Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Эгоист

Эгоист

Автор: Khristoff
   [ принято к публикации 12:43  10-05-2006 | Бывалый | Просмотров: 593]
Красной нитью прошит мой век. Такой короткий, такой скучный в реальной жизни и такой насыщенный и яркий в вымышленной. Выдумано, больше чем прожито, лет на сорок. Вечной кашей в голове, мысли варятся в котле. Конечно, правильней было бы наоборот.

Мне было семь лет, когда я впервые увидел море. Это было какое-то южное море на территории СССР, куда я поехал отдыхать вместе с родителями. С морем связано, мое первое сильное разочарование в жизни. Первое понимание того, насколько твои фантазии, не совпадают с реальностью.
До того, как увидеть море, я много и долго мечтал о нем, часами рассматривая дешевый настенный ковер, висящий над моей кроваткой. На ковре была вышита незатейливая картинка: синее море, маленький кораблик на горизонте с белеющим треугольником паруса и грязно-голубые облака, наполовину скрывающие желтый диск солнца. Думаю, у многих были подобные ковры, классические образчики советского ширпотреба: дешево и примитивно.
Впрочем, мне шестилетнему мальчику ни разу не видевшему моря, этот ковер стал полным откровением и неиссякаемым источником фантазии. Особенно волновал, вызывая необъяснимое, а оттого еще прекраснее томление в сердце, этот маленький треугольник паруса на темно-синем фоне моря. Меня мучили вопросы. Куда он плывет? Кто стоит под парусом, вверяя себя стихии? Что бы делал я, очутись на этом утлом суденышке посреди моря? И конечно, я страстно мечтал поскорее увидеть эту картину своими глазами. Мечтал увидеть море, мечтал увидеть кораблик с белым парусом и серо-голубые комки облаков с едва видным диском солнца над ними.

А увидел я классический советский морской курорт: узкая полоска бетонных нагромождений с уродливыми волнорезами и маленькими пятачками пляжа между ними.
Вместо песка – галька, на которой жирными тюленями валялись отдыхающие. Повсюду бумажный мусор, вперемешку с водорослями. В воде у самого берега в приливной волне, резвились дети – в основном младше меня, хотя были и сверстники. Лезть в эту клоаку вовсе не хотелось.
Но больше всего меня расстроило само море. Оно не было синим - серым, черным, зеленовато-бурым и вонючим от водорослей, но не синим!
Вместо кораблика, едва видимого вдали – огромный корытообразный паром с ржавыми бортами и частоколом из стальных мачт и труб, едва не вползающий на территорию пляжа.
Единственное, что осталось общим с моим «коверным» морем – так это линия горизонта, но и она была подло оборвана с двух сторон бетонной громадой волнорезов.

От обиды, я расплакался. Мне захотелось вернуться домой к своему морю, к своему кораблику. Вернуть свою мечту. Но ее больше не было, во всяком случае, в той кристально чистой форме детской мечты, основанной на наивной картинке.
Теперь само слово море, вызывало в голове образ серых волнорезов, грязной плохо пахнувшей воды и сотен неприглядных в своей наготе тел отдыхающих, постоянно что-то жующих и пьющих.
Вернувшись домой, я снял ковер – картина больше не будила во мне мечту о чем-то далеком, о чем-то запредельно прекрасном, что заставляет необъяснимо сжиматься сердце, как бывает после летнего дождя на даче, когда воздух пропитан влагой, когда шумят еще ветви, стряхивая с себя воду, а птицы, обезумев от счастья, заходятся непрерывной трелью и щебетанием, и так волшебны эти звуки, что и самому хочется стать птицей в этот момент. Я убил мечту реальностью. Убил свою первую в жизни мечту.

Так, в семь лет, я впервые вплел красную нить действительности в канат своих фантазий и в дальнейшем, я старался не забывать вести эту тонкую полоску жизни.
Жить в реальности постоянно, мне казалось тогда и кажется поныне – чрезвычайно скучно, но и пропадать полностью, отказываясь от этого мира, в угоду своих фантазий – я не готов и не считаю это правильным решением. А потому, эта алая тропинка, стала для меня своеобразным жизненным фарватером, которого я держусь, чтобы не сгинуть. В нем вся моя работа, зарплата, ежедневные пробежки по утрам, вечерние возлияния, просмотр газет и телевизора. Там же умещаются друзья, жена, в дальнейшем дети. Там живут родители и дача, покупка новой машины, продажа старого дивана и прочее необходимое, точнее принятое за необходимое, в этой самой жизни. Где море имеет грязный цвет гнилых водорослей, где вместо белого паруса на горизонте, вырастает огромная махина ржавого металла. Где люди лежат на гальке и вечно жуют что-то.
Я принял это, но держу это на расстоянии, не подпуская в свои мечты. Ибо нельзя осуществить мечту – вся ее суть и заложена в неосуществимости. Глупцы те, кто считают, что могут это сделать. Они лишь разбивают свой мир, заменяя его суррогатом красных ниток реальности. Чем больше красного в канате жизни – тем меньше в человеке своего, индивидуального, неосуществимого в реальности.

-

Дальше вот не пошло. Как в том мультике, письмо продолжил другой, так и в этом тексте, меня заменили. Я несколько раз что-то писал, потом стирал, переписывал заново и опять стирал. Я бросался умными словами и указывал пальцем истины, не задумываясь над их свежестью и актуальностью. Я всего лишь, признаюсь честно, хотел показать свой ум, и в который раз, перепутал цвета веревки. Хотел сказать что-то такое, как мне казалось вечное, дабы все в округ закивали головами и согласились бы: «вот это да, это - сила».

Я опять обосрался, опять поскользнулся и свалился в канаву. Нас много здесь – в канаве. Все мы канавные люди, живем в канаве, на обочине. Мы и рождаемся здесь и умираем.
Здесь же мы строим свои дома, стремясь их сделать выше, здесь же мостим свои дороги, в обход той, самой главной с которой добровольно сходим в самом начале, а потом лишь в пьяном бреду или просто случайно выскакивая на нее однажды ночью. Стоим несколько минут и обалдело водим взглядом, не веря, что есть такая красота. А потом, даем себе клятву, в такт бормоча знакомый с детства мотив. И конечно, тут же опять съезжаем в знакомый, зловонный кювет. Тут у нас все: тут наши друзья копошатся в дерьме, тут наши враги, грозят нам из-за лопуха кулаком. Тут наши любовницы, чистят свои хитиновые спинки и красят усики в яркий цвет, как им советует журнал, издающийся тут же – в соседней сточной канаве.

Я стараюсь влезть обратно, на свою дорогу, но каждый раз соскальзывая, падаю вниз. Лицом в грязь. Иногда, я вижу, как кто-то другой карабкается по склону, иногда этих кто-то много. Последнее время, пытаются сделать модным ежедневное карабканье по склону.
Вечерами, сидя в барах, дома, люди будут говорить, что сегодня они обрели себя.
- Да, старик, - это так здорово! Я карабкался на самый верх, Ободрал себе все ладони, но обрел себя!
- Да, я тоже. Представляешь, у нас в конторе сегодня один человек, предлагал годовой абонемент по карабканью в вип зоне, чуть не даром! Купил два - себе и жене.

Меня тошнит, мне хочется убить этих людей, раздавить их сапогом, но и в этом я не искренен – это уже было где-то, когда-то. Мне отказано в искренности. Все что я произношу вслух, обречено на повторение и шаблон. Везде, на все, разработан шаблон.

-

Голова болит. Сон ушел, и он сидел на кровати весь в поту, и смотрел в окно. Неяркий свет фонарных столбов. По краям дороги сутулые очертания машин. В центре двора – детская площадка с горкой посреди.
В пять лет он упал с этой горки и сильно ушибся.
В двенадцать – он впервые попробовал закурить, прячась в детской избушке, венчающей горку.
В шестнадцать, там же он целовал одноклассницу. Первый взрослый поцелуй. Неумелые губы партнерши, непослушный собственный язык. Страх и азарт.
Сейчас ему тридцать два. И он думает, не удавиться ли на этой горке? Или это будет неправильным решением задачи?

Он решил удавиться. Веревку взял на балконе – обычный пеньковый канат в палец толщиной с вшитой тонкой красной ниткой. Захватил в ванной кусок мыла, и тихо, чтобы не разбудить жену, - у него уже была жена, в комплекте с неплохой должностью и дачным участком в 15 соток по Новорижскому шоссе, - вышел на улицу.
Говорят, что это не больно, только если грамотно. Если все сделать, как положено, то веревка, под весом тела ломает шейные позвонки и человек быстро умирает. А вот если не правильно сделать, то человек умирает от удушья – это гораздо мучительнее и дольше.
Впрочем, в обоих случаях, он предстанет перед людьми его нашедшими, в крайне неприглядном свете. Я опущу подробности, их знают те, кто хотел т вовсе не обязательно знать остальным.

Он удавился неграмотно. Долго корчился, тщетно стараясь уцепиться ногами за край горки, потом цеплялся руками за веревку, ломая ногти, стараясь развязать петлю.

Я много раз, видя повешение, думал, что все они действуют неправильно. Зачем они болтают ногами и руками бездумно и хаотично? Ведь нужно всего лишь ухватиться за конец веревки подтянуться на нем и после, держась одной рукой за веревку, другой сбросить с себя петлю.

Вот так он решил, еще в детстве, увидев по телевизору черно-белую пропаганду Фромма. Он начал подтягиваться в пять лет. В семь он мог подтянуться двадцать раз. В двенадцать – двадцать пять раз на одной руке. Спустя год он провел тренировочное повешение. Подстраховываясь другом, который в случае чего, снял бы его, он повесился и снял с себя веревку. Эксперимент в общем, удался, хотя веревка оказалась хлипкой и фактически оборвалась. Тогда он инстинктивно выбрал не самую крепкую веревку.
Но в тридцать два, человек теряет инстинкты. И когда он решил повеситься, уже по-настоящему, веревка оказалась удивительно прочной. Добротная пенька с тонкой шелковой алой нитью.
Он умер в агонии. Я видел его смерть. Потом я много раз встречал его и он, каждую нашу встречу, стыдливо опускал глаза. Ему было стыдно, за то, что он совершил, а мне было неловко своим видом напоминать ему об этом.

Он не смог выйти на дорогу, а я не смог удержаться на ней один без него.
К счастью, все это в прошлом. Теперь у меня новый шаблон – новая жизнь, новая белоснежная улыбка и новая канава. Я живу, стараясь больше не принимать участие в разных шоу, таких как карабканье по склону или повешенье у всех на глазах.
Я просто живу, в соответствии с ГОСТом, следуя своей красной линии. Все остальное, я уверен, вы знаете это – мое, безраздельно мое. Никто не увидит этого, пока я сам не расскажу, не попытаюсь осуществить, не предложу кому-то в совместное пользование.
(раздели со мной мою мечту – ничего нелепее мне не приходилось слышать, хотя, конечно вру - приходилось).

Дальше – по кругу. Пока не надоест. Для разнообразия, добавить соли или крови, кому что нравится.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:05  10-05-2006Слава КПСС    
Очень сильный текст, но покоробила дань моде - антигламурный пассаж про карабканье.
#1 13:09  10-05-2006Giggs    
понравилось
#2 13:18  10-05-2006rak_rak    
ужос нах
#3 13:24  10-05-2006*-R-*    
хужеснах,или хужесна.таки персональное,хуже ужос в снах лишь бывает нах.динамики мизера,педантизма дахуйя.
#4 13:51  10-05-2006Aborigen!    
Ыщо ыщо...
#5 14:05  10-05-2006Khristoff    
Да вовсе он не антигламурный. Просто мы так все стараемся быть антигламурными и так часто употребляем все эти смешные слова, что обречены находить куски шоколада в кучи угля.

Вот ты можешь мне и не верить, а можешь и поверить.

Беда в том, что по-другоиу ты уже не подумаешь.


Спасибо, за внимание, все равно.

#6 14:28  10-05-2006Слава КПСС    
Khristoff, ты старый маститый, всесторонне одаренный хуятор. Возьми себя в руки.

На фоне твоих последних высказываний про "отключку от персонажа", твой надменный коммент звучит по меньшей мере глупо. Я тронут тем что тебя волнуют мои беды.

#7 14:32  10-05-2006Khristoff    
Бывалый, ты меня не так понял. Видимо, я так увлекся отсеканием, что стал слабо доступен читателю.

Вовсе не хотел тебя задеть, честное и благородное слово!


Беда в этой чертвой форме от первого лица! Зря я так пишу.

#8 14:52  10-05-2006Спиди-гонщик    
ох нихуя ж себе ты выдал.

(мучительно отлепляю от зубов завязшее определение "кризис среднего возраста")

канава, гришь... "гламур - это праздник, который всегда с другими. не с тобой". так и эта канава, она везде. нет такого места, где бы не было этой канавы.

опять же, "каждый цвет по-своему неприятен".

компренэ ву?

#9 14:56  10-05-2006Цапфанов    
хотя и непонял ничего, кроме моря, но понравилось. Както затягивающе.
#10 15:21  10-05-2006Carma    
сильный текст
#11 16:47  10-05-2006al mare    
очень понравилась первая часть - про море.

И очень точно передано ощущение после летнего дождя, эдакое умиротворение и радость...

Далее излишне, как мне показалось, пессимистично и безнадежно.

#12 17:23  10-05-2006fan-тэст    
А мне вот про море совсем не понравилось, наверное потому что твои воспоминания очень сильно отличаются от моих. Я не помню не жирных тюленей-отдыхающих на пляже, не помню грязного моря, мусора на берегу - но зато я до сих пор помню тот запах, который почувствовал в 1982 году в июле месяце стоя на берегу Чёрного моря в небольшом абхазском городке Гудаута. НЕ хочу писать банальности, но умереть я мечтаю (не скоро, надеюсь) где-нибуть там, в маленьком тихом городке у Моря.

Наверное поэтому мне креотив и нее понравился.

#13 17:33  10-05-2006Khristoff    
Спасибо, Йолка )


Фан-тест, я думаю, что если мы и дальше продолжим так активно засирать атмосферу, то ты умрешь на берегу моря, но при этом никуда из Сибири тебе перезжать не придется. Оно само дойдет до тебя.

Ты главное, домик себе на холме выбери.

#14 17:36  10-05-2006fan-тэст    
Кристофф - ну спасибо, брат, утешил. А домик на холме и искать не надо, и так на 7 этаже проживаю, поди хватит высоты.
#15 17:58  10-05-2006Фениксс    
Завязывай, от себя не убежишь, и от жизни отрекаться не стоит. У каждого есть убитая реальность мечта. Каждый считает, что он выкарабкается. Дородка близко, только выход на нее увы в сумашествии.
#16 18:03  10-05-2006Голый Вася    
унылое графоманство
#17 09:34  11-05-2006Частный случай    
Коньюктурненько.

Забавно, кстати:

Паланик

Берджес

Бекбедер

Минаев ?...


а смысл? показать каждому путь в свою пещеру и и познакомить его с животным-покровителем? (с)FC

#18 10:03  11-05-2006Khristoff    
Разве автор пытался указать путь в пещеру?

Я нашел, что здесь скорее страх и предупреждение о том, как важно иметь свою сокровенную мечту, как важно ее хранить внутри себя и не терять ни в коем разе, разбрасывая ее вслух или стараясь осуществить.


Потеря мечты - это и есть падение в канаву. Карабканье - это тщетное стремление воссоединиться со своим неисполнимым - невидимым никому внутренним миром.

Тщетное, потому что - карабканье - это публичное действо, а действуя публично, напоказ, никогда не найдешь дверь в свой мир.

Самоубийство - самый глупый способ достичь этого мира, равно, впрочем, как и доппинг.

Единственный верный путь = хранить свой личный волшебный мир с детства.


Вот в этом и есть смысл текста, если я правильно понял автора.


Голый Вася - не могу не согласиться с твоим замечанием.

Да, графоманство здесь большей частью, но и это сделано умышленно:

пересыпленные сыром редкие куски ветчины кажутся вкуснее, когда их находишь в блюде, разве не так.

#19 10:36  11-05-2006ГССРИМ (кремирован)    
"Самоубийство - самый глупый способ достичь этого мира, равно, впрочем, как и доппинг."


Автор, вы красноречивы, как поп.

#20 11:45  11-05-2006erze    
Творчество автора в целом характеризуется изощрённой унылостью. Странно, как ты вообще ещё жив.
#21 12:30  11-05-2006Ипритыч    
гагагага!!!
#22 09:44  13-05-2006bitalik    
Согласен с неким Ипритычем.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [53] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....