Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - умереть на испанском берегу

умереть на испанском берегу

Автор: brunner
   [ принято к публикации 14:50  26-12-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 665]
За толстым стеклом иллюминатора море или облака – неважно – в общем, монохромная поверхность, однообразная, простирающаяся на многие километры, равномерно дребезжат двигатели, посасывает воздух турбина самолёта и воду сосед. Всё спокойно, и, кажется, ничего не происходит, однако происходит, и очень многое – в туалете парень достаёт из кроссовка пакетик с кокаином – мать пытается успокоить своего ребёнка – кто-то мучительно вспоминает – а не забыл ли он антидепрессанты на полочке в ванной? Может быть, – думаешь ты, – кто-нибудь умрёт или хотя бы будет при смерти, тогда позовут врача, но ты не откликнешься – не в твоих правах продолжать хаос и давать жизни шансы – ты будешь молчать и в сотый раз рассматривать помятый журнал.

Испания.
Город, зажатый между двумя морями, в солнце; воздух – в помещении кондиционер, на улице – запах соли и кофе из открытых до позднего вечера небольших кофеен – три-четыре столика и бородатый старик на кассе, листающий спортивную рубрику и изредка глядящий на линию соприкосновения заката и его отражения в ребристой лазури

Когда вспоминаешь этот город, то первое, что приходит на ум – это соль; два моря – две разных соли, если бы это был Кордовский халифат, то вкус соли определялся бы полом купающихся – женщины в просторных никабах или, отдельно от них, загорелые мужчины; но тут – всё вместе, нередко девушки без верха и на вышке спасатель с доской, хоть и не бройлер, но может показать результат каждодневных упражнений (над ним голубой флаг – предмет гордости); он свистит, если кто-то слишком близок к утоплению

Второе – это гора; гнездовья бесконечных чаек и колючий кустарник; вода и ветер, убивающий скалу, остатки средневекового бастиона – край земли, Гибралтарский столп для путешественников пешком, от которого в глубь этого забытого края ведут идеальные покрытия дорог, по обочине торговые центры, где прохладно; заедешь туда – день пропал или ты – глаза разбегаются от товаров, хочется кричать от музыки (во всех магазинах одинаковая!) и книги по 5 евро, хотя дома дешевле, но окорока тучны и хамон очень дешёв и вкусен, а также риоха, можно взять немного и перекусить, наблюдая чахлые кустики (растительность никакая) и вечное безлюдье, платные дороги, которые рады увезти тебя подальше отсюда – в Мадрид или в Барселону – поближе к цивилизации и забастовкам – дороги – это третье

Девушки – ночью теплой – пряный запах марихуаны – они в клубе, танцуют или в кафе, болтают, сидя за чашкой холодного кофе, которую ты им оплатил, смотрят на тебя (знают себе цену) выжидающе, но результат один и тот же, прекрасные волосы и кожа, которую не старит даже солнце – хочешь взять название крема, которым она пользуется? в кармане один презерватив «на всякий случай», выходит в туалет, и ты гадаешь, а не нюхает ли она там, а может она – католичка, и ничего такого, только пуританская мораль в голубых (!) глазах; дома – in nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen – бесконечное преклонение перед Папой, ты тайком хочешь, чтобы у вас ничего не вышло, да и не выйдет, разве можно что-то получить от неё? она единственная надежда Старого Света, твой джокер в борьбе против мавров

Сами ночи – в которых, кроме травки и девушек, свет фонарей на набережной и толпы народу – легко затеряться – и такое дикое море, буйки еле видны, хочется содрать с себя всё и бежать, бежать, а потом плыть, но ты боишься – темноты и акул, хотя знаешь, что их тут нет и не может быть, да и плыть некуда, поэтому остаёшься на берегу среди людей и с тоской и надеждой вглядываешься в темноту – вдруг гибель Титаника или арабы перешли пролив?

Ты видел много звёзд, но здесь они ближе (а вино дешевле) и тебя не волнует, что то, что ты видишь – картина, которой не существует на самом деле, ибо расстояния огромны, и тебя не волнует одни ли мы и всякое такое – лишь добрые звёзды, до которых, если ты забрался на скалу, рукой подать, и море, шумящее внизу; и даже если жёстка земля под тобой, то тебя это не волнует, потому что это не главное, а главное – вино в рюкзаке и хамон и звёзды и море и сама Испания, которая своей нищетой и апельсинами пригрела тебя, приютила беженца из неоглядной равнинной суши, добравшегося сюда по воздуху

Можно было бы составить целый список – сколько бы там было наименований – на пожелтевшей бумаге небольшого блокнота, отысканного тобою здесь в лавке, набитой журналами с голыми женщинами и магнитиками, но это сколько мучений, и ручка наверняка потечёт, и рука, скорее всего, дрогнет, а глаз самопроизвольно закроется, и ты провалишься в сон, тёплый, как нагретая за день земля; лучше наблюдать, может, включить что-нибудь из Гайдна, посмотреть по сторонам и потом под свои ноги, чтобы убедиться, что ты явно здесь, а не просто забылся во время просмотра семейной комедии

Это море – не Айвазовского, и не Гогена – оно своё, не нужно быть великим маринистом, чтобы изобразить его в точности, лучше даже сделать это на фотографии, так как оно одинаково везде вверх по побережью; это море – женщина с голубыми глазами, которая просто иногда не может сдержать свои чувства, и волны пускаются штурмовать берег, поедая песочные замки. Оставив живопись, подумай – как бы ты изобразил его в музыке – какой инструмент бы использовал? где бы расставил ударения? полетела бы мелодия вниз, если бы ты упал?

Твоя Испания, где ты не родился, и где был всего лишь однажды – это страна-картинка, где море, как блюдце, а солнце печёт, но не жарит; тебе не понять мысли поколения 98 года, что чувствовали защитники Республики во время Гражданской войны или сумасшествия дон Кихота

Твоя Испания противоположна затерянности родного мирка, между лесов и полей, но так близка по духу.

Твоя Испания никогда не станет твоей.


Теги:





4


Комментарии

#0 15:36  26-12-2013Дмитрий С.     
Ну как бы нудно очень.
#1 17:37  26-12-2013Лев Рыжков    
Мне понравилось чота))
#2 19:42  26-12-2013Алена Лазебная*    
А мне не понравилось. Прочитала еще утром. Нет картинки, расплывчаты образы и письмена. Умилил оплаченный лг кофе и знающие себе цену девушки. Но дело такое, заграница, мать твою. Мне Испания видится по – иному.)
#3 20:03  26-12-2013Милый Лунтик    
за некоторые места (например про море) захотелось нежно поцеловать автора в место, откуда растут крылья
Поцелуйте меня в место откуда растут ноги, а море я Вам просто покажу.
Продать эту поебень в журнал "Вог".
#6 21:37  26-12-2013хуесосная фашня    
да нормальное "вокруг света", тока впечатлений у автора мало, так с рюкзаком на пляже и просидел весь отпуск.
#7 16:03  27-12-2013Наталья Туманцева    
Купят автобусный тур по Европе, а потом еще два года вот так воспоминаниям предаются...

Не понравилось.
#8 00:38  28-12-2013brunner    
местами спасибо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Начало здесь:
http://litprom.ru/thread69683.html

Васька предложил временно разделиться, чтобы каждый смог пойти своим путем и пройти его до конца.
И как только этот путь будет пройден, мы снова сможем встретиться в определенной заранее точке пространства Римана....
12:42  23-02-2017
: [2] [Графомания]
С утра, помню, сидел на корточках. Было неудобно, долго терпел, но все же лёг. На бамбуковую жесткую циновку. Потом враз встал, раскрыл руки и полетел. Незнамо как, неведомо куда. Играла лёгкая музыка из одного культового фильма (забыл название). Когда летел, заболело горло, словно простыл, и захотелось крепкого чаю....
Отбивает на лужах лихую чечётку капель.
Серебрясь, рассекают далёкую синь облака.
На пригреве котейка вещает вороньей толпе,
Щеголяя лоснящейся шерстью на тучных боках.

На столе остывают и сразу же тают блины.
- We are animals! – страстно кричит из динамиков Дэн....
11:29  21-02-2017
: [4] [Графомания]
Давид Сергеевич старательно и просто
Устал наматывать по просекам круги.
По лесу хаживал до этого подростком,
А тропы памяти туманиться легки.

И голова кружась устойчиво и скверно
Вошла в гармонию вращения легко.
Кружатся атомы планеты и примерно
Такие действия случились у него....
11:20  21-02-2017
: [9] [Графомания]

.. мне было больно, даже хуже
не кровь – она такой пустяк
я столько спал в кровавых лужах
что алым стал мой светлый стяг

но этот город, этот город
моим охваченный огнём
родил тебя, а эти горы
к вершинам звали нас вдвоём

и вот он пал к ногам, бессилен
седую голову склоня
горел тот парк, где пруд заилен
где целовала ты меня

скамейку помнишь, у аллеи?...