Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Пустите даму!:: - Женечка.

Женечка.

Автор: Тихомирова, да
   [ принято к публикации 18:03  15-07-2015 | Антон Чижов | Просмотров: 1203]
Она была неимоверно худа. Когда я шла рядом с ней, мои ноги становились то слишком тяжелыми, то слишком усталыми – ее же летели, словно пушинки одуванчиков в вечернем небе.

Ее лицо не было модельным. Оно было удивительным. Заостренные скулы, загорелая кожа, на которой танцевали свой веселый танец множество веснушек, искренняя улыбка и взгляд, постоянно отсутствующий. Стоит лишь отвернуться, выпить глоток обжигающего небо вишневого чая, а потом посмотреть на нее и увидеть: ее здесь нет, взгляд устремлен на что-то невидимое для остальных людей. Только когда позовешь ее, она снова проснется, выйдет из оцепенения, тихо спросит: « Все хорошо?». И ты понимаешь: все действительно хорошо.
На тот же вопрос она отвечала всегда одинаково. Извечное слово «Да» прилипло к ее белоснежным зубам, как вязкий ирис. Она всегда улыбалась и почти никогда не плакала. Казалось невероятным, что в таком птичьем теле могла жить такая сильная душа.

А может, она была ненастоящей, словно ветер. Позвонит раз в неделю, посмеется в трубку, спросит, все ли со мной в порядке и утихнет. Гудки в переносном телефоне. Ветер улетел на юг.
Там она загорела еще больше. В серо-голубых глазах плескалось Средиземное море, а руки были теплее песка.

- Я ужасно люблю Oreos! – Море в глазах заходило волнами. - Накупила кучу упаковок!

Я не знала, что такое эти чертовы Oreos, но искренне хотела разделить с ней это счастье, ощутить это настроение на кончике языка.
Я мигом спросила, что это. Оказалось, шоколадное печенье.

Я была на диете.

Она была слишком неиспорченной. Никогда не красила волосы, не носила сережек, не красилась. Даже чуть-чуть. Ее украшением была она сама. Густые соболиные брови, мягкие золотистые волосы, изгиб улыбки. Солнце было ее верным другом. Она словно светилась изнутри.

Однажды я спросила ее: «Ты когда-нибудь думала, зачем мы живем?».
Для меня, девушки с вечным беспокойством на лице и вечной любовью к крепкому кофе это было нормальным. Но она лишь легко улыбнулась и, мельком взглянув на меня, ответила: «Нет, не думаю…». Но вдруг осеклась, схватив мою руку: «Думала, когда в ванной заклинила дверь, и я просидела там целых два часа!» - Сказала это и сразу начала говорить о другом.

В тот день мы долго смеялись.

Она всегда была очень тихой. Любила прислушиваться, но не говорить. Не хотела открывать свои тайны. Была закрытой книгой, которую я отчаянно пыталась прочитать и понять. И если мне всегда хотелось куда-то бежать, что-то делать, совершать революции, то ей хотелось спокойствия и тепла.

Шутка, но нам двоим, всегда было о чем поговорить, хотя мы были такие разные люди.

Она любила рисовать море. До чертиков любила Айвазовского. А я любила ее картины, которые она все время критиковала. Но в каплях моря, в тонких балках кораблей был тот свет, что был в ней самой. Его передали ее руки, которые усердно осыпали грубый холст мазками краски.
Я никогда не видела, как она рисует.

Когда думаешь о художнике, почему-то всегда представляешь не выспавшегося мужчину с бокалом французского вина, который никогда не выходит из комнаты, посвятив себя всепоглощающему искусству. Или нищего с почти закончившимися тюбиками краски. Или сумасшедшего, отрезающего себе ухо. Гения со своей музой или совершенно безнадежного романтика.
Художники все время думают о своей работе, сходят с ума, боятся остаться неизвестными.
Ее картины были ее тенью, не ей самой. Они не мешали ей нормально жить, а наоборот скрашивали времяпрепровождение. Картины не отягощали ее, а чужое мнение мало волновало. Она рисовала не ради хлеба, а ради удовольствия. Картины были отражением ее счастья, а не ее горестей.

Она была другой.

Очень любила свою семью, любила быть с ними рядом. Я всегда была вольной птицей, которая рано выпала из гнезда, но не жалела об этом. Она была серединой домашнего очага. Самым ярким и теплым угольком. Ей не нужны были шумные компании, алкоголь и музыка, бьющая по перепонкам ушей. Она стремилась домой, что окутывал ее ароматами пирогов и дарил ей смех ее родных. Именно про такие семьи написаны сотни книжек. Именно о таких все и мечтают.

Она совсем не любила говорить о мужчинах. Любого возраста. Ей не нравились никакие актеры, кроме Джонни Деппа. И даже он в исключительно актерском плане. Мне же требовалось быть все время влюбленной, искать кого-то особенного. Хотелось чувствовать себя нужной.
Она была целой изначально, а рассказы о двух половинках считала мифом. Ей не требовался человек для ощущения надежности. Она была у самой себя.

Летом ее почти никогда не было в городе. Далекое слово «Дача» отдавалось в моем сознании колкой обидой. Она почти не звонила, когда была там.

«Почему не сидится ей в таком оживленном городе, почему не хочется ей смеяться и гулять со мной?» - такие мысли часто роем вертелись у меня в голове, жужжа, словно тысячи пчел. Мои пчелы были у меня в голове, а она выходила на дышащее колосьями поле, слушала оркестр из сотен цикад и гудение пчел, собиравших мед с бутонов ароматных полевых цветов.
Она и сама была, словно полевой цветок. Не напыщенная гордостью роза, не простоватый тюльпан. Она была живым цветком, что умывался утренней росой. Не заботливые руки поливали его, а сильный дождь закалял его листья и стебли. Бутон не сломился, но стал сильнее.

« Через год я уезжаю в Москву. » - Будто ненароком обронила она.
Во мне что-то закипело. Демоны недовольно заворочались, засосало под ложечкой. Хотелось сильно затрясти ее за плечи и громко крикнуть, чтобы она не уезжала.
Мы живем не на страницах книг. Под ногами твердая земля, реальность. Небо слишком от нас далеко.
Она тоже будет далеко.
Да-ле-ко. Опять сказала «Да». Моя голова стала тяжелой.
Она повернула ко мне лицо. Море стало темнее, в нем отражалось предзакатное солнце.
- Я буду звонить, ты всегда сможешь приехать ко мне, а я к тебе! – Она верила в то, что говорила, пыталась внушить это и мне.
- Я тоже буду звонить. Не включай на «Беззвучный». – Я улыбнулась.
- Ты же знаешь, что я никогда тебя не забуду. Знаешь ведь? – Она взяла меня за руку.
- Да. – Вот и я сказала это слово, попробовала его на вкус. Наверное, Oreos вкуснее…

Мы шли по вечернему городу, и теплый ветер овевал наши лица, взмокшие от неимоверной летней жары. Дача отпустила ее ко мне на три дня, дом тоже не звал ее. Хотелось запомнить эти часы, чтобы в холодное время, вспоминая ее, ощущать тепло. Знать, что где-то есть твой человек, и что ты всегда можешь позвонить и поговорить обо всем и ни о чем одновременно.

Знать, что у тебя есть Настоящий друг.


Теги:





0


Комментарии

#0 18:03  15-07-2015Антон Чижов    
типическая блядама
#1 18:10  15-07-2015Sgt.Pecker    
про меня есть, ахуенне

если чо ничитал естесна
#2 18:38  15-07-2015Шева    
Девичье-наивное. Думал Oreos - прокладки. Оказалось - штанга. В начале предпоследнего абзаца я бы последним мазком вставил /про стропила, гудящие и тд/. Похоже на катаевский /Белеет парус одинокий/, только гораздо хуже.
#3 19:10  15-07-2015Тихомирова, да    
oreos- печенье.
#4 20:47  15-07-2015Стерто Имя    
oreo - печенье. .. "s" откуда?.. «Почему не сидится ей в таком оживленном городе, почему не хочется ей смеяться и гулять со мной?» гггггг

да... так то, это фанфик про лесбиянок.. надо было сцену фистинга добавить

#5 22:17  15-07-2015Тихомирова, да    
это не фанфик про лесбиянок. это про потерянных друзей.
#6 22:27  15-07-2015дядяКоля    
Тихомирова, да - не ставь в названиях точки, плиз. Вот в нике своем можешь поставить после "да".
#7 22:29  15-07-2015Стерто Имя    
это про лесбиянок.. друзья так не разговаривают, не мечтают об улыбочках сладких... это завуалированные, жосские, порно-отношения
#8 22:47  15-07-2015херр Римас    
Не, нут терпимо все, читать то можно вполне,плюсану щас.
#9 23:33  15-07-2015Тихомирова, да    
римантасс, спасибо



Стерто Имя, если вам так угодно, думайте, как хотите.
#10 09:30  17-07-2015КОЛХОЗ    
Лютые гомогейбиянки.
#11 10:14  17-07-2015Седнев    
хуенечка

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:46  21-05-2022
: [8] [Пустите даму!]

Пока подруги в золочёной клетке
Сидят в своей удачливой судьбе
Она идёт по жизни без разведки
Рассветы выбрав ровно по себе.

Порыв души умерить нету мочи
Всегда была безудержной она
Мужчина если славно пропесочит
Волнует сразу глаз голубизна....
16:34  19-05-2022
: [3] [Пустите даму!]
- Лен, давай сдадим квартиру? Скучно! Появится тот, кого мы выберем. Будем частью его мыслей, это же так прикольно! А? – Лена протянула мне телефон, ее ногти ржавого цвета, так длинны, что она вынуждена держать пальцы, растопырив, как хирург перед операцией....
12:49  16-05-2022
: [7] [Пустите даму!]
мир за окном незваным гостем топчется,
проснуться невозможно и не хочется,
звонок отключен, и беруши вставил -
но так громки, навязчивы удары
его внутри, что кажется вот-вот
всё вдребезги сломает, разорвёт:
и оболочку, данную в нагрузку,
и бестолковый, но прекрасный сгусток
невесть чего, зародыш чистоты,
поспешно птицам закрываю рты:
не пойте, птахи, траур у меня,
мне принесли с утра останки дня,
накрою стол вчерашнею листвой,
мы станем пить за упокой с тобой,...
21:34  12-05-2022
: [7] [Пустите даму!]
Доверие

Ты о чем? О своем
А зачем? Нужно всем
Ну и как? Да не как
Ты маньяк? Не маньяк

Может бросишь? Нельзя
А как нужно? Любя
Ты уверен? Потом
Так уж нужно? Не в том

В смысле - дело? Ну да
Что же будет? Беда
Ну а я как?...
05:41  10-05-2022
: [4] [Пустите даму!]

Не дивной красною дорожкой
Судьба пред дамою легла
Между придуманным и пошлым
Ходила в поисках тепла.

Наверно стать хотела главной
Удачей в милого судьбе
Походкой бы пленила плавной
Кота по сути и себе.

Он сколь удачливо не скачет
На новых ласковых телах
Не замечал в себе горячий
Любви немереный размах....