Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Кино и театр:: - В тумане

В тумане

Автор: Шева
   [ принято к публикации 18:19  21-07-2021 | Седнев | Просмотров: 265]
Поезд отправлялся с ***-го вокзала.
Не лучший, но и не худший вокзал в столице.
До отправления оставалось буквально пару минут.
Пожалуй, самое противное время. Вроде как уже и да, но еще нет.
Наконец раздался долгожданный протяжный гудок паровоза, оглушительно лязгнули сцепки пульмановских вагонов, напугав дам из числа провожающих, и дебаркадер вокзала медленно поплыл в окнах купе отъезжающих.
Вырвавшись из пригорода, поезд быстро набрал скорость и помчал на полных парах почти без торможения.
И замелькали в окнах телеграфные столбы, раскидистые, пышные кусты, берёзки, осины и прочие лиственные деревья средней полосы.
А потом, - видно поезд въехал в низину, совершенно неожиданно, картина за окном радикально изменилась.
Сначала появились отдельные клочья и хлопья будто обрывков облаков, затем поезд в одночасье оказался в плотной, молочной, белесой вате густого тумана. Который сразу придал происходящему за окном вагона какой-то мистический, сюрреалистический оттенок.
Будто оторвавшаяся от земли капсула нёсся вагон в нереально белом, сказочном пространстве. Существующем в каком-то другом, неземном, может быть даже - потустороннем мире.
Оторвав взгляд от картины за окном, под однообразный, утомительный стук колёс Эраст Петрович почему-то загрустил.
И как раз в этот момент вагон, видно на стыках, неприятно нервно вздрогнул.
И Эраст Петрович, чтобы развеять хандру, решил пойти в вагон-ресторан. Благо который, как он приметил еще на перроне, располагался всего лишь через вагон.
Ресторан практически был еще пуст: парочка - юная барышня с молодым человеком, похоже, студентом, да засевший за угловым столиком грузный священник в чёрной рясе.
Эраст Петрович выбрал столик посредине вагона. По правую сторону.
Одобрительно потрогал, даже зачем-то огладил рукой еще свежую, накрахмаленную скатерть.
Быстро изучив принесенное официантом меню, заказал скромно: жюльен, беф-строганов - попросил попрожаристей, овощную нарезку. Ну и водки и селёдочки под неё.
Как обычно, первым принесли графинчик и бутылку зельтерской. Решив не дожидаться закусок, Эраст Петрович налил в стакан весело шипящей, колючей минералки, плеснул в рюмку водки и только уже собрался поправить настроение, как вдруг услыхал сбоку низкий, хрипловатый голос, - Не помешаю?
Он поднял глаза…и не поверил им.
Возле столика стоял Александр Чепцов. Друг по кадетскому корпусу. Потом-то их пути разошлись, хотя пару раз в Санкт-Петербурге и пересекались.
Эраст Петрович вскочил. Обнялись. Искренне, радостно.
Спросили у официанта еще одну рюмку, тут же наполнили и выпили. За встречу.
Однако - столько лет!
Перебивая друг друга, взахлёб начали расспрашивать, - как? где? с кем?
О себе Эраст Петрович говорил скупо, - после ухода из лейб-гвардии, что из-за скандальной романтической связи с молодой женой командира полка - умолчал, пошёл по сыскной части, так на этом поприще и остался. Особо и рассказывать нечего. Не про тайные же поручения из самых высоких кругов, в самом деле.
А вот Александра затормошил, - Не томи, докладывай!
Тот таиться не стал.
Наоборот, весело, даже с некоторым удивлением от самого себя, начал рассказывать, какой неожиданный фортель выкинула его жизнь после ухода из армии.
Потянуло его в науку. Причём не в какую-то отвлечённую, а самую что ни на есть конкретную, прикладную, материальную. Да материальней, пожалуй, и некуда.
Так и называется - материаловедение.
Служит сейчас в специальной экспериментальной лаборатории. Ну, лаборатория, - это лишь название, а на самом деле, считай, институт целый. На Васильевском острове она располагается.
- А где вы там? – спросил удивлённый Эраст Петрович, - Вроде я там всё знаю!
Александр ухмыльнулся, - Всё, да не всё! Вывеска-то у нас совсем другая. Тебе-то могу сказать - работаем в тайне. На военное ведомство.
После того, как выпили по второй, мрачно продолжил, - Не знаю, Эраст, знаешь ли ты, думаю - должен, война - на носу! Попрут на нас германцы. Вскоре. В том числе и на море. Флот-то у них - будь здоров. Не то, что у нас - после Цусимы. Зато мы новые дредноуты в стапелях позакладывали. Причём не просто, а из новой легированной стали. Таких броненосцев ни в одной стране не будет. Даже у спесивых англосаксов. А твой покорный слуга, Эраст, к созданию этой самой секретной марки стали как раз руку и приложил!
Засмеялся, - И мозги!
За то и выпили еще раз.
После разговор, как это обычно бывает у солидных, но давно знающих друг друга приятелей, съехал на политику, женщин, семейные дела.
Оказалось, что в поезде Александр ехал не один, а с женой и двумя дочурками. Поэтому еще раз выпили за встречу, и он засобирался в свой вагон.
Оставшись один, Эраст Петрович решил долго не засиживаться. Взял еще кофе с коньяком, с удовольствием, неспешно выпил его мелкими глотками, прокручивая в голове еще раз более чем приятный разговор с давешним товарищем.
Расплатился, оставив хорошие чаевые, и уже поднялся из-за столика, как вдруг кто-то его окликнул.
Вагон-ресторан к тому времени порядком заполнился, и из-за плывшего по нему волнами сизому сигарно-сигаретному дыму он не сразу понял, кто к нему обращается.
Помогла поднятая над одним из столиков рука.
Подойдя ближе, Эраст Петрович в высоком, плотном господине с аккуратной, клинышком, бородкой с удивлением узнал еще одного кадетского товарища, - Юрия Полуянова.
Тот вскочил из-за столика и встретил Эраста Петровича распростёртыми объятиями. Заставил присесть.
- Как, какими судьбами?
Оказалось, он тоже оставил военную службу, но продолжил служить, хотя уже и по дипломатическому ведомству. Сейчас ехал на новое место службы, - в Маньчжурию.
Познакомил с сидевшим за столом приятелем, - Сергеем Гуточкиным.
- А вы не…, - спросил Эраст Петрович, вспомнив похожее лицо на фото в газетах.
- А кто же? Конечно же, он! – ответил за товарища довольный Полуянов.
Гуточкин был известный отважный одесский спортсмен, последнее время прославившийся своими бесстрашными публичными полётами на аэроплане.
Как потом Эраст Петрович не отнекивался, а пришлось таки принять на грудь еще.
Ибо говорить с давним приятелем без… - это как-то не по-русски.
Да и не по-божески.
Хотя божественное и так дало себя знать.
Правда, каким-то странным образом.
Священник, сидевший в углу, отобедав и проходя мимо их столика, почему-то их перекрестил. Еще и пробормотал что-то невнятное скороговоркой.
То ли - Свят-свят-свят!, то ли - Упокой, Боже, раба грешного…
- Какой еще - упокой?, если я живой! – обиделся Эраст Петрович.
- Да не бери в голову! – успокоил его Юрий, - Надо понимать, перебрал малехо святой отец!
Подмигнул, - Им же тоже…ничто человеческое не чуждо!
…К своему купе Эраст Петрович добрался уже ближе к полуночи. И раздевшись лишь наполовину, упал на мягкую полку и быстро заснул.
Проснувшись поутру, он было улыбнулся, вспомнив вчерашние посиделки в вагоне-ресторане.
Но затем, как подброшенный пружиной, вдруг вскочил, ошарашенный потрясшей его мыслью.
От которой повеяло холодком.
- Да не могло этого быть! Никак.
Александр ведь скончался три года назад. В сорок лет. От гепатита.
Юрий вместе с супругой в том году погиб в нелепой автомобильной аварии. В газетах даже писали.
Знаменитый Гуточкин разбился на аэроплане. Этим летом. Похороны еще были многотысячные.
Но тогда как?!
И почему?
Почему, блядь?!

- Потому что - нехуй! – всхлипывая, и одновременно слизывая сопли из-под носа, бормотал про себя Фрол Григорьев.
- Пошто брательника, Дениса, в острог засадили? Кто теперь его брюхатую кривую Авдотью будет кормить, детишек голодных - мал-мала меньше, поднимать?! Они, - братья? Так у них самих - забот невпроворот.
…Можно подумать. Гуторят – Денис, мол, виноват! Идиотом, мол, пусть не прикидывается.
Да сами долбоёбы. Хотя и ваше благородие называются.
…Судить надо умеючи, не зря. Хоть и высеки, но чтоб за дело, по совести. А так…*
Ну как, как?! такая махина здоровенная, как поезд, из-за такой мелочи может с рельсов садануться? Не зря ведь говорят, - чугунка! За кого они нас держат? Пошто мы не понимаем…Вот вам за брата!
Фрол с натугой отвернул очередную гайку, крепящую рельс к шпале, и бросил её в небольшой холщовый мешок.
Та звякнула об уже открученный десяток подруг по несчастью.
- Чего добру пропадать? Ну нет для нас, климовских мужиков, лучших грузил!

Кто-то скажет, - А что же ёжик?
А что ёжик?
Он спешил.
Но заплутал малехо.
В тумане-то.



*цитата из А.П.



Теги:





1


Комментарии

#0 18:19  21-07-2021Седнев    
Намешал задорно так
#1 07:39  22-07-2021дядяКоля    
Да, шелесперы нынче толстые уродились. Без груза не выловить, гг +
#2 13:04  22-07-2021Ирма    
Ага, по-киношному. Привет, Шева).
#3 13:13  22-07-2021Шева    
Ирма: здравствуй! Рад видеть-услышать. Название - почти про одно государство. гг
#4 18:09  22-07-2021Samit    
очень понравилось... особенно концовка...
#5 21:04  22-07-2021Разбрасыватель камней ®    
А судьи где?

Отличный триллер
#6 22:15  22-07-2021Йенс Тилва ®    
Закрутил однако!

Интересно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:51  22-09-2021
: [5] [Кино и театр]
предисловие:

"Я хочу тебя видеть, мой тайный бог,
Ты живёшь у меня в глубине.
Я пытался однажды, почти что смог
Только кто-то ответил что - Не."

Действующие лица и исполнители:

1. Алексей .................... ищущий бога
2....
16:21  04-08-2021
: [17] [Кино и театр]
...
13:08  30-07-2021
: [12] [Кино и театр]
Катька написала в 5:31. «Раечка умерла». Я подумал, наверное, собачка, а потом решил мало ли, надо в такие моменты быть на чеку и уточнил. Собачка? «Умерла» написала Катя, я представил, какая Катя пьяная и рыдающая. Зарыдала она на сообщении, наверняка, как и всякий артист, смакуя боль, расщепляя её на составляющие, для артиста ничего нет лучше боли....
18:19  21-07-2021
: [7] [Кино и театр]
Поезд отправлялся с ***-го вокзала.
Не лучший, но и не худший вокзал в столице.
До отправления оставалось буквально пару минут.
Пожалуй, самое противное время. Вроде как уже и да, но еще нет.
Наконец раздался долгожданный протяжный гудок паровоза, оглушительно лязгнули сцепки пульмановских вагонов, напугав дам из числа провожающих, и дебаркадер вокзала медленно поплыл в окнах купе отъезжающих....
Почти идеальное тело. Мне сразу пришло в голову выражение – «Афродита, рожденная из пены». Грудь – явная четверка, нарушающая практически все законы физики, и в том числе пресловутый закон гравитации. Розовые ореолы торчащих сосков (ну, не нравится мне явно коричневый цвет, что тут поделаешь)....