Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Внутри. Часть 3

Внутри. Часть 3

Автор: Олег Лукошин
   [ принято к публикации 01:26  26-04-2005 | Cфинкс | Просмотров: 322]
С этого дня я стала жить с ними. Те несколько лет были самым прекрасным временем в моей жизни. Природные катаклизмы ещё не беспокоили тогда Землю, войн почти не было, и мы чувствовали себя счастливыми безмерно. Нас многие побаивались, потому что мы были настоящими, и сила наша была немалой. То было время любви и нежности. Всё вокруг казалось прекрасным: леса и луга, звери и птицы. А небо, какое бездонное небо было тогда над нами! Сейчас небо другое и вряд ли станет когда-либо хоть на чуточку похожим на то волшебное небо нашей юности.
Ну а потом всё переменилось. Наступили страшные времена: всё началось с того, что погиб Зорат. Смерть его была глупой и совершенно случайной: споткнувшись в темноте о какой-то злополучный выступ, он попал под мельничные жернова. Шок, пережитый нами, невозможно описать. Как могли мы, блестящая и могущественная четвёрка, имевшая все перспективы достигнуть запредельного ещё здесь, ещё в этих телах и переместиться в чертоги безмолвия без боли и мучений, переместиться не презренными заблудшими духами, а просветлёнными и мудрыми существами, как могли мы так до ужаса глупо лишиться всего в одночасье?

Жизнь наша сделалась кошмарной. Причиной являлись мы сами: разум наш пошатнулся, воля пребывала на самых глубинах уныния, и лишь беспросветное будущее смиренно ожидали мы. Его-то и получили. Теперь мы были равны всем гнусным людским тварям: и за пропитание, и за жизнь приходилось сражаться. Может быть нам стоило тогда распасться, ведь трое – это ничто, магия уже не за нас, а внимания мы привлекаем куда больше. По одиночке можно было затеряться в каких-нибудь глухих местах и скромно дожить до своего конца… Но почему-то эта мысль не посетила нас ни разу. Мы продолжали бродить по земле, прокладывая свой путь на юг, в тёплые страны. Зохан, наш лидер, вёл нас туда. Он оставался единственным из нас троих, кто сохранил присутствие духа. Без него мы, две разом поглупевшие девки, не протянули бы и недели. Но всё же тёплые страны были несравнимы с благостным бытием в чертогах безмолвия, и никакого удовлетворения наше продвижение нам не приносило.
А потом погибла Зинда. Её убили какие-то степные бандиты. До сих пор я благодарю Бога за то, что он избавил меня от этого зрелища. Когда мы нашли её, трудно было догадаться, что это обезображенное тело было когда-то красивой, знойной девушкой. Мы похоронили её, постояли над могилой и снова отправились в путь.
Может показаться странным, но смерть Зинды лишь придала мне сил. Придала ли она сил Зохану – сказать трудно, он редко делился со мной своими переживаниями. Я думаю, однако, что в любом случае он оставался сильнее и цельнее меня – недаром же он был нашим лидером. Мы продолжали двигаться маршрутом, который он проложил в своём воображении, но теперь это стало неимоверно трудно. Большая война разразилась тогда; болезни и всевозможные бедствия сопровождали нас. Землетрясения, ураганы, эпидемия – всё это в одночасье свалилось на плечи проклятого племени людей. Нам часто приходилось ночевать прямо в лесу, в какой-нибудь звериной норе, питаться отбросами и падалью. Чтобы не умереть от голода и болезней, Зохану приходилось убивать. Он никогда не любил это занятие и не убил бы никого просто ради забавы, но когда единственным способом добыть немного денег является убийство, выбирать уже не приходится.

Хорошо всё это кончиться не могло. В конце концов Зохана поймали, наскоро судили и приговорили к казни. Они, эти порочные люди, переубивавшие за свою жизнь в сотни раз больше, чем он, судили его, просветлённого, великого человека! Они не стоили грязи на его обуви, но… они были в силах лишить его жизни.
Ночью, перед казнью, мне удалось встретиться с ним. Ради этого мне пришлось отдаться двум вонючим охранникам, которые разрешили нам пообщаться полчаса. Мне никогда не забыть той встречи! Я вошла в его камеру, и он, бледный, в кровоподтёках, изнурённый, измученный пытками, но с яростно горевшими глазами, шагнул мне навстречу. Мы обнялись. Я заплакала, но он сурово покачал головой и вытер мои слёзы своими ладонями, на которых были перебиты все пальцы.
- Пусть эти слёзы льются в последний раз, - сказал он твёрдо. – Теперь ты должна быть железной, потому что сила нас троих перейдёт к тебе.
- Я не смогу жить без тебя! – сказала я.
- Сможешь. Ты должна жить! Обязана.
- Я испытала два потрясения, потеряв Зората и Зинду; потеряв тебя, я потеряю смысл существования.
- У существования нет смысла, оно бессмысленно. Ты будешь жить и не вздумай лишать себя жизни, потому что у нас ещё есть шанс.
- Шанс?
- Да. Там, в чертогах безмолвия, мы снова сможем создать свою четвёрку. Но ты должна сохранить нас в себе до самой смерти. До естественной смерти.
Я уткнулась ему в плечо.
- Когда-то в молодости, - продолжал он, - я не верил рассказам о четвёрках. Я жил далеко-далеко отсюда, в стране поющих ветров, и единственное, что являлось для меня правдой, был мой клинок.
- Ты был воином?
- Да, я сражался за своё племя. Но теперь я считаюсь там изменником и трусом, потому что вынужден был бежать.
- Но ведь ты не был трусом?
- Я не был трусом, но я ценил свою жизнь, возможно больше, чем она того заслуживала. Я не стыжусь своей слабости – тогда она была оправдана.

В своём племени я был знатен и богат, моя семья на протяжении многих поколений дружила с семьёй вождей, и я мог запросто придти в дом к нашему Повелителю, который радушно встречал меня и даже протягивал руку для поцелуя в знак особого расположения. Его сын и наследник, Первый Полководец Рор был моим близким другом. Мы были ровесниками: всё своё детство и всю недолгую юность провели вместе, бок о бок, деля и кусок хлеба, и циновку для сна пополам. Я любил его, как может друг любить друга, и даже подумать не мог, что он станет моим первейшим врагом и причиной моего бегства из родных мест.
В то время мы ожидали большое нашествие Подземных Существ. Они выходили из своих нор раз в три года, чтобы сеять смерть и лишения, превращая в пепел и зловония всё на своём пути. Каждые три года мы бились с ними не на жизнь, а насмерть, и не было ещё случая, чтобы не победили этих тварей. Мы уничтожали их всех до последнего, но… Через три года полчища новых варваров вторгались в наши земли. Говорили, что тут не обходилось без чертовщины, что Подземные Существа – это вовсе и не существа, а демоны ада, стремящиеся завоевать Землю, или может быть духи умерших рептилий, мстящие за своё униженное существование при жизни. Говорили даже, что они – страхи живых людей. Говорили всякое, но я мало задумывался об их истинном происхождении. Я знал лишь, что от удара меча их безобразные головы отлетают от туловищ и чёрная кровь хлещет густыми ручьями. Я знал, что их можно убить и убивал.
Я, как близкий друг Первого Полководца и человек, приближенный к Повелителю, занимал высокий пост в племени. Я был предводителем отборного отряда Отчаянных – воинов, не щадивших ни себя, ни врагов и всегда шедших в бой первыми. В тот вечер я был в хорошем расположении духа, мои солдаты веселились и ничего не предвещало неприятностей, как вдруг ко мне для беседы подошёл мой помощник Гильрих, наихрабрейший воин и человек, весьма ценившийся мной за ум и смекалку.
- Я должен поговорить с тобой, Зохан, - сказал он мне, и по его голосу я понял, что это очень серьёзно.
- Да, я слушаю тебя, - ответил я.
- Твоя жизнь висит на волоске, храбрый Зохан.
- Думаешь, подземные изверги убьют меня завтра?
- Подземные изверги не убьют, но убьют собственные же солдаты.
- В наших рядах измена?
- То не измена, то заговор – против тебя.
- И что послужило его причиной?
Гильрих помедлил с ответом.
- Благочестивая жена Первого Полководца Рора, развлекая своего мужа любовными утехами, нечаянно назвала его твоим именем.
Я обдумывал услышанное.
- Нет, Рор не пойдёт на это. Он не станет убивать своего лучшего друга.
- Подумай хорошенько, а друзья ли вы ещё? Когда в последний раз Рор дружески хлопал тебя по плечу, когда вы вместе выпивали кубок вина, когда без укоров и претензий делили женщин? Ой, как давно всё это было!
Он был прав. Наши отношения с Рором охладевали и, продолжая считать его своим другом, я не мог не почувствовать этого.
- Неужели из-за того, что глупая баба ляпнула не то имя, Рор поднимет на меня меч?
- Она назвала твоё имя не просто так. Ведь ты вкушал её любовь, не так ли?
Да, я вкушал любовь этой женщины, красавицы с бездонными глазами по имени Ратна.

Она была чужестранкой и в нашем племени её ждала лишь смерть, но колдовская красота, не позволила ни солдатам, нашедшим её умирающей в пустыне, ни мне, к кому они привели свою находку, ни Рору, ни даже его отцу лишить её жизни. Более того, она завоевала симпатии всех, от кого зависела её судьба и в конце концов случилось так, что она стала не кем-нибудь, а честной и благоверной супругой самого наследника Рора. Её любовь я познал в самую первую ночь нашей встречи, когда едва живая, но обольстительная, она соблазнила меня в моём походном шатре. Да, испытав на себе её ласки, уже невозможно было лишить её жизни. Все остальные женщины казались по сравнению с ней бледными тенями царства мёртвых. Встречались мы с ней и после её свадьбы.
- Что же мне делать, Гильрих? – спросил я опытного воина, ибо сам был в глубочайшей растерянности.
- Бежать, - коротко ответил он.
Бежать… Как это унизительно, как недостойно моего звания. Но есть ли другой выход, есть ли он?
- В любом случае наше племя обречено, - продолжал Гильрих. – В этот раз нам не одержать победу над Подземными Существами. Они заполонят собой все просторы, за ними будущее. Даже в древних книгах сказано об этом. К тому же Ратна… У меня есть подозрение, что она – жительница подземелий.
Широко открытыми глазами смотрел я на него. Тени, сплетающиеся в полотна, рвались и снопы света прорывались сквозь покровы темноты. Наваждение улетучивалось, прах развеивался. Далёкие зовы усиливались и, отражаясь от неровностей скал, обрушивались лавиной. Постепенно мне вспоминалось всё.

Насытившийся, умиротворённый, я лежал на коленях у Ратны, а она, голая, прекрасная, расчёсывала мои волосы своими гибкими пальцами. Шатёр был полутёмен, по всему его периметру дымились благовония, и голова кружилась от их запаха.
- Подземная страна? – задумчиво спрашивал я. – А какая она?

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ


Теги:





-1


Комментарии

#0 04:54  26-04-2005Эдуард Багиров    
Даже не читал.

Олежыгъ, ты ЗА-Е-БАЛ. Тебя не читает никто, даже редакция. Дай нам отдохнуть от тебя хотя бы полгодика, ок?

#1 01:54  27-04-2005Олег Лукошин    
Ладно, хуй с вами. Последнюю часть зашлю, а потом вообще меня здесь не будет.

Мудак ты, Багиров.

#2 03:42  27-04-2005Эдуард Багиров    
Съебись уж скорее, сделай милость, чучело ёбаное.
#3 01:21  28-04-2005Олег Лукошин    
Держи последнюю часть, невъебенный литературовед и знай - народ всё равно найдёт и прочтёт, в какие бы разделы ты меня ни прятал.
#4 13:16  28-04-2005Спиди-гонщик    
ниасилил

сфинкс резок, но по сути точен - написано дохуя, но автор - не мубыш.

компренэ ву?


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:05  09-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Шагает с портфелем
Бредет он устало
На борьбу против лени
Шагает упрямо

Упала зарплата
Не в деньгах ведь счастье
Дыру в пиджаке прикрывает заплата
Являясь собою целого частью

А в здании сером
Цветастые дети
Рисуют похабщину мелом
Рисуют и те блять и эти

И парты исчерчены малой рукой
И порваны в клочья цветы у окна
И пнуть б малолетних дебилов ногой
Но вот раздается вопль звонка

И серый, угрюмый учитель
Безумств вакханал...
- Я беременна.
- Не сомневаюсь.
- Не веришь?
- Почему же. Верю. Прошлый раз ты обещала приехать к моим родителям, чтобы рассказать им о наших близких отношениях.
- Я погорячилась.
- А позапрошлый раз ты была не замужем, но из твоей квартиры с воплями выскочил твой муж в семейных трусах и почему-то без топора....
15:50  09-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]

...Пока я принимал душ и одевался, Карл подогнал машину к отелю. Он намеревался после завтрака с поколесить по окрестностям, чтобы проветрить мозги после вчерашнего. Почти одновременно к отелю подкатило такси с зальцбургскими номерами. В нем находилось юное создание с длинными льняными волосами....


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
23:38  07-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....