Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Однажды вечером

Однажды вечером

Автор: Ammodeus
   [ принято к публикации 14:17  02-03-2018 | Лев Рыжков | Просмотров: 353]
Он смотрел младшему брату прямо в затылок.
Странно, подумал он, я никогда не замечал, что у него две макушки…
Они шли по свежевспаханному полю – младший шёл, глядя себе под ноги и потирая подбородок с намечающимся мягким пушком, а старший с наслаждением вдыхал запахи земли.
Он любил эти запахи больше всех других – это был запах свежих надежд и чистых ожиданий.
Но сегодня этот запах жёг ему ноздри и царапал горло.
- Далеко ещё? – спросил младший.
- Уже пришли, - ответил старший и поднял с земли бледно-жёлтый, с серыми пятнами череп. Это был череп какого-то животного – длинный, плоский, с круглыми глазницами, жёлтыми клыками и длинными, будто зачёсанными назад, тонкими рогами.
- Да, такого я не видел, - воскликнул младший. – Хотя видел, кажется, всех своих четвероногих тварей… Тяжёлый?
- Тяжёлый, - кивнул старший брат. – Тяжелее дюжины бараньих будет…
- А где остальные кости? – младший выглядел встревоженным. – Это ведь странно, да?
- Ты что, боишься? – усмехнулся старший. – И от страха даже начал задавать вопросы…
- Я не боюсь, - ответил младший. – Кого мне бояться?
- Того, кто забрал все кости, кроме этого черепа, - продолжал улыбаться старший. – А череп оставил… Почему?
- Началось… - скривился младший. - Ты всегда найдёшь, о чём спросить… Тебе всё интересно, да?
- Конечно, - сказал старший. – А тебе разве нет?
- Нет, - отрезал младший. – Если череп лежит здесь – значит, так нужно.
- Вот так вот просто? Лежит себе – и ладно? – старший перестал улыбаться. – А кому это нужно?
- Ну, мало ли, кому нужно… - замялся младший. - И почему должно быть сложно? И зачем?
- Я не знаю, - сказал старший, не отводя глаз. – И ты не знаешь… Знает только он…
Младший улыбнулся.
- Ты просто на него обижен… И зря. Он любит тебя – как всех нас… Просто ты слишком… э-э-э… дерзок.
- Дерзок? – переспросил старший. – Это он тебе сказал?
- Нет, конечно, - ответил младший. – Это отец сказал… Он сказал, что тебе вечно чего-то не хватает… Что ты не умеешь просто радоваться жизни…
Старший брат нахмурился.
Отец опять недоволен мною…
Он всегда мною недоволен…
И всегда смотрит так, будто хочет что-то разглядеть у меня на лице - и будто боится разглядеть…
- Радоваться жизни? – опять переспросил старший. – А разве я не радуюсь? Я возделываю землю, выращиваю хлеб… Я дышу свежим ветром, пью сладкую воду и скоро попробую вино из виноградной лозы, которую я же и вырастил… Я радуюсь, когда поле вспахано от края до края…
- Но я же вижу, - тихо сказал младший. – Что-то гложет тебя…
Старший покачал головой.
- Гложет… - повторил он. –Ты мастак выдумывать слова, брат. И у тебя есть на это время – когда ты лежишь в тени, а твои стада спокойно пасутся подле тебя. А мои руки в мозолях, я ничего не вижу перед собой, кроме края поля, до которого я должен дойти… Но что за этим краем? Что там, где заканчиваются наши поля и пастбища? Куда убегает наша река? Куда улетают птицы со странными голосами, когда ночи становятся длинней и холодней?
- Зачем тебе это знать? – спросил младший почти умоляюще. - Что за… блажь?
- Не знаю, - ответил старший. – Может, мне мало этого поля и этой реки? Может, мне грустно от того, что глупые птицы видят больше меня, человека? Я хотел бы послушать их рассказы… Разве хотеть узнать – плохо?
- Я не знаю, что плохо, - ответил младший. – Я знаю только то, что хорошо… И мне хорошо дома!
- И ты готов так жить? – спросил старший. – Так, как живут твои овцы, бегущие за бараном, который бежит за тобой? Чем вы отличаетесь тогда друг от друга?
Ему вдруг стало очень неуютно в этом чистом поле и густая и горькая, как забродивший мёд, жалость к себе наполнила его.
Он вдруг возненавидел все вокруг – и запах земли, и тёплый ветер в лицо, и сине-розовые сумерки…
И своего брата.
Ему вдруг стало душно и он понял, что до сих пор держит череп за рог. Он сжал ладонь покрепче.
Похоже, что брат прав – этот череп не просто так здесь оказался. И он знает, что с ним делать.
Он принесёт новую жертву…
И эта жертва очень не понравится кое-кому…
Но ему и так никогда не нравились его подношения... Вот только это уже не будет иметь значения – жертва будет вовсе не ему.
Он принесёт жертву всему миру.
Миру, который он ещё не знает, но однажды познает. Потому, что миру нужна жертва – чтобы мир почувствовал движение. Чтобы он сорвался с привязи. Чтобы жизнь в нём обрела…
Смысл?
А для этого нужно, чтобы жизнь стала чем-то большим, чем простом совокуплением барана и овцы в бессмысленном акте сотворения ещё одной овечьей жизни…
Он сделал несколько широких шагов и оказался прямо за спиной брата - он не ощущал больше тяжести черепа, череп был просто продолжением его руки, послушны орудием… орудием…
Он не мог придумать слово – и жаль, что придумать будет некому…
Он видел, как брат повернулся к нему спиной – и вновь увидел две белобрысые макушки. И, наконец-то, понял, что именно он хотел сделать все эти годы...
И придумал слово.
- Каин! Авель! – откуда-то издалека, будто из-за горизонта, донёсся голос.
Каин вздрогнул и выронил череп.
- Пора ужинать, мальчики! – голос стал слышнее и Каин узнал голос матери.
- Идём, мама! – крикнул Авель и пошёл к матери, стоящей у края поля. Но через мгновение остановился и повернулся к брату.
– Ну, скажи честно - разве этого мало, брат мой? Что может быть лучше этого? Сейчас мы будем сидеть вокруг жаркого пламени, разговаривать и смотреть друг на друга, а маленькие огоньки в небе, которые называются звёздами, будут смотреть на нас… А потом мы заснём… А утром взойдёт солнце и мы проживём под ним ещё один день. А потом опять придёт ночь и она позволит нам набраться сил для нового дня… А потом опять будут сиреневые сумерки и ночь… Почему бы не жить так, брат?
Каин ничего не ответил.
Его голова вдруг наполнилась невесть откуда взявшимися голосами, яростно шептавшими ему о крови, проклятии, печати и скитаниях. Но отчётливее всего он слышал свой собственный голос, с издевкой произносящий странные слова о брате и стороже.
Он не понимал их смысла, но точно знал, что после них всё и навсегда изменится.
И он узнает, что видели глупые птицы своими глупыми глазами там, за краем поля, куда убегает ленивая серая речка.
Он узнает - это обязательно случится.
Но уже не сегодня…


Теги:





-1


Комментарии

#0 14:19  02-03-2018Лев Рыжков    
Такую конфету можно было сделать из этого древнего сюжета, я не знаю.

Но это - просто скучно. Во-первых, все понятно с первых строчек. Но даже, если понятно, можно сделать яростный конфликт, показать ненависть. А в тексте все про стада какие-то. Скукотища, как на совещании в аграрном ведомстве.
#1 14:46  02-03-2018майор1    
воцерквленные прорвались?
#2 14:47  02-03-2018Ammodeus    
Это хорошо, что вам было скучно, Лев. Спасибо!
#3 14:51  02-03-2018Лев Рыжков    
Да что ж хорошего-то?
#4 14:54  02-03-2018Ammodeus    
Просто поверьте мне на слово.
#5 15:58  02-03-2018Стерто Имя    
ну.. точка зрения очень похожа на мою, насчет жертвоприношения и его оценки.. пахарь, конечно пашет, а не ждет когда овцы нажрут курдюки, за счет божьих даров, в виде "пучих"(с) трав и других ништяков природы... но я и безбожник, впринципе.. а так-то нового нет тут ничего
#6 17:58  02-03-2018Шева    
но что-то в этом есть
#7 19:04  02-03-2018allo    
нормально
#8 23:41  02-03-2018allo    
автор не подъёбывай только никого а уж Валерича кинутого под танки ленивыми ридаками тем более.. с семками на лавке всегда легче быть соломоном
#9 11:15  03-03-2018Ammodeus    
#8 Что имеется ввиду?
#10 11:55  03-03-2018Стерто Имя    
ввиду имеется верить на слово.. на слово мы не верим

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...