Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Лев Толстой The Графоман

Лев Толстой The Графоман

Автор: Zoiberg
   [ принято к публикации 06:23  22-09-2005 | Cфинкс | Просмотров: 481]
Это сказка про Льва Толстого. Она про то как он книжки писал. Значит, делал он это так: запускал Word, и начинал в него писать то, что в голову приходило. Он считал, что мысли у него были очень умные, и поэтому их надо записывать – чтобы вдруг все эти умности не забыть.
Однажды его записи увидел папа, который давно думал, куда бы своего сыну пристроить. Увидел и подумал – смотри-ка, мой щегол-то писатель! Каков малец! Надо бы ему помочь. Ну и пошел помогать в ближайшее издательство. Пришел он к самому главному и жирному издателю и говорит: завтра ты будешь книгу моего сына издавать. И издатель согласился, потому что граф Николай Толстой был очень сильно военный человек. На всю голову. И к тому же генерал.
Ну вы сами прикиньте – приходят полтора центнера мяса, приносят с собой три пуда крученых лакированных усов, двуручную динамитную шашку, два грамма мозга, и говорят, что ты должен делать. А слова ты поперек сказать не моги, потому что если генералу что-то в твоих словах не понравится, он тебя сразу шашкой динамитной на винегрет изрубит. И ничего ему за это не будет, кроме медали или даже внеочередного звания – потому что такие были порядки при царизме.
Ну короче издатель согласился, а граф ему по почте записульки сына переслал. Посмотрел издатель на эту хуйню, и понял, что круто попал – такое говно никто читать не будет. Приносит он писанину своему лучшему редактору, и говорит: можешь с этим что-нибудь сделать? Ну редактор и говорит: ну раз надо делать, я сделаю, что смогу. Берет графскую писанину, две недели не ест, не спит, все переписывает нахуй, и отдает издателю обратно уже приличный текст.
Через какое то время бредни, превращенные с сборник рассказов, выходят, и начинают сборник нормально так покупать. Все в издательстве с этого радуются, потому что всем с этого что-то да перепало. А Лев Толстой смотрит на это дело и думает – а смотри-ка, в натуре, я ж оказывается неебаться писатель! А напишу-ка я теперь повесть, пусть все нормально приколются. И написал. Нехуевую такую повесть, назвал ее Анна Каренина, и отдал отцу. А отец лака на усы побольше налил, и в издательство: смотрите, сын мой, неебаться писатель, повесть новую написал. Поклонники уже спят и видят, как смогут ее купить. Давайте шевелитесь, издавайте быстрее. Издатель протоптанной дорогой – к редактору – так и так, твои проблемы, нужно сделать все в лучшем виде, не позднее вчерашнего дня. У редактора вариантов – ноль. Сидит, текст переписывает, а потом опять редактору отдает.
Только он рожу утер, а к нему опять издатель – вот, графский сынок новое творение родил. Роман «Война и мир» бля, в четырех томах. Давай за работу, а то не успеем. Скуксился редактор над очередной рукописью, и думает – то ли уволиться, то ли удавиться? Вдруг дверь открывается, и фигак! - на пороге Лев Толстой, злой, как черт. Ногами топает, руками сучит, нечеловеческим голосом орет: вы почему в моих текстах переправляете все? Вы вообще что тут сами себе думаете? Я вот – великий писатель и неебаться в рот какой граф, а вы вообще, миль пардон мон шер, что за хуета из-под ногтей? Я вас в упор не вижу, я вас блять на каторге к ебунам собачьим сгною!
Редактор и говорит графу – извиняйте, мол, виноват, из деревни, глуповат. Больше ни одной буквы в вашем тексте править не буду, мамой клянусь. И с чистой совестью рулит к издателю, и говорит – все, чувак, больше тексты мне не таскай, потому что не надо. А если у тебя есть проблемы, так их теперь в полном объеме решает великий писатель Лев Николаевич Толстой.
У издателя, который оригиналы текстов, конечно, видел, волосы на жопе дыбом встают. И вот не проходит трех минут, как он уже ловит на проспекте какого-то лихого лезгина, и мчится на его покосившейся двуколке без дверных ручек в сторону графского поместья. Надо же, в самом деле, поговорить с папой великого писателя, решить совместными усилиями проблему, а заодно и засвидетельствовать свое почтение его графскому высокобродию.
Но граф Николай Толстой визиту издателя как будто и не рад. Граф хмурится и сосредоточено точит свою трехаршинную динамитную шашку, даже и не глядя на изощряющегося в поклонах и почтительных речевых оборотах издателя. А тот, балбес и недотепа, тонкого графского намека не понимает. Нет чтоб уже бежать со всех ног продавать дом вместе с домочадцами, да потом спешить к графу с повинной головой, нет! Надо ж ему стоять да тараторить, докучая графской светлости своей бестолковостью. Ну и дождался он, понятно. Поднял граф голову, да как крикнет на весь дом: - Тришка!
Тут же в дверях появляется огромный детина с пудовыми волосатыми кулачищами и ножищами как у слона – чего изволите, ваше высокобродие? - Вот, тут холоп бунтует… - (граф делает паузу и отхлебывает чай из кружки, скорее напоминающей лохань) – снеси-ка его на задний двор, да запори до смерти. Тот только: – Есть, ваше высокобродие! – и вот уже не успевшего опомниться издателя волокут на задний двор.
А на место издателя, уже, понятно, очередь. И следующий издатель уже понимает, как поступать можно, а как - нельзя, и потому подходит к проблеме куда деликатнее – принимает решение отвлечь читателей новым дизайном. Для чего он волевым произволом постановляет изменить правила печати, повыкидывать к ебунам собачьим половину букв. А выдернутые из станков литеры переплавить на пушки, и подарить их графу ко Дню Победы над наполеоновскими захватчиками.
Сказано – сделано. Но еще, для верности, вызывает он к себе своего дружка-пиарщика, и говорит ему: дело есть, угодное самому царю-батюшке. Обеги-ка всех наших писателей, и скажи им, чтобы все, кто еще планирует хоть когда-нибудь где-нибудь издаваться, приходили на Сенатскую площадь, такого-то декабря сего года. Будет большая бесплатная пьянка, по случаю выхода очередного романа Толстого и всеобщего редизайна. Вместо входного билета при себе следует иметь оду в честь великого писателя-графа.
Ну и вот, значит, в назначенный день все идет как по маслу. Солнце сияет, подарочные пушки сияют, восхищенные писатели толпой водку жрут и кидают шапки в воздух: кто выше подкинет, тому тот час черпак подносят. А издатель тем временем с графа привечает, от лица писательской общины: вот, ваше высокобродие, вам в дар пушки для защиты отечества и царя от врагов, не откажите в любезности принять. Но граф Толстой, хотя пушкам и рад, отчего то хмур. Спасибо, говорит, братец, пушки хороши. Но что это за толпа странная на площади, все сплошь в армяках да в сюртуках? Писатели? Все? Собрались? На главной площади? Да это же БУНТ!!! И – хуяк! – хватает он самую крупнокалиберную пушку, и давай из нее по писателям пиздячить! Только перья гусиные, в смысле писательские, во все стороны летят. Кого не поубивал, того взрывной волной в Сибирь забросило – в ссылку, значит.
Тут сказке и конец. Вот так царизм одолел восстание декабристов, а граф Лев Николаич Толстой и сделался самым великим писателем.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:26  22-09-2005Эдуард Багиров    
Супер.
#1 09:51  22-09-2005One    
Автор, не пей яд и не прыгай из окна. Пиши есчо. Маладца. Осилил и не по диагонали. Хороший слог и читать не трудно. зачот.
#2 10:08  22-09-2005Мозг    
не смешно че-т
#3 10:08  22-09-2005Eratocat    
Прикольно. ))) Афтар абасрал Толстого вдоль и поперёк, причём заслужено, я считаю.
#4 10:11  22-09-2005Шарапов    
спизжено из школьного курса русской литературы 2028 года издания!
#5 10:34  22-09-2005Giggs    
чо-то не очень
#6 10:51  22-09-2005ХУЙМОРЖОВЫЙ    
хуйня по большому счету, но немного поржал.
#7 10:53  22-09-2005Сабака    
Читал в былом - не помню, к сожалению автора - как один графоман ходил к редактору, пока дело до минета не дошло. Там было круто. Здесь - жалкое подобие.
#8 10:53  22-09-2005Сантехник Фаллопий    
Улыбнуло. Всегда подозревал, что "Война и Мир" была написана примерно таким образом.
#9 11:47  22-09-2005Йащюр    
местами смеялсо
#10 12:07  22-09-2005MVV    
поначалу понравилось, потом как то скучно стало
#11 14:01  22-09-2005menace    
Толстой стал иещёболее противен.
#12 14:49  22-09-2005Дик Кант    
Хуйня
#13 06:59  23-09-2005Федор Михайлович    
Заибательская сказка. Читал с удовольствием. Прям как салтыкова-щедрина в децтве.

Кому не нравиццо - сосут.

#14 10:36  24-09-2005Daronio    
сам соси, умнег. не то. с сабакой согласен.
#15 16:15  24-09-2005Рыкъ    
Не дочитал этой хуйни.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....