Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Рекомендовано:: - Бестселлер

Бестселлер

Автор: Mr. Bushlat
   [ принято к публикации 21:19  19-02-2015 | Антон Чижов | Просмотров: 6693]
- Все, что вы написали - ни к черту не годится!
Редактор угрюмо сверлил Лярвина взглядом. При этом, брови его, кустистые и припорошенные перхотью, казалось, жили собственной жизнью, то сдвигаясь к переносице, то взмывая к низкому, нависающему лбу.
- Но, позвольте, Арсений Ильич!
- Вот что это, вот… здесь! - мясистый палец ткнул в исчерканный лист рукописи на столе, - вот это? Что это за пошлятина? «Небо плакало дождем»! Вы бы еще написали - «Пылающее солнце проваливалось за горизонт»! Это что, что за метонимия? Избито пишете, Лярвин!
- Я, собственно,.. да, можно исправить, конечно…
- Черта с два, Лярвин! - стукнул поросшим волосом кулаком по столу редактор, но тотчас же спохватился, подтянул к себе рукопись и брезгливо, будто на раздавленного только что диковинного жука глядя на нее, пробурчал:
- Нельзя здесь ничего исправить. Потому что, вся эта новеллистика - сплошной бред. Поляки эти… Чем вам поляки не угодили? Вы им за Олимпийские Игры мстите? - он осёкся и диковато поглядел в сторону, потом снова скосил на Лярвина налитый глаз.
- Ну, во - первых…
- Во - первых, это пошло! Во - вторых, в отечественной книжной промышленности, скажем так, места всей этой мистике нет и быть не может. Поскольку, она не продается. Вы же не Стивен Кинг, в самом деле, а? - он откинулся в кресле и всплеснул руками, отчего несколько страниц рукописи взмыли в воздух и после недолгого парения вновь спикировали на стол.
- Нет, - насупился Лярвин, - я не Стивен Кинг. И даже не Дин Кунц.
- Давайте без зазнайства. Никто не любит умников, - буркнул редактор. - Вот что, Лярвин. Как фельетонист, вы мне принципиально интересны. Вот и пишите фельетоны. Ну, про эту, про Меркель, помните, как смешно вышло? – он сально хихикнул, - про коррупцию опять же. Все в разрезе политических реалий. Но! Но!!! - палец указал вверх и несколько в сторону. Невольно проследив за пальцем, Лярвин с ужасом обнаружил на потолке, в углу, сальное черное пятно непонятного происхождения. Внезапно, ему стало холодно и захотелось оказаться как можно дальше и от Евстратьева и, тем более, от пятна. Он даже принялся было вставать со стула, но зычный редакторский бас вернул его в исходное положение.
- Но! Как литератор, как профессиональный литератор, вы, разумеется, не состоялись.
Подумайте сами. Благо, мы живем в двадцать первом столетии. В прошлое отошли времена, когда читатель с восторгом потреблял то, что сегодня называется классикой. Всю эту бесконечную мутотень, а - ля «Пиквикский Клуб» или «Записки из Желтого Дома». Вы читали «Сагу о Форсайтах?» не отвечайте - вижу, что не читали. Это же пытка! Это какой - то невероятный конгломерат слов. А модернисты? Ваши же, между прочим, собратья по бумагомарачеству? Кафка! Он спал с собственной сестрой, вы об этом знали?
- Это был Ницше… И он, вожделел, собственно…
- Не перебивайте! Спать с собственной сестрой аморально. А Хемингуэй? Вся эта литература потерянного поколения - сплошное пьянство и содомия! И все как один самоубийцы. Джойс, опять же! Что такое – поток сознания, Лярвин, как не попытка довести читателя до сумасшествия? Полутона, метания, терзания, все это… Все это опасно равно как для индивидуума так и для всего человечества в целом.
Литература должна прежде всего развлекать. А дидактическую функцию пусть несет школа, университет, благо у нас есть еще талантливые преподаватели. В свободное время, человек должен, что? Отдыхать! И баста.
Вы, Лярвин, своими макабрическими опусами, копаете под устои нашего издательства. Ваши нелепые потуги донести до читателя скрытый смысл посредством использования всех этих метафор и новоизобретенных слов, просто оскорбительны. Да мы разоримся, стоит нам напечатать хотя бы один такой сборник. О нас пойдет дурная слава, потянется интеллигенция, все эти , педерасты, опять же… И что тогда - крах? Вы первый прибежите кланяться мне в ноги и ныть - спасите, мол, Арсений Ильич, помогите советом. Я этого, как человек ответственный допустить не могу. Ваше нравственное падение в интеллектуальную пропасть - это ваше личное дело. А мы идти по пути «Ультра - Культуры» не намерены, Вы, это, вот что… Обратитесь - ка, голубчик, в «Митин Журнал». Там вас точно примут с распростертыми объятьями. Только спиной к ним не поворачивайтесь.
Лярвин, вы деградант! Посмотрите, посмотрите на стену! - в этот момент палец редактора описал сложную дугу и снова указал отчего - то в направлении омерзительно - влажного пятна на потолке, - Посмотрите на эти плакаты. Вот, Иван Лютов! Мастодонт! Его серия про Бешеного продается в каждом киоске! И эти книги покупают, Лярвин! И читают! Потому что людям не хочется ничего знать о метафизических поляках трехметрового роста, которые заживо сжирают какого - то бедолагу и искать в этом мракобесии бездну скрытого смысла, а то и призыв к революции, - редактор несколько понизил голос при слове «революция», - Нет, люди хотят читать Лютова. Потому что - «Бешеный» - это приключенческий сериал, в котором стреляют, трахаются и матерятся, А еще там есть прорва глав про Зону. А про Зону народ читать любит. У нас вся страна - сплошные потенциальные Зэка. Зэка на Зэка сидит и Зэка погоняет. Разумеется, им нравится читать про Зону.
Или, вот, Агнесса Сладкая! Сто восемьдесят романов! СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ! И это только за последние два года, Лярвин! В них есть все - бешеная страсть на склоне зеленеющего холма, безумные утехи в волнах бушующего моря, анальный половой акт в подъезде тоже есть, к слову. И это покупают!
А вас не купят.
- Арсений Ильич,.. - перед глазами Лярвина все плыло, он старался не смотреть на манящее мерзкое пятно, но оно притягивало взгляд. В темных трещинах крошащейся штукатурки, он с ужасом угадал некое движение и зажмурился на секунду, - Арсений..
- Что, Лярвин, что Арсений Ильич? Что вы заладили? Я вторую неделю вам пытаюсь иносказательно донести, что мы вас печатать не будем. И точка.
- Но вы же обеща – ли, - икнул Лярвин с ужасом наблюдая как из центра масляного пятна капает тягучая черная смоляная жидкость прямо на дорогое пальто редактора. - Вы же сами предложи - ли…
- Да, предложил. Потому что я, старый дурак, верил, что ты напишешь правильный цикл новелл. Про наркоманов, там или про бывалых. Про ментов тоже можно, хотя и избито, но можно. Или, во! – он даже зажмурился от удовольствия, - про шпионов, Лярвин! Это животрепещущая тема! Можно совместить порнуху и мочилово.
А ты вместо этого приносишь мне вот эту муру экзистенциальную. Я вообще не пойму, откуда у тебя в голове весь этот бред. Вся эта… Платоновщина…
- Платонов был гениальным писателем, - тихо прошептал Лярвин, глядя на струйки дыма, что поднимались над тем местом, где черная жидкость соприкоснулась с пальто редактора.
- Он был дегенерат, - отрезал Евстратьев, – Вот что, Иван Николаевич. По - дружески. Порви всю эту мерзость и забацай нам сериальчик, да позаковыристей. Я тебе га - ран - ти - ру - ю - я его напечатаю. Иди, иди, дорогой, - и он замахал руками, будто отгоняя муху.
Лярвин и сам рад был как можно скорее покинуть кабинет, наполнившийся омерзительной вонью. Уже выходя, он еще раз метнул взгляд к пятну на потолке и к удивлению своему, не обнаружил там ровным счетом ничего.
«Я схожу с ума», - буднично констатировал он, спускаясь по лестнице.
- Лярвин! - окликнули его у выхода из здания.
Он оглянулся. Его догоняла Аверкина, худая и вечно всклокоченная как после бурной ночи, чернявая женщина с крошечной злой головой на вертлявой шее.
- Ну что - зарубил? - сладостно констатировала она.
- Зарубил… - пробурчал Лярвин, - Оль, я спешу…
- Ну да, ну да… Я вот что хотела сказать - тебе жена звонила. С полчаса тому. На мобильный дозвониться не может, говорит.
- Я его выключил, - Лярвин старался не смотреть на туфли Аверкиной, испачканные все в той же черной смолистой жидкости.
- Ну да, ну да… Она говорит - ты домой раньше шести не иди. У нее ученики. Они играют, - последнее слово Аверкина произнесла с явной издевкой, - Тебе будет громко. Говорит, погуляй.
Лярвин кивнул и, втянув голову в плечи, поспешил прочь, на воздух. От смрада, исходившего от туфель Аверкиной, ему было нечем дышать.
«Да что же это за морок! Пятна эти… Не принял. Зарубил! Ведь ни одного рассказа не взял! Мог же в антологию какую - то…» - он всплеснул руками и выскочил на улицу…
…и опрометью понесся в направлении своего дома. Несмотря на звонок жены, ему просто необходимо было поговорить с нею… обо всем. О неприятностях в редакции. Об отчаяньи, что вот уже несколько недель довлело над ним, превращая жизнь его в мучительный бег на месте.
О надвигающемся безумии.
Он заплакал даже, было, но взял себя в руки и, стараясь не смотреть по сторонам, устремился к дому.
- Аня поймет, поймет, - твердил он на ходу как мантру.
Свернув в знакомый переулок, он чудом избежал столкновения с толстым усатым мужчиной в милицейской форме.
- Осторожнее, гражданин, - весело прикрикнул усатый, - не спеши! На тот свет всегда успеешь! - И заржал, широко раззявив рот, полный желтых лошадиных зубов. На Лярвина дохнуло табаком и мятой - и он заскулил, узрев в глубине раскрытого рта клокочущую черную смолу.
- Боже мой! - пискнул он и метнулся зайцем мимо усатого милиционера.
Стоя перед подъездом, под презрительными взглядами трех морщинистых старух в одинаковых коричневых пуховиках, он заскорузлыми пальцами пытался набрать код на двери. Пальцы не слушались, соскальзывали на неверные клавиши - табло недовольно пищало и звук этот казался Лярвину писком кладбищенской мухи.
- Да открывайся же ты! - заорал он и с силой дернул за ручку двери. Магнит не выдержал и дверь распахнулась. По инерции, Лярвин чуть не упал, но удержался и нырнул в темноту и холодную вонь подъезда.
«Что же это! - мысленно вопил он, - Неужели я и впрямь спятил? А может нервный срыв? Запрусь, выпью Корвалола, или нет, водки, обязательно водки и спрячусь от всех дня на три. Черт его знает, быть может Евстратьев и прав - брошу это просветительство к черту и начну писать про Бешеного. Или что там… Хотя, чу, я же не смогу, это же предательство, это же нельзя! Пусть подыхают в своих скорлупах, а я буду писать! Буду биться во все двери, рано или поздно одна из них обязательно откроется. Я же…Я же…» - он зашипел от омерзения, почувствовав под рукой что - то теплое, липкое и обволакивающее, будто гудрон. Скосив глаза, он увидел, что вся кисть его увязла в жирном слое смолянистой черной мерзости, покрывавшей перила. Субстанция пенилась и стекала с перил тягучими пузырями.
Лярвин упрямо зажмурился и, стараясь дышать медленно и глубоко, досчитал до десяти. Открыл глаза. Облезлые перила были относительно чисты - кожа на руке чесалась, как после укуса комара, но черная дрянь исчезла.
Лярвин погрозил неведомо кому пальцем и побежал вверх по ступеням. Добежав до третьего этажа, он суетливо принялся хлопать себя по карманам в поисках ключа, застыл на секунду и, вспомнив, что позабыл ключ дома, разулыбавшись вдруг, стал звонить в дверь, попутно отметив отсутствие звука играющего фортепиано за стеной - очевидно, ученики уже разошлись или, быть может, еще не приходили.
Позвонив трижды, Лярвин недоуменно уставился на дверь, что вызывающе пестрела растрескавшейся фанерной обшивкой и помявшись, позвонил еще дважды, нервно вдавливая кнопку звонка.
По ту сторону двери раздался топот, и гомон сразу двух голосов, что, будто бы переругивались полушепотом так, что нельзя было разобрать ни слова.
Лярвин злобно и недоверчиво уставился на дверь и снова позвонил, на сей раз, не убирая палец - долгой, яростной трелью.
За дверью опять затопали, после чего глазок потемнел, и мужской голос отчетливо произнес: «Блядь!»
Лярвин оторопел. В голове его одна за другой проносились нехорошие картины. То мнилось ему, что жена пригласила сантехника починить стояк, а он оказался маниаком - деградантом, то вдруг показалось, что жена умерла от женского кровотечения, успев перед смертью впустить в квартиру хмурых врачей и вот, один из них прямо сейчас стоит за дверью и мнется, не зная как оповестить мужа о случившемся.
Он заколотил в дверь кулаком, подвывая.
- Откройте! Откройте, чтоб вас! Вы что, с ума посходили, открывайте же! Немедленно!
Звук за спиной заставил его оглянуться. То был сосед, одноногий ветеран - афганец, сильно пьющий мужчина в вечно - нестиранной майке и засаленных шортах, настолько коротких, что видна была гладкая как бильярдный шар и неприятно розовая культя левой ноги. Опираясь на дверной косяк, ветеран смерил Лярвина долгим неприятным взглядом и едко прошамкал:
- Ебется она там, Ваня.
И покивал значительно. После чего, отпрыгнув резво назад, захлопнул дверь и, судя по всему, тотчас же прильнул к глазку.
Пока Лярвин пытался осмыслить все сказанное, стоя спиной к своей же двери, она внезапно распахнулась и мимо него вихрем пронесся дородный лысоватый мужик в галстуке набекрень. Пробежав полпролета, мужик оглянулся, явив Лярвину помятое багровое лицо и промямлил: «Извините…» После чего сиганул разом через три ступеньки и был таков.
Холодея, Лярвин повернулся к настежь распахнутой двери и медленно вошел в квартиру. За спиной его послышался щелчок - то снова открылась дверь квартиры одноногого афганца.
- Аня! Аннушка! - тихо позвал Лярвин. Его голос гулким эхом отразился от стен узкого коридора.
Крадучись, он подошел к двери в спальню и, сжав пальцы на латунной ручке, потянул ее вниз.
Жена сидела на разобранной кровати, среди мятых простыней. Сидела, неестественно прямо, глядя на Лярвина, мимо него, сквозь него. Она была одета в запахнутый халатик, под которым угадывались очертания ее далеко не идеальной фигуры. Растрепанные волосы космами свисали на лоб, руки беспокойно лежали на коленях, еле прикрытых подолом халата. Она была босиком.
На прикроватном столике, в пепельнице дымилась чья - то недокуренная сигарета. Рядом стояла открытая бутылка армянского коньяка и два пустых бокала, на одном из которых чистила крылышки некрупная муха. В комнате кисловато пахло недавно пролитой похотью.
Он подошел к кровати и присел, было, рядом с женой, но тотчас же спохватившись, вскочил и принялся расхаживать по комнате, стараясь не дышать.
- Как прошла встреча? – тусклым голосом поинтересовалась Аня.
Он вздрогнул как от удара, остановился посреди комнаты, нелепо обхватив себя руками и пробурчал:
- Он меня зарезал.
- Этого следовало ожидать. Я тебе говорила, из этой затеи ничего не выйдет, - все так же без эмоций произнесла жена. Механическими движениями, она принялась поправлять подол халатика, натягивая его на ноги, - Ты слишком хорошего мнения о нашем культпросвете, Ваня.
Лярвин посмотрел на нее как на паука.
- Я написал книгу! - взвизгнул он и жена дернулась, - КНИГУ! Я год угробил!
Он принялся метаться по комнате, беспокойно размахивая руками.
- ЗАТКНИСЬ!
От вопля жены, он застыл на месте.
- ЗАТКНИСЬ! Что по-твоему я должна была сделать? Как поступить? Ты год мне мозги полоскал с этой своей книгой! Ни работы! Ни денег! Думаешь - легко прожить на мою зарплату и твои фельетоны? Ах, да, тебя ведь это не интересует, ты творческая личность, ты - писатель, мать твою! Тебе борщ подавай!
Лярвин всплеснул руками и еще быстрее заметался по комнате. Слова жены долетали до него сквозь громкое, неприятное жужжание, и он бегал по комнате, стараясь найти источник этой помехи.
- Ты что, думаешь, тут еще кто - то есть? - завизжала жена и схватив бокал, с силой запустила им о стену. Бокал разлетелся в блестящую алмазную пыль с омерзительным металлическим звоном.
- Он ушел, Ваня! Больше здесь нет никого. И никого никогда не было, если тебе это интересно. Я тебе ни разу не изменяла за весь год, а теперь… теперь уже все равно. Хочешь ударить меня? Ударь, мне плевать! Я еще полгода тому себе поклялась - разведусь. Но жалела тебя, идиота. Да я специально его сюда привела, если хочешь знать. Чтобы ты увидел. Чтобы ты понял, что в этом мире, кроме тебя и твоей литературы существуют живые люди. Люди, которые когда - то любили тебя! Мир - это не только книги, кретин!
Лярвин застыл на месте и прислушался. Жужжание прекратилось, после того как жена швырнула бокалом о стену, но теперь он явственно слышал потрескивание, будто сухие ветки трутся друг от друга.
- Я тебя найду, - прошипел он, сузив глаза.
- Жена смотрела на него неотрывно, в ее глазах тревога быстро сменилась неприкрытым страхом.
- Я же тебе сказала, - начала было она, но Лярвин поднес палец к губам и зашипел на нее как змея.
Жена сжалась в комок.
Лярвин подобрался весь и в два шага оказался возле комода. На гладкой полированной поверхности сидела давешняя муха и энергично потирала лапки. Приблизив лицо к насекомому, Лярвин явственно разглядел как из под лапок у твари сочится смоляная жидкость.
«Вот оно как!» - пронеслась торжествующая мысль и он без размаха впечатал раскрытую ладонь в дверцу комода.
- Ваня! Ваня…
ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ! - взвизгнула жена. Потом она забулькала и захрипела, давясь,..

…но Лярвин, с силой прижав ладонь к комоду не отвечал, сосредоточенно внемля своим ощущениям. Ему показалось, или по ладони расползалась липкая влага?
Он застыл, прислушиваясь к наступившей тишине. В тускло отполированной дверце комода, он видел свое отражение, выцветшее и потустороннее Было еще что - то, что - то невероятно важное, что скрывалось за гладью полированного дерева. Там, в лаковом плену томилась невероятная правда, нечто, наполняющее Лярвина предвкушением СЧАСТЬЯ.
- Когда я был маленьким, - прошептал он, делясь секретами со своим отражением, - и мы надолго уезжали из квартиры всей семьей… Мне очень нравилось возвращаться и первым входить в квартиру. Меня всегда встречал запах немного лежалых яблок, не знаю почему. Быть может, это всего лишь моя фантазия, но я запомнил этот теплый запах на всю жизнь. Детство пахнет яблоками.
Зазеркальный Лярвин улыбнулся совершенно жутким образом.
Он вздрогнул и отпрянул от шкафа. Посмотрел на ладонь, стараясь в подступившей внезапно тьме разглядеть размазанную муху, но ладонь была совершенно чистой. Перевел взгляд на комод и увидел быстро тающие очертания своей руки.
В комнате тем временем становилось все темнее.
Лярвин в изумлении поднял взгляд на окно - за окном была все та же тьма. В гулкой тишине квартиры, он слышал, как на кухне тарахтит холодильник. Отчего - то, это тарахтение показалось ему очень важным. Необходимо было сосредоточиться на нем и гнать все прочие мысли - мысли о…
Он подошел к окну и, упершись руками о подоконник, выглянул на улицу. Внизу, в соседнем дворе беззвучно мигала аварийками припаркованная на ночь соседская машина. Подле нее, как в немом кино суетились двое.
Лярвин долго и сосредоточенно рассматривал вазоны - герань казалась черной, подсвеченная лишь тусклым светом уличного фонаря.
Холодильник на кухне рыкнул и затих.
Стала звенящая тишина.
- Если я закрою глаза, - прошептал он и вздрогнул от звука собственного голоса, - я смогу пройти сквозь тьму, не ведая ее. Ведь я не буду знать. Тьма существует только лишь в том случае, если нам дано видеть ее. Игрушки играют сами в себя, стоит только отвернуться.
На негнущихся ногах, он в три шага преодолел пространство спальни, стараясь не смотреть на бесформенную темную кучу на кровати и вышел в коридор. Наощупь вцепился в дверь, открыл ее и выскользнул в тамбур. Желтый свет забранной решеткой лампочки, окрашивающий заскорузлые исписанные и исцарапанные стены в трупные оттенки, показался ему ослепительным.
Лярвин, не оглядываясь, поспешил вниз по лестнице.
Старый инвалид - афганец, прильнув к глазку с ужасом и любопытством наблюдал за растрепанным соседом, что бежал из собственной квартиры среди ночи, даже не потрудившись закрыть за собой дверь. Несколько минут, он боролся с искушением, но сдался и принялся отпирать замки.
Он вышел на лестничную площадку и несколько минут стоял, задумчиво опираясь на костыль. За распахнутой настежь соседской дверью, черным зевом манил коридор. Внезапно, инвалиду стало зябко. Он вспомнил ту ужасную ночь под Кандагаром и всхлипнув, попятился. Страх не отпускал его, даже когда он оказался в уютном тепле своей квартиры. Недолго думая, он снял с рычага трубку допотопного дискового телефона и набрал короткий номер.



Евстратьеву снилась курица. Жирная белая ощипанная курица без головы гналась за ним по темным коридорам редакции. Как не старался он ускользнуть, как не прятался под столами и конторками, как не прикрывался рукописями, монстр настигал его, размахивая лысыми крыльями. Из вспоротого куриного брюха то и дело вываливались тушеные яблоки.
Наконец, зверь загнал редактора в самый угол душной курительной комнаты. Арсений Ильич сжался в комок, понимая, что быть ему переваренным в нафаршированной куриной утробе, зажмурился и заверещал. Он почувствовал смрадное дыханье монстра, исходившее из обрубленной шеи, на своем лице. Курица ухватилась за него мерзкими крыльями и заклекотала неожиданным фальцетом:
- Проснись, проснись, черт тя дери!
Евстратьев вскочил, мокрый, с майкой, задравшейся на круглом волосатом животе и подслеповато уставился на тестообразное лицо жены.
- Звонит кто – то, - пожала плечами она, - Среди ночи звонит. И стучит. Иди, глянь.
- Что ты такое несешь? - сощурился Евстратьев и в этот момент раздался долгий и требовательный, отчаянный даже, звонок. Следом в дверь забухали чем - то тяжелым.
- Вот падло! - выругалася Евстратьев. - Он же ногами по обивке, сучья морда. Зина, хватай телефон. Может придется вызывать милицию!
Он вскочил, одернул майку и как был в длинных, до колена фиолетовых трусах, не одев даже тапок, побежал в коридор, по пути больно стукнувшись коленкой об угол кровати. Под ногами противно зашипело и прочь метнулся жирный Евстратьевский кот, вислоухий Апофиз.
Удары в дверь теперь следовали один за другим так, будто тот, кто находился за ней, всерьез вознамерился ее высадить. Евстратьев, спотыкаясь и матерясь, добрался до двери, глянул в глазок и обмер.
За дверью, в мутном свечении лампочки, находился Лярвин. Он был всклокочен и дик, очки сползли на нос, пальто было измазано в какой - то мерзкой, черной то ли жиже, то ли смоле. Лярвин таращился прямо на Евстратьева, словно знал, что тот находится за дверью. Диковато ухмыльнувшись, он замолотил руками и ногами по драгоценной дубовой обивке.
- Иван, прекрати немедленно! - заорал Евстратьев через дверь и принялся отпирать замки. Уже взявшись за дверную ручку, он вдруг подумал, что пускать Лярвина в квартиру - не самая лучшая мысль, но было поздно - Лярвин, со своей стороны нажал на ручку и дверь распахнулась.
Оттолкнув редактора плечом, Лярвин деловито прошел мимо него прямо в спальню, из которой незамедлительно раздался женский визг. Евстратьев опрометью метнулся следом.
Лярвин как был в измазанном пальто, сидел на кровати, из глубины которой, закутавшись по самые глаза в одеяло, на него дико таращилась Зина. Телефон валялся рядом с нею на полу.
При виде замершего на пороге Евстратьева, Лярвин беспомощно пожал плечами и улыбнулся какой - то совершенно неземной улыбкой.
- Арсений Ильич! - полупрохрипел - полупропел он, - я, собственно, по делу к вам. Вы не волнуйтесь, я по поводу концептуализма в литературе. У меня возникло… - он обмакнул руку в омерзительную жижу на своем пальто, что теперь покрывала и белоснежные простыни и с удивлением несколько секунд на нее таращился, - Вы ее видите? Видите?
Евстратьев медленно кивнул. Он прикидывал в уме, хватит ли ему сил мгновенно свернуть щуплому Лярвину шею и каковы будут последствия этого разумного поступка. Однако, посмотрев в глаза хилого писателя, он увидел в них такой дикий огонь, что тотчас же обмер. Отчего - то вспомнился ему давешний сон и вот уже он понял, кого напоминал ему Лярвин. Был он похож на курицу с оторванной головой - мертвую и необъяснимым образом живую, роняющую тушеные яблоки, исходящую противным жиром.
Он медленно кивнул.
- Видите, значит. А вы, Зинаида Корнеевна, видите? Грязь эту, мерзость? - и он протянул черные ладони Евстратьевой. Та уставилась его руки и мелко затрясла головой как паралитик.
- Иван….Николаевич… - сглотнула она, - Иди - те…домой…
Лярвин вскинулся как ужаленный и заорал:
- Я тебя спрашиваю - видишь или нет, блядь?!
Евстратьева всхлипнула, посмотрела было на мужа и не найдя в нем поддержки снова затрясла головой.
- Нет…нет, не вижу я ничего.
- Значит, еще не все пропало, - прошелестел Лярвин и внезапно с силой толкнул женщину в одеяльный бок, - Иди отсюда, пошла! - заорал он.
От толчка, Естратьева упала с кровати, рванулась, запутавшись в одеяле, снова упала, вскочила на колени, на четвереньках быстро - быстро поползла мимо ног мужа и далее по коридору вон из квартиры.
Лярвин снова впился в редактора горящим взглядом.
- Вот вы говорите, концепт уже не тот, - пробурчал он, - а я вам скажу - концепт всегда существует, вне зависимости от условий, вне зависимости от уровня деградации общества.
В вашем понимании, литература - это попкорн. Но…
…Это не так, Арсений Ильич, эта точка зрения даже и права на жизнь не заслуживает, не то, чтобы реализации. В начале, - он ткнул пальцем в небо , - было СЛОВО! И СЛОВО было у Бога и СЛОВО было БОГ! Так неужели всемогущая функция СЛОВА нынче служит исключительно для обогащения? Неужели, вам не приходило в голову, что таковая трактовка СЛОВА есть грех куда более смертельный, нежели грех убийства - ведь вы посягаете на саму суть вещей, на корни мироздания.
Нельзя, нельзя использовать литературу в угоду золотому тельцу. Литература, во всех проявлениях - это и меч и колос Господень. Это глас Божий, вложенный в уста Человека. Автор - есть медиум, его мысли есть слова Творца. А вы, Арсений Ильич и вам подобные мелочностью своей убиваете не печатное слово, но весь мир.
Лярвин начал вставать с постели – за ним тянулся черный смолистый след. С ужасом и отстраненным удивлением, Евстратьев понял, что черная жижа на пальто Лярвина и существует и не существует одновременно. Сквозь непрозрачные пятна он отчетливо видел ткань пальто и каким - то шестым чувством осознавал, что на самом деле ни на пальто, ни на кровати никакой смолы нет, а Лярвин безумен, безумен как бешеный лис и его безумие каким - то образом передалось ему, Евстратьеву. Понял он и то, что Лярвин собирается убить его прямо здесь и сейчас, во имя Великого Печатного Слова, возможно, размозжить ему голову тяжелой коллекционной пишущей машинкой, что вот уже который год как пылится в углу или пырнуть его французским тонким стилетом для разрезания бумаги лишь потому, что он зарубил его рукопись.
- Ваше издательство, - выплюнул Лярвин, - омерзительно. Вы подобны купцам, что были изгнаны Иисусом из храма. Вы несете чуму. Каждая из выпущенных вами книг - это гвоздь в крышку гроба человечества, плевок в лицо милосердного Бога. Неужели вы думаете, - хищно оскалился он, роняя капли смолы на ковер, - что все происходящее в мире было бы возможно, если бы не вы? Неужели вы способны предположить, что человек, сделанный по образу и подобию Божьему смирился бы с детоубийствами? С голодом? С этой вашей живодерской демократией? Я, кажется, только что задушил свою жену. Да на каждой странице любой из ваших книг огромными буквами написано: Не думай! Не мысли! Жри! Размножайся! И -подыхай! Вы низвели великую роль человечества до примитивного животного существования, но даже животные не способны радоваться смерти себе подобных. Вы стираете души, - он заплакал и тотчас же осекся, хищно поглядывая на редактора.
Евстратьев сжался в комок и понимал, что надо бежать, но ноги не держали его. Он сказал,.. этот чокнутый упырь только что сказал… Что он сказал?! Мысли путались, перед глазами редактора все плыло.
Он упал на колени и теперь смотрел на Лярвина снизу вверх, как собака на жестокого хозяина. Черная фигура писателя с руками, раскинутыми в стороны нависала над ним подобно монолиту.
- Не убивай… - прошептал Евстратьтев, понимая, что он молится ожившей безголовой курице.
Лярвин изумленно осекся и уставился на него так, как будто увидел впервые.
- Убить? Вас? И какой в этот смысл? На ваше место тотчас же придет другой такой же Евстратьев, за ним третий, четвертый и так до бесконечности. Вы - как тараканы.
С другой стороны, - он лукаво улыбнулся, - я могу убить себя. Перерезать себе горло вот этим красивым ножичком, - он метнулся к столу и ухватился за стилет, - и тогда, быть может, благодаря резонансу кто - то прочтет мою рукопись.
- Разве это что - то изменит? - проскрипел чужой голос и Евстратьев в ужасе понял, что говорит он сам,- В принципе?
«Молчи! Молчи, черт тебя дери или соглашайся!» - верещал он внутренне, но слова неконтролируемым потоком лились изо рта. Он понимал, что провоцировать безумного Лярвина по меньшей мере опасно, но не мог остановиться так, будто кто - то использовал его голосовой аппарат для своих целей.
Он попытался было прикрыть рот руками, но и это ему не удалось. Вместо этого, он встал с колен и пошел прямо на Лярвина.
- Ты полагаешь, - пророкотал он чужим трескучим голосом, - что твоя литература способна что - то изменить? Что убив себя, ты явишь человечеству нового мессию? Да ты же никто. Пустое место! Подумаешь - жену удавил! Эка невидаль. Пока мы с тобой здесь точим лясы, в мире передохло столько человек, что даже подумать страшно. Уверяю тебя, в этот самый момент, где - то кто - то душит жену. Кто - то другой режет себе глотку. И всем плевать!
О, да, тебя наверняка издадут, и найдется кучка дегенератов, которая разглядит тайный смысл в твоих писульках. Но…
…Это тоже ничего не изменит. Потому что людям интересней смотреть, как ты душишь жену или как режешь себе глотку, чем думать о скрытом смысле. Люди более не читают между строк.
- Да кто ты такой? - навис он над изумленным и таким маленьким Лярвиным,-Что ты вообще о себе возомнил? Тебе ли знать о помыслах истинного бога? Что ты вообще знаешь о Боге?
А может тот Бог, что создал человечество по своему образу и подобию столь же омерзителен, сколь омерзительны творения его? А? А может твоя сермяжная правда, выражаясь словами классиков, это жрать, срать и дохнуть? Быть может смысл твоей ничтожной жизни заключается в том, чтобы быть дерьмом и старания избежать этой участи противны богу? А, Лярвин?
Это не я, это ты и тебе подобные - плевела на поле литературы. Это вас нужно выкорчевывать как сорняки.
Вот, что я тебе скажу, Ваня. Убей себя здесь и сейчас, сделай нам всем превеликое одолжение и тебя напечатают. Посмертно. Я лично и напечатаю. Особой беды от этого не будет. Ты думаешь, твоя интеллигенция читает Хемингуэя потому что он гениальный писатель? Хер - их копания в его пасквилях, подобны фетишистскому обнюхиванию чужих грязных носков - им страсть как хочется препарировать мозг самоубийцы и изыскать весь тот гной, что привел его к смерти.
Так что, давай! Стань Мартином Иденом на час! Сделай мне деньги!
Он плюнул прямо в лицо Лярвину, понимая, что и плевок этот и все только что сказанное им, проистекает не от него, а идет откуда - то извне из темных уголков мира, куда более многомерного, нежели ему казалось. С ужасом и одновременно тяжелым нечеловеческим удовольствием наблюдал он, как по лицу Лярвина растекается черная смолистая слюна.
Писатель беспомощно поднес руку к лицу, отер гноистый плевок, посмотрел на Редактора, потом на нож в своей руке и высоко, истерически вскрикнув, бросился на Евстратьева.
- Стоять! Стоять, стреляю, сука! - тотчас прозвучал выстрел и брызнула штукатурка.
НЕЧТО оставило Евстратьева и он, вновь обретя контроль над своим телом, изумленно повернул голову в сторону звука. Там, расставив широко ноги, в классической стрелковой позе стоял толстый усатый мужчина. Тупорылый «Макаров», зажатый в его руках, стволом был направлен прямо на Лярвина. Плечи черной кожаной куртки были присыпаны штукатуркой, обвалившейся с потолка после первого выстрела в воздух. Кусок штукатурки лежал прямо на макушке усатого, придавая ему несколько гротескный вид.
- Стой, сука, - неуверенно повторил он, - Милиция. Застрелю.


Лярвина признали виновным в убийстве, а также в покушении на убийство в состоянии аффекта. По результатам экспертизы, он был признан невменяемым и помещен на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу.
Его книга, изданная через три месяца после окончания судебного процесса, широко освещенного в прессе, вышла стотысячным тиражом и, став неоспоримым бестселлером, выдержала шесть переизданий.
Потом о нем забыли.
Лишь через семь лет, его признали ограниченно дееспособным и, учитывая все обстоятельства, суд принял решение о прекращении принудительного лечения в стационаре, передав все необходимые материалы в органы здравоохранения для последующего амбулаторного наблюдения в психоневрологическом диспансере по месту жительства.
Лярвин безропотно выполнял все рекомендации врачей.
Он много и с наслаждением читал.
Большей частью - криминальные боевики и любовные романы.
За всю свою жизнь, он не написал более ни строчки.



Теги:





14


Комментарии

#0 15:27  19-02-2015Антон Чижов    
праминя
#1 15:56  19-02-2015Евгений Морызев    
Старина Аверченко с завистью проглядывает на писателя Дениса Бушлатова из-за облаков. Я бы смело рекомендовал это к прочтению.
#2 16:05  19-02-2015Mr. Bushlat    
так отправь уже в рекаменд и дело с концом

#3 16:07  19-02-2015Лев Рыжков    
Литературу убивают не издатели, Денис. Ее убивают продвинутые пижоны, которые ничего не покупают, а только скачивают. А покупает книги - кто? Вот та самая биомасса, которая читает "Бешеных". Отсюда и шлак на прилавках.

Так что зло не там ищешь))

Написано в целом прилично.
#4 16:10  19-02-2015Антон Чижов    
литературу убивают жадные до сиюминутной славы похотливцы! /строго посмотрел в пенсне на присутствующих, всё вздев/
#5 16:10  19-02-2015Зазер Ю    
а что, курицу начиняют уже заранее тушенными яблоками?

Это также нелепо, как: "Он много и с наслаждением читал.

Большей частью - криминальные боевики и любовные романы.

За всю свою жизнь, он не написал более ни строчки."(С).

Он не прочитал ни одной строчки, поскольку у него была идиосинкразия к печатному слову. Он только читал рукописи начинающих читателей, которые ему зачем-то безудержно слали . Зачем? - ведь на последней странице он неизменно начертывал: одно слово "Хуйня".

#6 16:38  19-02-2015говноротина    
Какие редакторы? литературу убивают бабы ( "Она была одета в запахнутый халатик, под которым угадывались очертания ее далеко не идеальной фигуры. Растрепанные волосы космами свисали на лоб, руки беспокойно лежали на коленях, еле прикрытых подолом халата. Она была босиком.... Рядом стояла открытая бутылка армянского коньяка и два пустых бокала, на одном из которых чистила крылышки некрупная муха. В комнате кисловато пахло недавно пролитой похотью.")

Однозначно в рекомед и посыпать нафталином... ну чтоб окончательно не скисло ггг
#7 16:40  19-02-2015говноротина    
особенно понравилась муха, некрупная ггг
#8 16:42  19-02-2015говноротина    
а до Аверченко вам никогда не допиздетцо. устарели вы, причём, все разом
#9 16:46  19-02-2015Евгений Морызев    
Неизлечимые

«Спрос на порнографическую литературу упал. Публика начинает интересоваться сочинениями по истории и естествознанию».

(«Книжн. известия»)

Писатель Кукушкин вошел, веселый, радостный, к издателю Залежалову и, усмехнувшись, ткнул его игриво кулаком в бок.

– В чем дело?

– Вещь!

– Которая?

– Ага! Разгорелись глазки? Вот тут у меня лежит в кармане. Если будете паинькой в рассуждении аванса – так и быть, отдам!

Издатель нахмурил брови.

– Повесть?

– Она. Ха-ха! То есть такую машину закрутил, такую, что небо содрогнется! Вот вам наудачу две-три выдержки.

Писатель развернул рукопись.

«…Темная мрачная шахта поглотила их. При свете лампочки была видна полная волнующаяся грудь Лидии и ее упругие бедра, на которые Гремин смотрел жадным взглядом. Не помня себя, он судорожно прижал ее к груди, и все заверте…»

– Еще что? – сухо спросил издатель.

– Еще я такую штучку вывернул: «Дирижабль плавно взмахнул крыльями и взлетел… На руле сидел Маевич и жадным взором смотрел на Лидию, полная грудь которой волновалась и упругие выпуклые бедра дразнили своей близостью. Не помня себя, Маевич бросил руль, остановил пружину, прижал ее к груди, и все заверте…»

– Еще что? – спросил издатель так сухо, что писатель Кукушкин в ужасе и смятении посмотрел на него и опустил глаза.

– А… еще… вот… Зззаб… бавно! «Линевич и Лидия, стесненные тяжестью водолазных костюмов, жадно смотрели друг на друга сквозь круглые стеклянные окошечки в головных шлемах… Над их головами шмыгали пароходы и броненосцы, но они не чувствовали этого. Сквозь неуклюжую, мешковатую одежду водолаза Линевич угадывал полную волнующуюся грудь Лидии и ее упругие выпуклые бедра. Не помня себя, Линевич взмахнул в воде руками, бросился к Лидии, и все заверте…»

– Не надо, – сказал издатель.

– Что не надо? – вздрогнул писатель Кукушкин.

– Не надо. Идите, идите с богом.

– В-вам… не нравится? У… у меня другие места есть… Внучек увидел бабушку в купальне… А она еще была молодая.

– Ладно, ладно. Знаем! «Не помня себя он бросился к ней, схватил ее в объятия, и все заверте…»

– Откуда вы узнали? – ахнул, удивившись, писатель Кукушкин. – Действительно, так и есть у меня.

– Штука не хитрая. Младенец догадается! Теперь это, брат Кукушкин, уже не читается. Ау! Ищи, брат Кукушкин, новых путей.

Писатель Кукушкин с отчаянием в глазах почесал затылок и огляделся:

– А где тут у вас корзина?

– Вот она, – указал издатель.

Писатель Кукушкин бросил свою рукопись в корзину, вытер носовым платком мокрое лицо и лаконично спросил:

– О чем нужно?

– Первее всего теперь читается естествознание и исторические книги. Пиши, брат Кукушкин, что-нибудь там о боярах, о жизни мух разных…

– А аванс дадите?

– Под боярина дам. Под муху дам. А под упругие бедра не дам! И под «все завертелось» не дам!!!

– Давайте под муху, – вздохнул писатель Кукушкин.

* * *

Через неделю издатель Залежалов получил две рукописи. Были они такие:

I. Боярская проруха

Боярышня Лидия, сидя в своем тереме старинной архитектуры, решила ложиться спать. Сняв с высокой волнующейся груди кокошник, она стала стягивать с красивой полной ноги сарафан, но в это время распахнулась старинная дверь и вошел молодой князь Курбский.

Затуманенным взором, молча, смотрел он на высокую волнующуюся грудь девушки и ее упругие выпуклые бедра.

– Ой ты, гой еси! – воскликнул он на старинном языке того времени.

– Ой ты, гой еси, исполать тебе, добрый молодец! – воскликнула боярышня, падая князю на грудь, и – все заверте…

II. Мухи и их привычки

(Очерки из жизни насекомых)

Небольшая стройная муха с высокой грудью и упругими бедрами ползла по откосу запыленного окна.

Звали ее по-мушиному – Лидия.

Из-за угла вылетела большая черная муха, села против первой и с еле сдерживаемым порывом страсти стала потирать над головой стройными мускулистыми лапками. Высокая волнующаяся грудь Лидии ударила в голову черной мухи чем-то пьянящим… Простерши лапки, она крепко прижала Лидию к своей груди, и все заверте…
#10 16:47  19-02-2015Евгений Морызев    
освежил в памяти ггг
#11 16:49  19-02-2015говноротина    
откуда "кисловато пахло" ? если сигарета дымится и открыта бутылка коньяка...
#12 16:54  19-02-2015говноротина    
Евгений, а этот текст ничего не напомнило?

Артур Цыпка – худой мужчина неопределённого возраста, молча, выслушивает упрёки редактора, у которого торчат зоб, выкатившиеся глаза и бородавки на лице.

-Нет, Артюрчик у тебя силы. Нет, и никогда не будет. Читателю не объяснять надо. Читателю надо показать.

- Что именно показать? – спросил вызывающим тоном писатель

- У тебя член есть? - ехидно улыбаясь, спросил редактор.

- У меня есть член, - отчеканил Цыпка.

- Вот его то и надо показать читателю и непременно кратко и сильно, - сказал редактор и стукнул кулаком по столу, - Вот так.

Монитор на столе вздрогнул и пришел в движение.

- Зачем? – возмутился писатель, втягивая голову в плечи.

-Затем, чтоб трахнуть читателя этим членом во все места, - прокричал редактор.

- А если читатель не хочет, чтоб его трахали, - промямлил писатель, продолжая прятать голову в плечи.



Редактор машет рукой, машет чистым листом бумаги и выбегает из кабинета.

Артур Цыпка увядает на глазах.

Редактор возвращается, врывается в кабинет с краснючей рожею и с той же полнотой чувств бьёт тем же листом бумаги писателя по лицу.

Писатель крутит головой, гыгыкает, - Что вы делаете?! Гы-гы-гы, щекотно же.

- Я тебя не щекочу, Артюрчик, - цедит сквозь зубы редактор, - я из твоих ушей вату выколачиваю.

Опять машет рукой никуда, садится за стол. Наконец-то успокоился. Цыпка готов уйти.

У обоих такое выражение лица, как будто они только что выпили яду. Одну рюмку на двоих, но писателю досталось больше капель. Писатель готов уйти безвозвратно:

- Но вы даже не прочитали мою рукопись.

Редактор закатывает глаза и открывает папку наугад. Опускает глаза, читает и … падает в обморок.

-О, Господи! – воскликнул Артурчик, хватаясь за сердце.

Он, было, потянулся к графину с водой, но не дотянулся, потерял сознание и упал на пол с грохотом.

Что же такого ужасного прочитал редактор? От чего ему дурно сделалось? Не понятно.

Мощная грудь секретарши ходит ходуном. Секретарша не понимает.



Ведь на той рукописной странице, которую наугад открыл редактор, было написано одно единственное слово –

К О Н Е Ц.

Одно слово, осыпанное мелкими жемчугами пота.
#13 16:59  19-02-2015Антон Чижов    
не знаю как Бушлатов, а я бы не хотел допиздеться до Аверченко

или кого-либо другого

бред какойта
#14 17:00  19-02-2015Евгений Морызев    
Напомнило мне мою редакторскую юность в подмосковной газете гг
#15 17:02  19-02-2015Антон Чижов    
он, кстате, здоровый мужик, быстро вам наваляет, бездарным шавкам
#16 17:04  19-02-2015Евгений Морызев    
А у нас вот еще Аня Гераскина в лонг-листе премии НАЦБЕСТ. А вы говорите забить на Украину, у нас оттуда половина хорошей современной русской литературы.
#17 17:04  19-02-2015Антон Чижов    
да Анька у нас тут сидит на болоте, когда не на Гоа
#18 17:14  19-02-2015Евгений Морызев    
но родом то из тени украинских черешен
#19 17:16  19-02-2015говноротина    
"нет мыслей пожилых и юных, немодных и модных, а есть только дельныя и ослиныя мысли. Причём оне попадают в ту или иную голову совершенно независимо от возраста"

журнал "Сатирикон"
#20 17:54  19-02-2015Шева    
Рубрика.
#21 18:03  19-02-2015Стерто Имя    
колоритно и смачно... мне нравится такое мессиво. гг
#22 18:33  19-02-2015Антон Чижов    
пляшите, Денис, с вас пузырь, разумеетсо
#23 18:49  19-02-2015elkart    
С рубрикой.

Хотя этого автора я буду читать в независимости от рубрик.

потомушто Автор.
#24 19:03  19-02-2015elkart    
и даже не рекаменд (врачей)), а даже вовсе Школа Креатива же. ше.
#25 19:39  19-02-2015Швейк ™    
Слишком густо. Написано качественно, но не моё точно
#26 20:56  19-02-2015Зазер Ю    
Оттесливый пирожок получился. Воздушности в нём мало. Рекомендуете? Нет уж, извольте, кушайте сами
#27 20:58  19-02-2015Зазер Ю    
в смысле, увольте
#28 21:12  19-02-2015Mr. Bushlat    
Спасибо от души. Пойду, тяпну, пожалуй. Антон... Женя... можно и пузырь и ведро пузырей:)

#29 21:21  19-02-2015Антон Чижов    
немножко шлифанул автор. пздрвл!
#30 01:35  20-02-2015Сука я    
Литература.

а к ней "потянется интеллигенция, все эти , педерасты, опять же".. гг
#31 08:21  20-02-2015Гриша Рубероид    
местами что-то булгаковское
#32 11:53  20-02-2015pro.bel^4uk    
Синдром Кассандры. Навыдумывали себе миров и идеалов и пытаемся соответствовать. Разочарование сплошное. Человек создан для того чтобы мучиться? Уж лучше буду животным. Гав-Гав.
#33 12:24  20-02-2015тихийфон    
...до колена фиолетовых трусах, не одев даже тапок, побежал в коридор...

вы заибали! одев или надев, разъясните ктонибудь, филологи)!) я мучаюсь с 2008 года, как попал на литром этим вопросом...

текст хорош, как идея. исполнение очень чоткое. автор конечно Автор.
#34 12:40  20-02-2015OPUS ONE    
хорошо написано,да
#35 13:01  20-02-2015SF    
не трогайте Аверченко, он почти гениален.

Дедушко Ленин называл его одним из самых опасных врагов революции



текст прочел с удовольствием
#36 13:19  20-02-2015говноротина    
кто, какое удовольствие от этого графоманского текста можно получить?

больше чем на сто.. уверена текст никто даже и не читал иначе бы обрыгался.
#37 13:20  20-02-2015говноротина    
тупицы
#38 13:23  20-02-2015говноротина    
даже сравнивать не хочу с тем же Поповым или Борзенковым...хотя последнего терпеть не могу

#39 13:24  20-02-2015Антон Чижов    
ты сначала согласовывать научись кто и какая, а потом обзывайся

ну и твоё мнение никого не ебёт
#40 13:28  20-02-2015говноротина    
может*, конечно. извиняюсь
#41 13:29  20-02-2015Ы. Ачагов    
Соглашусь с брюхоногим. Во многом. Деморализаторы.
#42 13:31  20-02-2015говноротина    
а на счёт "не ебёт" тут ты прав. Но всё одно выскажусь. Мне совесть молчать не позволяет.
#43 13:36  20-02-2015Ы. Ачагов    
А мне совесть не позволяет говорить.
#44 13:40  20-02-2015говноротина    
ладно, первая часть "у редактора" потянет на литературу, но вторая (нахрен она вообще была нужна) вторая - бытовуха на уровне "пустите бля даму"
#45 13:46  20-02-2015говноротина    
Попова перечитывают...

а это кто будет перечитывать? бла-бла-бла говно, хоть и качественное и в результате - пустота.
#46 14:25  20-02-2015Mr. Bushlat    
критики беспощадны до одури:)

Слушай и внемли Антон.
#47 14:34  20-02-2015Антон Чижов    
не буду я никого слушать, нахуй мне голова своя дадена
#48 14:40  20-02-2015говноротина    
Автор, только один вопрос - как вы оцениваете свою работу?

мне вот, чтобы заценить, хватило фразы

"Стала звенящая тишина"

мелочь, но говорит о многом.
#49 14:55  20-02-2015тихийфон    
с тапками что, ответьте, ироды!!!

кушать не могу!
#50 15:01  20-02-2015Антон Чижов    
тапки пусть Лена принесёт, а ты пей спокойно
#51 15:04  20-02-2015тихийфон    
спасибо,

Рискну предположить, что автор - друг или начальник главреда. Просто не вижу другой причины для Рикаменда. Ну, или писатель какой маститый и облпгодействоваший.
Или даже родственник.
#54 15:43  20-02-2015Голем    
спецом для Шевы: рубрика-хуюбрика..

признайся, ты дочетал это хатя бы до трети?

бушлат нечитаем и непроницаем для критики.

его либо принимают целиком, либо посылают, не дочитав и здохнув на середине

я какрас ис вторых

рекаменд-не рикаменд, тегзд столь же удобоварим как булыжник проглоченный в кексе
#55 15:49  20-02-2015Стерто Имя    
Голем, когда Шева сказал "рубрика", там была еще "литература".. а я кстати полностью прочетал...ггг

#56 15:51  20-02-2015Стерто Имя    
Олень подозревает взятошничество, но говорить пока не осмеливается
#57 15:52  20-02-2015pro.bel^4uk    
Не дочитал, но осуждаю. По делу есть что сказать? Все с текстом впорядке завязка - кульминация -развязка. Вполне. Я не согласен с ценностями толкаемыми в тексте, но подача вполне. Завистливые людишки. Гав-Гав
Я подозреваю двурушничество, кумовство и фарисейство.
#59 16:05  20-02-2015Стерто Имя    
ну это естествеено же.. руки две, кум он и есть кум, ничо странного, а фарисейство.. еще толстой говорил:

Для того, чтобы называть фарисейство сектою, надо показать, где, кем блюлось истинное учение Моисеева закона, а таких учителей не только нет, но по всем книгам Нового Завета видно, что эти самые учителя и были фарисеи и других никаких не было и не могло быть.
#60 16:17  20-02-2015Антон Чижов    
да не должно всем нравиться. это ж не стодолларей.
#61 16:34  20-02-2015Игорь Бекетов    
#49

Глаголы "надеть" и "одеть" имеют разные антонимы. Надеть (ант. снять), одеть (ант. раздеть). В этом суть проверки правильного написания. В авторском контексте тапки следует надевать.



Текст, на мой взгляд, на рекамед не тянет.
#62 16:50  20-02-2015Антон Чижов    
Игорь, засылайте рекоменд. И всё решится в вашу пользу.

И всем советую так поступать.
#63 16:53  20-02-2015Зазер Ю    
Посмотрите тексты этого автора, они все в порядочных рубриках. Одним словом литпромный Никита Михалков. А у редакторов солнечный удар среди зимы
#64 16:55  20-02-2015Гыркин    
Написано качественно, но дочитал большим усилием воли. Вот такой вот парадокс...как и с тем же Поповым, от текстов которого не оторваться даже в местах, где халтура. Тут с Рапаной нельзя не согласиться
#65 16:57  20-02-2015Антон Чижов    
хотел бы я взглянуть на тексты без халтуры гггг

не требуйте невозможного, господа
#66 17:02  20-02-2015Антон Чижов    
Зазер, вот как-то давно я уже не имел чести с тобой полемизировать. Однако имею вопросец, он довольно устойчивый: с чего ты, братец, барахтающийся исключительно в собственной головяной хуете, решил, что способен хоть на какое-то здравое суждение?



Дело в том, что способностью к суждению по Гассету вообще обладает один из тысячи, а вообще-то - из десятка тысяч.



Ты явно не принадлежишь к этому меньшинству, забавляясь однорукими эмоциями. Почему бы тебе просто не помолчать, дабы сойти за приличного?
#67 17:09  20-02-2015Швейк ™    
Всё воюете? Ну-ну!
#68 17:12  20-02-2015Антон Чижов    
да не, Олег. я просто отдыхаю после сытного обеда.

удивляюсь людям, способным на выдёргивание бесконтекстных цитат, на основании которых они строят какое-то особенное мнение, не видя за деревьями леса, нихуя ровным счётом не понимая и забавляясь собственными выкриками в чужую жопу
#69 17:14  20-02-2015Швейк ™    
А я вот даже не завтракал. Но битье недовольных по рукам одобряю. Я вот тоже не вкурил восторгов, но молчу же. Ибо доверяю тем, кто решает
Не рука руку моет, а рукомойник.
#71 17:18  20-02-2015Гыркин    
Хотя, если принять во внимание, что рубрика определена и поддержана куда более мастеровитыми литераторами, нежели я, например, то скорее всего правда будет в том, что неспособность получить эстетическое удовольствие от чтения этого креоса кроется исключительно в моем невежестве.
#72 17:18  20-02-2015Антон Чижов    
решение ж оно бесстрастно. мне вон никита крымов мил, так и хуле?
#73 17:19  20-02-2015Oneson    
если волка не кормить в сарае, то он и на лес то смотреть не сможет. сяду ка за чтение пожалуй. все только и говорят о рекоменде
#74 17:20  20-02-2015Mr. Bushlat    
вот я все думаю-где Фан-Тест... где Алу Зеф... где Семен, в конце-концов?
#75 17:21  20-02-2015Mr. Bushlat    
является ли тоска по Алу Зефу признаком старости?
#76 17:22  20-02-2015Антон Чижов    
не, это признак рассеянной личности. ешь тунца
#77 17:24  20-02-2015Mr. Bushlat    
А Семен? *упрямо* Его эпическая сага про копрофагов!
#78 17:28  20-02-2015Антон Чижов    
ты про Горбункова или Простова?
#79 17:38  20-02-2015Сёма Вафлин    
.А по мне - так нехйуово и рубрека в цвет

В кои то веки блять..вынужден быть солидарен с Чижовым/горе мне/

грусный смайлег
Двурушничество - это полотенце о двух концах.
#81 17:49  20-02-2015Стерто Имя    
а двуярушничество - койка о двух этажах
#82 17:50  20-02-2015Антон Чижов    
а двустволка - вообще двусмысслица
#83 17:56  20-02-2015Швейк ™    
Я сегодня завис, когда одна студентка сказала, что она отсидела полпары
#84 17:57  20-02-2015Антон Чижов    
ну нормально сказала. рано пришла? не вовремя?
#85 17:58  20-02-2015Зазер Ю    
Антон Чижов, мне нравится высказывание П.Капицы: "Здесь никто не ругается — происходит научное обсуждение" Я на это не претендую, но вот ваша линия поведения хорошо вписывается в контекст этой фразы. Позволю дополнить Ваши очень ёмкие и конструктивные высказывания.

Я уверен на сто процентов, что автор по профессии переводчик. И возможно, не- плохой. Может быть, книги, которые он переводит, расходятся, как горячие пирожки. Стиль, язык, построение фразы, добродетельный Антон, выдают автора с головой. Ему нет времени оттачивать текст, и это очень заметно.

Но если Вы, мастер словесности, считаете, что автор достоин получить золотого орла, то и быть посему.

Корпоративность превыше всего! - таков негласный девиз ЛП?

#86 18:01  20-02-2015Файк    
А позвать сюда Вову Павлова и поднять ему веки!
#87 18:03  20-02-2015Антон Чижов    
Зазер, вот почему ты бываешь таким приличным? Хотя Вы с большой буквы и нонсенс. А в остальном лишь дополню выводы: я считаю, что некоторые решения не имеет смысла пересматривать, хоть бы они и шли в разрез с собственными понятиями на предмет. Молчание, как известно, золото.



Что несказанно умилило так это намёк на добродетельность. Спасибо тебе, далёкий и неизвестный враг!



#88 18:10  20-02-2015Стерто Имя    
зазер, ты же кривоногий, косолапый кролик, ростом чуть выше велосипеда, и мысли у тебя такие же..трушков ты нещасный
#89 18:11  20-02-2015Стерто Имя    
капица-тупица
#90 18:11  20-02-2015Стерто Имя    
дома не сидица
#91 18:18  20-02-2015Зазер Ю    
Антон, снимаю шляпу, вы как всегда неотразимы. Редко встретишь человека с таким зашкаливающим ЧСВ. А я теперь долго буду копаться в себе, что ж во мне такого значительного, чтобы быть поднятым на такую высоту - являться врагом самого Антона Чижова? Ведь теперь придётся этому как-то соответствовать! Вот незадача-то...
#92 18:20  20-02-2015Швейк ™    
#84 Вовремя пришла. Просто скучно было. Я проебал очки и два месяца не читал книжки. Вот где драма
#93 18:20  20-02-2015Mr. Bushlat    
Какой настырный иунуш
#94 18:21  20-02-2015Антон Чижов    
гггг

вот дурак то

в кои веки попытался что-то хорошее сказать, всё едино через жопу протащил



ладно, Зазер, я сдаюсь. ты реально непробиваем.
#95 18:21  20-02-2015Сёма Вафлин    
91

Зазер а непрошол бы ты в хуй?

Тягацца с Антошей следует када сам песать чо нить сможешь А не цытировать капицев и иже...ИМХО
#96 18:22  20-02-2015Швейк ™    
Причем пару лет до этого я их не читал просто потому что не хотелось. И было не так больно
#97 18:22  20-02-2015Сёма Вафлин    
Если чо Антон ето не в твою паддержку..просто пасправедливости чо уж
#98 18:23  20-02-2015Швейк ™    
Теперь вот размышляю о природе страданий
#99 18:25  20-02-2015Антон Чижов    
Кичапов, да ладно тебе, я ж с тобой и не враждовал никогда особо. чтобы лицо выдерживать. С Порки пил, значит не идиот, уже зачётно.

#100 18:26  20-02-2015Зазер Ю    
да ладно Антон, твоё хорошее в зачёт, я ж тебе говорил, что ты добродетельный, ну и оставайся таким. Это ж такая теперича редкость
#101 18:26  20-02-2015Mr. Bushlat    
И все так чинно и благородно... Помнится, лет надцать тому...
#102 18:26  20-02-2015Швейк ™    
Почему-то поддержка Кичапова неизмеримо ослабляет позиции того, кого он поддерживает. Такой вот парадокс
#103 18:29  20-02-2015Швейк ™    
Однажды меня поддержал бухой Броня, после чего я получил бан на пару лет. Это к слову
#104 18:29  20-02-2015Антон Чижов    
Бушлатов, ты бы махнул сплеча, хуле? Повод то есть
#105 18:30  20-02-2015Швейк ™    
И вообще вы очень мало думаете о главном. А оно не зависит от рубрики-хуюбрики. Оно вообще помимо вас
#106 18:32  20-02-2015Швейк ™    
Однажды пример Павлика пустит побеги в ваших головах. Но будет очень поздно
#107 18:34  20-02-2015Антон Чижов    
да хуй там.

думают вообще очень редко, а по делу - единицы

Павлик уникален
#108 18:34  20-02-2015Сёма Вафлин    
#103

Швейк а вот с тобой я б нибухать низдоровацца..думаю бы не стал.

Какой то ты гандонистый вроде мужычок ИМХО

На етом думаю дтскуссия с тобой закончена Побазарь с перовым лутше))
#109 18:36  20-02-2015Швейк ™    
Мы вот уже который час бьемся за репутацию автора, а он еще не понял главного. А к тому, кто не понимает Главное рано или поздно приходит Худшее. Правда же?
#110 18:37  20-02-2015Сёма Вафлин    
Чижову - да я не о вражде Антоха..я так стебацца пытаюсь Умных людей я уважаю они реткость типерь. Угу.

А так то..работу ридака в принцыпе знаю и низавидую))

Удач тебе!
#111 18:38  20-02-2015Швейк ™    
Низкий тебе поклон, Кичапов! Честно, я безмерно рад твоему безразличию
#112 18:39  20-02-2015Сёма Вафлин    
Абращайся Швейк..а уж как я рад

что ты может наконец умняк накатывать перестанешь...

А посему..прощевай братан..не кашляй)(
#113 18:40  20-02-2015Антон Чижов    
ну и слава богу. не люблю враждовать на пустом месте. это глупо
#114 18:42  20-02-2015Швейк ™    
А зачем вообще враждовать не на пустом месте? На пустом месте враждовать гораздо удобней
#115 18:44  20-02-2015Mr. Bushlat    
Антон-повод был, когда были Титаны. С к ними было интересно. А это - так. Или ты хочешь, чтобы я делал лингво-стиллистический анализ для дамы с ником Рапана? Имей совесть!
#116 18:49  20-02-2015Молодая Бабушка    
Кичапов, я тибе скоро напишу, пайдем с тобой пиво пить! Расскажешь хоть какое у вас хорошее, а то я, как дома Туборг да Бад пю....
#117 18:51  20-02-2015Oneson    
JE SUIS SHVEIK
#118 18:54  20-02-2015Сёма Вафлин    
#116

Светка..да нивапрос!

А дашь за сиську потрогать я и на Джеймсона раскручусь)))

Ну а не дашь..пивка попьем) Жду.
#119 18:55  20-02-2015Стерто Имя    
еще и свиданья назначают тут же
Сделай это для меня, Денис.
#121 18:58  20-02-2015Антон Чижов    
Ты, Денис, меня прижал к стене
#122 19:06  20-02-2015говноротина    
#115 не надо автор анализа ... Не вы, не ваши тексты даме уже не интересны.
#123 19:12  20-02-2015Молодая Бабушка    
Я девушка приличная, за бутылку вискаря самое дорогое трогать ни даю! вот! тока па любви, а ты жену любишь, я помню!
#124 19:18  20-02-2015Сёма Вафлин    
#123

Тада согласен на пиво../хорошее/ и поговорить)))

Стрелу набьешь свидимся. Добра и Удач тебе в подмосковии.
#125 19:21  20-02-2015Сёма Вафлин    
ггг.. прям чот в рифму

За бутылку вискаря

Не видать мне сиськаря)

)) Ну и лан..буду взглядом вожделеть чо ужж..

Нам старичкам - простительно)
#126 19:26  20-02-2015Молодая Бабушка    
сиськаря у Ланки нету,

Не видать и за конфету)



#127 19:28  20-02-2015Сёма Вафлин    
Убедила лан...

Не сиськи красят дефку..

Ан нет! Все таки сиськи..угу)
#128 19:31  20-02-2015Швейк ™    
Я знал, что всё закончится собачьими свадьбами
#129 19:31  20-02-2015Антон Чижов    
это и есть бестселлер
#130 19:31  20-02-2015Швейк ™    
Под рикамендом самое место. Все происходит очень обстоятельно и помпезно. Не то что под хуетой
#131 19:31  20-02-2015Молодая Бабушка    
ну то смотря какие они: кого красят, а кого просто хочецца обнять и пожалеть)
#132 19:34  20-02-2015Антон Чижов    
ну автор непременно расплачется от умиления вашей хуетой
#133 19:36  20-02-2015Швейк ™    
Захочется автору рубрикой похвастаться перед коллегами и знакомыми, а раз сто еще подумает, предугадывая их реакцию на каменты
#134 19:36  20-02-2015Сёма Вафлин    
#132

А пох Антош..в аткравениях кроме Клифта нет нихто..

А с Ланкой пивасика я бы употребил.. а вдруг?..))

Мнение Швейка - мне монопенесуально ИМХО
#135 19:37  20-02-2015Сёма Вафлин    
через Е спициально чтоп не залаяли за нецензурщину)
#136 19:42  20-02-2015Сёма Вафлин    
Ушол жену встречать..хто будет на Чистых - прыгайте у паметника..)
#137 19:47  20-02-2015Антон Чижов    
не, ну чтобы прекратить эту вакханалию



Бушлатов!



В твоём тексте есть две черты, которые мне лично(это индивидуально, замечу), которые мне не нравятся:

1. Многословность.

2. Избыточная многословность.



Далее:

я верю, что это не стилизация, а вполне ортодоксальный стиль. сам я страдаю той же болезнью, знаю, что это врождённое.

всё скомпановано, финал сделан. финал- чуть ли не важнейшее в любом немыслимом говне, что вытягивает. тут всё правильно, хотя бы лично я проредил кой-чего и в последних абзацах.



есть вещи мне непонятные: НЕбольшие и т.д. маленькие, не?

два НЕ подряд - вредно для здоровья

фраза должна кататься во рту не как то, что вы подумали, но вроде того



в остальном у меня нет претензий, разве что сама тема. она стара. об этой поебени писал даже я и Вионор Меретуков.



полагаю, что Бушлатов, как мой старый заочный друг, прислушается ко мне и если отпиздит, то тоже заочно
#138 20:18  20-02-2015Mr. Bushlat    
Антон-ты все верно указал. Претензий нет и быть не может по определению

#139 20:20  20-02-2015Антон Чижов    
пиздить будешь заочно?
#140 21:57  20-02-2015Ы. Ачагов    
- Все, что вы написали - ни к черту не годится!(С)
#141 22:18  20-02-2015Антон Чижов    
Ычагов, ты квазимодо ёбаное, уйди отсель
#142 22:31  20-02-2015Ы. Ачагов    
Хорошо, я уйду. Но только ответь: это ты у меня про Лапсердак читал сегодня?
#143 22:33  20-02-2015Антон Чижов    
иди
#144 14:14  22-02-2015Hunter    
Онтоша пиан.

Не пей многа.
#145 17:18  22-02-2015paranot    
Ну да, Булгаков легче изъяснялся, чем Бушлатов. Но рикаменд по совокупности поддержу.
#146 01:06  24-02-2015Слава КПСС    
Про меня есть - креатиф ахуителен. Аффтар - пешиы ищо.
#147 18:36  24-02-2015Болтъ    
оааха-хаха! Билять! Плюсанул, жЫрно и сытно. Пешы исчо - адназначна.
#148 19:10  24-02-2015Болтъ    
камменты на Литпроме тоже доставляют, этакий рейтиг ёпт, ибо отличительная черта песдатого креатива: аццкий срачъ в камментах, с подливой (сука пацталомъ!)
#149 02:43  26-02-2015Нехуй    
Не согласен с рубрикой. Хотя доставляет. Промлитература от сохи, станка и таёжной заимки. Соцреализм на каннабисе. Первая фраза, кстати, неплохо отражает суть текста. (Штрилиц фореве!)

Не тянет. Афтору писать Ыщё. Желательно - короче. Можно без ебли.
#150 04:53  26-02-2015Илья ХУ4    
текст не читал, пока некогда, потом обязательно прохлопаю



с рубрикой поздравляю!



ну и Лп с очередным рекамендом
#151 13:12  26-02-2015Тоша Кракатау    
В храме, если мне не изменяет память были не купцы, а торговцы. Впрочем, это не существенно т.к. бога все равно нет.



Смачно. Но черная дымящаяся жижа в моем восприятии почему-то капает на автора. Возможно это просто зависть.
#152 22:48  26-02-2015АРБАТ    
Не вытянул.Стыдно.Но признаюсь.
#153 16:54  20-03-2015КОЛХОЗ    
Чота слишкам затянутонах.
#154 13:22  31-03-2015Иннокентий Тарханкутов    
Хорошо вроде, но - ого!
#155 20:40  01-04-2015Mr. Bushlat    
Хорошо, что не ага
#156 01:43  02-04-2015ekimosss    
многа букаф... многа...

но платонов да, это был писатель...

хуже булгакова)
#157 23:06  11-11-2015Renat-c    
Что-то Варенуху вспомнил Булгаковского.
#158 03:42  16-11-2015Renat-c    
#159 08:32  16-11-2015меня тут нету    
хотела сказать, что картинка маловата, надо бы побольше, покрупнее запостить

а когда увидала количество в наборе авторских букв, поняла что действительно - надо бы покрупнее)) а то диссонирует. тут плакат размером в футбольное поле подойдёт, в самый раз
#160 08:34  16-11-2015меня тут нету    
читать разумеется не буду, уж извини автырь. сократи раз в семь - тогда прочтупервый строчки три бгаа
#161 08:47  16-11-2015меня тут нету    
можно сказать, что, пиша, автырь скинул бушлат. разбушлатился - есть такое выражение. когда представитель гопоты, напившись водки, начинает ругаться матом, махать ручонками, писать в общественных местах и так далее. тогда и говорят - ты чо мол, разбушлатился, сынок? и в дыню.

как рукой снимает, сынок застёгивает бушлат и угоманивается. а про то чтобы например писать (в общественных местах) - так и думать забывает
#162 09:04  16-11-2015меня тут нету    
А дидактическую функцию пусть несет школа, университет



хорошо было бы ещё автырю побывать там, в университете. ну так, чисто в гардеробной, минуты четыре, для визуального ознакомления. матчасть так сказать проработать.
#163 09:11  16-11-2015меня тут нету    
а упираются, дорогой писатель, не "о", а "в". в подоконник, в столб лбом, как в вашем случае и так далее



тапки же, сынок, - НАдевают.

университет, только университет!! и не четыре, а целых пять минут. в гардеробной.
#164 15:02  16-11-2015меня тут нету    
афтырь не появлялса? в одетых тапочках

ну ладно, раз уже это в "хуете", пардон в "рекомендовано", то зачту.

смех в том что я действительно четыре строчки в тот раз прочла, просто воткнула четыре раза наугад - и сразу столько удивительного
#165 15:08  16-11-2015меня тут нету    
налитый глаз откровенно порадовал
#166 15:16  16-11-2015меня тут нету    
рукописи взмыли, потом парение было, затем - спикировали

заметьте - не упали. это было бы не то пальто - после взмывания-то.

интересно, каким образом стандартные листы бумаги формата А4 могут спикировать?

видимо герой (либо редактор) предварительно из них бумажные журавлики сделал, в просторечии - самолётики.
#167 16:10  16-11-2015меня тут нету    
да, весь джентльменский набор. то герой непременно "устремился", то холодильник "рыкнул", то отпрыгнул "резво". уже не говоря о прилагательных.

первая часть - основательно опошленный Довлатов, в Компромиссе щас не вспомню в каком рассказе - разговор с Туронком. всё остальное - обычная графомания, изо всех сил пытающаяся спрятаться за диалоги. Язык - никудышный. Вернее, его вообще нет, набор букв для изготовления готовых фраз (см. устремился и пр.)

Автор, вот вы вроде нормальный человек. Где то ведь работаете? ремонт может в квартирах делаете, плитка там, сливные бачки. А может просто на диване лежите, выпрашивая у супруги на сигареты. Так вот, сосредоточьтесь на чём то одном, на том, что позволяет вам биологически существовать. Если работаете - значит наклеивайте в день на 10 плиток больше. Если супруга содержит - значит удвойте количество "палок". Мальборо может будете курить. Перчатки дерматиновые купит на зиму. Словом, надо жить и трудиться (хотя бы в койке). А писанина ваша не стоит полшекеля. И не потому что она такая вот неактуальная. она просто хуёвая. неинтересная - но это ладно. написано хуёво, вот беда. неумело



не знаю, может быть это просто халтурка, а так то у вас имеются шедевры супер- словесности. я говорю о данном конкретном произведении. гудлак)
#168 16:18  16-11-2015Антон Чижов    
чота ржу, представив Бушлата, ремонтирующего бачки. блять, что у людей в голове. и почему оно там поселилось.
#169 16:36  16-11-2015Стерто Имя    
так его, Гантамирова ... пусть недумоет што тут абышто
#170 16:37  16-11-2015Стерто Имя    
бочков не может отремрнтировать, а всё тудаже. песать романы
#171 22:14  26-11-2015Mr. Bushlat    
Поржал.



#172 03:09  09-02-2016добрый кот    
Весьма. С мухой и со смолой - находки просто зачётные. Снял шляпу и даже слегка потоптался на ней.
#173 10:35  14-07-2016Иван Образцов    
Причёмтут Лярвин! Лярва что ли или простотакприкольней?
#174 10:37  14-07-2016Иван Образцов    
"подтянул к себе рукопись и брезгливо, будто на раздавленного только что диковинного жука глядя на нее, пробурчал"



Жук диковинный или обычный - какаяразница?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
НЕ ПРИКАСАЙТЕСЬ К ЗАБЫТЫМ ВЕЩАМ...

Утро. Столица. Метро. Москвичи.
Вечно снующие толпы народа.
И, отражаясь от мраморных сводов
Голос откуда-то сверху звучит.
Напоминает в сто тысячный раз
Правил нехитрых заученный список.
К краю платформы не чалиться близко....
19:17  09-01-2017
: [187] [Рекомендовано]
28

Короче они допили коньяк и направились к стойке администратора. Наум по дороге сунул пустую бутылку в кадку с фикусом, а Резеда отклонилась от курса и присела на диванчик отдышаться. На неё напала икота. Резеда сидела, сложив руки на груди, раздвинув ноги, словно горец в электричке и очень мило икала....
Победитель конкурса "АПОКАЛИПСИС"

*
Папа мёртвый под столом,
Мама голая – под ёлкой.
На диване чья – то тёлка
С перекошенным еблом..

Всхлипнул маленький Кондрат,
И врубил музон погромче,
Но никто вставать не хочет,
И никто ему не рад..

Тут глазищами моргнул
Смуглый дядя на портрете:
«Нализались....
01:16  08-01-2017
: [36] [Рекомендовано]
Победитель конкурса "АПОКАЛИПСИС"

- Смотри! Прямо в нас летит!
Яшкины пальцы, как маленькие крючки, вцепились в ладонь старшего брата.
- Да не ссы ты! – Артем досадливо разгибал вцепившиеся в его ладонь пальчики-крючочки. – Не видишь, что ли, недолет?
Старший брат, конечно, оказался прав: ракета упала у детского городка, рассыпая струи жидкого огня....
20:34  18-04-2015
: [151] [Рекомендовано]

Я родился в Восточной Сибири, немного раньше, чем планировал. Примерно на три месяца. Мама моя, была в то время очень приличная 37-летняя женщина. На 22-ой неделе ее пригласили на поминки к очередным и многочисленным нашим родственникам. Мама так резво там отплясывала, что в итоге вечером того дня у нее случился выкидыш....