Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Письмо к Олесе

Письмо к Олесе

Автор: nekogda
   [ принято к публикации 13:26  22-06-2006 | Бывалый | Просмотров: 804]
Здравствуй милая Олеся. Спасибо большое тебе за твою заботу и внимание ко мне. Но поверь, я не такой уж хороший человек. Ты говоришь, что я тебе знаком, и ты не можешь себе представить, что я мог пережить какое-то там погружение или падение в бездну. Ты думаешь, что после такого, что сделал Немовецкий у Леонида Андреева, - всё. То есть, человек заканчивается. И перестаёт быть уже. М.б. это и так. Но мне кажется, что мы все, так или иначе, совершаем какие-то поступки, которые могут привести нас к падению в бездну. В моей жизни такое было. И выбрался я оттуда с трудом. И вообще, чудо, что мы встретились. Без всякого пафоса. Просто так и есть.

Это был один из тех случаев, которые происходят в жизни, наверное, каждого человека. Да, с каждым, пожалуй, такое случается, хоть один раз. Просто кто-то справляется с собой и побеждает, а кто-то нет.
Помню, мы с тобой как раз недавно говорили о возможности платонических отношений. Ты меня спросила: «как думаешь, платоническая любовь бывает?». Я ответил, что, конечно, бывает и у меня такие отношения почти со всеми знакомыми женщинами. И с тобой тоже. Но я хотел рассказать тебе про другое совсем.

Её звали Алина. Она была младше меня года на три. Мы учились в одной школе и жили рядом. Это как раз была платоническая любовь. Я был влюблён в неё и даже писал стихи. Она всегда была рядом и принимала моё внимание.

Она была красива, пожалуй. Бледная гладкая кожа, вытянутое книзу лицо, узкие губы, большие зелёные глаза и короткие русые волосы. В её фигуре было что-то нескладное, асимметричное, угловатое. Но мне очень нравилась. Она была выше меня на голову, или м.б., на полторы. И я немного комплексовал, но, по-моему, мы неплохо ладили и общались довольно свободно. Правда, говорил больше я. Она молчала в основном, и улыбалась иногда.

Шёл год 1996. Мы употребляли наркотики. Постоянно курили дурь. Её старший и единственный брат торговал кислотой и скоростями различными. Доступ к препаратам у нас был относительно свободный. Иногда Алина брала у него дозу-две, пока он принимал душ или покупала для кого-то из нас.

Конечно, была какая-то компания людей, которые думали что они вместе, что они друзья. И всё такое. Но оказалось, что объединяла всех лишь потребность в наркотиках. А если разобраться, моя любовь к Алине это следствие передозировки сиднокарбом и лсд. Но тогда мне всё это очень нравилось. И я был в восторге.

Мы трахались несколько раз. Правда не помню никаких подробностей, кроме того, что кожа у неё была очень холодная и длинные красивые ноги. Вообще секс в это время, да и сейчас в принципе, интересовал меня чисто теоретически. То есть мысли о нём, меня волновали больше, чем он сам. Потому что занятия сексом под кислотой или ещё под чем-нибудь превращаются в пытку. Истерики, смех, какие-то метаморфозы с телом, и невозможность кончить. И сейчас секс и наркотики не совместимы в моём понимании. Но это теперь. А тогда всё было совсем не так. Наркотиков было много, гораздо больше чем секса…

В начале лета 1996 года у нас в районе появился героин. Кажется. Я не помню точно. Мне трудно восстановить в памяти всё последовательно, ВСЁ, что происходило тогда.

Первые понюшки. Тяжесть в затылке, рвота и покой. Какой-то животный, немой, умиротворяющий покой и тишина. Грёзы вместо снов, приятная немота в позвоночнике. Любовь, а скорее просто джанковая эйфория. Долгие поцелуи. Но потом поцелуев никаких уже не было. И остался только героин. Это, конечно, не ново всё, из того, что я пишу тебе сейчас. Просто мне самому стало интересно более подробно описать декорации и настроения того моего времени.

Я помню первую смерть в районе от передозировки. Это было в июле или в начале августа. Я приехал с дачи. На Бережках стояла какая-то тишина, всё как бы замерло. Было тревожно. Люди были подавлены. Я имею в виду тогдашних своих знакомых. Оказалось, умер Ковальчук. Артём - человек, которого я очень не любил и имел на него три узелка на платке. Всё это детский сад мои узелки, но это был страшный человек. Я потом встречал похожих на него людей. Для них удовольствие - самое главное. И они готовы сделать всё, лишь бы получить свою дозу, а лучше побольше. Так с ним случилось и в этот раз. Он взял много джанка, кинув при этом человек пять или шесть. И ушёл домой. Вмазался. А в воскресенье мать приехала с дачи и нашла его. В общем, он был первым, кто умер у нас в районе от передозировки. А потом это стало привычным делом.

Я жил с бабушкой. Торчал. Пару раз у меня тоже бывали передозировки. По крайней мере, я приходил в себя на кровати утром, со шприцем в руке и свернувшимся контролем. Не знаю, видел ли меня кто-нибудь в такие моменты? Я ничего не помню о том, что было со мной в это время. Я просто проваливался в темноту и всё. Я знаю, что все джанки умершие от передоза проваливались в эту тяжёлую чёрную пустоту. Это страшно. Потому что они никогда из неё не выйдут.

Больше всего я жалел о смерти Андрея Януша. Он был хорошим парнем. По крайней мере, мне он казался таким. Он умер в туалете. Мама позвала соседа, чтобы тот сломал дверь. Вызвала скорую, но было уже поздно. Это произошло или осенью или весной, не уверен. Но помню, как встретил в троллейбусе Илюху-Массона. И он рассказал мне о смерти Януша. Илюха был его ровесником, года на два или на три старше меня, и вообще, он знал его гораздо лучше. Мы вышли на Киевской и расстались у входа в метро. Было мокро. И промозгло. Но вот весна это была или осень не помню.

В это время я жил как-то страшно. Торчал. Учился. Как-то совмещал училище с наркотиками. И никаких трудностей не испытывал. Всё было хорошо. То есть, так мне казалось, что всё хорошо.

Алина жила с родителями и тоже торчала. Но потом мы как-то расстались. Я перестал вообще общаться с людьми. Мне никто не звонил просто так. А только по поводу джанка. И я мутил. Кидал друзей, кидали меня, я предавал на каждом шагу, лгал, изворачивался. И думал что я особенный человек. От этой иллюзии я только сейчас, по прошествии уже почти десяти лет, начал потихоньку избавляться. А тогда всё что я думал и представлял себе - было иллюзией..

Так продолжалось год. В 1997 году я поехал, это было в начале мая, на Комсомольскую за гашишем. Я был под экстази, и когда меня приняли, операм написал короткий рассказ о том, как хотел купить себе пиджак в секонд-хенде, а вместо этого купил гашиш и хотел его сдать в милицию. В общем, я не парился что меня задержали. Единственное, что меня напрягало, песня Алёны Апиной которую было слышно в ментовке. «Он уехал в ночь на ночной электричке». Она звучала из всех палаток на площади перед ярославским вокзалом. Я слышал её, наверное, раз пятьдесят в этот день. Потом меня возили на освидетельствование, до одиннадцати вечера я ждал следователя. Меня отпустили «под подписку». Приехал домой и лёг спать. Потом меня отпустило и я понял как попал. Меня вызывали к следователю и я ездил к нему с матерью. Следователь на меня орал и вымогал у матери деньги. А потом, к концу мая, я заболел гепатитом. Лёг в больницу. Со следователем не общался. Дело закрыли, но гепатит остался. И осталась карточка в наркологическом диспансере. Но об этом я ничего тогда не знал. Я о многом не знал тогда.

После больницы я подвязал. Совсем. Но осенью 98 года в моей жизни снова появилась Алина. Всё это время она жила с богатым мальчиком, сыном какого-то нефтяного магната. Мы не общались. Она подсадила Сандрика на джанк. Сделала аборт. Сандрика родители положили в клинику. Он торчал очень серьёзно, как и все богатые мальчики и девочки. Алина его любила. Но что-то у них там произошло. Подробностей не знаю, в общем, она ушла из дому и пришла ко мне. Ей не куда было идти. Мы жили вместе месяца три. Я работал тогда на скорой и только изредка курил дурь. Правда, бухал безмерно. До горечи во рту. До рвоты и потери памяти.

Алина убиралась дома, и весь день смотрела телевизор. Иногда читала что-то. Я подсунул ей Бодлера и она зависала над страницами шевеля губами. Иногда засыпала с книгой в руках на кровати.

Из моих слов кажется что Алина какой-то ущербный человек, на самом деле это не так. просто сейчас мне всё представляется именно в таких красках и интонациях, и ты поймёшь, милая Олеся, по крайней мере я бы очень хотел, чтобы ты поняла, что ущербным человеком во всей этой истории являюсь я.

Была зима 1998 года. Обуви у неё не было, пальто холодное. Денег у меня не было ни на то ни на другое. У меня вообще никогда не было денег. Нет их у меня и сейчас, и эта одна из тех причин по которым случаются у нас с женой ссоры. Но это уже совсем другая история.

Продолжая про Алину. Она сидела дома, а я работал. И вечером приходил и мы ложились спать. Ели мы рисовую кашу с изюмом и сосиски, которые изредка удавалось купить.

Никакой любви у меня не было к ней. Была жалость. Я очень жалел её. Когда мы были вместе, то просто молчали, и каждый занимался своим делом. Я правда, по-прежнему писал стихи для неё. Но она это уже была не Алина, а просто она. Какая-то женщина, которую я ждал и надеялся когда-нибудь встретить. Это как письма к Прекрасной Даме у Блока, у Гумилёва. Но всё гораздо примитивней.

Знаешь, то время, о котором я тебе сейчас пишу, я должен был потратить на образование, на учёбу. Но я не делал этого. Когда нужно было читать учебники по философии и теории литературы, поэзию Серебряного века, Шекспира, Рабле, Эсхила, я забывался в галлюцинациях и тумане джанковых приходов. Потел в грязной постели, ожидая звонка барыги, или писал на обоях большими буквами молитвы Богу, чтобы меня отпустило. Теперь я уже не живу так, и ты приблизительно представляешь себе мою жизнь. знаешь меня таким, какой я сейчас.

В эти три месяца, когда Алина, жила у меня, мы трахались пару раз, но делали это не знаю почему. Никакого желания не было. Просто механические движения, без удовольствия. Она очень похудела. Грудь обвисла. По-моему, она вообще ничего не чувствовала. А я особо не парился. В общем, мы просто жили рядом.

И однажды она сорвалась. Заторчала. Где-то вымутила джанк. Я пришёл домой, а она убитая. И лезет ко мне целоваться. Я сразу озверел. Тяга у меня оставалась в то время ещё. И я очень разозлился на неё. Но она оставила мне. Я вмазался. Потом мы лежали в темноте и она отсасывала у меня, а я не мог кончить.

Мы заторчали где-то дня на три. Потом я выбрался, а она что-то там натворила. Её подруга Оля Свергуненко (она совсем недавно умерла от рака) с какими-то лютыми торчками выставила Алину на деньги. Подробностей я не знаю, но Алине пришлось ехать к бабушке и просить денег у неё. А эти люди стояли в это время в прихожей.

Вот я и подхожу к краю, за которым была моя бездна. В этот день я пришёл с работы и не застал Алины. Я чувствовал, что у неё что-то произошло. Встретил знакомого чувака, карлика, который её любил. (Многие любили Алину), его звали Сергей. И он мне поведал историю, что Алина попала на деньги. В ярости пришёл домой. Злился на то, что она стала мутить и вообще вышла из дому.

Наступила ночь и она не приходила. Я злился. По-моему я ещё накурился. На улице серо, слякотно, пронзительно холодно, отвратительно сыро.

Часа в три она пришла. Холодная, мокрая, заплаканная и вмазанная. Она только ныла и ничего не могла говорить. Я раздел её и уложил в кровать. И сам лёг рядом. Она плакала, точнее не плакала, а скулила. Я пытался успокаивать её, но не мог подавить раздражения. И тут она стала рассказывать, как она приехала к бабушке, как вымогала у неё деньги, несколько тысяч, как бабушка дала ей последние деньги и как она говорила с ней. Я не помню всего, но помню такие её слова: »У меня внутри всё пусто, как будто всё выскребли скребком и даже крови не осталось». И я как-то представил себе это очень живо, этот душевный аборт, её предательство, и отвращение к Алине захлестнуло меня. Стало трясти. Такой мелкой сотрясающей дрожью. И она сняла с себя футболку и прижалась ко мне. Она целовала меня опухшими губами. Говорила что-то, что она сама себе противна и всё такое. И вот тут я захотел её. Во мне какое-то страшное желание проснулось. И она плакала, она стала такой горячей, впервые за всё время. И я очень страшно возбудился.

В общем, утром она ушла. Знаешь, какой-то провал в событиях. Я даже не помню, трахались мы той ночью или нет. Мне кажется да. И, кажется, меня рвало. И, кажется, у неё была молочница. И я входил в неё с остервенением. А потом она плакала, отвернувшись к стене. Или это было не в ту ночь и не с Алиной, а с какой-то другой девушкой?! Я не помню, с кем и когда и как это было. Рвота точно была, и разочарование и отвращение и жалость.

Но потом, то есть теперь, я понимаю, что мне было жалко себя во всём этом. И Алину тоже и всех нас мне было жалко. Потому что мы так много времени провели в забытьи. Так много здоровья отняли у себя. Мы не думали о том, что нам придется жить дальше. Жизнью было сейчас. А дальше её видно не было, в пелене ощущений и приходов. Да и нужна ли она была нам тогда, жизнь? Ведь что это такое, я начинаю понимать только сейчас.

Это один из случаев, когда я преступил через какую-то внутреннюю черту, за которой ждала меня бездна. И возвращаясь к разговору о Бездне Леонида Андреева можно сказать, что бездна у каждого своя. Мб я не стал бы насиловать беззащитную женщину. Скоре всего не стал бы. Но я уже изнасиловал. Сам себя, свою жизнь. И многих ещё людей. М.б. не физически. А как-то по другому: предав, оскорбив, унизив.

Ты мне всё время говоришь, что я слишком много сожалею, слишком много говорю о прошлом с сожалением. Прости меня, но мне очень трудно избавиться от всего этого. Я бы попробовал тебе объяснить, но думаю, ты и так всё прекрасно понимаешь. Именно поэтому так много лишних слов, именно поэтому я так часто повторяю о несделанных вовремя делах, о невыполненных обещаниях. Как будто надеюсь, что признание моё как-то облегчит душу. И все эти отвратительные поступки, мысли, слова, упорхнут, будут перевешены, побеждены раскаянием моим. Но это не произойдёт так просто.

Пиши мне, если хочешь. Или давай встретимся когда-нибудь. Когда придёт время


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:40  22-06-2006Слава КПСС    
Креативной ценности ноль.

Но меня зацепило.

#1 13:55  22-06-2006Luka    
наркоманы хуже пидарасов
#2 14:01  22-06-2006Raider    
намного хуже
#3 14:30  22-06-2006arhy    
"...ебите меня, я преступная мать..."

Точки - мрази! Все слюни и сопли - не более чем средство прикрыть собственную распущенность.Люди, которые добровольно гниют изнутри.

Кредит, взятый у черта, придется отдавать всю жизнь.

#4 14:41  22-06-2006С.С.Г.    
рассказ Л. Андреева - жжот

а этот... ну, красочно описан, да

но не более того

один из многих подобных

наверняка зацепит только нариков, или подвязавших нариков (Бывалый - превед... и респект кстате)


ЗЫ. платоническая любовь идет ф хуй

#5 15:04  22-06-2006Мозг    
а что ответила олеся?
#6 15:40  22-06-2006Сдвиг    
воще как то неуютно всегда от таких рассказов. тем не менее читаешь их не отрываясь. безысходность, блиа. был на удаве когда-то хуятор один, который все про ломки писал да про ржевку (или джефку - как ее в питере называют, райончег такой). умер пару лет назад. и букета гвоздей было несколько мощных рассказов. и она тоже...
#7 16:36  22-06-2006Командор    
не самая страшная история из жизни нарколыг.
#8 16:45  22-06-2006rak_rak    
Грустно беспезды

наркоманы по крайней мере лучше алкашей бля

#9 17:49  22-06-2006Распустяй    
всюду реквием по мечте

гной, рефлексия, чувства и сопли

#10 17:56  22-06-2006rak_rak    
распустяй, ты просто не сидел на герыче, тебе не понять сынок
#11 17:59  22-06-2006rak_rak    
да и ты, архи, нихуя не соображаешь; торчки в массе своей очень милые и добрые люди.

а кредитоваться у бога ваще невозможно, потому что он - зверь неразумный

#12 18:45  22-06-2006santyai    
rak_rak

17:59 22-06-2006


За это,мой тебе риспект,приятно удивил!

#13 18:49  22-06-2006rak_rak    
santayi, а ты сам часом не торчок будешь?
#14 19:20  22-06-2006santyai    
рак,очень претсказуямый вапрос! Такой-жа как и ты! Гы-гы-гы!
#15 05:31  23-06-2006Pitbull    
Задолбали уже торчки со своими вечными страданиями да грусть-печалью. Вот китаёзы молодцы, хоть и пиздоглазые. Расстрел и никаких гвоздёй, точней шприцов нах. РАССТРЕЛ, БЛЯ!!!
#16 09:22  23-06-2006Сэмо    
так себе

не зацепило ни фига

как отметил Бывалый, креативной ценности - ноль

ну, от себя скажу, маловасто креатива.

нытье одно

из подолных рассказов лучше читать Медведя-Шатуна

или на худой конец (гы-гы) Леонида Очаковского

#17 10:56  23-06-2006arhy    
rak_rak

Ошибаешься, дружище. Я, как раз, четко знаю то, о чем говорю. Не понаслышке, увы... Это тот самый опыт, от которого, я-бы с удовольствием отказался.

Что до Бога, то он поругаем не бывает, хоть ты оппиздись, негодный провокатор.

#18 11:19  23-06-2006rak_rak    
Как это не бывает? Вот, пожалуйста: бог - крыса небесная, злой пидарас и падла.

Обругал тока в путь. можно ещё в икону плюнуть. и библеей подтереться. У миня, кстати, в машине стоит перевёрнутая икона, с исусом, думаю приклеить на него скелетика, типа распятье святое перевёрнутое сделать.

А про гердос ты как раз и не знаешь, надо поймать тебя, и наширять до одури, чтоб понял ты, каково это - сидеть на игле!

#19 11:24  23-06-2006ГССРИМ (кремирован)    
Текст стилистически безупречен.

Очень просто и точно передано настроение.

Изложено "литературно" и талантливо.

Спасибо.

#20 11:30  23-06-2006arhy    
rak_rak

Каждому воздается по его вере...

Поймай меня, это совсем несложно, я открыт для общения))

#21 11:30  23-06-2006arhy    
rak_rak

Каждому воздается по его вере...

Поймай меня, это совсем несложно, я открыт для общения))

#22 12:09  23-06-2006rak_rak    
Если бы каждому "воздавалось" - люди бы давно передохли, и это было бы правильно, но Скотина святая любит помучить, поиздеваться, и чем страшнее муки человека - тем покойней становится зверской Гадине, поэтому он не любит вмешиваться, когда сыт, что само по себе случается редко, а вот ты вериш всё, веришь, но Сволочь возмёт тебя, просто так, шлёп - и нету архи, умер он, зарыли, а Падаль всё ржот, и ревёт от блаженства, в предвкушении неистового зверства, глядя на воющих у гроба людей, которым Он тоже вскоре подарит страшную боль и смерть, ты бы подумал об этом, архи
#23 12:21  23-06-2006arhy    
Что у тебя за жизнь, если твое окружение состоит сплошь из мерзавцев, недостойных жить?

Я соглашусь, многим людям лучше-бы не жить, по моему слабому разумению. Они передохли до сих пор, исключительно по причине - Его милосердия и надежды на то, что этот мир можно исправить. Разьве милосердие может быть "скотским"?

Все мы умрем однажды, что-ж в этом страшного. Хорошо, если будет кому повыть у гроба, значит - не зря пожил, да...

#24 12:21  23-06-2006arhy    
Что у тебя за жизнь, если твое окружение состоит сплошь из мерзавцев, недостойных жить?

Я соглашусь, многим людям лучше-бы не жить, по моему слабому разумению. Они передохли до сих пор, исключительно по причине - Его милосердия и надежды на то, что этот мир можно исправить. Разьве милосердие может быть "скотским"?

Все мы умрем однажды, что-ж в этом страшного. Хорошо, если будет кому повыть у гроба, значит - не зря пожил, да...

#25 12:22  23-06-2006arhy    
Чота глючит
#26 12:31  23-06-2006Сэмо    
Архи маладец

рак рак - позер

каждому - да по вере его.

бог есть

героин - зло

" и не говорите мне о том, что не стоит рассуждать о вкусе устриц, не опробовав их вкус"

психоделики - добро

#27 12:38  23-06-2006Цапфанов    
Согласен с Рамоном - текст почти безупречен стилистически. Недостатком его, как ни странно, является излишняя литературность.




Но это замечание понятно только человеку, прочитавшему всего Лёню Очаковского.

#28 14:57  23-06-2006norpo    
да ну, ширян баянов стайл, ну и хули? а где драйв? где транспоттинг ебеныть? ни начала ни конца, записки сумасшедшего.
#29 15:06  23-06-2006rak_rak    
Дырка, ты хоть видел протоптанные ДОРОГИ, сынок? когда ломает, а воткнуть шило - боль страшная, вот тогда бы ты понял то, что прочитал, а ты видно сам протоптанный от кишечника до желудка, если тебе смешно, понял, дурак?
#30 15:17  23-06-2006norpo    
Ракуша свисни в свой кароткий обрубок, я ибал всю эту наркологию, ты любитель дорожных кошек, нахуй ты ваще здесь восклицаешь, ты даже не понял о чем я написал. Пиши лучше про девачек с разорваным ачком - у тибя неплохо выходит.
#31 15:51  23-06-2006Сэмо    
norpo

вотв-вот

ни драйва в креосе ни нерва

добавить в концовке что-то типа:

- как жаль, что я и она встали на скользкую дорожку ведущую в ад. как жаль что мы стали употреблять наркотики. мы совершили ошибку. не делайте этого. выбирайте жизнь

дописать и можно в газетенку пихать. как пропаганду

#32 16:19  23-06-2006rak_rak    
"любитель дорожных кошек" - ахуенно, ггы

ещё про гусенницу шутка мне очень нравится

#33 12:00  24-06-2006Це Рульник    
А не знаю...меня зацепило...К наркотигам не имею не малейшего отношения...но чё то как то жалко...
#34 13:09  24-06-2006Лесгустой    
nopro, вот только Ширянова трогать не надо. Баян изумительно написал про винтовых. Причем писал, как говорицца, с натуры, ибо сам был в теме.

Такие рассказы и книги нужны хотя бы для того, чтобы читавший их не повторял того, о чем написано.

Если кто торчал - он и сам знает что такое жизнь а-ля наркоман-стайл, без всяких книжек.

А если нет - то может быть очень полезно узнать, что же это такое, дабы не коснулось ни тебя, ни близких.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....