Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Repellent. Страх и Ненависть в Московском метрополитене.

Repellent. Страх и Ненависть в Московском метрополитене.

Автор: Repellent
   [ принято к публикации 13:42  26-12-2002 | | Просмотров: 1023]
Пиздец, как же хуёво – подумал Витёк, жмурясь от яркого света, когда поезд выскочил на станции Кантемировской Московского метрополитена имени Ленина ордена Ленина.
Эта станция всегда нравилась Витьку своей открытостью, свободным так сказать объемом и смелостью конструкции. Одна из нескольких новых московских станций, сделанных в виде единого, овального в разрезе свода, без единой колонны. Такое решение архитекторов подземелья действительно придавало станциям этого типа пиздатое ощущение простора, не то, что в термитниках типа глубокозалегающих Менеделеевских.
Однако тока на Кантемировской и её сестренке-близняжке, родной Витькиной краснухе – Красногвардейской – проектировщикам еще и удалось устроить теплое и очень яркое освещение подземного остановочного пункта.
Поетому мучимый дичайшим похмельем Витёк, бухнувшийся томимым телом на лавку вагона на краснухе и сразу же задремавший, проснулся на Кантемировке от яркого освещения.
Сигналы от глазных нервов кроме нечеткой картинки вызвали в раскисшем от бухла витькином мозге еще и болевые импульсы, Витёк захлопал глазенками, поморщился и тихонько и жалобно застонал.
- Какой же я мудак, ну нахуй было так вчера (а точнее сегодня ночью) нажирацца – так Витёк думал с утра после каждой сильной пьянки. Но проходило 24 часа и организьм Витька готов был принимать алкоhol снова, причем в количествах ебанических. Такое поведение организьма всем знакомо, епт.
Час пик уже прошел, Витёк слегка проспал, но народу было всё равно еще многовато. Хоть и без консервоподобного заполнения, но всё равно довольно сильно заполненный вагон дернулся и въехал в тёмную кишку тоннеля. Витёк захлопнул глазёнки и погрузился в беспокойную дрёму. Неопределенные мыслишки медленно, как кисель, текли в непутёвой Витькиной башке, тушка его томилась между телами совершенно посторонних Витьку граждан…
Витёк очнулся от яркого света. Открыв зенки, он увидел белые своды и яркий свет станции.
Ёпт – дернулся Витёк – это чё?!
Повертев башкой, он увидел на стене станции бронзовые звезды и дубовые листья, окаймлявшие названии – «Кантемировская».
Вохуйня! – подумал Витёк – надож было так наебеницца, пиздец, уже бля снится как метро едет, а я в нём! Надо с алкоголем развязываться, вот что.
Вагон мягко тронулся, тела стоящих несчастных качнулись и вагон въехал в туннель.
Витёк немного успокоился и задремал…
Проснулся Виктор через минуты три от яркого света. Разлепив опухшие веки Витька обнаружил себя в поезде, стоящем на станции метро Кантемировская.
Витёк взрогнул, икнул и покрылся испариной. Пассажиры ипуганно зыркнули на него, но сразу же сделали обычные отрешенные ёбла, как у обреченно идущих в газовую камеру, и зарылись в своих донцовых-марининых-спортэкспрессах, а особо одаренные интеллектом – в чудесных видах из окон вагонов и шикарных простынях тупых реклам.
Шож такое?! – Витёк был на грани истерики – блядь, неужто допился, ёпта??!!
Витя попытался успокоиться. Голова гудела, его всего колбасило, плющило, крутило и вертело. Его мучила отрыжка, желудок сводило спазмами, морда и спина были липкими от воняющего спиртягой пота.
Тем не менее наш лирический герой сделал несколько глубоких вдохов и решил до следующей станции – Каширки – не спать.
Далось ему это с трудом.
-Нахуй я ваще на работу пошёл? Ааааа, бля, нада, ёпрст, нада, знал же вчера, алкаш хуев – физическое состояние Витька стремительно ухудшалось, но он решил стоять до конца и убедиться, что с ума он (пока еще) не сошёл.
Поезд выскочил на Кантемировской.
Витёк безумными глазами повертел по сторонам. Сомнений не было. Тётка-диктор подтвердила, да дескать, станция Кантемировская, беспезды.
Витька повернулся к соседу и прохрипел:
- Какая станция?
- Кантемировская – отшатнулся пассажир от безумного Витькиного взгляда, хрипящего слюнявого рта и распрекрасного аромата из него.
Виктор блеванул прямо на брюки и полы дубленки стоящей перед ним несчастной. Он блевал самозабвенно, зажмурив глаза и широко открыв чадащую пасть. Он ощущуал, как облеванные граждане пытаются дать задний, но не могут этого сделать из-за скученности и попадают под зловонную струю.
Проблевав первые жирные порции Витёк приоткрыл глаза и … не увидел ни-хе-ра. Вообще ничего, темноту. В таких ситуациях говорят «заодно и покакал»., потому как если бы было чем, он бы обосрался непременно. Испугался бедняга действительно страшно.
Витёк в испуге вскочил, начал махать руками, ударил во что-то мягкое, побежал вперед и жутко ебнулся на пол, на бок, ударившись ухом-плечом-бедром.
Витёк жалобно заскулил, поджал коленки к подбородку и обхватил ноги руками…
Тут Витя ощутил, што штанов на нём нету, одни трусы, футболка его заблевана, а покрытие пола чрезвычайно напоминает ковролин на полу его комнаты…
Витька повернулся на спину, отхаркался, и встал, поэтапно, сначала на колени, потом сопсно на ступни.
Тяжело дыша, Витька в наклонку, по краю кровати добрался до стены и нащупал выключатель. Свет люстры жёг глаза не хуже, чем содержимое желудка – горло.
Дааааа, ебать – тихо сказал сам себе Витька, оглядев заблеванную кровать и облеванного себя. Кое-как отмывшись и сдергув с кровати не совсем чистое белье бедняга улегся спать…
С утра Витёк проспал.
Экстренно запихнув в себя сладкий чай и учинив короткий моцион, Витька оделся и вытрхнул мучимое алкогольным отравлением тело на улицу в направлении приветливого чрева сабвея. Витька отчетливо помнил ночной кошмар и его пугала страшная реальность сна. Или не сна?
К Царицыно Витя подъехал уже тяжело дышащий и мокрый как цуцык. Он нервно оглядывался по сторонам, дергался, теребил кнопки на лацканах рукавов куртки. Пассажиры заркали на него с испугом.
- Осторожно, двери закрываются, следующая станция – Кантемировская – произнес чёткий дикторский голос.
Витёк резко вскочил и, растолкав оказавшихся на его пути граждан, поймал закрывающиеся двери и протиснулся на платформу.
- Идите нахуй, здоровье дороже – довольно громко пробормотал Витёк, глядя в никуда и предварив тем самым злобные реплики пострадавших, и широким быстрым шагом пошел к выходу.
- Ой, бля, всё! брошу пить, хватит! – утешал себя Витёк в машине-таксо, везущей его тело на работу – этож надо так, пиздец блянах!! Всё, бля, всё, хватит, спортзал, кино, тятр, нахуй такие пьяные приключения!..
Вечером Витёк напился. В сопли.
А с утра поехал на метро на работу. И страшная Кантемировская не помешала.
А хуйли Кантемировская? Да ебал я её в рот!
Наливайте, бля!!!

Repellent.


Теги:





-3


Комментарии

#0 16:54  07-01-2003Параноид Андроид    
так блять это говно долго тут висеть будит?????????

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:09  14-03-2019
: [33] [Литература]
В сочных среднерусских перелесках, средь елей, набрякнувших берез,
Дом стоит. На окнах занавески. Во дворе солома и навоз.

Здесь живет в причудливости нежной, отставной советский генерал
В подчиненье, только полк потешный - восемь лейтенантов, и капрал....
10:05  07-03-2019
: [2] [Литература]
Кто-то подхватил Мак-Каррони подмышки, снова усадил на ослика, и они оба, влекомые широким людским потоком, покинули судебное здание..несмотря на то, что судья кричал им вслед: «Освобождается под исключительную ответственность ходатайствующих», но никто из присутсвовавших на этом празднике жизни, даже не обернулся....
21:35  28-02-2019
: [11] [Литература]
Тает в лужи теплый снег,
в лужах бродит человек,
нипочем ему вода -
человек тот в сапогах.
У него в руках кораблик:
парус выгнутый, как сабля,
из коры сосновой корпус,
мачта, струганая остро -
шлюп готов к походам дальним
по ручьям в районе спальном,
вдоль бутылок из-под пива
и....
22:12  26-02-2019
: [18] [Литература]


Ночью поднялся ветер. Он упрямо и злобно швырял в окно пригоршни сухих листьев и влажная их осенняя мякоть шлепаясь о стекло, оставляла после себя мутные следы. Плохонькие рамы дребезжали, и казалось, что вместе со сквозняком, в спальню заползает нечто невидимое, злое....
00:44  05-02-2019
: [22] [Литература]
Кони дикие по полю, по полю, по полю, по полю
В горизонт, на закат, озаряющий кромку хлебов,
Словно пьяный брожу, прислонюсь то к березке, то к тополю
Обуяло меня это чувство большое — Любовь!

О любви я мечтал днём и ночью, годами ушедшими,
В холода и в жару, в ливень летний, осенний ли, в снег
Баловался в имении Стасями, Светами, Стешами,
Верил встречу тебя — мою радость и счастье на век!...