Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Достоевский

Достоевский

Автор: Gіggs
   [ принято к публикации 09:41  17-12-2004 | Alex | Просмотров: 646]
- Игнат Матвеич! Сколько лет, сколько зим! – прокричал маленький толстый человечек в очках с толстыми линзами, из толпы огромному, на вид цыгану, усатому мужчине с большой копной густых кудрявых иссиня-черных волос.
Огромный мужчина сурово вгляделся в толпу, скопившуюся перед магазином и, заметив кричавшего, улыбнулся, обнажив ряд золотых зубов и помахал ему рукой. Круглый толстячок, активно работая локтями, начал выдираться из толпы. Неожиданно перед ним возникла сморщенная физиономия какой-то старушенции.
- Куда ты котисся, Колобок? Аль на свидание с лисой опаздываешь? – сострила бабка и захохотала, брызгая слюной.
Толстячок поманил ее рукой к себе, бабка подставила покрытое порослью волос ухо.
- Дуууураааа!!! – проорал ей в самое ухо толстяк с такой силой, что вены вздулись на его короткой шее.
Бабка покачнулась и побледнела. Молодежь в толпе довольно заржала.
Толстяк вырвался, наконец, на свободу и кинулся в объятия к другу. Чернявый великан даже прослезился от переполнявших его чувств.
- Едреть твою меть, Силыч, - только и смог вымолвить золотозубый.
- Ну что, Матвеич, покуролесим, как в молодости? – радостно спрашивал толстяк.
- Я год только об этом и мечтал, Силыч, - признался гигант, который, если бы был собакой, сейчас, очевидно, резал бы хвостом воздух со сверхзвуковой скоростью.
- В парк?
- В парк!
Парочка пошла в гастроном. В магазине толстяк образцово-показательно стянул кошелек у какого-то иностранца:
- На мели сижу, - прокомментировал свой поступок Афанасий Силыч.
Великан понимающе кивнул. Накупили водки и всякой закуски.
- Суууука, как же давно я в приличной компании не пил! – признался толстяк.
Игнат Матвеич как всегда ответил кивком. Он набил полный рот закуски и никак не мог проглотить.
- Боже, целый год с одними уебанами общался! Тупость непролазная! О Достоевском, слышишь, о Достоевском не слыхивали, а лезут с нравоучениями, твари тупые!
Великан, выпучив глаза, заталкивал пальцем пищу в рот, и было трудно сказать, слушает ли он Афанасия Силыча. Толстяка, похоже, это особо не смущало, и он продолжал, наливая себе снова и снова:
- Вот взять хоть нашего бухгалтера, Зябликова. Почтенный с виду старик и как бы даже бухгалтер, да? – сказал толстяк и кивнул за Игната Матвеича, который немного подавился и ладонью громко стучал себе почему-то в область затылка:
- Так что этот хам выкинул? Подходит ко мне как-то в обеденный перерыв и заявляет со своим жидовским акцентом: «Нехорошо-с, батенька, Вы поступили. Недостойно-с». Я, натурально, интересуюсь, мол, чего-с, курва старая, те опять не нравится? Он ебло-то в сторону, театрально так и чуть ли не на идише, скотина, говорит: «Вы, Афанасий Силыч, место в автобусе Анне Поликарповне не уступили, в то время как женщине 50 лет и она беременна».
- Место в автобусе? – вдруг оживился Игнат Матвеич.
- Ну да. А ты б видел ту корову. Ей не место, а автобус надо уступать. Полотно железнодорожное таким составам уступают, а не место бля. Я ему: «Что Вы говорите! И что ж? Как же она доехала и не умерла? Вы ей уступили?» Он так, по-бычьи надулся и, значит, кумекает, как бы ловчее вывернуться. Ну а я стою спокойно и непринужденно так жду. Мол, думай, думай, это тебе не платежки по банкам развозить, жидяра.
- А че, те трудно уступить было? – пробасил Игнат Матвеич, отчего-то злясь.
- Да я эту корову поганой метлой бы давно из кооператива! Уступить! Да я эту рассомаху жирную сам автобусом бы переехал с удовольствием! Дуре старой далеко за 50, а она еще рожать удумала – очередного дегенерата Рассеи-матушке подарить ей бля не терпится!
Всегда спокойный Игнат Матвеич сидел мрачнее тучи. Он перестал есть и пить и только злобно смотрел не переносицу толстяка.
- Что еще ты ей делал?
- Что значит «делал»? Не уступить Кинг-Конгу место еще не преступление.
- А автобусом кто хотел переехать ее? Достоевский?
- Чего ты пристал, Матвеич? Речь не о том вообще.
- А она что тебе сделала, что ты ее так ненавидишь? Козни тебе на работе строила? – не унимался Игнат.
- Ой, я тебя умоляю. Козни бля. Пустит газ, что потом по коридору перебежками от двери к двери передвигаешься, чтоб не задохнуться – вот те и все ее козни. Самое большое зло, которое она может причинить – это запереться где-нибудь в подвале и сдохнуть, чтоб город в смраде ее разлагающегося мяса несколько лет стоял…
- А вот, предположим, перейдет она на другую работу. А ты ее встретишь где-нибудь на пустыре, что ты тогда с ней сделаешь?
Толстяк улыбнулся:
- Прибью, конечно. Потом вырою большую яму и зако… Кхэ! Хээээ! Ты чего?! Кхээ!
Великан схватил толстячка за шею двумя руками и начал душить, приговаривая:
- А не трогал бы ты моей жены, убийца, а не трогал бы…
Лицо толстяка побагровело и немного надулось, Игнату даже показалось, что еще немного, и оно лопнет, окатив его кровью и мозгами. Ручки Афанасия Силыча то колотили по предплечьям великана, то пытались разжать его железную хватку, но все было бесполезно. Наконец, в его шее что-то хрустнуло, руки безжизненно повисли вдоль туловища.
- Отстрелялся, Достоевский, - мрачно сказал Игнат Матвеич, вставая.
Он отошел на несколько метров от трупа, потом развернулся и, подбежав, изо всех сил пнул тело Афанасия Силыча:
- Я те покажу «автобусом переехать»!


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:10  18-10-2018
: [0] [Децкий сад]
Любовь - как анафема:
Прости и прощай "Я",
Любовь - теорема
Без доказательства, бля.

Любовь - это горы,
Любовь - это жесть.
Спуск труднее подъема:
Как спустить, сохранив твою честь?

Любовь - это как бы игра,
Детская, в города....
14:25  17-10-2018
: [3] [Децкий сад]
Как ноги будут дёргаться то зря -
Решил мужик с фамилией Боярин
Ведь нету даже, сукабля, ружья! -
Он вешался на клёне, за сараем

И небо как-то холодно и зло
Вокруг неэстетично, не прекрасно
Тут за сараем гадко и темно,
И насрано, и пахнет тут ужасно

В лесу же у речушки он решил,
Что нехуя без плавок и топиться
Мол, труп его, народ весь рассмешит -
Народ, трусами в дырках подивится

Он на квартире в ванную зашёл
И в руки взял опаснейшую бритву
Но к...
22:24  14-10-2018
: [4] [Децкий сад]
Почему устал я жутко?
Похуй, холодно, тепло.
Это вам не прибаутка!
Всё пиздецки заебло!

Заебла меня работа!
И учиться тяжело!
А лениться - неохота.
Ещё больше заебло!

Заебали меня бабы!
Заебал и лучший друг!
Рестораны, клубы, пабы
Тоже заебали вдруг!...
09:38  10-10-2018
: [6] [Децкий сад]
Он пришёл ночью, на плече тату - череп и кости, ниже крест. Говорил долго о нации, о ненависти, что пора изменить мир, верил в своё величие. Его мать - набожная женщина, трудолюбивая и добрая, отвечал: «Ты запутался, ты не ведаешь, что творишь… Когда пропали деньги из шкафа, я не винила тебя....
23:52  09-10-2018
: [16] [Децкий сад]
осень,
как захмелевший
иноземный захватчик,
грубо,
по-мужицки,
заграбастала в плен.

и мы лежим
на холодной кровати
в неотапливаемом карцере -
такие испуганные,
глупые,
ненужные никакому богу,
дети.

дети-сироты,
сросшиеся между собой
пальцами ног и рук,
делящие на двоих
последнюю порцию
воздуха,

мы трясемся,
ожидая расстрела,
с упоением слушая
завихрения
заоконного
ветра....