Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - МУХОМОР (Часть третья)

МУХОМОР (Часть третья)

Автор: М.Ж.
   [ принято к публикации 09:40  23-04-2007 | Психапатриев | Просмотров: 653]
(продолжение _начало тут_)

В круговороте сложнейших «перестроечных» событий, за бесконечной чередой мимолетных расставаний и встреч, с переменой обстоятельств времени и места (я переехал в другой административный округ, а страна кардинально изменила – как нам тогда казалось – политический курс), в результате мучительной и неизбежной переоценки ценностей, связанной с процессом взросления, возмужания, становления, так сказать, на крыло, – мои частые контакты с Галей и с Мухомором, да и со всеми школьными друзьями и приятелями практически сошли на нет. Мы стали перезваниваться. За этим словосочетанием проступает пьяная физиономия, склоненная над диском домашнего телефона, слегка опечаленная сентиментальными воспоминаниями о робких поцелуях на темной лестничной площадке или о первой выпитой (как водится – на троих) бутылке тошнотворного дешевого портвейна. Физиономия эта хмурит брови и шмыгает носом в тщетных попытках набрать полузабытый номер одной известной в прошлом «на всю школу», обворожительной и заводной «честной давалки», давно уже вышедшей замуж за какого-то дурака и переехавшей с ним в другой город или страну.

Примерно год назад, осуществляя один из таких ностальгических звонков, в разговоре с бывшим старостой нашего класса я, после долгих обсуждений кто на ком женился, кто с кем развелся и кто успел пустить корень в виде мальчика или девочки, вспомнил про Мухомора и с усталыми нотками в голосе, свойственными людям моего типа, не очень-то уверенными в том, что им удастся дожить до сорока, спросил:

- А как там Ширшик? Ну, в смысле – Мухомор?!

- Ты не в курсе? Лет семь тому назад – педали за икону кинул…

- Как так?!

- Как, как – да вот так! Чисто-конкретно.

(Староста успел на заре девяностых поработать с бандюками; от них и подцепил это присловье, сам-то он, насколько я знаю, не при делах…)

- Мне соседка по подъезду рассказывала (она с его матерью на одном предприятии уборщицей ишачит): нашли, мол, его в Подмосковье летом у костра. На костре вроде как посудина была с маковым отваром; ну и шприц у него из руки торчал – как положено… Или передозировка, или грязь попала, короче не ясно – ты же знаешь, как у нас врачи наркоманов осматривают.

- Да с чего передоз-то?! Мак, небось, «нереальный», по палисадникам надерганный: только пирожки да булочки посыпать…

- Не знаю. Он последнее время по полной программе подсел. Приперло – по огородам пошел шариться; а аборигены подмосковные торчков не любят (они им грядки, видишь ли, с морковкой вытаптывают!), могли и по башке настучать, хотя тогда в медицинском заключении «черепномозговую» бы записали… как ты думаешь?

Я уже не думал. Я абсолютно искренне и откровенно сожалел. Сожалел я о том, что за шутовством и юношеским безразличием, за блоковскими метелями и снегами, за есенинской кабацкой тоской просмотрел начало этой чудовищной и смертоносной болезни у моего друга (да, да – именно ДРУГА, в самом истинном и сокровенном смысле этого слова), с которым делил, как это не смешно теперь прозвучит, не только хлеб и вино (Галя Боганова, конечно же, не в счет!), но и святую всеобъемлющую любовь к русской поэзии, к вольному ветру СВОБОДЫ, который, прошумев над нашими головами, растворился в необозримой пустыне новых лжекапиталистических взаимоотношений, освещенных тусклым закатом запоздалой путинской реставрации.

* * *

Теперь напротив той автобусной остановки, куда я бегал за бухлом, построили большой торговый центр.

Я стою неподалеку и пытаюсь освоить трехкратный оптический зумм моего нового цифрового фотоаппарата. Купив его неделю назад, я позвонил Гале Богановой и битый час уговаривал ее, абсолютно пьяную и капризную, прогуляться со мной по «местам боевой Славы», сделать пару фотографий, посидеть в каком-нибудь кафе, помянуть ушедшую молодость и столь рано почившего в бозе Мухомора.

Галя так и не уговорилась.

Я где-то читал, что женский алкоголизм практически неизлечим. Пьет же Галя, по слухам, да и по ее собственным заплетающимся словам, – «немерено и постоянно». Замуж она не вышла, мало-мальски заметной художницы из нее так и не получилось.

Я подхожу к некогда родному подъезду и оглядываюсь в поисках человека, способного оказать мне небольшую услугу: запечатлеть меня сидящим на ступеньках лестничного марша, должно быть еще помнящего мои детские шаги.

Первая половина сентября. Пронизанный по-летнему жарким солнцем рабочий полдень. Вокруг ни души. Вдалеке бегает симпатичный кокер-спаниель, на лавочке сидят две оживленно беседующие друг с другом бабульки. Здесь многое изменилось: отсутствует бурная дворовая растительность, под прикрытием которой мы резались в карты и учились курить. Зато появились посыпанные песком ухоженные дорожки между двумя игровыми площадками и выкрашенные в позорный темно-коричневый цвет мусорные урны у каждого подъезда.

На экране моего фотоаппарата пролетает наполовину зеленый осенний лист,

сорвавшийся с раскинутых ветвей

зажатой между ржавыми боками

гаражей-ракушек

и смертельно уставшей

от долгого знойного лета

березки.

В двадцать лет мне, только что скинувшему военную форму, вышедшему на открытый жизненный простор, самоуверенному и наглому молодому человеку все индивидуумы, переступившие сорокалетний рубеж, казались дряхлыми стариками, уныло доживающими свой век в мире, лишенном широкомасштабных творческих перспектив и трогательных плотских радостей.

Сейчас я, конечно же, знаю, что человеку в моем возрасте, при всем его опыте, знании жизни и постаревшей роже в душе все равно остается двадцать пять – и не больше! Сколько бы его не ломали через колено обстоятельства и не била по голове не самая трудная, кстати, для России – учитывая все чудовищные и кровавые катаклизмы нашего исторического прошлого – эпоха.

Но несмотря на все вышесказанное, я иногда задаю себе – без лишнего пафоса, заметьте, и трагизма – один простой, но неизбежный для любого мыслящего человека вопрос:

как – скажите мне на милость! – получилось, что Мухомор сыграл в ящик, не дожив до «возраста Христа», Галя стала к сорока годам законченной алкоголичкой, а я превратился в перманентного ханжу и ретрограда?

Нет ответа, тишина…

О! Кажется, мне повезло. Из моего подъезда выходит высокая, облаченная в черное «готическое» платье, малолетняя фря. Она останавливается и достает из сшитого в виде плюшевой летучей мыши рюкзачка пачку сигарет VOG (интересно, что было вначале: сигареты или одноименный ежемесячный журнал?). Затем в ее покрытых траурным лаком коготках появляется зажигалка, она небрежно прикуривает и направляется в сторону треплющихся на лавочке бабулек и радостно лающего на бездомную кошку кокер-спаниеля.

Не знаю, чем это объяснить, но обратиться к ней с просьбой я почему-то не решаюсь. Обойдусь без фото. Невелика беда. Будет лишний повод заехать сюда еще раз.

Пройтись по школьному двору,

взглянуть на выросшие тут и там,

как из-под земли,

на месте сломанных пятиэтажек

новостройки,

чтобы потом, завернув за угол и

пройдя мимо кинотеатра, у которого так любил стрелять сигареты Мухомор,

выйти к массивной придорожной клумбе,

где среди пестрых осенних цветов

пустил свой чахлый малозаметный росток

пыльный московский

каннабис.


Теги:





-1


Комментарии

#0 15:11  23-04-2007Фтыкатель Матьиво    
что-то не оптимистично. жаль.
#1 16:00  23-04-2007Воффка Шпилер    
Конец. Теперь уж продолжения не будет. А все так начиналось! Понравилось. Причем меня в 23 иногда посещают мысли схожие с выражеными в этом крео.
#2 20:24  23-04-2007Esenin    
:| +1
#3 20:48  23-04-2007М.Ж.    
Спасибо, Психапатриев, а то я не знаю как делать такие ссылки ("начало тут", в смысле...) - чисто технически.
#4 00:11  24-04-2007Котя    
очень понравилось, причем больше всего именно третья часть. хорошо написано, и послевкусие от крео хорошее...
#5 01:04  24-04-2007old punker    
хороший креос,и концовочка про одинокий цветик пандравилась,пиши.
#6 12:11  24-04-2007горди    
автор, жить расхотелось окончательно. и чё делать? мне всего 30, - и все или умерли, или бухают, или умерли от бухла и/или наркоты. очень хорошие люди. осталось одно гавно. я осталась. я гавно...
#7 12:18  24-04-2007М.Ж.    
Да брось ты, горди. ПРОРВЕМСЯ. Бог даст :-)
#8 12:24  24-04-2007Арчибальд Мохнаткин    
горди- в тридцатник все подобные мысли исключительно от недоеба,а самокритика вещщь полезная.
#9 15:51  24-04-2007Посторонний    
оч. хорошо. созвучно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  14-11-2018
: [29] [Литература]
А когда они присели за столик, Толстый спросил Ненужного:
- Зачем?
И Ненужный весь такой подобрался, съёжился и ответил:

- Помнишь, той зимой, когда убрались на хэппиньюер? Синий, синий иней и сучки в рукавицах и без? Помнишь?

Толстый не помнил....
12:22  08-11-2018
: [9] [Литература]
Послали сегодня Егора. Ну а кого еще за смертью- только его и посылать. Вернулся через пять дней. Спрашиваем, где, охламон, пропадал ? Тебя же за смертью посылали, а не в Ашан за МКАД. Ну, говорит, я это значит три дня шел туды и два обратны. А чего "туды" шел дольше?...
15:02  07-11-2018
: [10] [Литература]
С рюкзаком за плечами Олег брёл по обочине под моросящим дождём. В сумерках панельные высотки, тополя с осинами, и лужи на тротуаре – всё стремительно темнело, как в последних кадрах чёрно-белого фильма.
Мужчина продрог, и поэтому решил спрятаться под крышей автобусной остановки....
12:10  06-11-2018
: [34] [Литература]
ноябрь, плюс восемь,
гудят батареи
вот и зима
уже вроде бы близко
за окошком деревья
тихонько стареют,
красным и желтым
укрытые флисом

тишина. пустота.
лишь простуженный ветер
пьет со мной на двоих
неразбавленный Джеймсон
сигарета горит,
в ее сумрачном свете
растворяется мир
моего оупен-спейса

может эта хандра-
вечный осени призрак
может быть притупилось
страстей острие
и не хочется думать,
что это все из-за
той единственно...
12:39  04-11-2018
: [47] [Литература]
Утром, сбросив сон не сразу,
Прошуршав по коже бритвой,
Ежечасно эту фразу
Повторяю, как молитву.

Негру, русскому, казаху
И еврею, и изгою
Так скажу: "Иди ты на хуй!
И оставь меня в покое!"

Отпуская малу птаху
Прямо в небо над рекою,
Вслед шепчу: "Лети ты на хуй!...