Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Обитатели Морского Дна.

Обитатели Морского Дна.

Автор: ZafuDenZafa
   [ принято к публикации 11:43  11-10-2006 | Бывалый | Просмотров: 747]
Не могу без моря жить,
Шум прибоя не забыть.
Как услышу шелест волн,
Слышу я русалок стон.
Мастурбируя хвостами,
Чешуёй соски лаская,
Вот такая блядь морская,
Чудо-Юдо Рыба-Кит.

Сид, почёсывая жопу, спустился с крыльца на бетонную площадку перед домом. Эта площадка являлась крышей гаража, находившегося ниже. Посередине - стоял плетеный стол и стулья. Вся площадка находилась в приятной свежей тени винограда. За последние пять лет, виноград сплел живые стены и крышу из своих веток и, соответственно, выдавал солидный урожай к августу. Сид очень любил свою дачу на мысе Фиолент, на Черноморском побережье. Вдали, до самого горизонта, виднелось море. Открытое, неспокойное Черное море. Сид присел за стол и стал наблюдать, как волны накручивают белых барашков. На улице была нестерпимая жара, воздух стоял на месте и лишь иногда, крайне редко, с моря дул легкий бриз. Сиду хотелось пить. Во рту, после вчерашней пьянки, стоял дикий сушняк и Сид с нетерпением ждал, когда приедут его друзья и наконец-то привезут холодное сухое вино «Инкерманского завода марочных вин».

Тень от винограда уже не спасала от жары. Крупные капли пота стали образовывается на лбу и под глазами. Солнце нещадно палило. Слева от виноградной беседки находился цветник, и туда выходила поливочная труба из бака с водой. Сам бак взгромоздили справа на бане. До обеда вода в баке нагревалась до двадцати градусов и частенько псина, доберман, жившая у Сида на даче, ныряла прямо в бак, замученная Крымским солнцем, и барахталась там, охлаждаясь. Вот и сейчас, услышав всплески и глухие удары об стенки бака, Сид понял, что собака, не выдержав прямых лучей, занырнула освежиться.

Сид немного позавидовав псине, решил хотя бы умыть свое лицо и тело из поливочного шланга. Встав из-за стола и прищурившись на яркое солнце, он направился в цветник. Открыв кран, он не глядя, набрав воду в ладошки, плеснул себе в лицо. Вода была теплая и от чего-то жутко воняла. Открыв глаза, Сид посмотрел на свои руки, и сердце его сжало страхом. Вода была кровавая и густая. У Сида от ужаса округлились глаза, когда он понял, что это скорее кровь, разбавленная водой, а не вода с кровью. Сид посмотрел на бак, из которого продолжали доноситься глухие звуки и всплески. Он пересек виноградную беседку, оставляя на сухом бетоне красные капли, стекающие с лица и рук, и залез на крышку бака. Иногда удары внутри бака были настолько сильные, что Сид только сейчас понял, что его дохлый доберман, как бы он не резвился, купаясь, такие удары об стены вряд ли смог наносить. Сид, стоя на крыше бака, осторожно заглянул в отверстие, - метр на полтора. И вдруг огромный, белый, блестящий хвост здоровенной рыбины, мелькнул в кровавой воде, ударив по поверхности и поднимая волну брызг в лицо, пытающегося что-либо рассмотреть, Сида. Сид от неожиданности сделал шаг назад, и успел еще заметить огромную зубастую пасть с острыми окровавленными зубами. Сид услышал выплёвывающий звук, и из бака вылетело что-то, что ударило его в грудь и, отскочив с глухим звуком, упало на железную поверхность. Сид закричал от ужаса, так как это была обглоданная голова его добермана. Пожеванная черепная коробка, напоминала мятую жевачку. Крыша бака была уже мокрой и скользкой и, закричав, Сид поскользнулся. Хватая руками воздух, продолжая орать, он ударился копчиком об край отверстия и провалился внутрь.

Ощутив, что он полностью в воде, Сид открыл глаза. Он был весь погружен, и вокруг него была толща воды. Она была чистая и прозрачная. Никаких стен бака не было видно. Да и осмотревшись по сторонам, Сид понял, что он в море. Далеко вверху было светлее, была видна поверхность и яркий световой круг, а вокруг него все было в полутьме, но видел он хорошо.

Сид ясно осознал что, во-первых, он спокойно дышит, выпуская пузыри, а во-вторых, он находится приблизительно на глубине двадцать пять-тридцать метров. Вся прелесть и красота подводного мира заставили его забыть, что вообще произошло, и он удивленно, как ребенок, стал осматривать все вокруг. Это было безумно красиво.

Стены подводных скал, обросшие мидиями, а под ними - на песке, где лежат отдельные друзы мидий, огромное количество рапанов. Поверхность камней - покрыта причудливыми разноцветными обрастаниями - красные и бурые корковые водоросли, плотные поселения мелких, похожих на семечки, двустворок; колониальные морские животные - яркие губки, похожие на мелкие белые соты мшанки, звездчатые малиновые колонии асцидий, перистые колонии гидроидных полипов.

Голой, не обросшей животными и водорослями, поверхности камня - здесь не было; обрастатели даже образовывали несколько "этажей" жизни, поселяясь, друг на друге.

Еще глубже Сид увидел что, все припорошено серой пылью. Из бесчисленных щелей, между мидиями и другими обрастателями, высовываются головы морских собачек; выскакивают из нор и перебегают по вертикальным каменным стенам.

Вдоль склонов подводных холмов, покрытых обломками скал, скользили быстрые морские караси с темным пятном на хвостовом стебле. Караси, с передними зубами, образующими подобие мощного клюва, сгрызали густую и быстро возобновляющуюся живую корку с подводных камней.

Подводные скалы сходили склонами до глубин 25-35 метров, дальше начиналась теряющаяся в темноте, бескрайняя песчаная равнина шельфа, поверхность которой усыпана створками мидий и модиол.

А еще глубже - песок постепенно сменяется илом. По этой равнине перебегают крупные, длинноногие травяные крабы, неподвижно лежат скорпены, разбросаны сросшиеся друг с другом мидии. Здесь была холодная вода, но Сид не ощущал это. Температура тела была нормальная и дыхание ровное и спокойное. От всего окружающего, сознание Сида как будто впало в гипноз, в какое-то спокойное полусонное состояние невозмутимости и полного безразличия.

И вдруг это безмятежное спокойствие исчезло в долю секунды, и всем своим существом Сид понял, что сзади к нему приближается, что-то смертельно опасное. Резко повернувшись, Сид успел увидеть огромную пасть, которую он уже видел сегодня на крыше бака. Огромные острые зубы впились в его тело, пуская кровь в прозрачную чистую воду. Сид хотел кричать от боли, но изо рта появлялись одни пузыри. Он чувствовал, как острые зубы прорвали его кожу и разорвали мышцы спины и живота. Вокруг все стало красно-бурым от крови. Сид заметил огромный белый плавник и блестящий в морской глубине огромный хвост. Челюсть с острыми зубами сжалась и, набирая скорость, понесла Сида сквозь водную гладь, распугивая мирных обитателей морского дна и оставляя за собой кровавый след.

Изнывая от невыносимой боли, Сид ясно увидел, что он в пасти огромной белой акулы. Длина её было около метров пятнадцати. Её зубы были сантиметров двенадцать, и Сид был полностью нанизан на её челюсти. Он чувствовал, как силы покидают его. И уже когда сознание его почти отключилось, акула на скорости сделала резкий поворот за черную подводную скалу и остановилась в подводной бухте. Дергая своей головой то влево то вправо, она почти разрывала Сида на куски. Сид сам не понимал как, но он, потеряв огромное количество крови из рваных ран, еще был жив и каким-то чудом, к его ужасу, все видел и реально осознавал.

Из темноты подводной бухты появились еще акулы. Их было пять штук. Они были значительно меньше, но их открытые челюсти с острыми зубами, никак не делали их менее опасными. Разжав свои огромные челюсти, здоровая акула отфутболила кровавый кусок мяса, который в том момент представлял из себя Сид, в сторону молодняка. Сид понял, что он детское питание и, видя как мелкие акулята хищно ринулись на кровавое пятно, в котором медленно барахтался Сид, он начал искренне обращаться к Богу, что бы тот послал ему немедленную смерть. Пять челюстей с наточенными, острыми зубами одновременно впились в конечности Сида и рванули в разные стороны. Кровь хлынула из оторванных рук и ног. Голова вместе с туловищем, выпуская потоки крови, стала медленно опускаться ко дну. Сид видел как чуть выше его, маленькие акулята заглатывают, чуть пережёвывая его руки и ноги, разбрасывая мелкие куски мяса.

Сид опускался ко дну. Выпуская пузыри, и все еще прекрасно осознавая, что с ним произошло, он видел этот кровавый мясной пир. Вдруг снизу резко появилась та, первая, огромная акула и жадно впилась всеми зубами ему в живот, вырывая куски мяса, перемалывая кости, разрезая кишки и пережевывая все органы в этой области. В диком ужасе Сид видел, как в её пасти пропадают его остатки бедер и жопа. Резким движением, акула откусила сразу огромный кусок Сида, по самое солнечное сплетение. Проглотив это одним махом и схватив все, что осталось от Сида, она, набрав скорость, стала резко подниматься к поверхности. Сид видел, как становится все светлее и светлее. Набрав огромную скорость, акула сделала какое-то странное движение и как будто выплюнула Сида.

Оставляя на её зубах свое мясо, Сид вдруг вылетел из воды и, в глаза ему ударило яркое солнце. Пролетев немного в воздухе, оставшимся обгрызенным кровавым куском, он увидел под собой бак и отверстие, из которого вылетел. Перелетев через перекладину, Сид шлепнулся на бетонный пол виноградной беседки, рядом с плетёным столиком, за которым сидели его друзья и подруги и весело попивали холодное сухое вино «Инкерманского завода марочных вин». Вскочив от ужаса, охватившего их, и разбив половину тары, стоявшей на столе, об бетон, все отпрыгнули в сторону. Пелотки истерично заорали, дружбаны в немом ужасе мычали то, открывая то, закрывая рты.

Сид кровавым обрубком лежал на бетонном полу и вдруг понял, что он не может дышать. Его стало дергать, он задыхался. Он стал подпрыгивать как рыба, выпавшая на пирс. Глаза стали закатываться. Он дергался, извивался остатками туловища. От ударов головой об бетон разлетались кровавые брызги.

- «Он сейчас задохнется! Надо что-то срочно делать! Его надо обратно в воду! Надо кинуть его в воду! В бак! Давай подхватили!!!».

Пересиливая отвращение, двое корешков Сида, схватив его за шею и за оставшиеся культи, потащили его к баку. Спазмы горла и легких не давали Сиду крикнуть. Когда он понял, куда его несут, он начал еще сильнее хрипеть. Слова не выходили из него шипением и хриплым мычанием.
«Господи. Нет. Нет. Только не назад. В воду. Только не туда. Дайте мне сдохнуть. Дайте мне спокойно сдохнуть. Куда вы меня тащите далбаебы? Нет. Нет».

Дотащив Сида до бака, они аккуратно опустили его в воду. В воде из его рта сразу пошли пузыри. Он начал медленно опускаться на дно бака, и опустившись, совершенно исчез. Сколько не всматривались друзья и подруги в мутную красную воду – бак был пуст. Лишь на секунду им показалось, что они увидели, что-то наподобие блестящего плавника, но отнесли это на отблеск солнечного луча отразившегося от бутылки сухого вина «Инкерманского завода марочных вин». И через пару минут вода в баке стала еще более багрово-красной и совершенно мутной.

ZafuDenZafa 2006 год


Теги:





-1


Комментарии

#0 12:05  11-10-2006Слава КПСС    
Бля, вот такой-же гараж с беседкой на крыше у нас в Керчи был. Я настроился на пасторалию, и тут-же пошло полнейшее гонево. Но мне понравилось.
#1 12:53  11-10-2006ZafuDenZafa    
Ага, таких гаражей с виноградной беседкой по Крыму писдец как многа, асобенна в дачных кооперативах, и у каждой беседки своя атмосфера.
#2 13:41  11-10-2006arhy    
Песдато!
#3 14:39  11-10-2006Психапатриев    
Почему-то залупался. Как-то все смешно сделано. На стеб похоже...НЕ нравитца когда в литературных произведениях используют слово пелотка.
#4 14:59  11-10-2006Наина Трефф (NT)    
Хорошо. Только что-то лишнее.. а что - не могу пока понять.

Собственно, больше всего понравилось стихотворение.

#5 15:05  11-10-2006жабно    
море нелюблю с децтва. я человек суши. речушка в плевок шириной, травка, солныжко и удочка - вот мой удел.


а рассказа добросовестно прочитал. Резюмирую - не понравилось.

#6 15:42  11-10-2006Какащенко    
Я знаю теперь, как попасть в литературу.Жалко лениво стучать по клаве.Оттого куча описаний и эпитетов пропускаю.Не понял глубинной мысли произведения.К чему?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....