Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Фиолетовый Фломастер. Глава I. Введение.

Фиолетовый Фломастер. Глава I. Введение.

Автор: Психапатриев
   [ принято к публикации 13:40  26-07-2006 | Бывалый | Просмотров: 761]
Я родился в декабре 1978 года, той странной для резко-континентальной Восточной Сибири дождливой зимой, когда приученные холодами к шубам и собачьим шапкам горожане матерились на почти московскую слякоть. По одной из версий я вывалился из матери уже в лифте, доставлявшем меня с восьмого этажа к раздолбанной и грязной «скорой помощи» и повис на тонкой пуповине между обхарканным полом и промежностью моей родительницы. Так, попинывая плод мокрыми от отошедших вод коленками мама и несла меня в стерильно чистые руки фельдшериц. По описанию очевидцев это было похоже на пьяный свадебным конкурс – когда привязанный ниточкой карандаш пытаются опустить в горлышко бутылки, и мамаша, раскачивая неожиданное дитя смогла закинуть меня в чрево желтого Рафика только с четвертой или пятой попытки. По другой версии – часть моего синего и волосатого тельца выбросило в жизнь уже в машине, а дальше уже я сам, упираясь руками в таз мамы, самостоятельно выкарабкался на поверхность и беззубыми деснами перетер пуповину. Последняя гипотеза кажется мне более правдоподобной, ибо говорит о моей необычной воле к жизни и младенческой стойкости.
Как бы там ни было, но с момента моего сперматозоидного существования прошло чуть больше пяти месяцев и несмотря на свою немладенческую смышленость и здравый рассудок выглядел я как истинный эмбрион, и лишь потом спустя годы закалок и тренировок я неимоверным усилием воли я создал из себя настоящего человека – пьющего, толстого и лысого.
Я мог бы вылупиться и в апреле или, хотя бы в марте, если бы совершенно некстати за пару дней до моего рождения не помер какой-то из наших многочисленных родственников по материнской линии, которого, я так, никогда и не увидел. Мама моя, дородная 32-летняя женщина, так яро отплясывала на завершающей стадии поминок, что в 17-40 у нее случился живой полуторакилограммовый выкидыш – нечто среднее между обычным сперматозоидом и мной сегодняшним.
После родов я впал одновременно в апатию и депрессию, долго отказывался есть, а иногда даже дышать, и вообще подумывал о карьере идиота. Тем более, что врачи были не против подобной профессиональной ориентации, и неоднократно намекали родительнице, что овощи лучше хранятся в овощехранилище, а не в благоустроенной двухкомнатной квартире улучшенной планировки, практически в центре города. Однако, как стало ясно в дальнейшем, я оказался дорог моим родителям, как память об удачном сексе и меня решено было оставить в семье, как назидание потомкам и оправдание пословицы про семью и уродов.
Так как есть ротом в первое время мне не хотелось, пришлось жрать всякие невкусные растворчики через пятку, а вернее щиколотку куда их вводили при помощи специальных иголок. Кушать, пяткой, скажу сразу – дело не очень приятное. Мне приходилось, наверное даже хуже, чем известному советскому диссиденту Анатолию Марченко, который настолько не хотел кушать ротом в тюрьмах ГэБульников, что несколько лет питался исключительно насильственным путем через волосатые ноздри и пластиковую трубочку. К слову сказать, в 1978 году, Анатолий Марченко, по старому обычаю в свое удовольствие жрал печенюшки через нос где-то на Колыме, в то время, как изможденному мне пришлось кушать растворчики через пятку. На этом основании, я с полной уверенностью могу причислить себя к пострадавшим от советской власти узникам совести и годам к пятидесяти выбить, наконец, пенсию, положенную жертве режима.
К двум годам я понял, что рот – отверстие предназначенное не только для криков и стал в него есть. Как оказалось позднее – это стало одной из самых крупных ошибок в моей жизни. Через этот, лицевой, с позволения сказать сфинктер в меня проникла какая-то нехорошая зараза заполнившая легкие водой и соплями с обоих сторон. Так как кормили меня в основном гречневой и манной крупой, неимоверное количество этих крупинок также запихалось ко мне в легкие. Вследствие всего этого меня появилось крупозное воспаление легких. Кстати, некоторые люди считают, что гречневая крупа – это миллион не родившихся греков. Не знаю точно. В два года этот вопрос меня мало интересовал, так как я временно перестал дышать самостоятельно и пользовался такой маленькой гармошкой в стеклянной трубке, которая не издавала ни звука.
Хотя я и тогда уже много думал, писал неплохие стихи, и мог в любой компании прекрасно поиграть в буримэ, единственным воспоминанием о периоде становления и мужания осталась моя прогулка в коляске красного цвета с соседом дядей Борей по винному магазину. Помню из этой прогулки всего лишь несколько минут, но они весьма повлияли на всю мою последующую жизнь, хотя, как, я говорить отказываюсь.
В три года отец отправил меня на временное проживание в Эстонию, где я выучил слова Терре, Сина, Мина, Пютсь и Мунь. Часть этих слов я говорил бесперебойно, за что маленькие нацисты в сине-черно-белых одеждах кидали в меня яблочные огрызки. Поэтому я и стал на время русским националистом, что в дальнеейшем вылилось почему-то в безродный космополитизм. Вообще, это был довольно сложный выбор. По папе мамы, я запросто мог быть русским националистом, однако по маме папы мне следовало стать националистом эстонским, в свою очередь по маме мамы я должен был увлекаться хакасско-белорусским национализмом, а по папе папы я получался карельским сепаратистом. В три года сложно выбирать, и только языковая принадлежность и отсутствие в русском слов Терре, Сина, Мина, Пютсь и Мунь окончательно определили мой выбор, приведший к интернационалистической платформе в 15 с половиной лет.
После Эстонии, которую ваш покорный слуга покинул со справедливым негодованием по поводу межэтнических отношений, я попал в странный одноэтажный город Ужур, название которого переводится с хакасского, как «яма», и честно говоря, отражает его подлую сущность. Ужур запомнился в мировой истории тем, что в одна тысяча девятьсот надндцатом году в нем две недели прожил Аркадий Гайдар и расстрелял там человек пятьдесят кулаков и контрреволюционеров. Исходя из этого события, в городе поставили памятник «борцам за революцию» и сняли кино, в котором Аркадий Петрович в исполнении Станислава Ростоцкого выходит на берег Енисея (от которого «яма» находится километрах в ста пятидесяти) и говорит: «а славный, ваш городок, Ужур». Для меня Ужур тоже стал вехой, ведь именно в нем я научился читать и гадать – какая фигурка получается из какашек в горшке. И сегодня, как живая предстает перед моими заплывшими глазами яркая картинка из детства. Мы с бабушкой (я со спущенными штанами) стоим в сенках над горшком и внимательно вглядываемся в затейливый узор ловко уложенных на дно эмалированного горшка, дышащих паром, свежих какашек. Однако, при всем напряжении фантазии и организма в итоге у меня получались в основном говняные пушечки и солдатики в остроконечных буденовских шлемах, а не сказочные замки и прекрасные принцессы. Это натолкнуло меня на мысль стать в грядущем профессиональным военным. Однако, сложный узор жизненной какашки сложился для меня в будущем не настолько прямолинейно, да так, что армия до сих пор безгранично далека от меня.
Даже уже через год после какашного творчества, попав в детский садик я окончательно порвал с мечтой стать погонистым военным. Во всем виновато мое безграничное знание всемирной истории, а в частности – владение загадочным для моих сверстников того времени словом – «монголотатар», к эстонскому языку, не имеющим абсолютно никакого отношения. После непродолжительной лекции об эпохе завоевательных походов чингизидов, которую я провел персоналу и воспитанникам детского садика №89, меня с позором объявили «монголотатаром» и трижды ударили головой о железный каркас игрушечного самолета, соответственно заляпав кровью и меня и самолет. Подобный эксцесс очень напомнил мне ситуацию в современной армии, и желание бить фашистов всю свою жизнь подручными средствами заменилось у меня тягой к Лермонтоведению.
К сожалению, в то время я не знал, что Лермонтов писал отвратительные стихи, все детство проходил в девчачьей юбке, а картинки к книжке «Бородино» (М. Детгиз. 1980.) нарисовал вовсе не он. Очень уже велико было воздействие на мой разум шнурованной гусарской куртки, ментика и тонких усов великого поэта с гравюры неизвестного художника 1838 года. Все тогда в моей жизни было подвержено влиянию усатого графомана. Я попросил своего папу отрастить усики а-ля Михаил Юрьевич, выучил наизусть стихотворение «Белеет парус одинокий», первое четверостишье из «Ночевала тучка золотая…» , перекрасил маленького Ленина из книги Зои Воскресенской в охуительного гусара времен ермоловской войны на Кавказе и даже написал письмо Карлсону, чтобы он выслал мне несколько маленьких фигурок Михаила Юрьевича. Сегодня, когда я знаю, что Лермонтов был злобным хамоватым карликом и не за что подставил несчастного офицера Мартынова мне очень стыдно за ошибки молодости, и я всеми силами стараюсь ненавидеть М.Ю. Лермонтова и все, что с этим подлым сукиным сыном связано.
Самым, наверно, запавшим в душу, и при этом одним из неприятнейших воспоминаний детства стали для меня слившиеся воедино смерти Брежнева, Черненко и Андропова. Первая причина такой фиксации на уходе в мир сих достойных мужей понятна и дураку – я прекрасно и в три и в четыре года понимал, что страна остается без своих руководителей, а смена власти несет в себе глобальные перемены. Если уж говорить серьезно, я еще в 1982-м году предсказал Перестройку, 1991, 1993 годы, развал экономики, криминальный коллапс, приход Путина, войну в Ираке, «черный вторник» 1998 года и отставку генерального прокурора Скуратова. Правда, тогда не одна сука не прислушалась к пророчествам трехлетнего мальчика, за что позже Россия и поплатилась катастрофическими пертурбациями.
Второй же причиной моего трепетного отношения к смертям генсеков, стали, как бы это странно не казалось, советские кукольные мультики. По правде говоря, мультики я эти до поры до времени не очень любил, прямо, скажем, отказывался смотреть по эстетическим соображениям, пока у нас дома не появился дальний папин родственник дядя Сережа. Не хочу говорить о том, что дядя Сережа приехал из Петрозаводска и сожрал у нас дома всю водку со сгущенкой, но отмечу, что тип этот стал для меня эталоном для понятия «жырное уёбище», которое я самостоятельно вывел путем наблюдения за внешним миром и глубокого внутреннего анализа. В общем и целом, дядя Сережа не отличался от меня современного не весом ни внешним видом, да и гадом был тоже порядочным. К слову сказать, именно он был катализатором моих последующих непростых отношений с ФИОЛЕТОВЫМ ФЛОМАСТЕРОМ, но об этом будет сказано в свое время. Так вот, данный дядя Сережа, помимо глобального употребления водки со сгущенкой имел вполне безобидное хобби – играть с маленькими детьми в разные подвижные игры, крутить их как обруч вокруг себя, подбрасывать к верху на руках, заставлять бегать, прыгать и веселиться. Разумеется, поначалу, все это мне нравилось, но нравилось до тех пор, пока дядя Сережа в момент обучения меня подъему за ноги, не ёбнул мою белобрысую и чрезвычайно умную детскую голову о бетонный пол. С тех пор то я и полюбил кукольные мультики, что и стало основой переживаний в дни смертей советских руководителей.
Вообще, насколько я помню, в Советском Союзе был всего один кукольный мультик. В нескольких сериях. Про Зайчика, Мишку, Лисенка и какое-то ёбнутое на голову бородатое существо, с ногами растущими прямо из головы и колпаке. Цвет колпака – не помню, потому, как телевизор был черно-белым и оставлял место для развития фантазии. Все эти мохнатые зверушки попадали во всякие неприятные ситуации, вроде съедания чужого варенья, а после путем пения песенки «Я топчумба растопчумба, кого хочешь заборюмба» из этих ситуацих выходили. Говно, в общем, а не мультик. Но я смотрел не отрываясь.
Показывали его, как правило, в три часа дня. 10 минут, без перерывов на рекламу. Я прибегал с улицы, смотрел на эти набившие оскомину плюшевые похмельные физиономии, тихо радовался, и жизнь продолжалось. Однако, представьте горе нескольких миллионов маленьких советских телезрителей, когда в дни траура по почившим генсекам (и так на душе тяжело, а тут еще и такая подлянка) мультик показывать переставали. Несчастные дети щелкали пассатижами на отломанной рукоятке переключения каналов (кто не переключал пассатижами с первой на вторую программу – тот не жил в эпоху развитого социализма), включали и выключали телевизор – в ответ экран лишь показывал непонятных и совершенно далеких от детей дяденек с гробом. Это была жестокая фрустрация для всего моего поколения, и думаю поэтому из него в дальнейшем и выросло такое жесткое говно.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:29  26-07-2006ПРЯНИК    
Неасилил...шизоидальные мемуары с претензией на..впрочем все равно неасилил.
#1 16:39  26-07-2006Сдвиг    
читается очень тяжело. неасилил.
#2 16:56  26-07-2006геша    
Заибато.

Пешы исчо

#3 18:13  26-07-2006MVV    
ghjxbnfk c eljdjkmcndbtv?

тоесть, прочетал с удовольствием, Психопатриев гат силен, ничо не скажышь

#4 18:15  26-07-2006не жрет животных, падаль    
ахуительно, очень замечательно...
#5 18:38  26-07-2006Щикотиллло    
Психа, мега-риспектище тебе традиционный! Бранислав Нушич рядом сасет. Насчитал по крайней мере 7 монументальных фраз. Допешы и - в "рекомендовано"!
#6 18:52  26-07-2006Polygraph Sharikoff Jr.    
чото я пиан.


отметил только, что психапатриев на год младше меня.


интересно уговорю ли я сегодня жену накуриться вместе и посмотреть японский мультик "унесенные призраками"


извньть что не по теме. неожиданные деньги попутали.

#7 18:52  26-07-2006r777    
Очень хорошо. Просто замечательно.
#8 18:54  26-07-2006Polygraph Sharikoff Jr.    
алузеф кстати чьмо и нищеброт. выходи драцца, аэровафля!
#9 20:19  26-07-2006Доктор Просекос    
Сука!!!!!!!!!!
#10 09:03  27-07-2006Батыч    
Неплохо, но перетянул.
#11 10:12  27-07-2006Aas    
Респект. Психапатриев силён как всегда .
#12 11:08  27-07-2006Кузин    
мощно. развязка интригует
#13 11:08  27-07-2006Шарапов    
Спасибо, Психапатриев! Я, кстате, вспомнил, как в детстве телеканалы пассатижами переключал, аж прослезился.
#14 18:19  27-07-2006Цапфанов    
Неплохо, неплохо, мой мальчег. Давненько ты не брал в руки рубанка, я подзабывать стал.


Никаких длиннот у тебя нету. Наоборот, темп чрезмерно быстрый, и надо бы врезать спотычные для читателя абзацы, не гнушаясь плебейскими отточиями. Не забывай визуализацию двойным энтером.


Не забудь, кто вспобудил тебя спросит у папы, какого цвета тот фломастер, и всподвиг вскрытия эпохи.


Самый жуткий кукольный мультик - "Варежка".


Не торопись, пиши вторую главу вдумчиво. Щикатиллу поддерживаю, цитатник формируецо.

#15 09:04  28-07-2006X    
вот, как говорится, и весь хуй до копейки.
#16 07:55  03-10-2006Частный случай    
Просто мега-ахуительно!

Наш ответ поколению 70х, да, Амиго?

#17 17:22  03-10-2006Giggs    
Нудное, беспонтовое говно с претензией. Ниасилил
#18 17:39  03-10-2006Психапатриев    
Гиггз, ты ранел меня в самое серце. Прекращаю песать на хуй. Ни строчки более!!! Тем более, что не могу огорчать тебя, как парализованово человека. Думаю, тебе очень сложно было скролить мой долгий и нудный высер мезинцем левой ноги... Прости, друк.
#19 18:21  03-10-2006Giggs    
Шутко, повторенная трижды - в три раза смешнее, молотца. Тока не мизинцем, а безымянным пальтцем.
#20 07:26  04-10-2006Психапатриев    
Я рад, что ты оценил мое фейерверкообразное чуство юмора, дружыще.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....