Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Заседание

Заседание

Автор: Француский самагонщик
   [ принято к публикации 12:31  15-01-2007 | Бывалый | Просмотров: 544]
– Покурили? Рассаживайтесь, товарищи. Переходим к третьему пункту повестки дня, – гулким басом произнес Комов.
С тембром его голоса и статью гренадера – хотя и слегка ожиревшего – странным образом контрастировали щеки, всегда покрытые нежным девичьим румянцем. Казалось, что к этим щекам ни разу еще не прикасалась бритва. В сочетании с двуполым именем – Валентин, Валя – комовские щеки провоцировали неосведомленного на сомнительные шутки. Впрочем, рисковали немногие. Можно сказать, почти никто и не рисковал.
Что же касается осведомленных, то они и желания-то шутить не испытывали. Оснований не было: брутальный характер, известные похождения в командировках, наконец, наличие взрослого сына, страшно похожего на папаню, – всё это не оставляло сомнений в стопроцентно мужской сущности Комова.
Безнаказанно шутить мог только директор, но он делал это редко.
Сейчас Валентин вёл заседание Совета трудового коллектива в качестве председателя.
Ах, перестройка! До чего же интересной и весёлой стала тогда жизнь! Ах, эти безумные годы! Ну совершенная шиза…
Вот, например, СТК, Советы трудовых коллективов. Кому и для чего они понадобились – похоже, так до сих пор никто и не знает. Вышел закон – на всех предприятиях создать СТК. В плане демократизации. И в целях участия трудовых коллективов в чём-то там. Создали. Что дальше – об этом мнения расходились.
Да и вообще, в те годы имелся, пожалуй, только один мотив, общий для всех, – недовольство привилегиями начальства. Особенно раздражали чёрные «Волги»… Ух, как увлечённо говорили тогда об этом буквально все! Кроме, конечно, самого начальства…
Вспоминается гениальный пассаж Примакова, произнесенный им с трибуны Съезда народных депутатов:
– Поступает много писем от трудящихся – возмущаются, что номенклатура злоупотребляет чёрными автомобилями. Я согласен, товарищи, – в своей лениво-презрительной манере процедил Евгений Максимович, – это доходит до безвкусицы. Летом, например, гораздо приятнее ездить в белой машине…
Вот как раз автомобильной теме – и одновременно теме привилегий – был посвящён третий пункт заседания СТК.
– Давайте, товарищи, поорганизованнее, – прогудел Комов. – Вон, темнеет уже. Последний вопрос остался, решим – и по домам.
Он оглядел собравшихся за длинным столом. Место справа от председательского занимал директор завода Михалёв. Дальше расположились люди из цехов, в основном работяги. Слева от Валентина сидел Чунин, дважды зам – и директора, и председателя СТК. За ним парторг Костюк, далее три склочные бабы из заводоуправления и, наконец, с десяток инженеров из конструкторского бюро и с испытательного комплекса.
Взаимоотношения между правой и левой сторонами стола были просты – работяги и инженеры друг друга терпеть не могли. Расхождения начинались прямо с политических взглядов. Все, конечно, были за социализм, но вкладывали в это слово совсем разные смыслы. Если так можно назвать то, что вкладывали. Работяги стояли за первозданную ленинскую чистоту. Впрочем, большинство из них верило, что иногда, и даже почти всегда, необходим батька Сталин. Инженеры в основном склонялись к шведской модели. Толком объяснить, что это такое, никто не мог.
Кроме того, работяги считали инженеров бездельниками и балаболками, а инженеры работяг – тупыми невежественными маргиналами.
Заводоуправление же открыто презирало всех.
– Товарищи! – сказал Комов. – Обсуждаем вопрос: «Об автотранспортном обслуживании дирекции». Слово имеет Михалёв Виктор Андреевич.
Директор вытащил из лежавшего перед ним большого конверта пачку фотографий и пустил их веером по столу.
– Вот, полюбуйтесь, товарищи, на чём езжу, – сказал он.
На фотографиях была изображена директорская чёрная «Волга». Спереди, сзади, справа, слева. В одну четверть и в три четверти. Крупные планы: помятое крыло, тронутый ржавчиной порог, продавленное сиденье.
– А ведь я посещаю совещания и в ЦК, и в министерстве. И у военных. И со смежниками встречаюсь. А в последнее время начали устанавливаться связи и с зарубежными партнерами. И повсюду – на этой развалине. Ей пятнадцать лет уже, пробег – под триста тысяч. А подвеска как гремит! А выхлоп какой!
Директор тяжёлым взглядом обвёл членов СТК.
– Товарищи, – продолжил он. – Тут группа Ляшенко хорошо поработала внепланово, как творческий коллектив, так сказать. И мы внедрили одну разработку на смежном предприятии. На коммерческой основе. Денег заработали. И теперь дирекция намерена заменить вот этот тарантас, – директор с отвращением ткнул толстым пальцем в сторону фотографий, – скромной, но достойной машиной.
– Мерседес, небось, присмотрели? – разбитным тоном вставил зам Чунин и подмигнул директору.
– Нет, не Мерседес. Гораздо скромнее – Форд модели «Скорпио». Мы уже обо всем договорились с одним СП. Дело за малым. По действующему закону о предприятии требуется одобрение СТК. Прошу одобрить. У меня всё.
– Сколько стоит? – деловито спросил инженер Гурвич.
Директор неприязненно покосился на него.
– Пятнадцать тысяч долларов, – сухо ответил он. – Пять лет. Восемьдесят тысяч километров. Тёмно-синий. Ещё вопросы?
Повисла пауза. Пытались осмыслить, что такое пятнадцать тысяч долларов. Но, видимо, без особого успеха.
– Иномарка, – пробормотал формовщик Васюков, пользовавшийся авторитетом среди работяг. – Это… Виктор Андреич… У нас вот пресс в цеху, так ломается что ни день… Может, лучше пресс новый… того… приобрести?
– Палыч, – веско сказал парторг Костюк, – твой пресс новый полтора миллиона стоит. Долларов. Это если покупать. А по разнарядке министерство не даст. Фондов нету.
Зашевелились другие работяги.
– Форд… ишь ты… иномарка… наши хуже, что ль?.. девятку взять… а то и эту подновить… да что мы, в медницкой крыло не выправим?.. рабочий класс, всё могём… и ездий не хочу…
«Блядь,» - подумал директор. – «Вот от кого не ожидал. От интеллигенции поганой – да, а от этих – нет, всегда ж как шёлковые. Гегемоны сраные.»
Тем временем поганая интеллигенция откровенно радовалась. Впервые её заведомая оппозиционность встретила поддержку работяг. И даже больше, чем поддержку, – пролетариат выступил забойщиком.
– Виктор Андреевич, – взял слово ведущий конструктор Варданян, маленький носатый человек предпенсионного возраста, – у меня в отделе несколько молодых специалистов. Живут в общежитии. С потолков штукатурка осыпается, в стенах дыры, канализация забита. Может, лучше на эти деньги в общежитии ремонт сделать, э? Вот и комсомол, я думаю, такое решение поддержит. Э?
Варданян посмотрел на молодого конструктора Лёшу Сидельникова – по совместительству секретаря заводского комитета комсомола. Лёша, весь красный, сидел молча и не шевелясь. Он очень рассчитывал на квартиру в доме, который строился заводом. И общественную-то активность вымучивал из себя только ради этого: иного способа обойти очередь длиной в двадцать лет – не было. Раздражать директора не хотелось, цинично проституировать – тоже. Поэтому Лёша молчал – может, не заметят его.
– Вот, поддерживает! – азартно воскликнул Варданян. – Видите, э?
– На словах все с привилегиями боремся, а на деле иномарки покупаем, – звонко высказалась Тамара Король, старая дева из отдела прочности.
– Что-то дороговато, – протянул Гурвич.
Мегеры из заводоуправления продолжали молча излучать всеобщее презрение.
Директор неожиданно встал – и вышел из помещения. Стукнула дверь.
– Это что, демарш? – осведомился Гурвич, глядя на Чунина.
– Почему демарш, ты чего, Миш? – удивился зам. – Просто у Виктора Андреевича сейчас должен быть разговор с министром. По телефону. Вот он и пошел к себе. Я так думаю – добавил Чунин с акцентом Фрунзика Мкртчяна.
– Всё ясно… – пробормотал наглый Гурвич.
Помолчали. Посмотрели на председателя. Что делать дальше, Комов явно не представлял.
– Та-та-та-та-та, - раздалось от дальнего конца стола.
Все вздрогнули – это подал голос Саня Смирнов, отличный малый, грамотный испытатель, но – заика. Говорил он по существу мало, но времени занимал много.
– Та-та-та-та-товарищи! – родил, наконец, Смирнов. – Это ка-ка-какой-то па-па-па-па-па…
– Позор, – помог Чунин.
– Да! – крикнул Смирнов, – па-па-позор!
– Погоди, Сань, – сказал Комов. – Тут решать что-то надо.
Он с надеждой посмотрел на Чунина.
– Вот что, мужики, – начал Чунин, – и бабоньки, ясное дело, тоже. Я так полагаю, что все мы тут несколько перевозбудились. А перевозбуждение годится сами знаете для чего, но только не для ответственного решения. Поэтому надо отложить эту волынку. Когда у нас следующее заседание – через неделю? Вот и хорошо. Каждый подумает, возбуждение сбросит, хе-хе, кто как умеет. Взвесит всё. Тогда и решим. Как считаешь, парторг? А ты, Валентин?
– Отличное решение, – обрадовался Комов.
– Правильно, – поддержал Костюк.
«Вот же пидоры,» – подумал Гурвич. – «За неделю они гегемонов обработают по полной программе. И стерв из заводоуправления. Будет, будет упырь наш на Форде ездить…»
– Это надо проголосовать, – сказал он.
– Что проголосовать? – удивился Комов.
– Что мы сегодня не будем голосовать ни за покупку машины, ни против, – объяснил Гурвич. – А что решаем перенести вопрос на следующее заседание.
– А зачем? – не понял Комов.
– Процедура, – коротко ответил Гурвич.
– А что, правильно, – вмешался Чунин. – Так всё соблюдено будет. Молодец, Мишаня, голова, ой таки голова!
– Ладно, – согласился Комов. – Голосуем. Кто за то, чтобы перенести вопрос на следующее заседание – прошу поднять руку. Против? Воздержался?
Работяги вместе с оставшимся начальством проголосовали «за», Гурвич, Варданян и Тамара Король – «против», остальные воздержались. В том числе и заика Смирнов, сидевший с обиженным видом.
– Решение принято большинством голосов. – подытожил Валентин. – Всё, товарищи, спасибо за…
Дверь открылась, вошел директор. Подойдя к Комову, он протянул тому какую-то бумагу.
– Заявление, – сказал директор.
– О выходе из партии? – пошутил Чунин.
Лицо директора окаменело.
– Из этой партии я не выйду никогда и ни при каких обстоятельствах, – отчеканил он. – А заявление – о том, что какое бы решение не принял СТК, я от этой машины отказываюсь. Категорически. Буду ездить на развалюхе. Прошу занести в протокол.
Развернулся и, твердо отбивая шаг, вышел. Снова стукнула дверь.
– Закругляй, Валентин, – ухмыльнулся Чунин. – Утро вечера мудренее.
– Заседание закрыто, – объявил Комов
…Через неделю СТК проголосовал за одобрение приобретения подержанного автомобиля Форд «Скорпио» для обслуживания дирекции. Ещё через неделю директор начал пользоваться этой машиной.
Года через полтора на маленькой стоянке у проходной появился второй Форд «Скорпио» - такой же, только цвета «мокрый асфальт». И явно поновее директорского. Быстро выяснилось, что это тачка Славки Ивлева, слесаря из сборочного цеха. Пару лет назад Славка уволился и ушёл в какой-то кооператив. Кооператив в конце концов рассыпался, но обзавестись иномаркой и вообще подзаработать Ивлев успел. После чего вернулся на завод.
Прошло ещё несколько лет. Нет больше тех парткомов, профкомов, комитетов комсомола. И СТК канули в Лету, туда им и дорога…
А тот завод – он есть. Теперь он – открытое акционерное общество. И директор всё тот же. Только называется – Генеральный директор. Или президент.
Из той партии он всё же вышел. Теперь в «Единой России».
Постарел, конечно. Но, в общем, ещё ничего.
А возят его на Мерседесе. Шестисотом, кажется.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:38  15-01-2007Mighty Daemon    
Да, было дело. Помню, году эдак в 90-ом покупали мы два 286-х компа в институт. За 70000 рублей. А Жигуль тогда все те же 7000 стоил. Как вспомню, так вздрогну. Были времена...
#1 14:04  15-01-2007Лев Рыжков    
Хорошо написано. С характерами.
#2 14:10  15-01-2007архангел Гавриил    
Француский самагонщик вааще аффтор, но че-то начал читать и не зацепило, нудноватое какое-то начало, не осилил... пратокольно как-то...
#3 14:22  15-01-2007HЕФЕРТИТИ    
Согласна с LoveWriterом,

но нету интриги и поэтому в итоге скучно.

В этой связи вспомнилось сорокинское "Заседание Завкома"

http://www.litera.ru/old/read/zvety/sorokin/sorok_1.htm

Вот там оканчане черезвычайно забавное.

#4 14:27  15-01-2007Mighty Daemon    
Почему интриги нету? Купят корч или не купят? Чем не интрига? Вот у меня один приятель приобрел такой же Форд за 12000 бакинских. А через года 2, когда народ разобрался что к чему эта машина стала стоить от силы 2000. Вот уж чел расстраивался. И вообще, не знаю, как в России, но у нас в свое время Скорпа со всеми наворотами можно было купить за 1000-1500. А тут 15000. Явно спиздить денег хотели. А ты говоришь интриги нету...
#5 14:29  15-01-2007Кысь    
кесарю - кесарево, слесарю - слесарево. крео о том, что ничего не изменилось: кто хотел зарабатывать - зарабатывал во все времена и пешком не ходил.
#6 15:11  15-01-2007Какащенко    
С трудом осилил начало, с интересом прочитал серединку, концовка - никак.
#7 20:40  15-01-2007Fedott    
Понравилось тем, что дается описание короткого времени, когда власть коммунистов ослабла: конец 80-х - начало 90-х.
#8 22:22  15-01-2007Вечный Студент    
по-моему здорово. Чуть затянуто, на мой взгляд, а так в общем Кысь с големом решили.
#9 02:50  18-01-2007Тарарам!    
Текст хорош как отражение действительности к.80-х - н. 90-х, в конце тема про слесаря - ниочем (или я не догнал). Респект за "Гегемоны сраные" - колоритно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:42  15-08-2018
: [9] [Было дело]
По этому адресу, - Бутышев переулок, семнадцать, они проживали втроём.
Cereus был старожилом, а вернее даже аксакалом, что легко было видеть по его метровому росту и общей беловатой, паутинной мохнатости.
В своё время он достался хозяину квартиру от бабушки по матери....
08:46  10-08-2018
: [8] [Было дело]
НКВДшный опер подышал на штамп,
и молвил,пальцем прочищая ухо:
каталась по немецким лагерям?
теперь поедешь на "сто первый", сука!
Оттиснул в "дело " синее клеймо
и потерял внимания излишек.
А мужа нет - пропал в тридцать седьмом,
одна она и - четверо детишек....
19:18  31-07-2018
: [12] [Было дело]
ЦУНАМИ


ЦУНАМИ - морские волны, возникают в результате подводных землетрясений. Высота волны у побережий может достигать десятков метров, с учетом огромной скорости распространения вызывают катастрофические разрушения... (БЭС)



Цунами – явление природное, но не такое страшное, как цунами в жизни отдельного человека или социума....
Прошлое бьется во мне,
как второе сердце
Накатывая воспоминания,
словно приливы моря
Хотел бы забыть все
от мыслей этих раздеться
Забыть тех двоих,
что до хрипа друг с другом спорят

На улице тихо, ветер -
дыханье покойника
Небо такое чистое,
будто сделано из эмали....
11:37  18-07-2018
: [9] [Было дело]
Жара, по-местному - спэка, накрыла посёлок как подушка перину, и казалось, никуда от неё не деться. Ни в тени деревьев, ни под крышей веранды, ни в продовольственном магазине, под невысоким потолком которого лениво, как сонные, крутились лопасти допотопного вентилятора, разгоняя мух....