Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Критика:: - Александр Куприн: неправильный (по жизни) классик

Александр Куприн: неправильный (по жизни) классик

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 17:29  01-10-2020 | Швейк ™ | Просмотров: 430]
(Миленко В. Д. Куприн: Возмутитель спокойствия. — М.: Мол. гвардия, 2016. — 367 с., ил. — (Жизнь замечательных людей)

«Куприн был написан Кнутом Гамсуном в сотрудничестве с Джеком Лондоном», — шутила знаменитая юмористка Тэффи. Верно определив «братьев» Куприна по духу, она всё ж таки упустила главное: Александр Иванович был очень русским писателем. Нет, я не о том, о чем в сердцах записала его первая жена в дневнике: «Все русские писатели — пьяницы», хотя это роковое свойство автора «Поединка» из его жизни никак не выкинешь. Но он был глубинно русским человеком, до самых древних татаро-монгольских корней своей матушки.

Куприну не столько писателю, сколько именно человеку посвящена книга Виктории Миленко. Автор не скрывает недостатков своего героя, его тяжелых комплексов, вынесенных из почти нищего детства. В самом деле, в год Куприн лишился отца. Его мать, урожденная княжна Колунчакова, осталась с тремя детьми, без копейки денег и с массой знатной и влиятельной родни, у которой и она сама, и ее чуткий сын оказались в унизительной роли приживалов, нахлебников. Вот оно откуда у Куприна, это постоянное стремление протестовать против общепринятого — и в то же время острое желание в мир вписаться!

А чем ещё объяснить противоречивое поведение его в армии? Он, поручик заштатного полка, пытается поступить в военную академию (хочу карьеру делать!) и в то же время устраивает пьяные скандалы, да такие, что и видавшее виды военное подразделение не выдерживает. И вот экс-поручик Александр Куприн с саднящей обидой в душе и без копейки денег (привычное уже состояние карманов!) — на свободе. Но — творческой свободе. О, он отомстит этим «армейским» своим разоблачающим «Поединком». Пройдут десятилетия, и уже на пороге старости Куприн будет в своем «Поединке» раскаиваться: «Там всё правда — и всё же я не должен был это писать!»

Парадокс? Миленко истолковывает его с сочувствием: опыт первой мировой и гражданской войны помог Куприну увидеть положительные черты русского офицера.

Вообще кому-то покажется забавным, но и милым то, как по-женски автор рассказывает о жизни своего героя — в первую очередь, о личной жизни Куприна, о довольно сложных его отношениях с первой женой Марией Карловной Давыдовой-Иорданской, о трагической судьбе второй жены — Елизаветы Морицевны Гейнрих. Не удержится автор и от осудительных интонаций в рассказе о младшей дочери Куприна — звезде немого французского кино Kissa Kouprine, которая лишь на склоне лет, когда удача отвернется, вспомнит, что в запасе у нее осталась последняя, но беспроигрышная роль — роль дочери классика.

«Хитовые» вещи Куприна — их тоже коснулась автор: того же «Поединка», цикла «Листригоны», «Гамбринуса», «Ямы» (кажется, автором нашей книги не одобряемой), «Гранатового браслета» (творческая история его и разбор даны подробней других вещей и с большим сочувствием). Хотелось бы чуть больше узнать о творческой истории и других знаменитых произведений писателя: о «Молохе», «Олесе», «Штабс-капитане Рыбникове», о сравнительно малоизвестной последней крупной работе — романе «Юнкера».

Не добрав в том, что касается творчества писателя, Виктория Миленко зато дает колоритную панораму бытовой и культурной жизни эпохи, окружения Куприна, такого пестрого и порой причудливого. Здесь и портрет замечательного филолога Ф. Д. Батюшкова, который так трогательно нянчился порой с тяжким, неуправляемым, агрессивным «пациентом» Куприным (в его имении Куприн как-то в состоянии аффекта поразбивал тридцать окон), и мутный прощелыга П. Маныч, «черный человек» в кругу купринских приятелей-«манычаров». И собственно «авторы», писатели: сверхпрагматичный (в интерпретации Миленко) М. Горький; скользкий «друг» Л. Андреев (которого Куприн как-то чуть не задушил взаправду — силач С. Г. Петров-Скиталец, тоже известный тогда беллетрист, буквально вырвал творца «Красного смеха» из купринских нелюбящих объятий); и друг-соперник И. Бунин; и друг-наставник А. Чехов; и друг-опора, человек-отдушина Саша Черный, и друг-приятель А. Грин, так близкий Куприну в своих грезах о солнечном ином мире — о Зурбагане…

«Возмутитель спокойствия» — подзаголовок констатирующий: он уточняет принятую на себя Куприным роль «по жизни», но не раскрывает зерно его характера. Зато это делает весь в целом текст книги. Неуправляемый порыв к воле и самоутверждению, такой типичный в русском национальном характере (в случае Куприна гиперболизированный до болезненности), — вот что становится сутью судьбы и творчества этого человека. Во всяком случае, так мне «прочлось» в этой умной и тонкой книге в год 150-летия со дня рождения А. И. Куприна.

1.10.2020


Теги:





-2


Комментарии

#0 17:29  01-10-2020Седнев    
«Все русские писатели — пьяницы» (с)
#1 18:00  01-10-2020Разбрасыватель камней    
Спасибо
#2 13:46  02-10-2020Шева    
Да, писатель с большой буквы.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
14:20  26-03-2021
: [4] [Критика]
- «Достоевский-трип» - реальный мануал.
Ты этого не знал?
Вот и влип!

- Ох, пелевинские лисы!
Мои мозги подобны творогУ!

- Не паникуй и не ссы,
ты не уйдешь ко дну
я тебе помогу,
слава Сорокину.

- Бездна под ногами!...
00:12  18-03-2021
: [9] [Критика]
...
14:21  24-02-2021
: [12] [Критика]
Если бы раньше, в прежние времена, кто-то сказал бы Комову, что на склоне лет он станет заядлым коллекционером, хрен бы он поверил.
Ведь пустое занятие совершенно.
Казалось тогда.
Его жизнь состояла из длинной, будто нескончаемой цепи накрепко соединённых между собой одинаковых колец....

На авось надейся, а жопу береги,- написал Владимир Георгиевич Сорокин в своей новой книге «Русские народные пословицы и поговорки». А потом немного подумал, то есть ровно через две страницы и еще добавил ни в бровь, а в глаз (по Сорокину, возможно, что и в «шоколадный»: «авось во рту днюет, в пизде ночует, на уду качается, с небосем венчается»....
02:38  04-01-2021
: [13] [Критика]
Пусть мне намнут «рожу лицА» поклонники этой комедии Гайдая, но рискну утверждать: главную роль в «Иване Васильевиче…» сыграли… вещи. Ключ к фильму лежит, по мне, в квартире Шпака (актёр В. Этуш), забитой «непосильно нажитым» барахлом. Помните: здесь «модерновый» «гэдээровский» торшер соседствует с салонной антикварной скульптурой, забугорный порноплакат — с дурными репродукциями рокотовских портретов в богатых рамах?...