Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Камбала

Камбала

Автор: Алена Лазебная*
   [ принято к публикации 09:31  18-02-2018 | Антон Чижов | Просмотров: 514]
Летом четырнадцатого года Танька по прозвищу Камбала уезжала из Донецка в Киев.
Разбухшая от вещей сумка закрываться не желала. Танька прижимала ее коленкой, пыхтела, и упрямо тянула на себя щербатую змейку. Сумка ёжилась, пиналась то углом коробки, то каблучком туфли, но, так и не застегнулась. Застежка с треском лопнула.

- Ну и хрен с ней,- плюнула Танька и впихнула в распахнутый баул ракетки для бадминтона.
-Когда еще в Киев придется съездить, - думала Таня. - А Машка любит играть в бадминтон.

Маша Гагарина школьная подруга Камбалы уже месяц как жила в Киеве.
Услышав в трубке Танин голос, она долго орала, что из-за таких как ты, все и началось! Спрашивала, какого она ходила на референдум? Ехидно интересовалась, куда подевались гостеприимные московские родственники? Обозвала Камбалу проклятой сепаратисткой и продиктовала свой киевский адрес.
До поезда оставалось три часа. Таня прислушалась, где-то в районе аэропорта слышались одиночные выстрелы.
- Успею,- решила. Выхватила из холодильника кулек с едой и побежала на улицу.
Во дворе было тихо, чисто и безлюдно. В детской песочнице сверкал оранжевый совочек. Сладко пахли петуньи, блестел политый из шланга асфальт. Как ни странно, коммунальные службы работали исправно. Таня заскользила вдоль стен к мусорным бакам. Мусор вывозили каждый день, хоть и вывозить было нечего. Жильцов на Розы Люксембург почти не осталось.

В распахнутом окне первого этажа суетилась жэковская Любка. Она сосредоточенно выставляла на подоконник теплые банки с только что законсервированными огурцами и, на крадущуюся вдоль стен Таньку, внимания не обращала.

- Успею, успею. Я быстренько. Ничего со мной не случится, - толкались и спешили впереди друг друга мысли.
- Ну, куда они все подевались, Да, что ж это такое?
Танька оббежала зеленые мусорные баки, заглянула в открытую дверь подъезда и понеслась в соседний двор.
- Может в бомбоубежище попрятались? Счас-счас, только покормлю и домой. А потом, потом быстро на поезд, и в Киев, к Машке!

На ступенях бомбоубежища, курили и воровато поглядывали в белесое небо мужчины.
По улице пронесся грузовик, в кабине играла музыка.
« Така як ты, бувае раз на все жыття»,- жизнеутверждающе хрипел приемник.

Бахнуло совсем рядом. Завизжали сигнализации автомобилей. Из «Стоматологии» напротив выбежали доктор и пациент. На шее больного болталась пристегнутая зеленая салфетка.
Танька закрыла уши руками, втиснулась плоским телом в стену, и застыла испуганной камбалой.
- Это не «грады», это не «грады»… Может, авария на шахте, может, грузовик с кем-то столкнулся…
Второй, третий взрывы. Звенели, сыпались на асфальт выбитые стекла. Взрывной волной распахнуло дверь подвала. Из подземелья вырвалась, и понеслась через двор стая кошек.
Голодные, взъерошенные, они бежали в дым и копоть разрушенного соседнего дома. Танька понеслась следом. Она не понимала что творит, мчалась за обезумевшей кошачьей сворой и думала только о том, что должна их накормить.

Наперерез Татьяне бежали доктор с пациентом. Они что-то кричали, но Таня их не слышала. Дантист Исакич сбил Таньку с ног и поволок в подвал. Следующая волна взрыва раздалась уже за спиной. Они успели, добежали.

Таня сидела на полу, стряхивала с разбитых коленей прилипшие кусочки гравия. Пальцы левой руки намертво вцепились в пакет с едой.
Исакича била дрожь, он прижался затылком к прелой стене подвала и не отрывал взгляда от Таниного пакета. Газета внутри прозрачного кулька размокла, проглядывали расплывшиеся жирные буквы. ДНР.
Воняло рыбой. Танька протянула кулек соседу.
- Это камбала. Для кошек… Я хотела их покормить.

На поезд Танька не успела. В Киев не уехала. Она по-прежнему ходила утром на базар. Выпрашивала у бердянских браконьеров остатки рыбы, кормила ими кошек, и вставляла в квартире выбитые стекла. Соседей в подъезде почти не осталось. Только Люба, по-прежнему, подметала двор, а Исакич лечил больные зубы.
Не распакованная дорожная сумка уныло громоздилась в узкой прихожей.
Все чаще и чаще раздавались взрывы. Таня научилась по звуку отличать «Грады» от минометов. Буднично прислушивалась к автоматным очередям и обходила стороной улицы с дорогими магазинами. В Донецке грабили, мародерствовали, убивали. Вакханалия вседозволенности и понимание пройденной точки не возврата превратила обывателей в бандитов. Одним уже некуда было бежать, а другие все еще надеялись на чудо. Никто из них не хотел войны, но и мир уже не был спасением.

К зданию СБУ подъезжали легковые автомобили. Из машин выходили одетые в военные френчи люди. Худые лица, впалые щеки, уставшие злые глаза. Из кабинетов вынесли на улицу и сожгли украинские флаги. Над зданием вывесили флаг ДНР. Иногда на площади проходили митинги. Приезжали новобранцы. Люди во френчах пожимали им руки и выдавали оружие.
- Они не уйдут, Таня. Им некуда уходить, им здесь хорошо,- утверждал мудрый Исакич. – Нам придется приспосабливаться. Но, Вы, Таня, Вы должны уехать! Вы еще молоды, и Вам опасно здесь оставаться.

Город обезлюдел. Заклеенные скотчем окна, заколоченные витрины, разграбленные супермаркеты. По пустынным улицам бродили вооруженные люди в камуфляже. Временами проезжали бронемашины с обнаженными по пояс, загорелыми до черноты парнями. Иногда Таня слышала, как эти парни пели. Играли на гитаре и душевно пели старые военные песни.
«Темная ночь, Только пули свистят по степи. Только ветер гудит в проводах, Только звезды мерцают»…
Таня не понимала кто эти люди. Не знала свои они или чужие. Она их боялась. Боялась оружия, беспечных улыбок и равнодушно шарящих глаз.
Она видела, как парни устанавливают во дворах минометы и понимала, что эти люди могут застрелить любого. Невзрачную Таньку, ребенка или старого доктора. Таня просто боялась, а они просто стреляли.
- Что защищают эти люди? Кого они защищают? Чего они добиваются? Ради какой свободы они умирают? И кому нужна такая свобода? Кому нужен разрушенный, мертвый город?
Ответов у Тани не было. Не было ответов и у множества покинувших родной город дончан. Люди уезжали от войны, увозили семьи в безопасное место. Одни удирали в Россию, другие - на запад, третьи - в центр. Уезжали к родственникам, знакомым, в дальние села и приазовские пансионаты. Люди убегали. Они не хотели воевать, надеялись, что все уладится само собой, что кто-то, неважно кто, украинская армия или российские солдаты их защитят. Они не думали о предательстве, о покинутой родине, по-мещански жалели нажитое добро, брошенные квартиры и налаженный спокойный быт.

Люди покидали Донецк. «Сепаратистка» Танька по прозвищу Камбала тоже уехала.
Неугомонная Маша уговорила покидающих город приятелей, взять с собой в машину школьную подругу.
Уставшие, потные, пыльные они преодолели пять блокпостов и спустя семь часов добрались до маленького поселка на берегу моря.

Старенький голубоглазый санаторий приветливо сверкал натёртыми окнами, гудел пылесосами и громыхал матом сантехника. Ухоженные патриархальные клумбы благоухали запахом чайных роз и маттиол. Многолетние сосны прятали в лохматой тени сверкающие глянцем свежей краски детские площадки. Древний заводской санаторий готовился принять новый заезд отдыхающих.
Незатейливый азовский поселок раскинулся над обрывом грядой монументальных зданий советской эпохи. Густо и ярко накрашенные санатории напоминали расплывшиеся лица их провинциальных администраторш. Объемные вывески гордо оглашали имена хозяев. «Мотор-Сич», «Ферросплащик», «Запорожжсталь». Эти раскатистые « рр» и растопыренные «жж» вызвали у Тани неосознанную тревогу. Однако, тенистые аллеи, уютные беседки и, насквозь пронизанная солнцем, застекленная столовая, вернули покой и напомнили бездумное детство.

Санаторий жил своей жизнью. На первый взгляд здесь ничего не напоминало о войне.
По пляжу бегали дети, строились песочные замки, ваялись русалки. Сновали вдоль берега торговцы пахлавой, рыбой и сладкой ватой. Мужчины провожали взглядом загорелую торговку домашним вином. Пляжные объявления по-прежнему запрещали купаться в шторм и нырять с волнореза.
Все было как всегда. Только, временами, над морем раздавался непривычный гул. Молодые мамы, тревожные бабушки и отрешенные папы вскакивали, прикрывали глаза козырьком ладони и, молча, смотрели в небо. Низко над морем, так низко, что можно было различить написанные на борту буквы, плыли пузатые военные вертолеты.
Вертолеты исчезали и насупленные мужчины, присаживались на песок, и, начинали что-то тихо бормотать женам.
- А, что я буду делать?! Одна! С двумя детьми, – визгливо заводились женщины. И мужчины замолкали.
Они были странные, эти отдыхающие в том году мужчины. Не бегали за пивом, не жарили шашлыков, не пили в солнцепек водку, не таскали из киоска чебуреки. Их белые до синевы тела, темные лица и загорелые по локоть руки выдавали тружеников и редких посетителей пляжей.
В столовой мужчины уныло сидели за одним столом с тещами, матерями, женами и детьми. Они быстро съедали столовскую кашу и убегали на улицу курить. По аллеям санатория бродили угрюмые мужчины и тихо разговаривали по телефону.
- Ну, шо я ему скажу, Оксана? Ну, шо?! Та не плачь, не надо. Он взрослый мужчина, он сам принял решение…Приезжай к нам, если шо. Хотя…, сам не знаю, куда мы дальше поедем. Знаешь, тут тоже недешево.
- Ну, а что там дома? Стреляют? Наш дом-то целый?
- Кого похоронили? Брата?! Осколок? Шо ты кажэш? Снидав на веранде? Да кто ж на веранде завтракает, в такое-то время?!
- Так, а ты что думаешь? Пойдешь воевать? А сколько плотят?
- Решили в Запорожье. Там вроде спокойно. Пока спокойно.

Из столовой выбегали загорелые дети. Томно возникали краснолицые супруги и увлекали мужей на послеобеденный сон.
Женщины убегали от реалий успешнее мужиков. Здесь, на отдыхе, возможно впервые в жизни, они оказались главными. Их растерянные мужья послушно «спасали» от войны баб и детей. Женщины же изо всех сил верили, что все уладится. Неведомо как, но уладится. По вечерам они облачались в открытые платья, наряжали детей и устраивали семейные променады по дорожкам санатория. Немыслимый фарс и вера в лучшее.

- Боже, спаси Украину,- молилась Танька,- спаси нас всех, Господи! Сделай так, чтобы война закончилась. Сделай так, чтобы мы все вернулись домой.
В Таньке не было ненависти к тем, воюющим в Донецке, парням. Она не искала причин, не считала себя виноватой. Тогда, в мае, она действительно думала, что так будет лучше. Искренне верила, что будет независимый Донбасс и, что Россия поможет и, что наступит лучшая жизнь. Надеялась, что будет так, как когда-то, давно. Когда был жив папа, и они всей семьей ездили в Москву, покупали там красивые вещи, ходили в ресторан «Кавказ» и пели «Молодого коногона». На том референдуме Таня голосовала за праздник, праздник ставший войной.

«Сепаратистка» Таня нянчилась с детьми донецких приятелей. Собирала со столовских тарелок остатки еды и кормила ими приморских кошек. Шерсть ленивых южанок блестела, переливалась отблесками драгоценного меха. Вальяжным покоем исходили сытые раскормленные морды.
Кошки войны не боялись, кошки ели камбалу.

Август, 2014


Теги:





-9


Комментарии

#0 11:00  18-02-2018Стерто Имя    
ну ничо так, по Алёновски написано.. правда с чужих слов, и оттого много ереси в тексте... и даже апокалипсис этакий в Донецке, "Город обезлюдел. Заклеенные скотчем окна, заколоченные витрины, разграбленные супермаркеты" (с).. небыло такого, Алёна... там же власть то осталась прежняя, и полиция тоже... ну, если только под шумок, в районе аэропорта, когда началась омбежка и обстрелы, не ломанули лихие люди пару магазинчиков... а такто, летом 2014, помню был парад пленных.. и людей было море, и ничего не разграблено.... а вот в аэропорту, канонада была практически беспрерывной ... три года почти.. и насчет переселения на украину, я очень сомневаюсь.. читал за 2017 год перепись населения... там практически по всей незалежной падения численности... поголовно причом.. так что, хер знает Алена.. почитай посмотри ролики на досуге бггг
#1 11:29  18-02-2018Куб.    
Язык изложения ровный. Можно сказать, классический. Лучше сказать классичный.

В январе 15 ехал поездом Адлер-Новосиб. Поезд битком. В вагоне много покинувших родину хохлов. Кто в Тюмень к детям, кто куда. Девушка лет 25 с дочей лет 5 и вполне свежей мамашей ехали в Новокузнецк к парню девушки, с которым она когда-то познакомилась на море, а потом переписывалась. То есть к малознакомому человеку. Ехал контуженный вояка. Ехали ещё неск бойцов так наз добровольцев, двое тоже раненые. Ехали в отпуск контрактники, сидевшие в танках на границе.
#2 11:29  18-02-2018Куб.    
Язык изложения ровный. Можно сказать, классический. Лучше сказать классичный.

В январе 15 ехал поездом Адлер-Новосиб. Поезд битком. В вагоне много покинувших родину хохлов. Кто в Тюмень к детям, кто куда. Девушка лет 25 с дочей лет 5 и вполне свежей мамашей ехали в Новокузнецк к парню девушки, с которым она когда-то познакомилась на море, а потом переписывалась. То есть к малознакомому человеку. Ехал контуженный вояка. Ехали ещё неск бойцов так наз добровольцев, двое тоже раненые. Ехали в отпуск контрактники, сидевшие в танках на границе.
#3 11:37  18-02-2018Разбрасыватель камней    
Читать авторшу всегда интересно. Насчёт оголтелого мародёрства есть сомнения
#4 11:42  18-02-2018херр Римас    
Да, канеш тут рубрика. Молодец Оленуш!

А так, думайю ,чтоп все разобрались, кто что хочет, подумали о желаниях также и др.людей, и д.б.М И Р.Очень надеюсь.
#5 12:11  18-02-2018Ирма    
Как говорится, кино и донецкие.

Камбалой в Донбассе котов не кормят: тюлька, бычки. И везли рыбу из Марика или Новоазовска. С Бердянска по жаре заебешься везти. В аэропорту все лето, осень, зиму было жарко.

Поезда тоже перестали ходить, приходилось добираться газелькой или еще чем до Волновахи, а оттуда поездом куда угодно.

Коммунальные службы всегда работали исправно, но все приезжие, в том числе, москвичи – несказанно удивляются, почему такой чистый и красивый город.

Кто же выставляет на окно только что законсервированные огурцы, их нужно укутать в оделяло.

Роза Люсембург – это недалеко от меня. Я не видела, чтобы живущие в центре, щемились к подвалу и дневали там, и ночевали. Это не Трудовские, не Путиловка.

Касаемо укропской символики: ее начали уничтожать еще «русской весной». Так что не летом это было.

Город опустел, но не так как в Луганске, это там был Апокалипсис. После лета люди начали возвращаться. Многие осели в России. Те, кто изначально был проукраинский, конечно, ринулись на «большую землю».

Стоматологию в Вишне, действительно, обстреливали и тот район, но все было не так. Это все лайтовые варианты.

Про мародерство: некоторые местные сошли с ума, когда можно было идти в развороченное «Метро», на тележках несли все, что могло уместиться. Но это любители халявы. Вот машины отжимали, но кого этим удивишь? Зато ни слово не сказано о том, как парни с того берега отправляли огромные посылки своим Ганусям с «Новой пошты».

Дорогие магазины вывезли, а остальные сумели договориться с новой властью.

Парни устанавливали минометы не для того, чтобы стрелять в недалекую Таню. Это просто адская адЪ, когда муссируют брехню про то, что в ЛНР и ДНР обстреливает сами себя. Но Тани же этого не понять. Равно не понять, зачем она ходила на референдум, и теперь желает мира Украине. Логика у таких Тань, как правило, отсутствует. И зачем им что-то доказывать. Фраза: «В Таньке не было ненависти к тем, воюющим в Донецке, парням» - насмешила.



#6 12:18  18-02-2018херр Римас    
Ирма, а есле не трудно, скажи плис, что с хоккейным дворцом стало?

Я просто много играл в деццтве в эту игру.

Там еще дружбан миня был с Нерезины в тренерах Донбасс, это хоккейная команда КХЛ была.Неплохая.
#7 12:23  18-02-2018Ирма    
#6

Дворец спорта "Дружба" сгорел. Сейчас все связанное с хоккеем, проводят в "Алмазе" (это Пролетарский район).
#8 12:30  18-02-2018херр Римас    
Точно, Дружба.Спс.Печально.
#9 12:40  18-02-2018Ирма    
Ага. Но они его все равно восстановят. Но не сейчас понятное дело. Наобещали правда с три короба.

Там еще крутые концерты были. Хорошая площадка.
#10 13:10  18-02-2018Алена Лазебная*    
Ирма, я писала это повествование наблюдая(слушая) людей, которые тем летом покидали Донецк. Некоторые из них какое-то время у нас жили. Родственники моего первого мужа, подруга с Розы Люксембург( это ее стоматология пострадала), ну и приятельница по прозвищу Камбала. Поезда ходили до начала июля( помню, т.к. встречала бабушку друзей). Браконьеров возивших в Донецк камбалу, знаю лично. В описанном санатории тоже была. В Великий Лог передачи беженцам возила. Детей-выпускников в институты "поступала" Но я не о себе.

Я пыталась отобразить в данном рассказе состояние покинувших родной город людей. Их растерянность и действительно непонимание происходящего.

Да, потом, осенью, многие мужчины вернулись. Некоторые, оставшиеся в Киеве, дошли до суицида(я знаю, о чем говорю). Многие вывезли семьи в Украину , а сами живут в Донецке.

Я все это вижу, вижу с этой стороны и пытаюсь не судить, а хотя бы описать.
#11 13:34  18-02-2018Алена Лазебная*    
Ах, да! Спасибо за рубрику.
#12 13:40  18-02-2018Ирма    
Со слов знакомых, перегнанное через себя, всегда получается испорченный телефон. Упущено очень много ярких моментов. Искажены факты. Плюс путаница во времени. Нет ни слова о мае 2014 года.Это как сюжет о распятом в Славянске мальчике, привет Первому каналу или брехня на 1+1. Я не спорю, что ты знаешь этих браконьеров, но камбала из Бердянска для кошек - это слишком искусственно. Вот тюльки бы ей отсыпали. У нас и черника с Западной Украины была и шо. Дело же не в этом. Из-за того, что у тебя перемешались в кучу события, создается впечатление, что поезда ходили всегда: ты же перескакиваешь с одного на другое.

Я не назову улицы безлюдными даже осенью 2014. Сейчас и вовсе толпы ходят, да и рожают активно.

Возращенцы, так их здесь называют, все еще лелеют надежду, что будет эдына. Сумели так приспособиться, что заняли высокие посты и т.д. И куда только мгб смотрит.

Как-то так.

#13 21:26  19-02-2018Mavlon    
Как кено позырил не своими глозами. Рубрека
#14 21:32  14-03-2018дядяКоля    
Да, интересно. Решил перед второй частью зачесть. +
#15 12:32  23-03-2018Лана    
это пиздец какой-то и ад!

не смогла дочитать да и не интересно мне после того, как прочувствана рука чужака, пишущая к тому же с чужих слов.

бердянские браконьеры это ваще улет!

тут у тебя Алена сплошное надуманное вранье!

твоя надуманная дончанка просто крыса, сбежавшая с корабля! херню городишь про мысли местных. Никому не показывай эту твою укропкую страшилку!

наши военные чистые и опрятные! я еще ни разу за четыре года не увидела таких,каких ты тут описала. Пугай укропов,ты все равно не прислушаешься к моим словам.



фантазерка, пытающаяся подмазаться! на укропских сайтах тебя бы захвалили,хотя и наши литпромовцы не очень отличились. Изучи для достоверности факты, а потом пиши...



плюс тут только за то, как исполнено заслужен. Но такой брехни не пиши! Не описывай ДНР в таких серых тонах! Попав в наш город, ты даже не догадаешься, что совсем рядом идет эта война, от которой твоя Танька удрала!



НАХУЯ Я ЭТО ПРОЧЛА?

зареклась,твой пиздеж я больше не читаю.



Рубрика,кстати!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Рабочий день подходит к концу. Вербицкий идет по коридору хирургического отделения. На нем белый халат и замшевая обувь.

Сергей заходит в лифт, неспешно пролистывает сообщения. Спускается на первый этаж.

«Сегодня прием в семь. Ты не забыл?...
16:45  17-09-2018
: [6] [Кино и театр]
текст песни гр. «АмбА» - Мне бы апрель
:

Мне бы апрель, его капель мне доставит радость.
Только осень задержалась, ей лень.
Ну а в прочем только осень, ничего взамен не просит. Поверь.
Теперь, мне бы влюбиться, и насладиться твоим телом и душой....
19:08  13-09-2018
: [9] [Кино и театр]
Не хватает что-то в голове -
В мышцах не хватает, и в причёске
Вроде всё и есть, во мне, вполне
Но вот не хватает, самой крошки

Быть я председателем хотел -
Скромного гараж-кооператива
Но, чего-то там не довертел,
Вылетел как будто из мотриры

Кто я?...
11:37  05-09-2018
: [5] [Кино и театр]
Воздух розов полыхает
влажностью туберкулезной
Тонко тянет к небу руки
Растопыривая пальцы...
Одинокие скитальцы...
Кубометры квадрамуки...
- Ты зачем такой серьезный?
- А зачем ты так нахальна?

И скользит движенье ока
отзываясь в каждой клетке....
12:33  26-08-2018
: [15] [Кино и театр]
Вся жизнь - история простая,
Она отчаянна, как мат.
Из мёртвых пальцы прорастают,
Осиновой листвой шумят.

И время в водорослях ночи
Уже не движется вперёд.
И мысль усталая пророчит,
Сама себя не узнает.

И в адском сне, в фонарном свете
Авто лежит, как скарабей,
Мечтательный зеленый ветер
Заснул в заржавленной трубе....