Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Гамбург. Большая Свобода.

Гамбург. Большая Свобода.

Автор: алкей швеллер
   [ принято к публикации 19:40  29-06-2005 | Cфинкс | Просмотров: 717]
Писать путевые заметки для меня – все равно, что рассматривать фотографии «по местам боевой славы». Ни то, ни другое не греет сердце ни разу. Доставлявшие в прошлом радость картинки, ощущения и ситуации и так прочно засели в черепной коробке, пусть даже и в виде беспорядочного калейдоскопа. Так же, судя по всему, будет выглядеть и сей «аччиот», вдохновленный берлинским эссе Аватара. Итак, барабанная дробь: клуб путешественников/путеводитель по Гамбургу в исполнении Алкея Швеллера.

Лето 97-го, децтва чистыя глазенки. Швеллер бреется налысо (чтобы не пугать бюргеров причесоном в стилистике Егора Летова), пакует чемоданы, одевается в цивильное и вместе с группой соинститутников летит в гости к братьям-фашистам.

Точка сборки – Гамбург. Второй по величине город Германии. Население – 1,7 млн. человек. Площадь – 755 кв. км.. Морской порт, расположенный в 90 километрах от моря. Не респектабельная европейская столица (свой Бонн тогда, помнится, немцы называли не иначе как «Бундесхауптдорф», т.е. «Главная Федеральная Деревня») и не провинция. Нечто совершенно отличное и от того, и от другого.

Портовая специфика и ее традиции, собственно, и определяют отличительные черты мегаполиса. Если б не оная специфика, быть бы Гамбургу вполне себе обычным немецким городом, раздолбанным в свое время бомбами союзников, по-немецки тщательно отстроенным, чистым, ухоженным… и ничем не примечательным.

Зачем моряки сходят в портах на берег – общеизвестно. За алкоголем, наркотой, женским мясом и прочим «аццким отжыгом». В Гамбурге аццки жгли, наверное, лет триста подряд. В наши дни город по-прежнему напоминает портовую шлюху – шумную, расхлюстанную, разухабистую, всякому клиенту радую метиску, в которой намешано кровей от всех мыслимых и немыслимых наций.

Есть, конечно, в городе респектабельные районы – типа старой Альтоны, где благобразные пожилые налогоплательщики играют в шары. Или, скажем, ботанического сада, где мамы выгуливают детишек, а немецкие пионеры – немецких пионерок. Или идиллического озера с лодочками и беседочками в центре. Или той тихой зеленой окраины сплошь в виллах, где жили мы – но это не Гамбург. По крайней мере не тот Гамбург, слава о котором достигла и наших широт. Основное движение, как и полагается, в даунтауне. Например, у ратуши. Как раз во время нашего приезда там гудел балаганом фестиваль вина. Огромная площадь была заставлена деревянными рядами ларьков, где праздношатающийся люд за копейки накачивался белым и красным сухим изо всех немецких виноградных областей. Рядом с нами потерявшие человеческий облик немцы трясли жиром под гармошку, чуть подальше давал жару хайрастый рокенролльный бэнд… Звенят стаканы, льются жидкости, громогласный хохот, толчея, дым, шум, гам – короче, такой Октоберфест в миниатюре.

Где-то через улицу – деловые здания вперемешку с бутиками, супермаркетами и ресторанами. Витрины, тонированное стекло офисов, ряды припаркованных машин (каждая вторая брошена с открытым верхом – несмотря на криминальную славу Гамбурга), серые и черные костюмы, галстуки, цокот каблуков, морды кирпичом. У всех дела – либо переговоры, либо лихорадочный шоппинг, либо – если перед вами японский турист – протоколирование каждого шага через объектив. Островок логики и упорядоченности в хаосе даунтауна (да и то лишь днем, вечером здесь тоже появятся активисты международной секты алкоголиков, тусовщики, ниггеры с дредами, торчки, дилеры, бомжи и так далее и тому подобное). Потому как с одной стороны – винный фестиваль на площади у ратуши, с другой – главный вокзал (о нем позже), а с третьей – ух! – знаменитые на весь мир красные фонари улицы Репербан.

Район, где располагается эта славная улица, называется Сен-Паули. Есть одноименная футбольная команда второго или третьего дивизиона. Эмблема команды – символ разнузданной анархии и свободы, пиратский «Веселый Роджер» с черепом и костями. Флаг стоило бы сделать эмблемой всего района, и улицы Репербан в частности.

Когда-то весь Сен-Паули контролировали турки. Не так давно оперившаяся албанская община отстреляла несколько турецких авторитетов и взяла многотрудное дело контроля в свои руки. Говорят, теперь туда не суются даже полицейские. Внутри по слухам действует собственная «полиция» – суровые дядьки в костюмах, которые оперативно гасят нарушителей беспорядков, складируют в уголке и только потом сдают на руки официальным стражам порядка. Но это к слову о пиратах.

Итак, Репербан. Как много в этом слове! Не меньше, пожалуй, чем в слове «Амстердам». Ну или там «Кристиания» (вольный хипповский городок в центре Копенгагена, где легализована марихуана).

Кстати, о наркотиках. В общем и целом Гамбург живо напомнил мне рассказы про Амстердам, до которого я, к сожалению, так ни разу и не доехал. В Гамбурге прямо на автобусной остановке можно встретить убитого вусмерть пассажира, сворачивающего ватными, негнущимися пальцами косяк толщиной с руку. Или изможденного доходягу, который прямо на ступеньках подземного перехода раскладывает «походную аптечку»: шприц, жгут, зажигалку, ложку и пакетик с веществом.

На Репербане самое оживленное время – где-то с шести-семи вечера, когда на панель выходят батальоны проституток, до двух-трех ночи. Но даже и после на улице шумно, как днем. Грязь, методично поставленная на поток. Шеренги шлюх, которые слетаются вороньими стаями на каждого проходящего мужчину. Шлюхи сплошь страшные как жизнь, с ногами, накачанными как у лыжниц. Стандартная униформа: топ, кроссовки/ботфорты, лосины/чулки, поверх лосин/чулок – трусы. Встанет на них разве что у зека после 15-летней отсидки. Ну или у рак_рака возникнет интерес… эмммм… хирургического свойства. Связываться с уличными девками делом было небезопасным – ходили слухи, как после сеанса на незадачливого клиента наваливаются местные быки и выбивают раза в три-четыре больше, чем было условлено. Зато можно поболтать:

- Вир зинд нихт Бандитен, вир зинд руссише Штудентен!
- Ах найн, Руссен зинд АЛЛЕ Бандитен!

Полагаю, перевод не требуется. Кстати, здесь же я узнал, что минет на немецком сленге называется «люфтваффе» (цена – 50 дойчмарок). А обозначение анального секса переводится на русский как «прицеп» (если не изменяет память, марок 100-150).

Лирическое отступление: среди немок (НА МОЙ ВЗГЛЯД, может Аватару больше повезло) вообще мало красивых. Если вам кажется, что вы видите симпатичную немку – подойдите поближе и повнимательней разглядите ее рябое еблище. Единственную терпимую немку я видел в Кёльне – плясунья go-go в клубе «Нойшванштайн». Да и та, как мне сказали – транссексуал.

Для более-менее требовательных клиентов – небольшой переулок, параллельный Репербану. С двух сторон загорожен красными щитами, на каждом – дисклеймер: «Женщинам и лицам до 18-ти вход запрещен!». За соблюдением пропускного режима ненавязчиво следят обычно 4-5 качков. В переулке же – подсвеченные красным витрины борделей (от 300 DM в час), в которых восседают и призывно улыбаются длинноногие гурии (разумеется, иммигрантки) в кружевных бюстгальтерах, комбинациях, трусиках, чулках и всевозможной эротичной сбруе. Ну прямо реклама “Victoria’s Secret” да и только.

Бордели подешевле – на самом Репербане, оформленные в виде гостиниц. Заходишь внутрь, гуляешь по коридорам и заглядываешь в комнатки, где на кроватях сидят девки на любой вкус. Нам очень хотелось найти русскую проститутку – так и не нашли.

Здесь же есть эротический театр, где актеры ебутся прямо на сцене. В глубине района – пара BDSM-клубов. BDSM-шопы и магазины со шмотьем для фриков. Бесчисленные стрип-кабаки. Один из нескольких в мире музей эротики. Здесь же – главный ночной тусовочный центр. Клубы и дискотеки щедрой пригоршней рассыпаны по всему Репербану. Безымянный набитый битком рокенролльный гадюшник с громкой музыкой, изрезанными черными столами, и отменным пивом. Подвал «Молотов» - разрисованное граффити прибежище панков, растаманов, авангардных поэтов и прочей антиглобалиствующей швали. Рейверские дискотеки. R’n’B-клубы чуть в стороне от главной тусовочной магистрали.

Самые известные заведения – в одном небольшом переулке. Его название – еще один символ района. «Гросе Фрайхайт». Большая Свобода.

О дискотеках в целом (данные на 97-й год). Все выдержаны в одном урбанистическом духе – суровый минимализм и радикальный антигламур. Музыкальная политика – сплошь жесткач: техно, транс, хардкор, драм-н-бейс и электро. Кстати, я заметил, что по музыкальным направлениям немецкие города сильно отличаются друг от друга. В том же Кёльне, например, в то время преобладал слащавый джаззи и диско-хаус пополам с европопом в формате МТВ. Впрочем, чего еще ожидать от педерастической столицы Европы? Гамбург же по музыке, мне показалось, напоминает другие индустриальные мегаполисы Северной Европы. Не случайно габбер появился в голландском городе-порту Роттердаме. Так вот, заходим это мы с приятелем днем в некий «K-Club» в районе Репербана. Антигламур как он есть: маленькое помещение, завешанное черной материей, где-то в глубине барная стойка, в углу – т.н. чилл-аут: наваленные друг на друга пыльные матрасы. Знакомимся с местным диджеем, разговариваем за жизнь, получаем приглашения на электро-пати… Он же, диджей то бишь, и поведал нам, где торгуют наркотиками. Оказалось, на площади прямо у главного вокзала.

Диджей не соврал. Если помните, в свое время среди московских торчков культовым центром была Лубянская площадь. Невозможно было пройти и десяти метров, чтобы к тебе не подскочили с вопросом «Ищешь чего?» и не предложили винта, кетамина или рецептурной фармацевтики. На Никольской, я помню, одно время даже висела рекламная растяжка «Matinique», судя по всему, ориентированная на постоянных клиентов Лубянки. Рекламный слоган был таков: «Что ты ищешь? Это здесь!» Главный вокзал Гамбурга – полный аналог. Только торговали вещами посерьезнее. Так и со мной: иду себе, никого не трогаю, ничего (пока) не ищу – и еблысь! Картина маслом: из ниоткуда материализуется оборванный турок: «Хэш? Кокс? Хероин?» Через пять метров, судя по виду, его брат-близнец с тем же предложением. И в отдалении – еще несколько дилеров, рвущихся в атаку.

Была середина рабочего дня, поэтому я сделал лицо испуганного комсомольца и поспешил прочь. Чтобы вернуться ближе к выходным с другим настроем.

Но вернемся на Гроссе Фрайхайт. Дальний конец переулка – культовое место для битломанов. Сюда в начале 60-х трижды приезжали еще неизвестные Леннон, Маккартни и Ко и выступали в кабаках, расположенных один напротив другого: «Индра», «Кайзеркеллер», «Топ Тен» и «Стар Клуб». Кстати, почему-то именно после этих концертов «Битлы» резко стартовали в чартах на родине и на континенте. А тогда непривычные к новым веяниям бюргеры называли молодых англичан мразью и сволочью. Надо сказать, поводы были. Скажем, Леннон с Маккартни как-то прикупили сапоги на каблуках и панамки экспедиционного корпуса генерала Роммеля со свастиками. В таком виде приперлись в клуб, где приветствовали публику «римским салютом» и демонстрацией голых задниц. Однажды Пола Маккартни и Пита Беста, игравшего тогда с «Битлами», даже заковали в наручники и отволокли в полицейский участок «Давидсвахе».

В 97-м напротив этого самого участка шла самая бойкая торговля блядьми. Девки располагались напротив здания с говорящей вывеской «POLIZEI» где-то по две на квадратный метр. Время от времени из отделения вальяжно выползал толстый мент с круглой усатой рожей кастрированного кота, по-хозяйски обозревал окрестности, довольно топорщил усы и неспешно удалялся восвояси. А что, удобно: все под боком, контролировать легко. Взыграет гормон – свистнешь в окно, обслужат через шесть секунд. Ну а там плановая операция, отчетность, скажем, закрывать надо, - выходи себе и винти прямо рядом столько, сколько нужно. Как будто грушу у собственного порога обтряс.

Со времен «Битлов» «Топ Тен» закрылся, а «Стар Клуб» сгорел. На месте «Стар Клуба» построили новое заведение, где время от времени играют заезжие рок-бэнды. В остальное время там можно вполне себе тихо и спокойно посидеть, посасывая апфелькорн или егермайстер. И повтыкать на памятную плиту.

«Кайзеркеллер» жив и поныне. Шумная, дымная, пьяная, грязная клоака. Где в понедельник марок за 20 (примерно 12 баксов) можно было послушать вживую (!) Эмерсон, Лейк энд Палмер, в среду – Рейдиохед (!!!), в пятницу – еще какой-нибудь пинкфлойд. Кстати, размах живых концертов в Гамбурге в 97-м был такой, до которого Москве еще срать и срать лет как минимум двадцать. Фестивали – каждые два-три дня. Джазовые фанаты могли в один день на одной сцене лицезреть Би Би Кинга, Джерри Ли Льюиса и еще пару мастодонтов такой же величины. Трип-хопперы – Массив Атак, Лайку и Трики в одном флаконе на открытой площадке. Любители тяжеляка – Фиар Фактори, Самаэль, Мунспелл, OOMPH!, Найн Инч Нейлз, Парадайз Лост, Тиамат и еще десятка полтора милых сердцу имен. Ну и так далее.

Через пару же домов от «Кайзеркеллера»т находилась местная техно-легенда – «Туннель». Сейчас он находится по другому адресу, но тоже в районе Репербан.

Про «Туннель» из российской прессы и от немцев мы знали, что это самый прославленный местный дансинг, что это классика андерграунда, и что приходить туда с нормальными зрачками – не комильфо. Ну что ж, надо – значит надо. В пятницу половина студенческого десанта отбыла в Берлин на «Лав Парейд». Мы же со знакомой вечером в субботу едем на вокзал, покупаем грамм – и черпаем «андерграунд» полными пригоршнями.

Андерграунд и антигламур начинаются со входа в «Туннель». Вход заполняет своей массой ебанистических размеров охранник-хач с Северного Кавказа (!!!), каким-то хуем занесенный в Западную Германию. Просачиваемся между ног у хача внутрь – в темный мрачный подвал с давящим потолком. Еще довольно рано, и клуб полупустой. Где-то уже через полчаса не протолкнуться, несмотря на то, что вся «прогрессивная молодежь» по идее должна была бы съебать в Берлин. Из динамиков с хрипом хуячит минимал-техно, в горло лезут клубы дыма, монотонно мигает свет (стробоскоп да пара цветных софитов). Идем наружу – глотнуть воздуха и догнаться. На входе – толпа и давка, приходится работать локтями. Заходим в ближайший двор – и не можем понять: то ли глючит, то ли нас каким-то мистическим образом перенесло на родину. Представьте себе типичный двор в каком-нибудь неближнем Замоскворечье типа Севастопольского района: пятиэтажки, ветхие лавочки, вытоптанная трава, полудохлые фонари, разъебанные подъезды, у которых – внимание – кусты сирени! Делаем свои черные дела и, вернувшись, застаем нашествие помидоров-убийц: страхолюдные тетки в строительных комбинезонах, неопределенного возраста уебки в противогазах и все в таком роде. Андерграунд, хуле. Полный пиздец в чиллауте: густая как молоко дымовуха, подсвеченная ядовитой зеленью. И в этом светящемся зеленом тумане плавают тени стивенкинговских томминокеров. Над всем незримо парит тень Гигантского Хача (ГХ), который на входе. Кстати, ГХ в один прекрасный момент вознамерился дать мне пизды (хэй, Гмыря!). За то, что я, идя в очередной раз с улицы, забыл выкинуть недопитую бутылку воды. И потом намекнул ГХ на необходимость получше учить русский язык. Сам до сих пор не понимаю, каким образом избежал расправы. Как бы то ни было, Швеллер оперативно схватил в охапку подругу и ломанулся вон.

На улице со мной произошла забавная вещь: я заблудился в районе, который изучил как свои пять пальцев. То есть стоял на полусогнутых, разведя руки, открыв рот, и медленно охуевал (медленно превращался в хуй), не соображая, в какую сторону идти.

Кстати, помнится, кто-то в каком-то обсуждении задавался вопросом: а знаете ли вы, щеглы, как выглядит небо, когда ты унюханный выходишь из клуба с подругой? Знаю. Хуево небо выглядит. Очень хуево. Сморщенное, как шагреневая кожа. И все, сука, в блядских звездах, как будто заплеванное. Мало того, что колбасит. Так ведь и подруга – ебучая дура, имбецилка, сука и ебучая дура – истерит и визжит над ухом ТАК, что хочется уебать ей (ебучей дуре, имбецилке, суке и ебучей дуре) в торец. Чтобы она (ебучая дура, имбецилка, сука и ебучая дура) заткнулась, упала и больно поранилась…

На следующий день рванули в небольшой компании на море. По пути побродили по вымершему воскресному Любеку. Мертвый компактный городишко, похожий на декорации к телеверсии сказки братьев Гримм. Потом, собственно, Травемюнде – немецкая Прибалтика: белый песок, соленый ветер, чопперы вперемешку с родстерами, где-то сбоку высится огромный комплекс аквапарка, и удивительно теплое для июля море. Только, зараза, бурное: волнение такое, что прибой постоянно отшвыривает на берег.

Вояж на море доканал окончательно. Вернулся больной, полумертвый и расплющенный, как будто меня переехал каток. «Дома» наконец вспомнил, что у меня осталось децл от вчерашнего, и воодушевленно сообщил эту мегановость друзьям. Минут через 15-ть мы уже, по-детски жизнерадостно хохоча и галдя, вовсю гоняем в футбол на улице. На дворе полпервого ночи.

Дальше, в общем-то, все было куда спокойней.

Ну разве что несколько воспоминаний из рубрики «хихихи».

Помню, как мы удостоились персональных репараций за Вторую мировую. Познакомились в кегельбане с дедом, который оказался бывшим солдатом Вермахта. И, расчувствовавшись, забашлял за наши кегли и за выпитое.

Помню, как жаждал увидеть немецких скинхедов. Хотя бы одного. Таки узрел. Одного-единственного. За две недели. Шел, согнувшись, шугался ото всех и испуганно озирался, как жертва изнасилования.

Помню, как беседовал с людьми из городского совета о проблемах молодежного экстремизма (хахаха) и наркомании (хихихи).

Помню, как чуть не поставили на уши полицию, разыскивая пропавшего приятеля. Который, мерзавец, втихомолку отправился, оказывается, в бордель.

Ну и так далее.

Да! Еще в Гамбурге есть всякие достопримечательности.


Теги:





1


Комментарии

#0 23:21  29-06-2005Рыкъ    
не осилил, показалось скучно.
#1 00:37  30-06-2005Outname    
завтра прочту, а щаз спать.
#2 04:37  30-06-2005Western    
Скролил. Хуета.
#3 08:00  30-06-2005fan-тэст    
А мне понравилось. Сразу видно, воспоминания автора давнишние, улежавшиеся в голове и отфильтрованые сетками памяти. Такие приятно слушать в реале.

Короче - всё заебись, пиши ещё.

#4 09:24  30-06-2005Зепп    
вывод: швеллер считает трансcексуалов красивыми. пригрел удав на своём теле гадюку.
#5 09:30  30-06-2005алкей швеллер    
>>пригрел удав гадюку<<

ususu, пресмыкающиеся к пресмыкающимся.

#6 09:40  30-06-2005puke    
приятно пишешь, ЗМЕЙ...
#7 09:42  30-06-2005В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
охуенно написано, респект


сильно напомнило Амстер два года назад


а в 97 в Праге тоже колбасило недеццки тока не от пива нихуя

#8 09:44  30-06-2005В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
из рассказа непонятно еще чем там убились - коксом/спидами/амфами?
#9 10:04  30-06-2005алкей швеллер    
2 puke

cccccccccc! (типо шыпит)

2 впа

кокос (щедро бодяженый конечно жэ)

#10 10:08  30-06-2005X    
Люфтваффе.....хохочу песдец как...
#11 10:12  30-06-2005Сантехник Фаллопий    
А ахтунг у них так и называеццо ахтунгом? Афтар весьма точно описал гамбургское бляцтво.
#12 10:14  30-06-2005X    
Прекрасный текст.

Но за 8 лет вольный городок Гамбург изменился и дал крен в сторону благообразного немецкого мегаполиса который гордится своими ганзейскими традициями.Турков, русских и бомжей, впрочем, стало ещё больше...

#13 10:23  30-06-2005алкей швеллер    
а я хочу на концерт fantomas.

---------------------------------

в городском совете мне рассказали, что (в то время) они старались не допустить компактного прожывания турок и прочих иммигрантов. т.е. целенаправленно селили приежжых в разных концах города. те же, заселившысь, меняли квартиры и селились рядом друг с другом. поэтому уже тогда в гамбурге были районы, щитавшиеся турецкими. преобладания некоренного населения там не было, но ларьки с вывескаи на турецком уже были.

-----------------------------

да, город БЫЛ бляцкий. во всех смыслах.

#14 10:33  30-06-2005Спиди-гонщик    
партайгеноссе швеллер гениален
#15 10:54  30-06-2005Khristoff    
Мне кажецца што в Гамбурге должны быть пиздаты гамбургеры и великолепные гамбургские музыканты, утирающие пиздолохмотья бременским неудачникам - ззофилам
#16 11:17  30-06-2005Dazed    
действительно много и скучно
#17 11:36  30-06-2005Aborigen!    
2 Афтар


Мой бывший сокурсник уже второй год живет в Гамбурге, про наркоту и шлюх не рассказывал, говорил, что тихий и мирный городишко, полно русских, турок и поляков.


Насчет телок ты правильно заметил, они судя по рассказам до 17 лет все сплошь симпотные, а после че-то происходят и они резко становятся стремными, из его же рассказов все немки делятся на две категории, первая и самая большая (процентов 95) - страшные, что пиздец, а вторая (3%) - фотомодели.


Надо ему будет линк скинуть, на твою статью, посмотрим, что он скажет на это.

#18 11:51  30-06-2005алкей швеллер    
абориген, за 8 лет многое могло измениться, факт. допускаю, что за последнее время город могли зачистить и причесать.

вообще налицо ТРЕНД.

в том же гопенкакене ходят слухи о скором закрытии кристиании. а если интеграция в рамках ес пойдет вшырь и вглупь, то и о амстердамском рае можно будет позабыть.

#19 20:32  12-11-2005Медведь    
Отлично! Просто отлично...
#20 12:49  22-04-2011Soul Reaver    
странные ссылки хуй проссышь откуда
#21 12:54  22-04-2011Sgt.Pecker    
Ох нихуя себе, да тут битломания сплошная.Знаем, бывали в тех местах и даже много раз.
Алкей вернись!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....