Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Децкий сад:: - Счастливая

Счастливая

Автор: Николай Зубец
   [ принято к публикации 16:30  04-08-2021 | Седнев | Просмотров: 210]
Мой дорогой и уважаемый читатель! Незамедлительно хочу предупредить, чтоб было без обид. Перед прочтением я предлагаю отключить моральный строгий фильтр, как антивирус можно выключить на компе, – он не совсем уместен здесь. А склонным к ханжеству я вовсе не советую читать.

Слепую веру в автора, пожалуй, тоже отбросить стоит, ведь мало ли что можно написать, ведь всё, здесь приведённое, мне сообщили устно, что, понимаете, ещё сомнительней.

Но я привык писать от первого лица, как будто это всё взаправду со мною было, мне так удобней. Считайте это просто литературным трюком, естественным вполне – ведь все места, что в этом тексте встретите, и прочее, и прочее я сам прекрасно знаю.

Итак, уж я – не я, а некий персонаж, все совпадения, конечно же, случайны.


Я обожаю ездить на велосипеде. Особенно люблю один маршрут. На поезде с велосипедом еду до Дубовки. Коня седлаю и мимо пионерских лагерей до посёлка Маклок, там можно искупаться в озере, водички в роднике набрать. Потом на Плотовском кордоне окунуться в Усманку – шоссе проходит прямо у реки. И дальше до Рамони – там тоже непременно искупаться надо, уже в реке Воронеж, полюбоваться знаменитым замком принцессы Ольденбургской. А дальше до Задонского шоссе которое известно больше, как М4, и по нему вернуться. Всего примерно километров шестьдесят. С привалами, купаньями уходит целый день. По лесу, по лугам! А если в жаркий день проехаться так в плавках, то загоришь со всех сторон, как будто побывал на юге. Я так не раз катался, всегда с восторгом.

А в этот раз и друга заразил своим энтузиазмом – вдвоём, конечно, веселее. С Сергеем мы работали в одной конторе, в колхозы нас обычно вместе посылали, а в таких экстримах дружба крепнет.

Как раз мы только что с уборочной вернулись. Был у него велосипед, но он на нём практически не ездил, любил машину больше. Сергея вряд ли бы сумел уговорить, но тут вмешались обстоятельства. Друзья нашли ему хорошую работу, и надо было срочно увольняться, не ждать положенные две недели. Начальница же наша, которая могла всё подписать, взяла путёвку на турбазу. Но это нам почти что по пути. Я обещал помочь уговорить начальницу.

Отличный выдался безоблачный денёк! Встретились на вокзале, билеты до Дубовки велосипедам тоже взяли. С собой провизия на целый день.

Дубовка. Запах леса и настоящих дач. Уже мы в сёдлах, колёса бодро, по-туристически шуршат и плющат жёлуди на кромочке асфальта, почуяв главное предназначение своё – лететь, сверкая спицами, навстречу ветру странствий. Да, впереди чудесная дорога, купанья в разных реках и даже настоящий замок. Такое настроенье у меня. Серёга так же чувствует? Или всё думает, разыщем ли начальницу, подпишет ли она – возможно, так, ведь он не ведает ещё всей прелести маршрута. Как оказалось, я тоже прелести ещё не ведал всей.

Вот первый поворот, за ним лагеря пионерские, а дальше путь к турбазам. Девушка на повороте голосует, но не реагируют машины. Не очень симпатичная, или все едут с жёнами? Какое нам-то дело? Но тут коварный бес Сергея за что-то дёрнул:

– Девушка, подвезти вас? – Ну, на кой нам это! Ведь путь далёк, задержки нежелательны. А барышня обрадовалась очень:
– Ой, ребята, правда, подвезите! Час уже стою.
Остановились. Я с изумленьем на товарища смотрю, Но он и сам не ожидал такого оборота.

Делать нечего. Садитесь, говорю. Ко мне, естественно. Ведь только у меня на раме ещё одно седло, катаю часто сына. Даму приходится сажать бочком, комфортнее, конечно, чем на голой раме. Не очень тяжёлая, не очень габаритная – отлично уместилась. Лет ей так, пожалуй, двадцать пять.

Поехали.

Скорость заметно сбавилась. Зачем она стояла час? Пешком дошла бы. Но выясняется, что её лагерь вовсе не в Дубовке, как я предполагал наивно, а здОрово подальше. Что ж теперь поделаешь!

Педали крутим и беседуем. Зовут Зоя. Работает на кухне в пионерлагере завода. Сама заводская. Дочка там бесплатно получается. Дома муж алкаш. Вот, ездила посмотреть, что там у него. Ничего хорошего – одно расстройство.

А скажем между тем, что ехать на велосипеде с пассажиркой контактно очень, весьма тактильно, её натуру чувствую, конечно, излишне хорошо, хоть и стараюсь отвлекаться от острых ощущений специфических. Да-да! Прочь эти мысли! Ведь мы совсем здесь не по этой теме, нас ждёт такой далёкий, такой прекрасный путь. Однако жгучие флюиды прицельно проникают, прекрасно чую эти флюидные волны.

А пассажирка Зоя по мере продвижения щебечет всё живее. Уже поведала, что в заводской газете стихи её печатают, куда-то хочет поступать учиться. Ей явно нравится вот так вот ехать с нами. И с каждым километром дачного шоссе становится непринужденнее – смеётся, шутит. И наконец, так доверительно нам сообщает, что с мужиками у них очень плохо – один электрик на весь лагерь. Переглянулись мы с Сергеем.

И тут я как-то начал вроде забывать, куда мы едем, собственно. А замок – наш путеводный символ – терять стал чёткий контур, его другие мысли опасно оттесняют.

Дубовку мы давно уж миновали и по шоссе между сосёнок молодых к развилке подъезжаем.

Налево – к турбазе нашей, а к её лагерю– направо, километра три.

Кто ж знал, что так ей далеко?

И я предательски Серёже предлагаю всё без меня решить с шефиней. Конечно, не очень это здорово, но Зою в лагерь доставить надо, не бросить же её на полпути! А замок рамонский – он чуть подождёт, не до него пока раз тут такое дело. Сергея буду у лагеря ждать. Всё понял верный друг, мне незаметно подмигнул и скрылся.

Доехали мы с Зоей молча, и я уже не отгоняю от себя невольных ощущений. Нет-нет, мы не меняем планов! Всего лишь небольшая задержка получается, вполне можно считать, что форс-мажорная, гуманитарная, пожалуй. Ну, чуточку попозже на горе предстанет пред нашим взором старый замок, он в голове ещё вполне маячит. Кто ж знал, что встретятся такие обстоятельства, такие ощущения. Нет-нет, пока по плану всё.

Снял аккуратно Зою с детского седла. Рамонский замок миражно отдалился в этот миг, прозрачно задрожал. А она:

– Немножко подожди – я забегу к себе, переоденусь.

Прилёг под кустиком рябины. Что-то долго не появляется. Неужели решила так пошутить? А я из-за неё оставил друга в ответственный момент!

И когда совсем уж осознал, что разыграли нас, она с улыбкой вдруг возникла из-за сосен. Переоделась странно. Была ведь в лёгком платьице, вполне уместном в жаркий день и вообще уместном, а тут предстала в брюках и даже в свитерке. Ну, бог с ней!

Зашли чуть дальше от шоссе. В лесу везде уютно летом. Дорогу, впрочем, я из виду не теряю, хотя ещё и рановато Серёже прикатить.

Как что снимали и вообще как что, описывать, конечно, я не буду. Вполне всё тривиально и банально. Вот, разве что, немного поразился её искусностью и опытностью явной. Откуда бы всё это при муже алкаше? Ну, дело не моё! Вполне доволен я, приятно, что без обмана вышло. Да и ещё один момент занятный – хоть Зоя мне уж вроде не нужна, не мог я не заметить её преображение – заметно стала симпатичней. Да, ярче! Как будто подсветилась изнутри. Да, там, когда ещё голосовала на шоссе, да и когда везли её, была какой-то серой мышкой. Я и сажал её не очень-то охотно. А здесь, хоть в блёклом этом свитерке, такая симпатяга! Отметил это, впрочем, мимоходом.

Мы между тем поближе перешли к дороге. Там никого, лишь редкие проносятся машины. А между соснами кусты малины дикой. Спелая, не очень много, но лакомиться можно. Я прикинул, что мы пока не больше часа потеряли, скорее бы Серёжа появился!

– Ну, – Зое говорю, – можешь и идти, там дочь соскучилась, а я тут подожду.
Она:
– А как Серёжа? Я ж видела, как он тебе подмигивал, мне кажется, он тоже хочет.

Вот это да!

И как она сумела те перегляды уловить! Никак не нахожу, что ей сказать, но всё же сформулировал:

– Наверно, не откажется. А как себе ты это представляешь?
– Да просто. Вы ж друзья.

Я очень удивлён. Малину шиплем. На дорогу Зоя тоже смотрит и запросто, без всякого стесненья поясняет, что в жизни у неё такие опыты бывали, а муж уже давно не претендует ни на что. Забавно.

А вот Серёжа катит. Всё подписал, с шефиней даже на веранде кофейку попил, доволен.

Глазами вопрашает, как, мол, мои дела?

Зоя, делает вид, что её ничего не касается, малиной занимается в сторонке, хотя понятно, ей очень интересна реакция Сергея. Подальше чуть его отвёл, пытаюсь объяснить, что тут серьёзный назревает аттракцион. Совсем не понимает, о чём толкую, интересуется, удачно ли всё получилось у меня.

– Да не в этом дело, – говорю. – Ты пойми, что Зоя предлагает.

С трудом доходит до него. Всё выясняет, не путаю ли я что. Да так, говорю, прямо и заявила, конкретнее уж некуда. Сомнения всё бродят у Сергея, не померещилось ли мне, не спятил ли. Но потихоньку, с долей недоверья, идею вроде уловил.

А Зоя, издали вполне постигнув итог секретных прений, подходит с улыбкой:

– Давайте всё же от лагеря отъедем.

И только тут я понял, что она оделась как раз для велоприключений. Чертовка запросто нам карты путает!

Опять мы в сёдлах. Путь на Маклок. Да, он есть на нашей первоначальной трассе. Но стопоримся у сельмага.

Ещё не осознали мы, что именно вот в этот миг, у этой торговой точки реальный крест поставлен на нашем путешествии. Наивно я ещё лелею мысль достичь Рамони, вырваться на трассу М4. Напрасные мечты.

Берём, конечно, водочку для нашей новой миссии, которую и сами осознаём не чётко. Но допинг явно нужен. А закусить ещё из дома взяли.

Проехали Маклок, воды попили в том роднике, который был в прекрасном нашем плане. Но в корне поменялся наш приоритет.

Опять контакт велосипедный плотный с Зоей, но он уже меня не напрягает так, хотя я замечаю, что объективно выглядит она всё привлекательней, красивей даже. Забавно, что едем сейчас в молчании полном, нас охватила скованность. Да, мы друг друга прекрасно понимаем, совместный план имеем, но вроде как стесняемся намеченного действа. Высматриваем место поукромней. Казалось бы, дорога по лесу, чего искать-то. Но нам нужна особая надёжная укромность!

А где ни остановишься, или тропинка явная возникнет сразу, или даже бродит кто-то. Ну, что, казалось бы, в лесу в жару такую этим людям надо. А жарко, правда, очень. Даже парит! На велосипеде с ветерком не очень и заметно, а в чаще – духота.

Ну, выбрали местечко. С чего начать?

И вдруг прямо с небес нам знак, подсказка, помощь. Всё резко потемнело. И дождик. Сначала слабый, а вскоре ливануло. Жуткая гроза.

Едва-едва успели соорудить шалаш. Сосновых веток мигом наломали, обложили ими полуупавшее дерево. Там льёт, гремит, сверкает, а мы сухие. В укрытии уютный полумрак. Комфортно улеглись на травку, посередине, конечно, даму поместили.

Бутылку откупорили, пьём вкруговую прямо из неё. Смешные тосты, скованность проходит. Душевная такая обстановка, заметно мы смелеем.

Да, надо начинать. Мы это с другом синхронно осознали и одновременно резко потянулись с двух сторон к застёжке брюк у нашей милой дамы.

Вдруг неожиданно совсем она как вскочит, как завопит: «Вы что!!!» И тут как раз со страшной силой грохнул гром. Отпрянули в ужасе. Это ж статья лет на 7-10, групповое преступление. Неловко, совестно и очень стыдно даже! Мне-то особенно, не так истолковал всю ситуацию.

А она как расхохочется: «Ага! Испугались!»

Ну и шутница! Без нашей помощи сняла с себя всё лишнее. И улыбаясь, со знанием предмета ласкать обоих принялась. И мы в долгу не остаёмся. Ливень хлещет в лесу, капли небесные с хвои всё же нас достают понемногу. Но нам не до них, мы балдеем и млеем.

Совсем не к месту на мгновенье рамонский замок мне опять явился дрожащим миражём. Смогли бы добраться до ливня туда? Но не успел додумать эту нелепую мысль, как замок растворился.

Тут Зоя очень изыскано вопрошает меня, можно ли ей сначала заняться с Серёжей. Я вроде старший здесь, хозяин вроде. По праву первопользованья. Ну, а Сергей – наш гость. Великодушно разрешаю. Серёга рьяно принялся за дело, но Зоя продолжает и меня ласкать. Подобных ощущений я раньше не испытывал.

Но вот уж кажется, что время мне вступить, а он усердно продолжает действовать. Успею, но горит ведь!

А он всё пашет…

И очень Зоя правильно тогда ещё у лагеря заметила, что это всё возможно, поскольку мы – друзья. Да, непременное условие. Ведь, правда, хочется Серёгу просто оттолкнуть, тут просыпается инстинкт звериный. А если не друзья, то и ударить можно, а дальше уж пошло бы.

Он, наконец, освобождает место, вступаю я в игру, а Зоенька при этом ухитряется его затрагивать пикантно.

Всё это зажигательно, мы так меняемся, азарт не пропадает.

Больше всех, безусловно, блаженствует Зоя. Кайф непрерывный, и всё расцветает. Какая там девчонка заводская? Уж львица светская! Словечки умные отскакивают только, и к месту всё. Да, расцветает!

И поучает, делай так, вот так.

Особенно Серёгу учит. Я, говорит, твоей жене сочувствую, ты слишком механически работаешь, разнообразь движения.

Я хохочу.

Но вот, мы всё же выдохлись с Сергеем. Вылезаем. Дождя уж нет, с деревьев только каплет, трава сырая. Сергей, задумчиво струю пуская, изрекает:

– Ну и блядища! Учительница, ёлки-палки!

Зоя выползла, чтобы присесть за шалашом. Оттуда сообщает:

– Ребята, дорога прямо рядом – укромное местечко, ничего не скажешь.

И тут через полянку нашу, почти у шалаша мужик проходит. Да, очень глухое, надёжное выбрали место! Что за беда, однако. Смеёмся просто.

Снова в шалаш залезли, было, опять принялись за своё. Но жара! Кайф не тот. Да, гроза создала нам условия и так вовремя, к месту. А здесь парилка снова. Конечно, решили на речку, благо рядом она.

Мы снова в сёдлах, по узкому асфальту турбазы какой-то катим к Усманке.

Уже мы не просто компания, а сплочённое целое, мы славно сблизились. Своеобразная ячейка наподобие семьи в матриархате. Не смейтесь, что-то в этом есть. Ведь наша Зоя сейчас является каким-то центром. Не руководством, нет, но от неё исходят соединяющее импульсы. Она нас незаметно интригует, развлекает и, в общем, соблазняет.

Вот говорит мне: «Давай я порулю». Даю ей руль, но руки поместить свои куда? Держу за грудь, конечно. Серёга улыбается. Я тут обязан просто обнародовать открытие своё. Я заявляю, что именно в движении, особенно в езде по битому турбазному асфальту, при лёгкой тряске особенно приятно ощущать всю прелесть бюста, его вибрацию, его природную глубокую, манящую фактуру. Да, именно в динамике, при лёгких сотрясаньях. Я это сообщаю для гурманов. Но вот, уже мы подкатили к речке.

На пляже ни души, всех разогнал недавний ливень. Мы первыми явились после бури. Купаемся, конечно, голышом. Для нас уже естественно такое поведение. И в этом тоже вижу свою прелесть! Естественно и весело! А Зоя просто светится, ей очень с нами хорошо. И это с выпивкой никак не связано, не думайте – дурман от водки давно прошёл ещё в том шалаше.

Но мы не можем турбазный пляжик преобразить в нудистский, безлюдье не продлится долго. Забрались в густые камыши чуть в стороне на берегу, велосипеды туда протащили. Не одеваемся, нас можно обнаружить лишь с воды.

Зоя соблазнила и здесь.

Лежим разморёно на солнышке среди камышей высоченных. Серёжа закурил и Зою угощает сигаретой, балдеем. Вдруг всплески воды и скрип вёсел, это турбазная лодка. А мы голышом. Уключины пищат всё ближе. Сквозь камыши видны две пары на борту, скорей всего семейные, ведь так обычно отдыхают на заводских турбазах. Усманка – узкая речка, сейчас в упор перед нами пройдут. Уже одеться не успеем, да и лень. Забавно, как среагируют на эту вольницу. Дамы сразу заметили нас, заметили всё с полувзгляда. Мужики оказались тактичней, вроде нас и не видят, хотя засекли, безусловно. А женщинам глазеть и неудобно, и жутко любопытно. Как извертелись! Не прячемся мы, просто улыбаемся. Очень мне интересно, как они для себя объяснили такое явленье.

Мы забыли не только о замке рамонском, мы совсем позабыли о времени. Первой Зоя вернулась в реальность – надо в лагере что-то ей делать. Да и нам как-то надо домой возвращаться.

Везём её в пионерлагерь. Пригласила в коморку свою, принесла нам из кухни поесть. Вот и всё.

Да, ещё поцелуи. Счастливые глаза с прощальной тенью грусти.

Снова крутим колёса по дачной дороге к Дубовке, снова поезд, снова мы на вокзале в Воронеже.

Замка в этот раз не было.

Велосипед всё же – мощная штука! Других выводов делать не буду.

Моему дорогому читателю можно снова включить все моральные строгие фильтры. Я смею надеяться, обошлось без обид.




Теги:





-1


Комментарии

#0 16:30  04-08-2021Седнев    
Переусердствовал с преамбулами.
#1 07:42  05-08-2021mamontenkov dima    
Не дочитал, тоска смертная.
#2 13:12  05-08-2021allo    
мало мяса

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:32  22-10-2021
: [1] [Децкий сад]
- Ведь ты хотел на пенсию, Валерик?

- Да, я хотел, наверное. Однако...

- Ведь нету благороднее намеренья.

- Однако, я хотел бы быть богатым.

Я б получал зарплату на работе

И пенсию по старости к тому же.

Ну, как-то так, и что-то в этом роде....
08:11  18-10-2021
: [2] [Децкий сад]
Смывает дождь следы, но не поступки.
Что сделано то сделано – увы.
Прокручен день в житейской мясорубке
В безвкусный фарш, но с запахом халвы.

Что завещает день, во след, грядущий-
Венок терновый, суповой набор?
Толкает в спину позади идущий,
А я упёрся в каменный забор....
Шабаш дед Морозов
Дед Мороз встал со снежной кровати. Помыл руки холодной водой из крана сосульки. Причём заметьте у Деда Мороза в холодильнике не было горячей воды и батарей. Температура внутри холодильника - минус двадцать градусов. Дед Мороз помыл руки и лицо, посмотрел на сову и спросил: «Который час?...
Есть в Осени шуршащая печаль,
Не менее шуршащая, чем листья.
Горит Луны унылая свеча,
У "винного" поэта дети пиздят,

На камеру снимают. Как смешон,
Нелеп немолодой нетрезвый грешник!
А дети ссут поэту в капюшон
И палкой в пузо тыкают, канешна....
18:44  13-10-2021
: [6] [Децкий сад]
Лес в изголовье,
Город в изножье,
Пологом – небо.
Осень готовит
Брачное ложе
Первому снегу.

Скоро он ляжет
Ночью безлюдной
Белый, стерильный.
Грязною кашей
Станет к полудню,
Серою гнилью.

Словно приснился....