Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Холод (продолжение)

Холод (продолжение)

Автор: Немец
   [ принято к публикации 08:29  13-11-2006 | Cфинкс | Просмотров: 483]
5.

Толик вскрывает ножом банку консервированной рыбы, я ставлю ее на примус. Разогреть ее полностью не удастся, но достаточно будет растопить лед.
Толик сидит на корточках и смотрит на вялое пламя примуса. Он говорит:
—Слышь, Семен. Чот вспомнил… какой-то народ… если попадают в метель далеко от дома, убивают лошадь, вскрывают тушу и забираются внутрь. Тепло внутренностей лошади не дает замерзнуть часов двенадцать одному человеку…
Я тыкаю ножом в ледяные рыбьи брикеты. Снизу они уже начали оттаивать.
Мысли путаются. Вернее отстают, словно первая волна звука пролетает мимо, и сознание воспринимает только эхо, вернувшееся с опозданием и заметно убавившее в силе.
Я говорю:
—У нас нет лошади.
Толик молчит. Я смотрю в банку. Между кусочками рыбы вдруг всплывает маленький пузырь, похожий на глаз птицы. Мне кажется, это глаз дрозда. Да, именно так смотрит дрозд. Садится на подоконник, склоняет на бок голову и смотрит на меня сквозь стекло. А мне четырнадцать лет, и за окном конец лета. Солнце садится и оно густо-желтое, уже не раскаленное — просто горячее, и дрозд прилетел прощаться — ему впору собираться в дальний перелет… Пузырь лопается, я моргаю и в недоумении оглядываюсь по сторонам. Я вдруг вспоминаю, что вокруг холод.
—Слышь, Семен, — говорит Толик. — Если за нами сегодня не прилетит вертушка, то завтра от меня останется льдина в восемьдесят кило весу.
Я думаю:
«Не каркай».
Я говорю:
—А дрозды улетают осенью на юг?..
Толик молча меня разглядывает, мой вопрос до него не доходит. Я говорю:
—Завтра с тобой будет все в порядке, потому что сегодня чувство юмора ты еще не потерял.
—Да срань это все, — вяло отзывается он.
Я переворачиваю ножом рыбу. Толик оглядывается на Валю, говорит задумчиво:
—Слышь, Семен. Чот подумал… Он по нужде не ходил уже сутки. А вдруг он под себя наделает?
Я думаю:
«Твою мать!»
—Чего молчишь? — повышает голос Толик. — А вдруг он обоссытся?!
Я не смотрю на него. Я думаю:
«Твою мать! Твою мать!!!»
—Он же себе яйца отморозит в пол часа?! — орет Толик.
—Да заткнись ты! Заткнись, наконец! Откуда я знаю?!
Толик замолкает. Он кладет Валентину руку на лоб, тяжело качает головой, говорит:
—Ему совсем худо.
Я думаю, что нам до него не долго. Я говорю:
—Мы съедим рыбу, подливу разогреем сильнее и напоим его. Если он сходит под себя, я… я не знаю, что мы будем делать.
Я запихиваю в рот кусок рыбы. Внутри она еще ледяная, но жевать уже можно. Я отдаю Толику нож и протягиваю банку. Я говорю:
—Извини…
Толик молча жует, потом возвращает мне банку и нож, говорит:
—Слышь, Семен, если мы выберемся, я поставлю тебе ящик текилы.
Я отправляю в рот еще один кусок рыбы, я думаю:
«Почему текилы?»
Я говорю:
—За что?
Он молчит, натыкает в свою очередь рыбу на нож, отправляет в рот, отвечает:
—За то, что замерзал со мной.
Я думаю:
«Как будто я не дал кому-то замерзнуть».
Я говорю:
—Тогда лучше рома.
—Без разницы…
Мы доедаем рыбу, я ставлю банку на примус, чтобы сильнее разогреть подливу. Я говорю:
—А я напишу рассказ. У меня друг есть. Я ему расскажу, а он напишет…
Толик обдумывает услышанное, потом говорит:
—Слышь, Семен, и мы будем персонажами этой сраной истории?
Я думаю:
«Мы всегда персонажи какой-то истории».
Я говорю:
—Мы уже персонажи этой сраной истории. Мы с тобой два Кая, которым Снежная королева воткнула в сердце по ледяному кинжалу. А Вальке вон оттяпала ноги.
—Дожить бы до утра, — безжизненно роняет Толик.
Я смотрю на него, и мне кажется, что он даже не говорит — открывает рот и оттуда выпадают замороженные в лед слова… Я говорю:
—Дрозды… улетаю на юг?..
—До утра… — повторяет Толик, он меня не слышит. — Может утром вертушка прилетит.
Я молчу. Я знаю, что самое трудное — это бороться со сном. Я говорю:
—Не каркай, ладно?

6.

Помню себя в двадцать три. Мы стоим, обнявшись, на балконе и смотрим на феерические цветы салюта. С соседних балконов доносится пьяный и веселый гогот товарищей по студенчеству. В моей крови тоже достаточно коньяка. Мне радостно и уютно. Марина прижимается ко мне. На ней легкий джемпер, но она зябнет — все же на улице минус четыре. Моя рука лежит у нее на плече, ладонь покрывает грудь. Я ощущаю ее тепло и упругость. Марина поднимает на меня глаза, в них тихое счастье. Я склоняюсь, мягко целую, чувствую на ее губах аромат шампанского и шоколада. Я подарил ей на этот Новый год золотую цепочку с малюсеньким кулоном стрельца — ее знак зодиака. Она мне наручные часы. Наши отношения закончатся через пол года, но на том балконе нам это еще не известно. Мы думаем, что нам все по плечу, что впереди у нас целая жизнь, которую мы проживем вместе. Мы знаем, что через час все разбредутся, и мы будем любить друг друга до самого утра этого первого дня нового года.
7.

Я чувствую тепло, растекающееся от пяток до колен. Я сижу на берегу, опустив ступни в реку. Июльское солнце печет, что твоя «буржуйка». Вода прогрета, спокойное течение обволакивает ноги. Я в одних плавках. На плечах и лице еще капли не высохшей влаги. Сейчас, немного обсохну и снова купаться. Мне четырнадцать, каникулы, и я могу купаться целый день. Сейчас, только немного обсохну… немного… совсем чуть-чуть…
Я вскидываюсь. Я не чувствую себя ниже колен. Я пытаюсь пошевелить пальцами ног и получаю в ответ вялый импульс боли. Я морщусь, но продолжаю посылать ногам команды на движение. Боль усиливается, но я начинаю чувствовать пальцы.
Толик не подает признаков жизни. Я толкаю его в бок, он не реагирует, я толкаю сильнее, я говорю:
—Не спать, Толик. Не спать! Не спать… не спать… Толик! Не спать!
Он начинает шевелиться, вяло ворочается. Наконец, молния на его спальном мешке расходится, он смотрит на меня.
Спать нельзя. Максимум — полудрем. Я говорю:
—Как ты?
—Так же, как и ты, — хрипит он в ответ. — Сколько… времени?
Я смотрю на него. Я говорю себе:
«Он не спит».
Я думаю:
«Что?.. Что он сказал?»
Я говорю:
—Что?
—Слышь, Семен, — хрипит Толик, и мне кажется, что в его голосе присутствует злость, — Тебе хватает соображалки разбудить меня, но не хватает мозгов понять, о чем я говорю, а?
Я думаю:
«Мне чего-то надо понять… Время… Что время?..»
Я смотрю на запястье, я говорю:
—Три. Три часа ночи.
Толик молчит, потом заходится кашлем. Его тело содрогается, наконец, затихает, молчит минуту, потом хрипло произносит:
—Слышь, Семен, по-моему, у меня воспаление легких.
Я молчу. Я думаю:
«Главное… до утра… Еще часа три-четыре… Может быть пять…»
Я говорю:
—Держись старик. Утром будет вертушка. Я тебе обещаю… Утром она прилетит…
Толик молчит, потом тихо произносит:
—Слышь, Семен, — хрипло кашляет, продолжает, — подремай. Мне кашель все равно не даст уснуть… А ты подремай…
Я думаю:
«Спасибо, старик… Спасибо… Ты настоящий товарищ… настоящий… Толик, смотри… смотри, как красиво — у меня на коленях распускаются цветы… Я таких никогда не видел. Ты знаешь, как они называются?.. Странные цветы… Большие, пушистые… они похожи на солнце… они теплые!.. они растут прямо из моих колен… большие, желтые, горячие цветы, а под ногами изумрудная зелень. Так хорошо, так уютно… у меня на ногах нет пальцев, они тоже пустили стебли, они обрастают прямо на глазах такими же цветами… Толик… Толик, ты где, старик?.. Иди сюда, тут тепло… тут уютно… какой Семен?.. Причем тут Семен?... Да кто такой Семен?!»
—Семен! Семен!!! — хрипит Толик. — Очнись, Семен, твою мать, просыпайся, проснись!!!
Я заставляю себя расщепить веки. Лицо Толика прямо перед моими глазами. Оно похоже на гипс, оно смахивает на отсыревший мел. Из его рта вырывается вялое облачко пара и обдает меня затхлостью. Толик трясет меня за ворот бушлата, вдруг заходится кашлем, отворачивается. Я скашиваю взгляд на его одеревеневшие пальцы, я думаю:
«Цветы на коленях…»
Я говорю:
—Что… Что?!
Кашель Толика обрывается, он возвращает лицо, его запавшие глаза с сузившимися зрачками в десяти сантиметров от моего лица. Я вижу, как на кончике его носа дрожит капелька пота. Я чую болезнь в его легких. Толик хрипит:
—Валя!.. Валька!!!
Я думаю:
«У него температура…»
Я говорю:
—Что… Что?! Что Валька?!
—Он… он холодный!.. он не дышит!
Я смотрю в глаза Толика — в них стоит ужас. В них поселилось то, от чего мы пытаемся убежать четыре дня и пятую ночь. Я думаю:
«Валька умер…»
Я говорю:
—Слезь. Слезь с меня.
Глаза Толика распахнуты, он не сводит с меня взгляд, потом отстраняется и заваливается на спину. Я расстегиваю спальный мешок полностью, я хочу перевернуться на живот, но это удается не сразу. Наконец, я подползаю к спальному мешку Валентина, прикладываю ухо к его груди. Тишина. Я думаю:
«Первая помощь… Что там делают?»
Толик тихо скулит. Я думаю:
«Твою мать! Что делать?»
—Двое, — всхлипывает Толик. — Двое детей!..
Я щупаю деревянными пальцами вену на шее Валентина. Я ничего не чувствую. В голову почему-то приходит словосочетание «консервация человека».
—Я… я обещал детям… Новый год… Я обещал им!
Всхлипы Толика переходят в глухой хрип, он снова заходится кашлем, он кричит, и слова вырываются с присвистом.
—Можешь ты это понять?! Мои дети ждут, что я принесу им подарки! Новый же год!..
Я говорю:
—Прекрати.
—Я им обещал! — Толик размахивает руками, он пытается дотянуться до шнура выхода палатки. — Я должен! Должен!..
Я говорю:
—Не смей. Слышишь, не смей! Прекрати, скотина! Не смей! Немедленно!
Я ползу к Толику, хватаю его за рукав. Удержать не получается — его рука тут же выскальзывает из моих пальцев. Я делаю усилие и перекидываю свое тело на него, я давлю ему на грудь своим телом. Я кричу:
—И у тебя двое детей! И ты должен мне ящик рома! Прекрати! Немедленно! Заткнись, скотина!
Толик вдруг обмякает, руки безвольно падают, тело проседает, словно это надувной матрас, у которого открыли пробку.
Я смотрю ему в лицо. Оно серое, впавшие огромные глаза, рот приоткрывается, словно Толик хочет что-то сказать, но слов я не слышу. Я достаю из внутреннего кармана флягу, встряхиваю, отмечаю, что там осталось на один глоток. Я отвинчиваю крышку и вливаю спирт Толику в растресканные губы.
Я говорю:
—Вот и хорошо. Вот и славно… Молодец… Все обойдется…
Я скатываюсь с него, и мы лежим плечо к плечу. Он говорит очень тихо:
—Слышь, Семен, а у того рассказа хороший конец?
Я смотрю на часы, я думаю:
«Если даже сюда забредет олень, у нас не хватит сил убить его и распороть брюхо».
Я говорю:
—Пять. Пять утра… У какого рассказа?

Сквозь звенящую тишину я воображаю себе нарастающий рокот. Я знаю, что этот звук, такой долгожданный — производная движения лопастей вертолета — его рисует мое воображение. Лопасти рассекают зависший в воздухе снег, закручивают его в спираль, в маленький ураганчик, и мучной пылью расшвыривают в стороны. Я лежу в палатке, и не могу всего этого видеть, но воображение показывает мне все в деталях. И вдруг снега нет, он тает и испаряется на глазах, обнажая изумрудный настил мягкой травы. Хочется лечь на тот травяной матрас, ощутить всем телом тепло прогретой земли, увидеть перед самыми глазами бледно-сиреневый бутончик клевера или желтый, как вечернее солнце, мохнатый юный одуванчик. И над этим всем рокочут турбины вертолета... Звук людей. Эхо спасения… Надо просто лечь и расслабиться…
—Слышь, Семен… — пробивается в сознание вялый голос.
Я не знаю, во сне это, или наяву. Я молчу.
—Слышь, Семен, — повторяется настойчивее. — Ты слышишь это? Ты слышишь вертушку?!
Я прихожу в себя, вываливаюсь из забытья. Я вдруг понимаю, что это не сон — я действительно слышу рокот турбин. Я бормочу:
—Толик… Толик!
Я пытаюсь развязать шнуровку палатки, но руки не слушаются, пальцы вообще не шевелятся. Я говорю:
—Толик! Толик!!!
Но он уже сам ползет ко мне, обессиленный замирает, только подол бушлата приподымает левой рукой. Там на ремне у него висит охотничий нож. Я выуживаю нож из ножен, разрезаю шнур. В прорезь я вижу, как от вертолета к нашей палатки бегут люди. Нож выпадает из моих рук, я опускаю голову на руки. На память почему-то приходит строка из Мураками:
«Добрые вести приходят к нам очень тихо».
Я снова подымаю глаза и смотрю в щель наружу. Тумана нет, мороз спал градусов на двадцать. Идет снег. Плавно ложится на землю большими жирными хлопьями. Он даже не идет — висит в пространстве, словно застывший кадр киноленты про снегопад. Мне почему-то приходит в голову словосочетание «коллоидная взвесь».
—Слышь, Семен, — тихо зовет Толик. — Ящик рома за мной. Только не надо писать… обо всем, а?
Я смотрю ему в лицо, я вижу, что он пытается улыбнуться. Я думаю:
«Мы выкарабкались».
Я говорю:
—Я писателю не указ.
Я вижу, как глаза Толика набухают соленой влагой. Я чувствую, что по моей щеке струится горячая змейка. Я думаю:
«Гребаная Снежная королева, сегодня наши замороженные трупы не украсят твои балюстрады».
Я говорю:
—Ты знаешь, что такое балюстрада?
У Толика дрожит подбородок. Из глаз вырываются тоненькие ручейки и теряются в куцей щетине. Его губы похожи на поверхность Гоби, но они улыбаются. Толик говорит:
—Слышь, Семен. Ты ненормальный.
Улыбка вдруг пропадает на его лице. Он отворачивается, говорит тихо:
—Валя… Срань господня, его будут хоронить на Новый год…
Я думаю:
«Это будет самый лучший Новый год в моей жизни. И самый ужасный для Валькиной семьи».
Я говорю:
—Ты приготовил детям подарки?
А возле палатки уже слышен хруст снега под тяжелыми унтами.

© Евгений Немец


Теги:





0


Комментарии

#0 10:50  13-11-2006Какащенко    
Мммм...Двойственные чувства...исполнено хорошо, но есть ощущение, что выдумано, нет экспрессии отчаянья.Т.е. "вкусный суп без соли"

Твердая 4.

#1 10:53  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Ибануццо, Какашкин полез што-то критиковать...ты со своими виршами разберись сначала жывотное косноязычное.


Зы текст понравился.

#2 10:56  13-11-2006Сауз Стейт    
Понравилось.
#3 11:01  13-11-2006Сауз Стейт    
АЛУ ЗЕФ

Твои коменты вобще видеть противно! Как и твои каляки-маляки бездарные! Шел бы ты по призванию работать... дворником...

Ресурус бы вздохнул с облегчением, избавившись от такого имбицыла как ты!

#4 11:07  13-11-2006Юля Лукьянова    
нудно
#5 11:08  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Оппа, а што енто у нас тут за тонуий ценитель выискался? Йуноша, вы пардон с чьего полового органа соскочили? Видит бог, человеку может повредить столь дурные манеры, учитывая, что он только только запилил свой поросячий жбан на ресурс, куда его(кстати говоря)никто апсолютно не звал. Советую пересмотреть свою позицию, пока я не раскрыл обсчественности тайны противоестественного процесса, способствовашего вашему появлению на свет.
#6 11:10  13-11-2006Какащенко    
АЛУ ЗЕФ

Ебаный питекантроп!Я уже успел соскучиться.Что ж доставай свой грязный язык из ануса,и вперед,Король Обсера.

ЗЫ Дальнейшее мое молчание по поводу твоего гавканья,расценивай как мою тренинг по терпению.

Читай свои даун-опусы , они же гениальны,бп.

#7 11:13  13-11-2006Юля Лукьянова    
начилооось блиа
#8 11:18  13-11-2006Chateau    
Немец вновь порадовал...


И всё же соглашусь с Какащенко... со всем, кроме "Мммм..." и "вкусный суп без соли"

#9 11:21  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Уважаемый Какашкин, глубоко сожалею, но к сожалению ваш низкий и интеллектуальный уровень и нищий словарный запас не позволят вам поддерживать беседу на должном уровне, попросите кого - нибудь другого насрать вам на голову, я сегодня слишком миролюбиво настроен, увы...
#10 11:38  13-11-2006Сауз Стейт    
АЛУ ЗЕВ

Перерыкиваться с тобой нет никакой охоты... Ты считаеш себя старейшиной ресурса? Лохмандей, ты никому не интересен! И не нужно тут раскидываться ссылками на свои творения! Полтинник креативов, и ни одного хорошего. Все полнейшее говно. Но мы считаем себя ниибаца песателями!

И то что у меня нет креотивов на ресурсе я знаю! Напоминать об этом тоже не стоит. Лучше уж ничего не писать, чем так палиться как ты... Так что расслабь булки и утихомирь самомнение! Оно у тебя безмерно высоко.

Адьес, бакланчик! Драчи!

#11 11:41  13-11-2006Сауз Стейт    
АЛУ ЗЕВ

P.S. "низкий и интеллектуальный уровень"! Бугага!

По русски писать научись, ослина неграмотная!

#12 11:48  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Сауз Стейт

Йуноша,меня конечно заботит ваша жывотная агрессия, но уже одно то, что вы научились считать в пределах ста, говорит, что не все еще потеряно. Вас абижают в школе? Соседки по партам сказали, что не будут сидеть рядом с таким сутулым уйобищем? Врут всем што от вас воняет мочой и блевотой? Не расстраивайтесь, они просто еще не доросли до вашего уровня. Продолжайте сеять разумное доброе вечное, не убивайте в себе критика.

#13 11:52  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Сауз Стейт

Вот, я же говорю - ТАЛАНТИЩЕ, только столь подкованный критик мог отличить опечатку от чудовищного искажения родного языка. Апладисменты встудию, вазьмите с полки пирожок, только жуйте аккуратно, он позапрошлогодний.

#14 12:08  13-11-2006Сауз Стейт    
АЛУ ЗЕВ

С чего это ты взял, милейший, что я юноша? Ах... да... Я совсем забыл! Ты же всех так называешь... Господа! Подкиньте песателю пару новых обращений! А то он что то в трех соснах блукает со своими йуношами и гузлами.


P.S. Однако странно то, что преславутое "гузло", столь любимое товарищем АЛУ, сегодня еще не прозвучало... Не разочаровывай народ, АЛУ! Расскажи, что мне нужно туда засунуть? Чесс слово интересно!

#15 12:23  13-11-2006Сауз Стейт    
АЛУ ЗЕВ

Критик?? Да какой я критик?! Ты вот напиши какое нибудь новое говнище, тогда попробую себя в роли критака... А вобще я так, погулять вышел...

#16 12:25  13-11-2006Вечный Студент    
Текст ахуенный, впрочем, как обычно.

За душу цепануло.


PS

Сауз Стейт жжот, грамотей хуев

"Ты считаеШ".... "ПО РУССКИ научись писать"

#17 12:32  13-11-2006Сауз Стейт    
Вечный Студент

Студент, ты вроде что то заканчивать хотел? Или даже скажем подругому... Кончать!? Так кончай! Чего ты в обитель безнравственности лезеш со своим неоконченным высшим?


P.S. Знание языка тебе не поможет в обсерании меня! Я скоро на олбанском писать начну! Гыгыгы

#18 12:34  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Сауз Стейт

И все же мой йуный друкк, вы вынуждаете меня возвратицца к уже прозвучавшему вопросу. С какого хуя вы сорвались? Нет, я все понимаю, половое созревпание,

шок от паивления валос в области паха..., но есть жы разумные пределы. Зачем, с упорством достойным иного применения напрашивацца? Это йуношеский максимализм, или не раскрывшиеся еще полностью суицыдальные наклонности? Так все решаемо, предлагаю Вам просто удавицца в сортире на резинке от трусоффф, а не показывать свою, мягко говоря, неадекватную позицию посетителям уважаемого ресурса. Стыдись, пианэр

#19 12:53  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Пишу с капслоком только для того, чтобы выделить из общей массы комментов, прошу простить. Перечитал обе части и окончательно убедился.

НЕМЕЦ, ТЫ НАПИСАЛ ОХУИТЕЛЬНЫЙ ТЕКСТ, ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ, ВИДИМО НАДО БЫЛО ПЕРЕЧИТАТЬ, ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ УЛЕГЛОСЬ.

Ты уж извини наглого йуношу Сауза, за его дебильный флуд, все его посты выдают в нем глупого ущебного задрота.

Пиши исчо.

#20 12:57  13-11-2006А.Gad    
понравилось, читая про лошадь, вспомнил про собаку из Дж.Лондона, написано не хуже. уверенная литература
#21 13:13  13-11-2006Сауз Стейт    
Ох и утомил же ты меня своими убогими мыслишками, разлюбезный ЗЕВ! Хотя несколько сглаживает о тебе впечатление нехилая эрудиция в области вычислительной техники, а именно владение клавишей Caps Lock! Мои поздравления!

Вопрос, твой несколько пошлятинкой отдает. Серьезности в нем нет ни капли, потому оставлю его без ответа. Еще вопросы?

#22 13:17  13-11-2006Mighty Daemon    
Хорошо написал. Идейно. Спасибо. Вот только хэпии энд не порадовал. У нас ведь как. Если забыли, так уже насовсем. Хотя это мое личное мнение и автора оно ебать абсолютно не должно ;)
#23 13:22  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Сауз Стейт

Милейший, чем позвольте я успел вас утомить? Наш краткий, к томуже часто прерывавшийся разговор успел настолько истощить вас? Ай ай ай, ну разве можно так себя не беречь. Скажу вам как ветеринар-ветеринару, налицо ярко выраженные симптомы синдрома дауна...даже и не знаю чем вам помочь, хотя...могу попросить знакомого из вет клиники, штоб он усыпил вас нахуй.

ЗЫ:Не стоит благодарить, на майом месте так бы паступил каждый.

#24 13:28  13-11-2006Цапфанов    
Написано литературно, про глаз дрозда и всё такое.



Но нету отчего-то ощущения холода. А это ощущение, как мне кажется, сильное должно быть, очень сильное. Я его ощущал пару раз и мне непонятно, почему столь сильное в реальности ощущение столь слабо выражено в креосе.

#25 13:36  13-11-2006Цапфанов    
Вот к примеру, в декабре 79 года у меня почернели ушки - левое наполовину, а правое на четверть. Так я сейчас верхними частями ушек очень точно градусы меряю. Если левое начинает побаливать - значит, минус 6. Если правое - минус 8. А если болят так, что хочется отрезать - так минус 13.


В январе 80 у меня почернели ручки, и с них облезли ноготки, шесть штук. Этот процесс уложился куда как меньше, чем в 4 дня, и ведь при этом я был не в невразумительном "бушлате", а в более приличной одежде...

#26 13:54  13-11-2006Сауз Стейт    
УЛУ ЗЕВ

О! Есть еще какие то потуги в области медицины? Симптом? Сндром дауна?? Где же это вы таких мудростей нагребли? От лечашего врача видать... Ну что, провести тебе ликбез? Или не позорить сверх всего? Ну ладно, немножко просветлю! Переутомление, друг мой, никоим образом и ни в какой мере не является симптомот синдрома дауна! Если же ты склонен полагать обратное, то боюсь это у тебя в 21-й паре хромосом что то не ладно.

Что вижу, то пою? Таков девиз?

Бугага!

#27 14:02  13-11-2006bitalik    
Великолепно. По моему.
#28 14:07  13-11-2006С.С.Г.    
нормально

не шедевр, конечно, но желания прервать чтение не появлялось

#29 14:11  13-11-2006АЛУ ЗЕФ    
Сауз Стейт

Ве же я опасаюсь за Вашу психику, вы позвольте...в каком месте меня опозорить то успели йуноша? Вы себе безбожно льстите. Но это ладно, одно радует, что обменяный вами в позапрошлом году на анальную девственность журнал "Здоровье" все - же пригодился, и сейчас наверное вы потираете рученки и почесывая жёппу радостно попердываете. Позитивные эмоции таким как вы просто необходимы. Штож, мальчег, взрослые дела не позволяют мне продолжать эту увлекательную дискуссию. Продолжайте развивацца, завтра доложите оп успехах.

#30 14:20  13-11-2006Luka    
мне понравилось.


спасибо.

#31 14:32  13-11-2006Сауз Стейт    
УЛУ ЗЕВ

Угагагаг! Этож какие взрослые дела вас так отвлекают?

ЗЕВ, вы позер. Идите взросло подрочите на фотографию почившей бабушки. Своей конечно... А то начнешь задавать безмозглые вопросы, уточнять...


Адьес, старый пердун...

#32 15:43  13-11-2006norpo    
креатив явно проигрывает по экспрессии каментам Алу Зефа
#33 15:48  13-11-2006Кысь    
Вобля, продолжение, оказываиццо... Так и знал, что угробят Валю-то, сцуки. И ведь угробили... А ещё солидаризируюсь с Цапфановым и norpo.
#34 16:47  13-11-2006мараторий    
во всяком случае,я позволйу себе присаединицца к експендивочести биталика.


диалогом,никто(!) уже не удивляет,как и букв никто в контексте не лукаеццо гыгы.


общее впичитления:-потологическая ересъ.

#35 18:24  13-11-2006Немец    
Цапфанов

с ушами у меня порядок, а вот пальцами я тоже чувствую мороз. правда они у меня не чернели, и ногти остались на месте. Вообще, насколько мне известно, после такого обморожения, когда руки уже чернеют, ткани не восстанавлиаются. то есть эти конечности попросту отрезают. или я не прав?

ну а то что не удалось передать состояние замерзания - что ж, значит текст не удался. будем работать.

#36 18:28  13-11-2006Цапфанов    
Автор, зависит от глубины почернения. Если только кожа, и организм здоровый - восстанавливается кожа. Потом и пятна сходят. У меня кожа на скулах чернела раз десять, а к лету все проходило беслледно.


Но это давно было, сейчас может уже не так здоров.

#37 18:29  13-11-2006Цапфанов    
А ногти - это все равно как ноготь сходит после того как молотком по ногтю приложился. Ноготь то сам ничего не чувствует.
#38 18:32  13-11-2006Слава КПСС    
Каак? Вы незнакомы?

Немец - Цапфанов.

Цапфанов - Немец.

А кто это у нес тут геофизиком был? рак-рак штоле?

#39 18:38  13-11-2006Цапфанов    
Мы не просто незнакомы, Бывалый. Мы антагонисы !!!!!!!
#40 18:39  13-11-2006Цапфанов    
геофизиком был Басег.


*пиздец, меня забанят*

#41 18:48  13-11-2006Слава КПСС    
А разве не экономистом? КЭН вроде бы.
#42 19:00  13-11-2006Цапфанов    
в девичестве рэф
#43 08:41  14-11-2006Частный случай    
Очень хороший рассказ.

Правда общее впечатление портят высказывания некоторых эстетов-комментаторов.

#44 09:36  14-11-2006Raider    
неплохо, но начал лучше...
#45 13:46  18-11-2006Це Рульник    
Рассказ распечатал и прочёл...Афтар талантлив беспезды...
#46 21:55  20-11-2006uri    
вещчъ. А.Gad прав, Джек сам всплывает в памяти.
#47 14:15  14-02-2014Гриша Рубероид    
хорошо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....