Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Сто

Сто

Автор: Глокая Куздра
   [ принято к публикации 08:40  13-03-2018 | Антон Чижов | Просмотров: 702]
Та или иная история может прерваться в самый неожиданный момент… (с) Чак Палланик
Я просыпаюсь в восемь. Смотрю в стеклянное небо, трогаю витую псевдолатунь изголовья кровати, потихоньку идентифицирую окружающие звуки, разделяя их на "срочно", "норм, можно поваляться" и "ну вот, опять". Определяю соотношение трех категорий как благоприятствующее всему, и, ухватившись покрепче, тяну узор изголовья на себя. Это зарядка.
Ноги, согнутые в коленях, медленно перекладываю со стороны на сторону - дважды перекручиваю позвоночник, он - будто давно выброшенный на берег морской канат. Соленый и сухой. Кшшшш… - говорит канат, но поддается скручиванию.
Сползаю потихоньку. Четыре босых шага по ледяному полу окупились войлочными тапками и успокоительной пилюлей для бессонного желудка. Этот всегда бодр, и нынче утром бодр зашкаливающе.
Чайник или турка? Или улица? Побеждает умывальник. На втором месте – улица. На третьем – турка, и приз зрительских симпатий вручается манной каше, потому что та попалась на глаза в виде крупы, просыпанной вчера.
Умывальник. Улица. И турка.
Каша вполне самостоятельна, поэтому можно принять душ. Душ принят. Самостоятельная каша гуляет по плите, лижет собственное отражение в зеркале турки и поплевывает на ни в чем не виноватый чайник.
Макияж номер один. Сегодня будет номер два, поэтому макияж номер один – это быстро.
Каша – тоже быстро, если бы не эбонитовый сервелат и не захрустевший возмущенно хлеб.
Штаны, свитер, шуба.
Ботинки.
Не те ботинки…
Те ботинки!
Учебник, планшет, телефон.
- Дома-дома! Все дома! – успокаивающе-назидательное. Две пары глаз - в вечно виноватую мою. Одну.
Мороз, музыка, дорога, урод-ты-куда-прешъ-!, музыка, дорога, школа.
Ура!
Гладкая белая доска – все же какое счастье – эта белая! доска. И свежий синий маркер.
Мы говорим о погоде, о том, что холодно, морозно, ветрено, скользко, временами тепло и солнечно. Так надо. Если сегодня не говорить про тепло, то завтра, когда наступит тепло, мы не сможем про него говорить. Поэтому говорим о тепле каждый день. У нас каждый день, холодно, тепло, ветрено, солнечно и скользко, иногда – оттепель.
Вспоминаем, как нас зовут, как мы зовемся, кто мы, откуда мы, и почему мы говорим Штуль, а не Стуль.
Потом мы читаем. И договариваемся, что, когда расстанемся, тоже будем это читать, каждый день, понемногу.
Потом бросаем это все и обсуждаем страны, города, события. Нам весело, и полчаса после урока пролетают незаметно.
Всё. Я в машине. Коту – консервы, собаке – мясо, себе – тыквенный сок, пожалуй, да.
Надо спешить, чтоб сделать макияж номер два на сегодня и принять ванну номер два на этой неделе. Заедает терминал оплаты в зоомаге, заедает продавщица за мясным прилавком, заедает, нет, буквально зажирает, странная тётка, позвонившая невовремя из своего поселка где-то там, возможно, недалеко, но она точно не знает. В итоге заедает моя очередь на кассе…
Нервничаю. Потому что тороплюсь.
Тороплюсь. Потому что где-то ждут люди. Им нужен переводчик. Они звонили, и сказали, что - помните, вот мы звонили? – и, что сейчас заводу нужен переводчик. Но не очень нужен, "а, чтоб иногда". Ну, иногда – так иногда. Из дома – так из дома. "И изредка - переговоры" – так переговоры. Я понимаю, Вам нужны услуги переводчика удаленно и для выездов на переговоры. Устраивают расценки? Ну, я рада. Сама люблю подарки. Все ОК! Приеду! Тем более, что какого-то там переводчика "чтоб иногда" представят аж директору по персоналу, дабы иногда этому "чтоб иногда" халтуру дать. Однако ж, уровень!
Смутило, но не изумило.
Хорошо.
Ванна номер два с пеной номер пять и шампунем номер один обняла, укутала и возродила.
Полотенце номер 1995 или просто "крайнее-в-шкафу" ухватило спину мягкой лапой и заставило задуматься о бренности всего-всего, кроме еды и сна. И ванны номер три… Однако горячий фен чуть эффективнее будильника, и бодрость, как второй рассвет, блеснула где-то там в прихожей, рядом с сапогами.
Макияж номер два. Два глотка кофе. Джинсы. Те ботинки! Ключ!
- Дома-дома!
Лифт; голубая елочка на нитке - последний гвоздь в гроб двухнедельной вони из подвала.
Авто. Вперед! "Сегодня солнечно, морозно и не тает…", "es taut nicht, es fröstet, es ist sonnig…", и музыка - толкает в левый локоть.
Мы на парковке – я и моя музыка. А дальше я одна. Слепящий снег, слепящий неба шелк, и тишина. "Так хорошо", – подумалось, – "спокойно…". Иду, поскрипывая белизной тропинки. Те ботинки!
На входе предъявляю паспорт. Охранник, глянув в документ и на меня:
- Лилия?!
Присматриваюсь сквозь стекло – знакомы, может?
- Да.
- Написано, Юлия…, - мужчина чуть в сомнении.
- В паспорте?
- Нет. Вот письмо…
- Не знаю… Я – что в паспорте.
Звонит. Диктует по слогам фамилию, и прочее. Отдает паспорт.
- Проходите. Там вот вход, где дверь стеклянная, за ней – Главный Ресепшн.
- ОК, спасибо.
За вахтой – сказка: "Направо пойдешь - упрешься в машины, налево пойдешь – упрешься в сугроб". Я выбираю - прямо.
Секретарь респшна. Чистое, дистиллированное обаяние, искусственно выведенная от хороших естественных кровей приветливость, блестящие глаза и зубы, человеколюбие нечеловеческого уровня, с человеческим лицом.
- Здравствуйте, Лилия! – воскликнула, едва передо мной распахнулись прозрачные двери фойе.
Хотелось… Нет, больше уже никуда не хотелось. Хотелось остаться тут, поставить барный стул, лечь щекой на стойку респшн, широко распахнуть глаза и жить вечно, рядом с этим вот.
- Лилия, Татьяна сейчас выйдет!
Татьяна – мини-начальница в отделе персонала. Для меня она пока – только приятный неторопливый голос с пастельными полутонами, несколько раз звучавший в телефоне.
Десять минут ожидания, и голос обрел цвет прекрасного загара, рост, объем, размер, улыбку. А также безупречной формы длинные блестящие локоны – истинная пытка для взирающего на них синестетика в обстоятельствах, когда потрогать можно только взглядом.
- Лилия, здравствуйте! Наконец-то мы познакомились!
- И я очень рада, Татьяна!
- Пойдемте, я провожу Вас в переговорную, и мы с директором по персоналу подойдем через несколько минут.
Лестница.
Второй этаж.
Еще десять минут. Локоны вернулись, на лице легонькая тень грусти.
- Извините, Лилия, давайте переместимся. Я провожу Вас в мой кабинет…
- ОК.
Лестница. Первый этаж. Респшн. Дверь налево. Две сотрудницы. Приветствуют, здороваюсь в ответ.
- Здесь Вы можете повесить одежду.
- ОК.
-Пойдемте вот сюда.
- ОК.
Проходим в маленькое боковое помещение с комплектом мебели "кабинет руководителя в миниатюре": небольшой, загроможденный чем-то рабочий стол во главе такого же небольшого стола для совещаний, тесно прижавшиеся друг к другу шесть стульев.
Из-за рабочего стола спешно, не поднимая глаз, будто была застигнута врасплох, выскользнула пухленькая, бледная сотрудница и протиснулась за стульями к двери, освобождая кабинет. У выхода чуть торопливо тронула Татьяну за рукав, чирикнув, еле слышно: "На минуточку…", - и, не замедляясь, выскользнула.
Сижу. На стенах разное. И на столе. Чей-то карандашный портрет – прямо напротив. Похоже, что Татьяны. Без рамки, просто на листе, среди всего…
Ждем-с директора…
Дверь открывается.
Входит Татьяна. Чуть поперек Татьяны входит та, другая, что ушла. Но что-то у нее с лицом. Лицо окаменело, напряглось. Взгляд бегает, как будто бы потерянный, от тела отделясь. А тело плавно опускается за стол - напротив, чуть наискосок. Татьяна тоже села. Положила перед той бумаги. И оставила себе немножко.
- Вот… Лилия, разрешите Вам представить, это Серафима, наш директор по персоналу.
- Очень приятно, - говорю, ну, без "здрасьте" – так без "здрасьте" – вдруг, здесь так заведено.
- Так…, - круглое белое лицо женщины, страшно уставшей за свои тридцать, видимо, невыносимых, лет, чуть поднялось и сразу же упало, вроде как объект взглянул в бумаги, - Вы, значит, сейчас… работаете.
- Нет. Официально не работаю.
- Хм. Понятно. А вот тут написано – ИП.
- Я обновляла резюме, но у Вас, видимо, старая версия, от ноября.
- Ну ладно, ясно, - руки снова пошевелили ворох из бумаг, - Итак, скажите. Почему Вы хотите быть переводчиком?
- Эмм… Я не хочу быть переводчиком… - я вопросительно посмотрела на Татьяну. Та не ожидала, с трудом сдержала мимику на грани дозволенного, глаза заблестели смехом.
Лицо директора поднялось. Мало того, наконец, поднялся взгляд. Губы дернулись – сначала нервно, потом – в саркастической улыбке:
- Не хотите? Как, не хотите? Вы же пришли собеседоваться на переводчика.
- Совершенно верно. Я пришла собеседоваться, потому что Вам нужен переводчик. Я – переводчик, пришла сюда как переводчик, поэтому я не хочу становиться переводчиком.
Вихрь мыслей с бешеной скоростью и напором унёс в голодные лихие годы, когда я стала этим чёртовым переводчиком. Девяностые, первые инвестиции в профессию - первая в стране программируемая печатная машинка "Ромашка", четвертый курс института, покупка двухтомного словаря Москальской, с рук, у какого-то сдавшегося и отступившего переводчика, а может, преподавателя, за копейки. Политехнический словарь шел в подарок. Ненормальные тексты, входившие в контрольные студентов Бауманского, Педа и какого-то мединститута, переписка и документы на выезд для семьи, которой давала уроки; потом – позже – впервые услышанная немецкая речь, которую не понимаешь на слух, потому что слышал только А и Б в древнем лингафонном кабинете. 1998-й. Серая газета. Объявление: требуется секретарь-переводчик. Дорога двумя троллейбусами в городские дали, в которые ни разу до того судьба не заводила. Еще десять минут – пешком. На месте. Шепелявый заикающийся немец - говори даже он на русском, шансов – ноль... Офис. Виндоуз. Шок…
Но дальше все пошло. И всё сложилось. Вторые инвестиции в профессию. Обучение слепой печати до крови в глазах. Электронные словари! И неэлектронные – целый шкаф. Справочные материалы и по финансам и бизнесу – полшкафа. Политехнический словарь, словарь по электротехнике и электронике. Постоянное строительство и запуск каких-то производств. Создание СП/Joint Vernture – всё до мелочей, до последней запятой – то, где запоминаешь наощупь, что такое "буква закона", из которой складываются слова, написанные на древнечинушеском языке; делёж СП, разборки из-за дележа СП, предынфарктное состояние в 30 лет – из-за разборок из-за дележа СП. Переговоры о возможности открытия счетов в швейцарском банке, переговоры о невозможности открытия счетов в швейцарском банке, интриги, скандалы, расследования. .. Запуск линии термоформовки – мгновенно всплывшая из школьных пластов памяти химия полимеров. Запуск линии фаянса, запуск линии пива, запуск линии ковки металла.
И безработица. И тебе 34. А значит, в этом городе ты умер. И ты идешь, торгуешь йогуртами оптом, потом – обрывками электроцепей, потом косметикой, потом – лицом, схуднувшим и голодным.
Но! Снова завод. Два дня переговоров по выбору подрядчика - по три-четыре компании в день. Каждая из которых – как индюк перед борщом – хвастает оперением и жиром. По пять – десять человек со стороны каждой компании. И стабильный состав – десять человек с "нашей", то есть, со стороны заказчика.
Боль в боку. Невыносимая. Но часок можно было потерпеть. Из-за стола переговоров – на операционный стол: "Я только сумку захвачу с шестого этажа, и щщас же буду, доктор!" Отборная матершина женщины-хирурга в микрофоне синенького "сименса".
Отбивка. Тендер завершился. Операция тоже прошла удачно.
Поле. Зима, -20, мы с двумя немцами и яма с утопленной в глине и намертво вмерзшей в эту глину кривой деревянной лестницей. Подрядчик не пришел. И не приехал… Так это начиналось.
Чертежи. Тонкости проекта. Тонкости около проекта:
- Но это же бытовка!
– Да, но это не контейнер, это – здание, а мы хотим контейнер-бытовку!
– Ну, я не знаю, мы заложили капитальное строение, оно потом Вам пригодится!
– Но ведь в тендере был контейнер! Мы просили контейнер!
– Ничего не знаю, это ваши переводчики напутали! Написано вот: строительный офис контейнерного типа! Мы же даже лучше сделали!

И вот сегодня. Этот кабинет. И это всё.
Рука цвета кухонного меламина тронула ворох на столе, и в мою сторону пополз какой-то текст из двух абзацев. Взгляд ухватил про "синергию".
- Ну хорошо. Переводите.
- Ээ.. как – устно???
- Да.
- Аа. Ясно. С Вами, честно, так приятно иметь дело… Была рада познакомиться. Удачи, и надеюсь, никогда не встретить вас. Ни в одной следующей жизни. Даже если у меня их будет сто…


Теги:





2


Комментарии

#0 08:40  13-03-2018Антон Чижов    
Пустите, бля, Лилю
Дать бы тебе по жопе за последнее многоточие. Да и сам финал.
Но я к тебе неравнодушен...
#1 10:13  13-03-2018Стерто Имя    
ой.. Лиля пришла.. рассказ принесла.. щас почитаем гг
#2 10:43  13-03-2018Стерто Имя    
ой.. как гордая Лиля.. гг... начало както затянуто было.. а к концу хорошо.. молодец, красавица..

непонял там фразу одну "Две пары глаз - в вечно виноватую мою. Одну.".. в одну куда мою?
#3 10:44  13-03-2018Антон Чижов    
начало сонное, всё логично

#4 12:56  13-03-2018Глокая Куздра    
Да ладно вам на серьезных щах фантастику-то обсуждать.
#5 12:56  13-03-2018Глокая Куздра    
Нет тут финала, Онтон. Ни начала, ни финала. Как и всегда. Гг
#6 13:01  13-03-2018Антон Чижов    
могла бы написать ни конца. но не стала. какая ты культурная, Лиля.
#7 14:36  13-03-2018Глокая Куздра    
Ни конца, ни финала, точно! Гггг
#8 21:38  13-03-2018Гудвин    
поэтичная проза, Лиль Михална. в конце всплакнул.
#9 14:51  14-03-2018Тов. Птиц    
и вот поэтому с 2006 я не нанимаюсь на работу



#2 как какую? Человеческую пару глаз. Собака и кот двумя парами глаз осуждают хозяйку, которая живёт ради оплаты пустого дома
#10 15:15  14-03-2018Стерто Имя    
там две пары, Птичка.. две.. и смотрят в одну... одну.. понимаешь? одна, это что по твоему, у женщины?.. я теряюсь в догадках..
#11 15:16  14-03-2018Стерто Имя    
смутила меня Лиля, этим вот всем.. ггг
#12 16:34  14-03-2018allo    
тож считаю что этот презренный капиталистический мир не достоин моего благородного труда
#13 22:12  14-03-2018херр Римас    
Чмокке те Лиличкка!
#14 23:54  14-03-2018Глокая Куздра    
Ох, как я рада братьям по оружию в комментах!

И про пару глаз - да, Птиц все верно понял. Хотя получилось весьма запутанно, да. Гг
#15 23:55  14-03-2018Глокая Куздра    
Но... За то и люблю лп, что из песни слова не выкинешь.)
#16 23:56  14-03-2018Глокая Куздра    
Имя, ну если две смотрят в одну - что я с этим сделаю... Не в кого им больше. Нету у них больше никого.
#17 23:57  14-03-2018Глокая Куздра    
Рима, чмоке, зая.
#18 23:58  14-03-2018Глокая Куздра    
Рима, и тебе/тебя чмокке.
#19 23:59  14-03-2018Глокая Куздра    
Ыыыы чота комменты тормозят с телефона, в общем, трижды чмокке.
#20 00:01  15-03-2018Глокая Куздра    
Гудвен, это оченно рыдательный тегст, да.
#21 20:46  15-03-2018Барагозина    
хороводы какие-то.
#22 20:15  16-03-2018Разбрасыватель камней    
Не смог дочитать, видимо, не моё
#23 00:18  19-03-2018Лев Рыжков    
Отличный рассказ. Восхитился и прочувствовал.
#24 19:53  28-03-2018Глокая Куздра    
Спасибо, Лев.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок

А в Неаполе дождь, тёмен лик небосвода
И дрожащей капелью заплыло окно.
Ты хорошего ждёшь, как у моря погоды
И не знаешь куда подевалось оно

А оно улетело на север — к Курилам
Где его сапогами шлифованы льды
Где этиловый спирт называют мерилом
За алмазные копи, и сердца труды

Эта звёздная пыль оседает на коже
И безумно блестит под лучём фонаря....
14:53  13-01-2019
: [8] [За жизнь]
Дали слово, дали боль.
Рана сыпет в рану соль.
Человек так много хочет
за свою простую роль.

Сбит прицел, забыта цель.
Зеленеет только ель
средь унылого пейзажа,
где размыта акварель.

Жизнь торопится вперёд,
как на взлетной самолёт....
00:45  09-01-2019
: [28] [За жизнь]
Когда-нибудь Акела промахнется.
В троллейбусе ему уступит место
тот, чей отец не знал Георга Отса:
"Садитесь..." - безразлично и нелестно.
И, губы закусив, Акела сядет,
поскольку поясницу не растер он
вонючей мазью на змеином яде,
и надо б сесть, не то подстрелит скоро -
артрит, подкарауливший в засаде....
10:51  05-01-2019
: [31] [За жизнь]

Городская казна опять пуста
На дорогах рекой сверкает лёд
И гуляет молва из уст в уста
Что голодными встретим «Новый Год»

А потом — словно звёзды на Рождество
На порогах появится шпана
И к дверному глазку приставив ствол
Прохрипит: «Открывай — пришла жена!...
14:51  03-01-2019
: [8] [За жизнь]
Привет, старикан. С днем рождения тебя.
Я если бы смог – подарил тебе глобус.
Вертится наш мир, но по факту – хуйня.
На новой планете мы жили бы оба.
Ушел за кордон колоритнейший мэн,
А я простолюдин не слился в Канаду.
На фронте на личном не жду перемен,
И все у меня по-советски - как надо....