Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Графомания:: - Тяготы и радости вдовства

Тяготы и радости вдовства

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 11:54  23-04-2015 | Антон Чижов | Просмотров: 824]

…Гарри смежил вежды.

И тотчас пред мысленным взором зароились далёкие воспоминания...

Гарри Анатольевич Зубрицкий женат был многократно. И все его жены умерли в самом цветущем женском возрасте. После смерти первой избранницы старину Гарри охватила такая ипохондрия, что он едва не повесился.

Он долго не мог прийти в себя.

Лишь по прошествии полутора лет женился второй раз.

В счастливом браке молодые прожили недолго: красавица умерла при родах. Сплавив младенца в приют, старина Гарри опять принялся страшно страдать.

Потянулись дни и ночи тоскливого одиночества, которое скрашивали бесчисленные случайные подруги.

Через полгода он нашел новую избранницу. Та умерла через год.

Дальше пошло лучше. Веселее. Старина Гарри приучил себя стойко переносить потери. Смирился, так сказать. Он понял, что от судьбы не уйдешь.

Очень важно, со значением говорил он своим друзьям, чтобы новая претендентка на роль жены не знала, сколько у нее было предшественниц, ибо это неизбежно наводило бы ее на мысль, что она априори обречена. И главное – не тянуть с женитьбой. Понравилась баба – безотлагательно делай предложение.

Поскольку его жены не задерживались на этом свете, он вынужден был непрестанно освежать супружеский корпус. Восстанавливать, так сказать, матримониальное статус-кво, тратя силы и время на кадровую ротацию спутниц жизни. В конце концов, он так запутался в женах, что потерял им счет.

Постоянная смена жен привела к тому, что старина Гарри стал более вдумчиво и рачительно относиться к домашнему хозяйству: он перестал вещи очередной супруги после ее смерти выбрасывать на помойку. Он передавал шмотки усопшей спутницы жизни как эстафету следующей жене – как бы по наследству, уверяя, что это фамильные вещи, принадлежавшие еще его прабабке.

Несменяемые вещи помогали старине Гарри привыкать к очередной пассии. С появлением новой жены почти ничего не менялось: декорации были те же, только роль главной героини исполняла другая актриса.

В течение многих лет старине Гарри всё это сходило с рук. Ни разу его стройная и четкая система ротации не дала сбоя. Кандидатки в жены ни о чем не догадывались и исправно выскакивали за него замуж. И столь же исправно спустя некое время устремлялись вслед за предшественницами.

Зубрицкий превратился в невольного фаталиста.

Семейная жизнь старины Гарри напоминала русскую рулетку. С тем отличием, что в смертельной забаве сохраняется надежда уцелеть, жены же Зубрицкого, в силу их роковой обреченности, такой надежды были лишены изначально: им было просто предначертано умирать в расцвете сил.

Старина Гарри, как много грешивший и потому богобоязненный человек, считал своим священным долгом систематически наведываться на могилы почивших спутниц жизни.

Но с годами это занятие стало обременять его, постаревшего Зубрицкого невероятно утомляли и расстраивали эти поездки по кладбищам.

В конце концов непрерывная чехарда жен и кладбищенские тяготы так надоели ему, что он послал все эти семейные заботы, радости и горести к чертовой бабушке.

После очередной, чуть ли не десятой, потери, он решил, что с него довольно, что он значительно перевыполнил план по женитьбам и пора бы ему утихомириться, целиком отдавшись тихим радостям вдовства. И сам себе поклялся никогда больше не вступать в законные отношения с женщинами.

Он предполагал, что жизнь его отныне наполнится новым содержанием.

Но вместо ожидаемого ликующего покоя, на многократного вдовца навалились одинаково скучные, бессодержательные будни.

Старина Гарри с удивлением стал замечать, что его дни рождения участились.

«Вот это да-а, – бормотал он, – вроде, ещё вчера мне было сорок, а позавчера – двадцать. И вот мне уже и за шестьдесят. Как же все-таки быстро пролетает жизнь! Мне всегда трудно было представить себя стариком. А сейчас стоит подойти к зеркалу...»

Он стал многое забывать.

Не мог припомнить, например, как звали его жён.

Имена некоторых любовниц он еще помнил, а вот с именами жён была полная неразбериха.

Была, кажется, Луиза, третья (?) по счёту жена. Да и её он запомнил только потому, что Луиза была единственная, кому посчастливилось избежать смерти.

Не успев ещё толком вкусить прелестей супружеской жизни, Луиза, в соответствии с заведенным порядком, начала чахнуть. Её спасло то, что старина Гарри вовремя распознал в жене скрытую лесбиянку. Он быстренько развелся с ней, и таким образом Луизе удалось обвести смерть вокруг пальца.

Всплывал в памяти затуманенный образ еще одной женщины, очень красивой брюнетки с огненным именем Герда. Но кто была эта загадочная Герда и была ли она его женой, старина Гарри вспомнить не мог.

Он даже допускал, что Герда была женой совсем другого человека, а к нему пристала от безнадёги, как пристаёт к берегу потрепанный штормом корабль, готовый пристать к чему угодно, только бы не затонуть в бушующем море. Но Герда затонула. В буквальном смысле. Во время купания с ней приключился эпилептический припадок, и она пошла ко дну.

В своей забывчивости старина Гарри дошёл до того, что не мог вспомнить достаточно длинные жизненные отрезки. Например, он затруднился бы сказать, что с ним происходило в период с 1968 по 1972 годы. Пять лет как-никак...

Одно время, думая об этих утраченных пяти годах, он пришёл к мысли, что и со всеми другими людьми, возможно, происходит то же самое. Только они в этом – из чувства ложно понимаемого стыда – ни за что не признаются.

Никакими усилиями воли, безумными напряжениями памяти не мог старина Гарри воскресить нарушенную хронологию. Как ни бился, пять лет ушли в вечность безымянными, не проясненными, изъятыми из прожитой жизни. Пробел, провал, белое пятно, или, вернее, пятно без цвета и запаха. Неведомая книга, которая, вместо того чтобы быть прочитанной, захлопнулась и сгорела на кострище из миллионов подобных книг.

Память, споткнувшись, скатилась в пропасть. А сознание перепрыгнуло через эти пять лет и заковыляло дальше, чтобы ухнуть в пропасть несколько позже, вместе с грезами о вечности.

С другой стороны, что такое, в конце концов, в жизни отдельно взятого индивидуума какие-то пять лет? Если вдуматься, то ничего особенного в этих пяти годах нет, так, ерунда, о которой и говорить-то не стоит: всего-то на всего одна тысяча восемьсот двадцать шесть дней. И примерно, как сказал бы Довлатов, столько же ночей...

Что значит эта хилая цифра в сравнении с теми могучими двадцатью пятью тысячами дней, которые, если верить статистике, проживает каждый из нас?

А тут жалкие пять лет...

Некоторые не могут вспомнить и десятилетий. И ничего, справляются как-то.

Короче, пока старина Гарри осматривался, размышлял, частично терял память и хоронил жён, жизнь неожиданно подкатила к обрыву.


Теги:





-2


Комментарии

#0 11:54  23-04-2015Антон Чижов    
начинать с вежд смеженных?
Вионор, ты поистине неисправим
смеркалось(с)
#1 12:14  23-04-2015Алена Лазебная*    
Есть в мире стабильность!
#2 12:23  23-04-2015Ушаса Сидоровичъ    
не дождав надежды

низложил одежды

и смежил вежды

неглижей между
#3 13:23  23-04-2015Стерто Имя    
да... надо было только первую строку и оставить. в ней удачно заключены все "тяготы и радости вдовства".. гг
#4 13:34  23-04-2015рапана    
не. жены не умирали. Он про них забывал. Это, видимо, про ранний склероз...
#5 16:06  23-04-2015Зазер Ю    
просто он на ночь подсыпал им снатворное, а потом заёбывал: одну до смертельного изнурения, другую до вскрытия латентного лесбийства, третью до эпилепсии, четвёртую до спонтанного схлопывания матки, пятую да хронической эрозии пизды
#6 17:53  23-04-2015Лев Рыжков    
На самом деле из одного только этого отрывка можно сбацать целый роман. Притом относительно не хуйственный. Дать портреты героинь, обстоятельства гибели, постепенно вскрывающуюся семейную тайну. Может быть, внезапную любовь к десятой жене. Попытки ее отговорить.Скандалы. Попытки героя отсрочить неизбежный трагический финал. Апофеоз и катарсис.

Очень много интересного и наваристого может быть.

Но сейчас ничего этого нету. Женщины - безлики и картоны. Герой - точная копия всех остальных героев Вионора: кряхтун-хохотун, обладатель отчотливо семитского профиля.
#7 18:11  23-04-2015arc    
Ахуеть! И тут семиты виноваты!
#8 18:32  23-04-2015Лев Рыжков    
Героев-семитов очень много в литературе мэйнстрима. У Быкова, Улицкой, прочих бесчисленных прозаиков. Притом много настолько, что когда наше время будут изучать потомки, они придут к выводу, что "героем нашего времени" был еврей средних лет с его рефлексиями на тему "Пора валить".

Пусть будут, конечно, герои-евреи. Но не надо их плодить без числа. Ибо и кроме них люди есть))
#9 18:49  23-04-2015arc    
Простите, Лев, но у вас кажется паранойя. Герой - еврей, рефлексия, "Пора валить". Кинематограф, да. Там много семитского профиля. Литература. Нет.
#10 18:57  23-04-2015Лев Рыжков    
Ой ли?

Я, знаете, с современным российским лит. рукотворчеством не понаслышке знаком. Там только это, в основном.
#11 05:42  24-04-2015Андрей Иркутский    
Хм..Дежавю какое-то. Был уже данный креос, нет? 100% я его уже читал. Вионор, надеюсь не спиздил.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:23  19-09-2020
: [15] [Графомания]
...
03:34  19-09-2020
: [11] [Графомания]

На облаков белесых залежи
И на стекло лесных зеркал
Большое солнце понимающе
Жары направило оскал.

Деревья словно девки пьяные
У летних дней на поводу
Шумели про любовь обманную
И танцевали на ходу.

Природа вся давно расслабилась
Гулять собралась до зимы,
Но осень новая наладилась
Брить деревянные умы....
13:47  14-09-2020
: [9] [Графомания]
Не зачем мне дева, если есть полено,
Я бродил в лесу, травы по колено,
Глупенькое солнце золотило кроны,
Жало топора против тела клёна.
Полетит щепа — птиц шальные стайки,
Тулово лежит посреди лужайки,
Со ствола, коры я одежду скину,
Ложе из цветов, подстелю под спину....
16:52  13-09-2020
: [3] [Графомания]
Это было давно. Это было недавно.
Это было, когда заманал Ленин всех;
И с рубиновых звезд величаво и плавно
Новогодним снежком отлетал счастья смех.

И на юных телах, что наги откровенно,
Можно было согреться, хоть смейся, хоть плач....
11:21  12-09-2020
: [9] [Графомания]
Любовь - дважды два четыре,
Дом сделанный детской рукой;
И кошка в новой квартире;
Туман над забытой рекой;

Земли древнерусское тело,
И Преображения Спас;
И птица, что в даль пролетела;
Свет эвёзд, что еще не погас.

И бога на небе росчерк,
И зверя недавний след....