Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Немного о дружбе народов

Немного о дружбе народов

Автор: Kraft Toeufel
   [ принято к публикации 05:24  17-12-2006 | Cфинкс | Просмотров: 529]
Сначала меня шпыняют в бок, а потом и вовсе за ногу стаскивают на пол. Открыв глаз, вижу, что Дениз стоит уперев руки в бока и пораженно качает головой.
- Поверить не могу… Ну ты и скот..!

Но стоп. Давайте разберемся. Дениз – моя девушка, и что бы там кто не думал, она азербайджанка. Вернее папа азербайджанец, а мама русская. Но мама скончалась, пока Дениз была в совсем еще нежном возрасте, а как раз сегодня мне предстоит познакомиться её папой, с этим волосатым монстром, потому что он давно уже спит и видит как бы пообщаться с козлом, который заставляет его любимую дочку сутками грустно караулить меня у компа, в надежде, что я наконец заявлюсь домой поменять бельё, почистить зубы и проверить аську.
На полу холодно. Кроме того, я понимаю, как выгляжу валяясь на голом линолеуме в позе звезды - этакий червяк в трусах, поэтому пытаюсь подняться. У вестибюлярного аппарата явно выходной и кривая выводит меня как раз в то место, где могла бы быть кровать, но почему-то стоит журнальный столик. Плюнув на попытки сохранить достоинство, грустно констатирую:
- Извини, милая, но я еще в говно…

Та возводит очи горе и отправляется на кухню, очевидно, что бы приготовить кофе. Смотрю на часы. Полтретьего, до встречи ровно два с половиной часа и нет ни одного шанса, что к тому времени я буду в форме, даже если задействовать все запасы кофе в мире. Медленно, что бы не тревожить голову, отправляюсь в душ. Что не убивает меня – делает сильнее. Тем более вчера, сидя за столом и отчаянно желая поссать, я дал себе зарок не отрывать жопу от стула до двух часов ночи, потому как меня страшно штормило и я боялся обоссать себе коленки. Последнее, что я помню – это циферблат с циферками 1:30, а потому лучше сходить в душ и не усмирив любопытство кинуть сразу всю одежду в машинку.

И вообще, я хочу покаяться. Сдаться, нахуй. Рассказать, что совсем не виновен во всем этом непотребстве творящемся вокруг меня. Виновата моя оригинальная метода достижения Олимпа. Пошаговая система достижения успеха, позволяющая не рвать задницу и в любом момент оправдать себя за инертность.
Еще год назад у меня были очень убогие цели в жизни – купить ебанистических мощностей ноутбук, пожить в Лондоне и выебать Шерлиз Терон ( или хотя бы Кэмерон Диаз). Определившись с целями, я тут же выполнил программу минимум – купил пива, включив «Правила виноделов» слегка вздрочнул, и поехал на недельку к приятелю в Тверь. Следующей ступенью было купить КПК, отжариться с какой-нибудь непретенциозной курицей и сгонять на пару недель в Адлер. Моим планам помешала Дениз. Встретившись в Твери, где она находилась по семейным цветочно-овощным делам, мы неожиданно быстро снюхались и так же неожиданно обнаружили, что не можем долго обходиться друг без друга. За те 12 месяцев, что мы вместе, она успела открыть 2 магазина и ресторан, а я как был ебланом, так и остался. И это, пожалуй, основное, что портит нам жизнь. Боги видят, что я стараюсь, даже на работу устроился, но толку от этого чуть – при малейшей возможности я устраиваю любимой какие-нибудь вилы, и всякий раз мучаюсь вопросом, почему меня не пошлют таки на хуй.
*********************

Ровно в шесть мы прибываем к ней домой. Папа встречает крепким рукопожатием и сочувствующим взглядом доктора-эфтаназиолога. Потом формальные разговоры, расспросы под говенный азербайджанский коньяк, но так получается, что минут через 40 я чувствую себя почти непринужденно. Дениз исчезает в одной из бесчисленных комнат и её папаша тут же бьет мне в челюсть огромным азербайджанским кулаком.
- Я убью тебя, если еще раз увижу как моя дочь из-за тебя плачет.

В голове шумит, то ли от удара, то ли от запоздалого осознания факта, что заставлял плакать любимого человека, и я долго лежу разглядывая люстру, и думая о природе своей дурости.
Когда Дениз возвращается, папаша раскланивается и отваливает куда-то по своим азербайджанским делам. Мы же долго сидим обнявшись и размышляя о своем. Напротив нас огромное зеркало и глядя на наше отражение я с грустью понимаю, что скорее всего погибну от волосатой руки её полоумного папаши. И что, в принципе, есть вещи за которые за которые не жалко заплатить и такую цену.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:34  17-12-2006Эдуард Багиров    
Очень душевно.
#1 19:34  17-12-2006Luka    
хорошее такой повествование, без суеты, созерцательно, понравилось.
#2 11:21  18-12-2006вице король Индии    
"...За те 12 месяцев, что мы вместе, она успела открыть 2 магазина и ресторан, а я как был ебланом, так и остался". знакомая ситуация
#3 21:32  18-12-2006Француский самагонщик    
очень хорошо! всё на месте, и ваще
#4 01:26  19-12-2006bitalik    
Очень понравилось
#5 16:36  25-12-2006Стёб    
Злободневно, да и настроение рассказа очень понравилось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....