Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - А. Козлова. F-20

А. Козлова. F-20

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 19:26  22-10-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 142]
(А. Козлова. F-20: Роман. — М.: РИПОЛ классик, 2017. — 240 с.)

Анну Козлову, дочку и внучку писателей, можно назвать анфан терриблем нашей довольно вяло текущей сейчас словесности. Ее героини — сплошь гламурно-маргинальные девушки с тем еще счетцем к жизни. Эти опусы легче легкого подверстать под жанр иронического нуара с элементами хоррора. В своих вещах Козлова постоянна, если не сказать, повторяема, точно маятник, но зато и мир создала исключительно свой, пугливо читателем узнаваемый, но нелюбимый и уж точно нелюбящий. Однако претензии к жизни и нелюбовь к ней же, к жизни, Анна Козлова облекает в блестящую форму, и глаз ее — глаз точного, без снисхождения, диагноста. Достаточно вспомнить, что в повести «Открытие удочки» она предрекла увлеченность некоторых девушек идеями мусульманских экстремистов, и это тогда, когда огромному большинству наши Нюры и Феклы под знаменем джихада казались пустой фантазией обнаглевшего автора. Так что стоит прислушаться и на этот раз…

На этот раз А. Козлова получила демонстративно дружный «Настбест»-2017 г. за роман «F-20». Хотя вроде бы что уж такого в этом тексте особенного? История маргинальной семьи, половина которой на учете в псих. диспансере или остро в этом нуждается. Сестра рассказчицы Анютик там отмечается регулярно, это у нее диагноз «F-20» (шизофрения), сама рассказчица с интересом разделяет с Анютиком выписанные таблетки. А также режет на своих ступнях бритвой немецкие слова «судьба», «усталый» и т. п., — этакие кровоточащие заметки на полях своей жизни.

Жизнь у рассказчицы и впрямь невеселая. Ушедший из семьи и однажды забредший на огонек «муж и отец» учит четырех женщин в этой квартире, как мыть посуду. Бытовой хаос дополняется хаосом любовно-эротическим. Едва ли не лучшие страницы романа — о том, как рассказчица потеряла девственность в объятиях случайного дачного знакомца. Здесь реализм Козловой особенно как-то весом и убедителен, чего не скажешь о второй любовной истории — рассказе о страстном чувстве, связавшем героиню с поляком Мареком. Впрочем, и тут Козлова в своем репертуаре, даря читателю вполне, можно сказать, находку. Отношения она описывает отстраненно, деловито и жестко, без «няшечек», но кончается все трагедией, тяжесть которой приходит к героине настойчиво, однако и постепенно, как сквозь невнятную подушку транквилизаторов.

Конечно, лишь ленивый о чокнутых не писал — это ведь такой простор дает для авторского произвола! Конечно, лишь ленивый не уподоблял мир сумасшедших миру якобы «нормальных» людей и не показывал, как зыбка и условна граница меж ними. Новое или хотя бы свежее «от Анны Козловой» здесь не в теме и не в идее, а в тоне. Это тон холодного наблюдателя, который, тем не менее, во всем участвует, и накал чувств в нем, в наблюдателе, даже присутствует, но ни на секунду его не отпускает «башка», а точнее, абсолютно точная трезвость взгляда. Козлова не только диагност в душе, но и сознательный патологоанатом, для которого жизнь эта наша «всехняя» где-то уже закончилась, а если еще и теплится, то явно по недосмотру. Отсюда и эти садистические вивисекторские закосы «в немецкий язык»…

Главное, что отличает стиль Козловой, что позволяет ей сохранять балетно прямую спину — злость или, может быть, раздражение. Раздражение на тотальную фальшь и ложь, которой пропитана наша жизнь, на ее фейковость, со всех сторон наползающую и становящуюся условием спокойного существования всякого обывателя.

Ц и т а т а: «Как только я слышу про человеческие отношения, долг, семью, бескорыстие, я сразу понимаю, что человек и секунды в себе не копался и ему так страшно, что он все что угодно сделает, лишь бы перенести внимание с себя на тебя. Как будто ты лично ответственна за галиматью, заваренную у него в башке обществом».

В этом смысле, можно сказать, что «F-20» — роман-диагноз нашему обществу, протекающему моменту жизни. Протекает-то он пестро, с дразнящею наглецой. А вот сантехника, хирурга или психиатра вызывать — решайте сами.

22.10.2017



Теги:





5


Комментарии

#0 21:01  22-10-2017Лев Рыжков    
Хорошая книжка, на самом деле. Влет и с удовольствием осилил.
#1 22:03  22-10-2017mamontenkov dima    
Когда же Бякинист про меня напишет эх, мечты...
#2 02:09  24-10-2017Евгений Морызев    
Норм

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:13  11-11-2017
: [6] [Критика]
(В. О. Пелевин. iPhuck 10. — М.: Издательство «Э», 2017. — 416 с. — (Единственный и неповторимый Виктор Пелевин)

Своими ежегодными романам Виктор Пелевин заработал звание тенора эпохи — не трагического, а под стать этой самой эпохе саркастического....
09:44  25-10-2017
: [125] [Критика]
Ни о чём меня не спрашивай,
Не кори, плохое думая,
Охмурила баба страшная,
Извела в муку, угрюмая.

По ночам изжогой мучила,
Истязала приворотами,
Навлекла болезнь падучую,
Извращенка криворотая.

Нет теперь покоя вовсе мне,
Довела до края пропасти....
19:26  22-10-2017
: [3] [Критика]
(А. Козлова. F-20: Роман. — М.: РИПОЛ классик, 2017. — 240 с.)

Анну Козлову, дочку и внучку писателей, можно назвать анфан терриблем нашей довольно вяло текущей сейчас словесности. Ее героини — сплошь гламурно-маргинальные девушки с тем еще счетцем к жизни....
10:37  22-10-2017
: [25] [Критика]
Сочинять или не сочинять? -
Вот в чём главный вопрос, господа
Эта мысль как какая-то блядь
Красной нитью прошла сквозь года

В Краснодар занесло иль в Москву,
Или хуже того - в Пиндостан
Ты дружище отвергни тоску,
И совсем сочинять перестань

Только где там, куда там, гляди
Руки тянутся дрянь написать
В голове постоянно гудит
Дует в задницу ветер - пассат

Сочинять!...
15:25  16-10-2017
: [5] [Критика]
(Водолазкин Е. Г. Авиатор: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 410 с. — (Новая русская классика)

Евгений Водолазкин — автор парадоксальный. Например, в «Лавре» и «Авиаторе» пишет он о вещах по большей части тяжелых и страшных: о болезнях, смертях, казнях, пытках, потерях и унижениях, — но очень уж акварельно ваяет-то!...