Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - ГЕРДТ

ГЕРДТ

Автор: М.Ж.
   [ принято к публикации 09:29  09-04-2007 | Raider | Просмотров: 443]
Никто не называл его Зямой. По крайне мере при мне.
Только Зиновий Ефимович.
Он пришел не один. С женщиной.
(Как позже выяснилось, -
со своей женой).
Я дежурил в тот вечер по зрительному залу
перед спектаклем (все студийцы
были обязаны этим заниматься по очереди, в строго установленном порядке).
Он хромал. Сильно. Последствие фронтового ранения. Эта хромота
серьезно повлияла на его профессиональную карьеру. Отсюда и
театр кукол, и несоразмерная его таланту небольшая занятость в кино;
хотя сыграл он много: хорошие, яркие роли.
(Один Паниковский чего стоит!).

Я встретил его у входа в зал, проводил до первого ряда и усадил в специально приготовленное для него кресло; его жена села рядом.
Обаятельный невысокий еврей
с мягкими манерами интеллигента,
приветливой улыбкой
и грустными глазами.

Спектакль удался на славу.
Артисты старались. Все знали, что в зале Гердт, — играли в полную силу, не халтурили.
В конце представления зрители вызвали на сцену режиссера; актеры выходили
на поклоны семь или восемь раз… Триумф полный.
Гердт,
по-молодецки поднявшись из своего кресла,
аплодировал стоя:
благородный жест и великая честь.

Прощаясь, он сделал пару комплиментов режиссеру и выразил пожелание
заглянуть в наш театрик еще раз.
Впечатление от встречи с ним осталось самое теплое, сердечное.

Не знаю почему, может быть в силу странности юношеского характера, может быть
просто из желания выпендриться и пошутить, но, делая запись о его посещении в журнал
«отзывов и предложений» (святая обязанность дежурного по залу), я настрочил:
На спектакле был З.Е.Гердт.
Когда аплодировал —
встал, как Хуй.

И все. Коротко и ясно; и совершенно
для меня теперешнего, -
повзрослевшего и уравновешенного, -
необъяснимо…

Два дня спустя в театре проходил сбор труппы. Присутствовали занятые и незанятые
в спектаклях артисты, кое-кто из администрации, технический персонал.
После довольно долгого обсуждения художественных и организационных проблем режиссер, увидев меня сидящим в седьмом ряду возле осветительской будки, саркастически произнес:
И о работе дежурных…Совсем недавно в театре побывал прекрасный артист и замечательный человек Зиновий Ефимович Гердт. Спектакль, насколько я знаю, ему понравился… Встретили его хорошо, вежливо, посадили куда положено. Молодцы.
Однако после его ухода в журнале «отзывов» была сделана запись, содержание которой,
несмотря на оскорбительный характер и нецензурную брань, я осмелюсь публично огласить…
И он процитировал мою краткую, но весьма красноречивую писанину.

Смеялись все: артисты и не артисты, осветители и рабочие сцены, буфетчицы и уборщицы, больше всех, кстати, ржала заведующая литературной частью,
которой и принадлежала сама идея ведения этого журнала.

Этот позор останется несмываемым пятном на моей совести
на всю жизнь,
до скончания века;
его я унесу с собой в могилу вместе с кошмарными снами, в которых
я выхожу на сцену и
напрочь забываю
досконально выученный накануне
текст.

Говорили, что при Зиновии Ефимовиче нельзя было ругаться матом. Вообще.
Нельзя было допускать грубых и резких выражений. По крайней мере, такая информация
размещена на одном из посвященных его творчеству порталов в Интернете. (Маловероятно. Это в актерской-то среде!) Единственное, что по прошествии стольких
лет может утешить меня и хотя бы частично смягчить мои душевные муки, — это странное ощущение не только моей — личной, но и
какой-то общественной, групповой вины перед этим человеком. Вина эта, по-моему глубокому убеждению, как бы
разлита в воздухе и сказывается на всем укладе нашей сегодняшней жизни.
Сейчас на сцене того самого театра идут пьесы, наполненные сложной какофонией
современных драматургических инвектив. И мне становится одновременно и противно, и как-то по-детски весело и светло, когда в зрительный зал со сцены
обрушивается
грязными напластованиями
разнузданный и филигранный
сорокинский мат.

Интересно, как Вы там себя чувствуете, Зиновий Ефимович,
на белом-белом облаке,
среди безгрешных и ласковых ангелов,
в той бескрайней и недоступной для людской брани дали,
где все равны перед Богом, —
и иудей, и эллин?
Также ли Вам необходима
трогательная («под локоток») поддержка
Вашей жены, и
пользуется ли там успехом
принесший Вам известность
и всеобщее почитание
Ваш безупречный
и запомнившийся мне
с самого раннего детства
конферанс?


Теги:





-2


Комментарии

#0 10:40  09-04-2007Частный случай    
За Гердта стопроцентный зачот!!!
#1 10:46  09-04-2007Вечный Студент    
Текст ничего, а вот форма изложения удивила
#2 11:21  09-04-2007Samit    
замечательный был актер, Царство ему Небесное... спасибо за рассказ, М.Ж.
#3 15:18  09-04-2007Дуня Распердяева    
Спасибочки за текст. Очень люблю Гердта и все его роли.
#4 00:26  10-04-2007кешастик    
Спасибо = светло. В какой театр идти?
#5 18:19  10-04-2007Mighty Daemon    
Стиль изложения - просто супер. Покаяние - это тоже гуд. Понравилось. *удивительно, обошелся без обычных комплиментарных восклицаний типа...а какая разница каких* Мат без причины - признак дурачины. Тут я с автором полностью согласен, ну и с уважаемым Гердтом тоже.
#6 18:46  15-04-2007Kambodja    
свежО - эМЖо.
#7 09:36  17-04-2007М.Ж.    
Спасибо всем. особенном Kambodja за новую рифму :-)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:08  17-01-2018
: [45] [Было дело]
В новогоднюю ночь две тысячи десятого года я остался единственным трезвым врачом в военном госпитале, и к тому же самым молодым. На самом деле – именно поэтому и трезвым.
И как на зло, в два часа ночи приводят солдата с больным животом. Чукчу. Дело было в том, что хотя в госпитале и существует хирург Антон Петрович Уколов, который ловко справляется с хирургическими задачами, мне – как военному врачу – необходимо уметь все....
Облетали снега незаметно, как пух тополиный,
Напряженье земли доводило до звона в ушах,
По тугим небесам впопыхах пробегали павлины,
И крошилась на кубики льда, изумившись, душа.

Я задумчиво брёл, заклеймённый печалью окраин,
Ночь сжимала тиски, и тянуло меня прорицать,
Сердце ныло в груди, словно лунною саблей я ранен,
Затянулся дымком, папироску отняв от лица....
12:08  09-01-2018
: [51] [Было дело]
Забыты даты, лица, имена -
В чулане памяти ходы прогрызли мыши,
Но только сна накроет пелена,
Так всё пространство - перед, под и над -
Всецело заполняют сиськи бывших.

От самых малых - к средним - до больших,
От сотен граммов до летящих к тонне,
От тех, что пух перины для души
До тех, что не берут соском вершин,
И скромно помещаются в ладони....
01:26  02-01-2018
: [11] [Было дело]
Провожаем опять без возврата...
Наше дело еще не табак,
Наше дело - все помнить утраты:
И друзей, и любимых собак.

Наше дело – ходить по тропинкам,
Где когда-то ходили они.
Наше дело - хранить по крупинкам
И часы, и минуты, и дни....
14:13  31-12-2017
: [16] [Было дело]
Миха сидит в тёмном углу, рядом с красиво подмигивающей ёлкой и старается не заплакать. Мало ли, что мама занята праздничной уткой, а папа ещё не вернулся с работы, плакать всё равно нельзя. От слёз, Михины глаза краснеют, щёки покрываются пятнами. Родители обязательно заметят, занервничают, а там глядишь и снова рассорятся....