Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Когда часы двенадцать бьют

Когда часы двенадцать бьют

Автор: ТаранОружиеГероев
   [ принято к публикации 22:43  27-11-2006 | Cфинкс | Просмотров: 338]
- И чо, вот прямо сегодня – последний день, Васек?
- Ну.
- А потом, типа все - конец света?
- Ну.
- И все помрут?
- Ну.
- И мы?
- И мы...
- Ух, бля Васек, аж забирает, да, Васек?..
Тупорылый пулемет "Максим" уныло всматривался в закатный горизонт, едва уже заметно дымя в морозный воздух остывающим стволом. С правой стороны землю усеивала россыпь отстрелянных тусклых гильз. Окаменевшие комья земли завалили часть окопа слева от пулеметного гнезда - не так давно в нескольких метрах рванул фугас. Чей фугас? А хрен знает. Чей-то. Из-под завала торчала нога в камуфлированной порчине, и иногда конвульсивно вздрагивала. Еще с пару десятков элементов, некогда слагавшихся в полноценные человеческие организмы, валялось прямо перед окопом. Рождественские звезды взирали с небес, равнодушно и как бы даже привычно благословляя кратковременный, и оттого казавшийся вечным покой под луною.
- Васек, слышь, а на хрена мы тута тогда сидим, а? - номер два пулеметного гнезда, Савва Птахин по прозвищу Птах, задавая эти свои бесконечные вопросы, ни разу не оглянулся на номер один, Василия Батюшкова, по прозвищу Поп.
- А? - Василий Батюшков щурясь вглядывался вдаль. Ему хотелось спать и пристрелить Савву Птахина, потому что тот был явным евреем, чмом, жопошником, и еще потому что заебал основательно своими вопросами.
- Ну, ты ж говоришь конец света, все помрем, да?
- Ну.
- Так что мы тут ждем?
- Зомбев.
- Что?
- Зомбев, - Поп со скрипом и подвыванием зевнул и сунув пятерню под папаху, начал чесаться. - Бля, дохтур говорил, мрут на морозе, а оне хуй те мрут.
- Кто, Поп?
- Вши, бля.
- А... Не, ты погоди, Васек, ты мне объясни. Вот если завтра конец света, и все мы помрем, так что мы торчим в этом дубаке. Давай плюнем и пойдем в кабак. Хуй с ними с мертвяками, пусть валят. А мы водочки попьем, а, Васек?
Где-то вдали, за холмами, одиноко и словно бы сонно рявкнула гаубица. Значит артиллерия еще не драпанула. Ну ага, это хорошо, помирать значица с салютами будем.
- Ты, бля, Птах тупой такой? Я тебе говорю - зомбев ждем. Приказ такой, секешь? Нам велели, мы причимчиковали. Положено так.
- А кто приказал, Поп, а?
- А хуй знает.
- Ага-ага... А знаешь, Поп, что-то мне страшно этих... ну, ждать.
- Не бздимо, Птах, один раз помирать. Табак остался?
- Ага, я вон у того из кармана вытащил, - Птах, глупо улыбаясь, ткнул пальцем в сторону подрагивающей ноги в камуфляже. - Две пачки "Космоса", Васек.
- Маладца. Давай сюда.
По багровому небу, оставляя за собой шрам инверсионного следа, прошло звено СУ. Чье звено? А хрен знает. Нога в камуфляже дернулась сильнее обычного, и замерла. Похоже, окончательно. Звезды на все это отреагировали извечным своим молчанием, и только алая звезда Марс, казалось, слегка вздрогнула. Но может просто рябил морозный воздух, как знать…
- Я что подумал-то, Поп, а может он живой там был, может откопать его надо было, а?
- Кого?
- Ну вот этого, - Птах не сильно пнул по ноге в камуфляже, нога не отреагировала.
- На хрена?
- Ну, я говорю, может он там живой был.
- А... Ну, хуй знает.
Отвыкшие от нормального курева номера пулеметного расчета блаженствовали, прикуривая от первой сигареты вторую, от второй - третью. Дизельный обогреватель давал достаточно тепла, чтоб можно было вынести лютую стужу конца декабря, а низкие, и как никогда яркие звезды и спутник Земли - Луна, - достаточно света, чтоб все поле до гнилозубого горизонта "хрущевок" просматривалось, как не ладони. Слегка мешало закатное зарево, которое все не улегалось, хотя солнце уже полчаса как закатилось за горизонт.
- Слушай, Поп, а почему мы этих... ну, вон от туда ждем?
- Зомбев?
- Во-во, этих.
- А хуй знает. Велели, ждем.
- Ага. А ты, Поп, вот как думаешь, ну... ну вот как это будет?
- Зомбя?
- Не-е-е-е, конец света.
- Хм... Ну что тебе сказать, Птах, на эту твою реплику... Да если честно, хуй знает, Птаха, я сам впервой конец света повидаю. До того, чо-то не приходилося.
Птах рассмеялся тут громким, надтреснутым смехом, вздрагивая сполз на дно окопа, даже ладонями в теплых рукавицах по коленям застучал.
- А вот это ты здорово, Васек, вот это ты, Поп, дал, ебонорота! Первый раз говорит, ой не могу, помру, ебанарота, первый раз!!!
- Тихо!!!
Поп вдруг с размаху саданул по папахе Птахина, и, вытянувшись во весь рост, стал вглядываться в сторону холмов.
- Ты что, Поп, а? Услышал что, да?
- Кажись, прут, Птаха.
- А если как в прошлый раз, а, Поп? А если опять наши, а? Вона, пулемет еще не остыл...
- А тута, Птаха, наших нету. Тут только чужие. Сколько у нас лент осталося?
- Пять штук. С этой вот шесть.
- Тады нормально, тады хватит. А ну, прикури мне еще одну, друг мой фронтовой, может и последний раз дымим, Птаха.
- Ага, это точно, это ты здорово придумал, Поп, щас я, вот... вот... на вот, кури, Поп.
Вздрогнула нить холмов темнотой, вспыхнули ярче звезды, и в рождественской темноте, хрусткой и прозрачной, понеслись над полем мерные шаркающие шаги. Прошла минута, вторая, тени стали определеннее, а далекие шаги слились в близкий, общий какой-то шорох.
- Вот они, Васек, смотри, вот они!
- Вижу, Птаха, не слепой, чай. А ну, тяни ленту…
Мертвые ровными рядами выходили из-за холмов: яркая полная луна не пыталась скрыть ни траченной временем, насекомыми и гнилью кожи, ни истлевших останков одежды, ни пустых глазниц. Один ряд спускался с подножия холма, второй - шел по склону, обтянутые коричневой, кожей черепа третьего уже были видны из-за вершины.
- Сколько их там, а?.. Эх, бля, Поп, а значит они артилерию-то того, а?
- Выходит так, Птах.
- Ох, ебанарота, а у меня там корешок был, звали... как же, а? Бляха, забыл, Поп, прикинь, забыл!
Василий Батюшков, снял правую рукавицу, душевно отсмаркался, зажимая, то одну ноздрю, то другую, и, процедив:
- Пляши, губерния, Вася Поп баян достал, - развернул «Максима».
Судорожно вздрагивая, как та нога в камуфляже, пулемет начал отплясывать по мерзлой земле огненосную джигу, с привычной размеренностью отсылая в поле свинцовые депеши калибра 7, 62. И эти немые эпистоли франкского производства кололи промороженные мертвые тела, как пустую стеклотару. Мертвецы разлетались в морозную пыль, становясь частью слежавшегося снегового наста и всей этой ночи, завершающей эпоху Рыб. Но новые ряды появлялись из-за холма, а следом шли еще и еще, и казалось, уже не будет им предела. Казалось, и не было, потому что-то, что надвигалось в жалких человеческих телах на мерзлый окоп двух последних живых людей на планете - имело лишь одно имя, и имя это было Легион…
Когда все было кончено, и низкие звезды остались один на один с поваленным на бок пулеметом "Максимом", водяной радиатор которого был сух, как горло алкоголика, вдали, наверное где-нибудь в городе, может в центре, может даже на самой площади гулко забили часы. Но этого уже никто не услышал. Этого уже некому было услышать.


Теги:





1


Комментарии

#0 09:05  28-11-2006norpo    
Хорошо написаноё крео, читаетцца лехко, а вот концоыка тяжеловата, меньше ненужных слов афтор!
#1 11:05  28-11-2006Какащенко    
Несмотря на косяки с историческими реалиями, читается легко.Хороший слог, автору: хорошо бы додумать, ЧТО ты хотел этим сказать?Если нет нормальной концовки- не публикуй, подожди, она придет. Сам наебался с этим много раз.А в целом, когда наладится сумбур в голове, будешь отлично писать.

Будущий поклонник.

#2 16:34  28-11-2006Це Рульник    
А мне понравилось...да.
#3 07:18  29-11-2006bitalik    
Испортил сцуко настроение
#4 16:47  29-11-2006Беня Пухов    
Сурово и красиво.
#5 21:55  29-11-2006ТаранОружиеГероев    
Какащенко, на самом деле это крео чуть более плосское, чем анжелина джолли до операции. Так что, естественно, и в глубь копать нечего - там пусто. Но спасибо, да.
#6 21:55  29-11-2006ТаранОружиеГероев    
bitalik


вот такое я говно

#7 20:42  05-12-2006Магистр    
Мне страшно - но, черт побери, читать приятно.


Не нужно ничего тут говорить - это такая вещь - она сама в себе и сама по себе. Картинка. Каждый поймет как ему удобно. Я понял.


Из минусов. Немножко пахнуло Пелевиным - но я даже не понял что именно. И ну совсем немножко.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....