Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Алхимия

Алхимия

Автор: Ёж
   [ принято к публикации 14:29  03-01-2003 | | Просмотров: 419]
Звонок у Ивана Семёныча звонил звоном блядским. Иван Семёныч звонок этот смастерил из собственных ручек, будучи ещё сопливым школьником, по чертежам из журнала «Юный Техник» (№3 за 1974 г., стр. 15, статья «Колокола большого боя в быту»). Тут же стал Ванечка, будущий Иван Семёныч, сиротою, так как папу, скромного бухгалтера не предупреждённого о колоколах большого боя, обнял кондратий после первого же нажатия на привычную пумпочку. Мама же, обрывая ненавистные провода, замкнула на себе электрическую цепь и понеслась вслед за папой испуская искры и вздыбив перманентную завивку так, что соседу напротив до конца жизни снились распущенноволосые валькириии на огненных колесницах (а всего-то мужик не вовремя помойное ведро пошёл выносить). Ивана Семёныча воспитывать поручили бабушке, старушке глухой и , по причине деревянных протезов, к току не восприимчивой. Бабушку Иван Семёныч добил на тридцать пятом (а у бабушки – девяностом) году жизни скормив ей тибетский грибок, выращенный согласно брошюре «Живите вечно!». Надо сказать, что Ваня вообще только тем и занимался, что претворял в жизнь всякие богомерзкие идеи, получаемые им из многочисленных брошюр, книжек и буклетов, кои он заказывал наложенным платежом. Словом был Ваня алхимиком, правда хуёвым... То есть камень философский он как бы и находил, да только говняный почему-то.

А звонок звонил и, пока Иван Семёныч скакал на одной ноге, натягивая трико, соседи уже вышли в коридор и роптали на почтальона, прижимавшего к груди очередной манускрипт в казённой обёртке. Но только вышел Иван Семёныч, как замкнула чернь свои гнилые уста и брызнула по своим квартирам как стадо прусаков. Только Марфа осталась, скорбно молча. С Марфой получилось неудобно... Иван Семёныч выращивал в подвале вешенки (по брошюре «откройте свой бизнес в подвале»). Всё вроде бы шло хорошо, воняло правда и в подвал хуй зайдёшь, да только полил он свои грибы адской смесью ( по статье «Суперурожай») и стало вонять ещё мерзее, а к подвалу даже и не подойти. К тому же стали исчезать бродячие кошки, а из подвала стало доноситься подозрительное чавканье. Всё бы может и закончилось хорошо, да только героический сожитель Марфы ломанулся с бензопилой за соленьями, да так и сгинул. Прибывшие спасатели залили подвал напалмом, а после вытащили ногу в китайском кроссовке и грибном соусе. Менты дело заводить отказались за отсутствием доказательств, что сожитель у Марфы был. С тех пор она безвылазно стоит у дверей квартиры Иван Семёныча и смотрит с укором на почтальонов (на алхимика смотреть боится). Иван Семёныч высунулся из дверей, расписался на бумажке, цапнул пакет, подмигнул Марфе (та закрестилась) и пропал в своей берлоге, как будто и не было его. Побелевший от пережитого почтальон, побрёл себе тихо по лестнице, непослушной рукою запихивая расписку за пазуху. Марфа завыла.

Иван Семёныч дрожащими руками рвал непослущный пакет. «Воете, воете волкИ. Ну да ладно, мысль человечью не перевоете, мысль она летит и хуй её остановишь» Нервные пальцы высвободили книгу, Иван Семёныч жадно пролистал первые страницы и принялся выдувать сложные стеклянные конструкции будущего чудо-аппарата.

В ту ночь не спалось соседям, доносились до них звуки ковки, шипение раскалённых заготовок, мерцал призрачный свет в окнах Ивана Семёныча и понимали соседи, что хуёво дело, новая идея доставлена Ване и не успокоится он, пока не проверит эту идею крещением огненным. Вспоминались соседям взрывы, отключение электричества, как текла из кранов ядовитая жижа. Предусмотрительные выносили вещи. Ближе к полуночи ёбнуло. Ёбнуло от души, немногие спаслись. Приехавшие спасатели, разбирая завалы наткнулись на книжку.

- «Супертопливо. Как получить в домашних условиях заменитель автомобильного бензина из бытового газа и водопроводной воды. Чертежи и теоретическое обоснование», хех, может попробовать, а, командир!
- Да брось ты, хуета это одна. Чё ты как дитё?

Спасатель пнул книжку ногой и пошёл, не оборачиваясь, а книгу подхватила трясущаяся Марфа, промычала чего-то неясного, да и съела её нахуй. Было Марфе пятьдесят пять лет. Вот такая вот алхимия... А хули вы хотели?


Теги:





1


Комментарии

#0 15:46  12-01-2003Сергей Минаев    
алкей хе хе.
<p>Про сорок первый хорошо..
#1 21:16  12-01-2003парилкин    
Браво! Ешо одна охренительная Новогодняя Сказка со щасливым канцом!
#2 10:14  13-01-2003riot    
ахуеть!
#3 13:58  13-01-2003Raider    
Снова ни хуя не понял...
#4 12:01  04-06-2003Блядокол Лени    
Топ-риспект !

Бля, Еж, по-хорошему завидую не стилю и слову, а идеям. Генеришь их просто классно.

#5 16:35  19-11-2004паЦЦ    
Сагласен с Блядоколом на фсе 120%.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:08  30-08-2017
: [12] [Литература]


Ниже прилагается первая глава романа «Дети Мертвого Дракона», являющегося вторым романом в серии «Бездна» и продолжением романа «Хранитель Бездны».
К сожалению, в соответствии с договоренностью с издателем, я не могу выложить здесь все произведение....
10:05  12-07-2017
: [90] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....
Первые мысли на этот счёт начали приходить ещё в детстве. Сначала - когда на летних каникулах в деревне меня лягнул жеребец Василёк, который одним изящным движением сломал мне четыре ребра и неокрепшее мироощущение. Потом - когда я подцепил дизентерию, купаясь в техническом пруду свинофермы....
07:42  20-05-2017
: [36] [Литература]
болтают о разном, болтают ногами
болтают когда наступают на камень;
как если разрубишь Татьяну – пол Тани
так есть сотни видов различных болтаний;

болтание членом над женской губою
болтание чувств, когда рядом с тобою
болтание судеб, как в годы репрессий
болтание букв в политической прессе....