Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Вращаются диски:: - Вас никто не любит. Второй больной

Вас никто не любит. Второй больной

Автор: Ралевич
   [ принято к публикации 09:54  29-04-2014 | Гудвин | Просмотров: 395]
Второй больной. Рассказывает сон.

- Сегодня я прикоснулся к душе великого поэта.
- Как это?
Я подумал, что он увидел что-то подобное во сне.
- Во сне. Я сначала гнался за кем-то по знакомому шоссе. По бокам всё пейзажи да деревья. Я даже не знаю, за кем я гнался. А всё для того только, чтобы схватить его, образумить, внушить что-то, и никогда-никогда не отпускать больше. Боялся я, жутко боялся, что он попадёт туда, где не место человеку. Я всё гнался, и вот уже вижу его спину. Тоска охватывает меня. Эх, не земная тоска, доктор! Помню только шоссе, ходить по которому опасно, а я один! Машины вроде, кусты какие-то… Вдруг мужик какой-то. Я его не разглядел, но знаю: мужик комичный, пёстрый, усатый, пухленький как шарик праздничный, да в шляпке. Спрашиваю: видел? Отвечает: видел. И давай мне копировать лирично-лирично так, передавая восклики преследуемого мной: ой, душенька моя, как рад я! Наконец-то, наконец-то свободна! Свобода. Как я рад! Раздолье-то какое.
И тут я начал соображать, с чем дело имею, ну то есть, что за преследуемый-то, и на кой он мне сдался. И понимаю – дикое что-то, необузданное, а главное – смерть на ножках. До того вольное и грязное, что стыда и быть не может. Стыд-то он когда – когда грязь с чистотой борется, а там дикости и сумасбродства столько, что и стыдиться стыдно. Жуть, ей-богу, жуть, доктор! Душа-то грязнючая, но дикая, природная! Как лужа, которая и грязная, и дождиком, а с неба самого накапана… Описать нельзя, а только когда к душе этой прикасаешься, материться на неё хочется!
И вот выбегаю к отвесному берегу, а там внизу пляж, тесненький, кустами утыканный, лица всё недобрые. И что-то подсказывает мне, что тут он схоронился. Сначала только догадка. А там, перед отвесом, там ещё дорожка в деревьях, а по ней солдаты идут. Спрашиваю у них: не видали? Неа, не видали! А сам понимаю – утаили от меня смерть его! Дорожку пробегаю, на самый пляж с отвеса сбегаю – мужчина какой-то стоит, но я точно не его ищу. Под ногами у него, на песке самом (а песок как от дождя!) лицо то ли нарисовано, а если мельком глянуть – то вроде и отпечатано. Другому б жутко, а этот улыбается стоит. Но мне не до него: понимаю – не найти мне того, кого ищу. Наверх по песку возвращаюсь, да сам приуныл уже. А там, наверху, на песке надпись и рисунок неразборчивый. И написано: “Рим”. Сначала вроде как “Рим”, а потом думаю про себя – что Рим? А надпись и меняется: “Рим?” Ничего не пойму.
Вдруг голову налево поворачиваю: деревья от дождя не отшедшие, пыль прибитая, дали тёмные… Деревья-то, знаете, краеугольные (остроугольные)!
Решаю рассудить. Если умер? И чувствую хохот его, хохот дерзкий, грязный, заплетшийся, а изнутри светлый – хорошо ему. А смеётся, сволочь, знаете чему? Что я тут в догадках путаюсь! Где-то рядом тут витает, а не достать и не узреть даже! Никогда!
Ну ладно. А если не умер. Тогда – где? А тогда – где-то там, за деревьями. Но идти нельзя туда: я только сунусь, а он не там окажется, перебежит тихонечько и навсегда ускользнёт. Может и за деревьями, а только уже в самой их чаще… Как не страшно! (Передёргивает) А может, тот мужик его прячет, а может, в камышах сидит! И понимаю вдруг: разницы нет! То есть, между тем – умер ли, не умер ли. Разницы нет! Да и даже вот что: когда я подумал о смерти его, он смеяться начал, а как начал в деревьях его искать, ухмыльнулся только… И понимаю: ему и тут разницы не было (тут опять вспоминаю, как его шарик тот передразнивал), ему и там её нет. Вот он, каков на ощупь-то! А, каков, доктор! Понимаю единственное: где б он ни был сейчас – не досягаем он, а если не досягаем, какая, ну скажите, негодяй вы, какая разница, жив или мёртв? Что так, что так – его не потрогаешь, за ним не угонишься, и от вида одной спины его тоска комбайном накатит, сметёт! А тоска эта не о нём, знаете? Тоска – о себе. Тоска эта объяснила мне всё, знаете? Не о нём я беспокоился – ему разницы нет. О зависти своей заботился, вот и старался, от неё сбегая, воротить его, чтоб не тосковать. Ему б только раскатиться, да туда – вперёд. Там страшно, а отсюда завидно всё же… Ему там “душенька свободна”, он там недосягаем всем, там дикость какая-то смеющаяся, а мы отсюда – смотри на него! Эх! Зачем, спрашивается, тормозил его? Сам же к этому стремлюсь! А даже если и умру, за ближайшим кустом и воскресну, точно за ближайшим деревом! Я его искал, а сам думал – чего смерти бояться – мы землю знаем не больше, чем смерть – чуть что и не знаешь – то ли за куст, то ли в камыши кидаться… И привыкли ведь, прижились бок о бок с неизвестностью! А разницы нет, и смерть – что-то между кустом и тропинкой неизвестной. Оттого и смешно – коли прямо своей дорогой идёшь, никуда ни на шаг не сворачиваешь, коли ты и тут недосягаем, то что там может измениться-то?! Не могу разобраться…
Потом проснулся, картину всю вспомнил, и знаете – картина эта – точь-в-точь как и душа того, кого я искал. Такое нечто, такая необузданность, что таким и следует быть тому, что хочет говорить стихами.
Как жалко, что такие сны бывают раз в жизни.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:16  29-04-2014иголочка    
вторая палата больных а сон непременно один..)

ну а серьезно больных любят все когда есть сберкнижка и хата в придачу



можно можно +

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:37  22-07-2017
: [14] [Вращаются диски]
Чуть не влюбился в неё. Растрепанная. Большие кукольные глаза. Почти стертый татуаж пухлых слегка искривленных губ. Ветер гулял в голове, а в груди стало жечь, будто что-то пригорало на сковороде.
Понял, что нужно остановиться. Отдышаться. Еще раз всё взвесить....
12:54  18-07-2017
: [7] [Вращаются диски]
Топор - наипервейший инструмент, который нужно в хозяйстве держать. Без него как без рук, ни кашу сварить приличную не выйдет, ни побриться по человечески не удасться. Кто его изобрел доподлинно неизвестно, но человек явно был масштаба Ньютонова.

Лежал он однажды под яблоней, размышлял о небесных сферах, слонах на которых земля держится, и не давал ему покоя вопрос, что слоны едят, и куда потом говно девается?...
10:41  01-07-2017
: [11] [Вращаются диски]
Гитара пошамкала ноты,
Смущенно споткнулась, завыла
Про то, что мы все идиоты,
Про баб, мудаков и чернила.
Мужик заскорузлые пальцы
Крутил, разминал, чертыхался.
А голос хрипел и кусался.
А сука-тоска отпустила.

P.S. Из стихов Арестарха Шкапа (А....
12:44  28-06-2017
: [8] [Вращаются диски]
вдыхаю аромат упавших звёзд
погасших на сетчатке моих глаз
в свой личный ад достраиваю мост
наращивая сало на каркас

откроет штопор мне на волю дверь
сломает между нами бронелист
моим словам сегодняшним поверь
я ночью на тебе станцую твист
....
23:07  16-06-2017
: [8] [Вращаются диски]
Неожиданно схлопнулось Небо,
в бесконечно никчемную точку.
Перед этим сверкнула заточка,
обративши былое вдруг в небыль.

Твердь разверзлась ужасной дырою
и пространство заполнили черти.
Бесконечной желая мне смерти,
похоронный марш твари воют....