает на ломаном английском говорить, как они нуждаются, помогая незнанию языка жестами, а из-под старого рваного пальто у нее торчит норковая шуба. Француженка смотрит на эту шубу, на ее пальцы в золотых перстнях, и молчит с таким видом, как будто у нее хотят украсть миллион. В итоге она сказала, что даст деньги, если не найдет беднее. Нашла.
Убрав с ее волос маленький красный листик, он неожиданно поцеловал ее в губы, и руки его скользнули ниже.
– Не надо, прошу тебя, – сказала она, опомнившись. Потом взяла его за руку и прибавила твердо:
– Пойдем. Надо возвращаться.
Они шли в темноту неподвижного леса, словно таившего в себе что-то жуткое. От страшной высоты черных верхушек кружилась голова. Вглядываясь в уходящие все дальше и дальше ввысь звезды, казалось, что вот-вот, поймешь какую-то тайну мироздания, увидишь прошлое и будущее, соединенные вместе, но перед самым этим моментом, на границе блаженства, наступало вдруг опустошение, и душа скатывалась в бездну тоски, а перед глазами была только холодная и бессмысленная красота ночи.
Пересиливая склеившее челюсти напряжение, Иванов выговорил:
– Не уезжай, пожалуйста…
Она стиснула его руку:
– Я не могу. Давай помолчим, прошу…
В лунном свете пожухшие травы под ногами казались живыми. Он повторил:
– Не уезжай…
Она отпустила его руку и, пройдя под ветви кривой березы, прислонилась к стволу.
– Иди ко мне!
Он стал неловко снимать с нее колготки, и она поспешно помогала ему. При виде ее тугих бедер у него потемнело в глазах. Грубым движением он развернул ее к дереву, сжал ладонями ее крепкий живот и сделал страшный толчок. Потом еще и еще, повторяя это движение с животной ненасытностью.
Через полчаса они шли по тропинке домой, изредка заговаривая о постороннем и стараясь не встречаться взглядами, словно стыдясь переполнявшей их нежности.

С этого вечера для них началась новая жизнь. Днем все было по-прежнему: он занимался делами – вкладами, инвестициями, акциями, арендой, она ухаживала за полусумасшедшей сестрой и решала разные вопросы по «Ночлежке». Ночью они забывали о существовании больной и отдавались своей страсти. Каждый боялся себе признаться в том, что им мешает этот живой труп, давно переставший походить на человека.
– Он живет внизу, там, – говорил скелет, обтянутый кожей. – Он сосет с меня все соки! Вы все с ним в сговоре!!
– Кто живет, Соня, кто? – спрашивала Аня, стараясь быть ласковой. – Милая, успокойся, все это существует лишь в твоей фантазии.
– Честно?
– Честно-честно! Выпей таблеточку…
Иванову становилось не по себе от этих разговоров. Спеша поскорее закончить ремонт, он приказал поменять перекрытия в тайном подвале, оставив его замурованным и не сделав перезахоронения. Соня не могла знать о могиле. Но ведь больные всегда чего-то такого боятся, успокаивал он себя, когда на него находили минуты слабости и врожденный скепсис изменял ему.
Однажды, поздно ночью, они говорили о Соне, споря, нужно ли ей лечение в клинике; он был против. Точно оправдываясь, он сказал, что давно не любит ее, а испытывает к ней лишь сильную жалость, и что даже, когда он сделал ей предложение, это было, скорее, мимолетное увлечение, нежели серьезное чувство. Соня нечаянно подслушала это, вбежала в комнату и от отчаяния не могла выговорить ни одного слова, и только порывалась выйти, но потом останавливалась, будто привязанная.
– Она не открывает мне дверь, молчит! – сказала утром испуганная Аня, сдерживая слезы. – Ей нужен врач, ей нужна квалифицированная медицинская помощь…
– Хорошо, – согласился он, мучимый нехорошим предчувствием. – Я сейчас возьму запасной ключ, и мы отвезем ее в больницу.
Когда они вошли, там никого не было. Аня бросилась на поиски, бегая по всему дому, а потом выбежала на улицу, крича: «Соня! Вернись! Вернись!» Он медленно прошел в угол комнаты и открыл старый платяной шкаф, где висело так и не пригодившееся свадебное платье. Оттуда вывалился труп Сони, одетый в это платье. В ее руке была записка: «Желаю вам всего хорошего, совет да любовь!» Подняв на кровать легкое, как перышко, иссохшее тело, он поцеловал ее в лоб и вышел. Аня плакала, на похоронах с ней случился обморок, а он тупо молчал, будто его оглушили по голове чем-то тяжелым, и сжимал в руке ее фотографию для памятника. На следующий день, войдя в ее пустую комнату и заметив на столе недочитанную книгу со смешной самодельной закладкой, он только тогда осознал, что Сони больше не будет, и зарыдал беззвучно, трясясь всем телом.


Теги:





-666


Комментарии

#0 17:18  18-11-2013Солангри    
-666?! В первый раз такое вижу!
#1 17:23  18-11-2013Парфёнъ Б.    
этж сотона
#2 17:24  18-11-2013Григорий Перельман    
чота он темнит. дело явно к расчленёнке.
#3 23:55  18-11-2013Дмитрий С.     
Поставил бы плюсик, но боюсь спугнуть сатану. Не, правда ничо так.
#4 12:48  19-11-2013Березина Маша    
дураки такие, не могу)))

пишите Владимир, я читаю
#5 15:53  19-11-2013Черноморская рапана    
во, заинтриговал. ничё так. пиши.
#6 16:12  19-11-2013Стерто Имя    


"натягивавшим до треска синтепоновую юбку"

а кде юбке шьют синтепоновые?

я вот сдуру утеплял им гараж, а надож юбки было шить....

#7 05:55  20-11-2013Владимир Павлов    
Всем спасибо. Особенно числу зверя

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:16  22-04-2018
:
[6] [Графомания]

Я, пресловутые полстакана
Наполню жизнью на полпути
У сумасшедшего старикана
Который мог по воде идти

Который — не надрывая глотку
Водил сквозь волны слепой народ
И потому, не нужна мне лодка
Чтоб жизни море осилить вброд

И я, наученный, пошагаю
Седой и голый, как идиот....
23:53  21-04-2018
: [12] [Графомания]
У современности в фарватере
Мне скучно. Я в другом году
Ругаясь запросто по матери
В колонне воинской иду

Близки покрикиванья ротного,
Не в тягость тощий сидорок,
И в радость топот войска потного
И хлёсткий русский матерок.

Легко солдатам быть с ним смелыми
На марше ухватив кураж,
Он под бомбёжкой и обстрелами
Звучит почти как "Отче наш"....
12:31  21-04-2018
: [7] [Графомания]
В ворчанье утреннего бытия,
В отсутствии кофейных ароматов,
Смотрело на меня второе я,
Как будто бы под дулом автоматов.
Как будто виноват, я безгранично,
Что сны стряхнул покинувши кровать
И негу сладкую нарушил не прилично,
Не дал благоговеянно доспать!...
14:28  20-04-2018
: [15] [Графомания]
Жорж был редкостным подлецом!
Саша не выдержал, схватил за лицо!
Indignation, indignation!
C'est pas ma faute. Je n'y peux rien.
Да простит меня няня Арина,
Жорж, вы редкостная скотина!
Как вы могли, обрюхатив Екатерину,
Мерзкие пальцы свои ,потянуть к Наташе....

Если долго кого-то ждёшь
Начинаешь терять рассудок
И к тому же, уж трое суток
По истрёпанным нервам — дождь

Отрывается первоцвет
Как придаток, для жизни лишний
Зимних яблонь и дикой вишни
А кого-то, как прежде — нет

Я кому-то пишу стихи
Вечерами, и хмурым утром,
Только кажется мне, что будто
Не писал ни одной строки

А отверженный первоцвет
Голубями летит под ноги,
От которых белы дороги,
И кого-то, как прежде — нет....